Электрический Дракон

– И что вы делаете с такими, как они?

Шорканье прекратилось, подсказывая мне, что Талия остановилась, собираясь чётко услышать мой ответ на вопрос, заданный ею.

– Я могу солгать тебе, если ты хочешь услышать не тот ответ, который уже известен тебе, Талия.

Богатые любят заигрываться, а деньги, как бы мы все того не хотели, не бесконечны. Они также любят убивать, но не любят пачкать руки, поэтому работают с нами.

Перечень причин для существования синдиката рос с каждым днём. Не то, чтобы я расстраивался. Никакая другая работа не смогла бы удовлетворить мои потребности. Однако… жизнь в периметре их же и создала.

Я не мог представить себя без всего этого, поэтому в попытке стать другим не было никакого смысла.

Девушка медленно отодвинула штору в сторону и показалась мне.

Короткое чёрное платье с оборкой из голубых перьев заставило меня забыть о теме нашего разговора. Каждый сантиметр Талии был соблазнительно выделен, и я пожалел, что пару ночей назад запретил себе прикоснуться к ней.

Но может я и был выбит из колеи нарядом девушки, однако она оставалась в полном режиме допроса:

– Вы трогаете женщин?

– Нет.

Талия недоверчиво прищурилась.

– Детей?

– Никогда.

Вероятно, мой ответ прозвучал непривычно резко для неё, потому что она задержала дыхание до того, как продолжить:

– Но они тоже любят развлечения.

Правда, только мужчины всё же выигрывают в процентом соотношении и…

– За пределами нашей территории.

– Как это возможно?

Мне хотелось верить, что Талия решила расспросить меня не из-за недоверия, а любопытства, которое, по всему видимому, сохранилось в ней.

– Откуда ты так много знаешь? – прищурившись в точности ей, спросил я.

– Я всё же дошла до новостей, – она подавила улыбку, на мгновение забывшись. – На следующий день.

Я усмехнулся, вспомнив, чем она была занята ночью, когда хотела посмотреть их.

Телевидение редко освящало преступную жизнь, чтобы не наводить шум среди населения. И людям лучше просто знать, что мы есть, чем пытаться бороться с нами.

– Мы не убиваем людей ради развлечения, Талия. Если бы я дал Деметрио и Арабелле такую возможность, произошла бы депопуляция.

Девушка облокотилась на стенку примерочной, сложив руки на груди.

– Как это возможно? – повторила она.

Я покачал головой.

Неугомонная.

– Детям богатых родителей вход воспрещен, – начал объяснять. – Мы так или иначе связаны с семьями большинства из них, поэтому они знают, что лучше держаться подальше от нас. А те, кому мы даём возможность и держим в секрете их пристрастия, платят вдвойне, чтобы мы точно были уверены в их готовности вступить в игру.

Талия загнула один из пальцев, принявшись считать.

– Танцы приносят большие деньги. Всем, – не скрывая собственной выгоды, продолжил я. – А чем девушки занимаются после того, как исполняют свои номера – не наше дело. Их тела не принадлежат нам. Но солдаты следят за тем, чтобы они продолжали принадлежать им, пока танцовщицы не покидают территорию за которую ответственны мы.

– Ты доверяешь им? Своим людям?

– Стараюсь.

У меня всегда были проблемы с доверием. С детства я искал подвох там, где его априори быть не могло. Травма отзывалась быстрее логики.

И когда Талия загнула ещё один палец, я нашёл очередное сходство между нами.

– Мы давно отсеяли тех, кто придерживался тактики наших отцов.

– Тактики ваших отцов? – переспросила она.

Я кивнул, хотя не хотел обсуждать эту тему.

Но это могло отвлечь девушку от дальнейших вопросов по поводу работы в моём личном направлении. На самом деле никто не знал, как именно я справлялся со следами. Главное, что после меня их будто бы и не существовало.

– В чём она заключалась?

– Арабелла – то, с чем они боролись. Во что отказывались верить.

– Женщина, которая убивает?

– Женщина, которая властвует.

Однако я не смог договорить — над самой собой, потому что не хотел рассказывать Талии о своей матери; о том, как Каморра отнимала у женщин их же детей и что делала с ними после; почему Деметрио всегда интересовался возрастом девушек, которые попадались ему на пути, пока он пытался отыскать Ангела.

Вероятно, отвращение к воспоминаниям всплывшим в голове было выписано на моём лице, потому что девушка решила не продолжать расспрашивать об этом.

В конце концов она узнает, потому что однажды посмотрит на меня, а объяснить увиденное ей сможет только правда.

– На сегодня достаточно, – вздохнула Талия, посмотрев на свою руку. – Но я не закончила.

– Хочешь, чтобы я продолжил послужной список нехорошего человека?

У меня не вышло прочесть эмоцию, показавшуюся на лице девушки.

– Я не знаю, что значит хороший человек, Дэниел, – напомнила она мне. – Но будь ты хоть самым плохим из всех, ты также тот, кто вытащил меня из тех стен.

Я не делал это ради благодарности.

Я делал это для неё.

Для себя.

Для нас.

– И это заставляет тебя считать меня хорошим?

– Нет, – Талия покачала головой. – Это заставляет меня…

Она резко замолчала, после чего ещё мгновение не отводила от меня своих глаз, а затем отвернулась обратно к зеркалу. Но в отражении не встретилась взглядом даже с самой собой, опустив голову и теребя пальцам края нового платья, которое мы однозначно собирались взять.

Я поднялся со своего места и приблизился к ней.

– Что?

Девушка проигнорировала меня.

– Это заставляет тебя, что, Сирена? – повторил я, наклонившись к ней, но продолжая исподлобья следить за тем, как она ёрзает на месте, нервно покусывая свою нижнюю губу.

Талия отпустила подол платья, завела руки за спину и, взявшись за мои ладони, переплела наши пальцы. После чего положила их поверх ткани на своих бёдрах.

– Тебе нравится? – спросила она, переводя тему.

– Ты украшаешь эту одежду, а не она тебя.

Я, не сдержавшись, поцеловал её шею. Веки девушки затрепетали, и она улыбнулась под моим прикосновением.

Но это было не мило, а скорее – торжествующе и победно.

– Что?

– Мне нравится, как ты смотришь на меня, – призналась она, наклоняя голову сильнее и предоставляя моим губам больший доступ.

– И как же я смотрю на тебя, Сирена?

Мой язык прошёлся по пульсирующей венке на её горле, заставляя вздрогнуть и задышать тяжелее.

– Так, будто если охранник, что не мог оторвать глаз от моей задницы при входе, заглянет в эту примерочную в твоё отсутствие и решит прикоснуться ко мне – его глаза окажутся в аквариуме для конфет, а руки…

– Я не стану играть с ним, – исправил я, не дав ей закончить. – Голова любого мужчины окажется на пиках в ту же секунду, как я замечу, что его присутствие порождает страх в тебе.

Талия на удивление довольно хмыкнула.

– Ещё минуту назад ты была недовольна тем фактом, что я убийца.

– Если бы ты убивал, не справляясь с чувством собственничества, – объяснила она. – А не тогда, когда другой мужчина представляет для меня угрозу.

Внутри меня забился Чистильщик только от одной мысли, что кто-то может причинит ей такой вред.

– Тебе ничего не угрожает.

– Мужчины – угроза.

Талия уставилась на себя в зеркало, и мне захотелось пролезть в её голову, чтобы узнать о чём она думала. Хотя я и без того догадывался. За всё время с тех пор, как девушка очнулась, она не подвергалась реальной опасности ни на секунду. Поэтому её высказывание было отголоском из прошлого.

Она что-то вспомнила?

– Талия…

– Мне напомнить тебе о твоей работе? – подумав, что я собрался переубедить её, перебила она.

Её внезапно появившаяся дерзость понравилась мне.

Настолько, что пришлось отодвинуться немного назад, чтобы она не почувствовала, как мой член дёрнулся навстречу к ней.

– И в конце концов ты тоже что-то от меня хочешь.

Я приподнял брови, и Талия тут же в точности повторила моё действие.

– Больше, чем ты можешь себе представить.

Чтобы каждому человеку на планете было известно, что она моя. И ни у кого не было возможности забрать её у меня. Но не потому что они были слабы для этого. А потому что она не хотела уходить.

И её слово закон.

Не только для меня.

– Хорошо, – хмурое выражение лица девушки исчезло и на его место пришла сияющая улыбка. – Мне нравится быть полезной тебе.

А затем она развернулась и вытурила меня из примерочной, задёрнув штору и вновь спрятавшись подальше от моих глаз.

– Не подсматривай, – потребовала она.

– Ни за что на свете, – поклялся я.

Разочарованный стон Талии заставил меня пропустить смешок, после чего она принялась пыхтеть, вылезая из платья.

– Возьми его.

– Зачем? – послышалось из-за барьера.

Затем, что у меня много планов на тебя, Талия Нери.

– Хочу узнать, будет ли мне так же тяжело снять его.

После признания я отправился на выход в зал, но остановился, когда почувствовал, как спину обожгло, и посмотрел через плечо.

Талия высунула голову из примерочной, придерживая штору на груди.

– Тебе нужна моя помощь, Сирена?

Девушка облизнула губы, и я ожидал услышать «Да, пожалуйста», но вместо этого она быстро покачала головой и спряталась от меня.

Моя грудная клетка затряслась от смеха.

Эта девушка…

Однако в моей голове никогда не возникало вопроса «Что мне с ней делать?». Я знал, что мне с ней делать.

Особенно сегодня.

Деметрио расплывшийся в улыбке, уже дожидался нас, облокотившись на стойку с одеждой.

– Ты не успел заметить меня, а уже смеешься.

Я был уверен – сначала из тётушки Эванджелины вылезло Самодовольство и только после её сын.

– Это не из-за тебя, – предвкушая театральную драму, расстроил я его.

Ладонь парня с грохотом опустилась на грудь.

– О Мой Аид… С каких пор? – он прищурился, после чего заглянул мне за спину. – Ах, точно! С тех самых, как та, что испортила моё прекрасное лицо, появилась здесь.

Его нос распух и покраснел, но девушка, стоящая за кассой, будто не замечала этого. Её челюсть практически касалась пола, пока глаза не отрывались от Деметрио, который не обращал на неё абсолютно никакого внимания. Вероятно, он уже проверил её на наличие Ангельских признаков и загрустил, не найдя их.

– Не переживай, это, – я покрутил пальцем вокруг его лица, – ничего не испортит.

– Твоя Талия забирает львиную долю внимания, которое ты когда-а-а-то – протянул он, закатывая глаза, – посвящал нам. Неудивительно, что Арабелла поточила ногти перед приездом в Рино.

Моя Талия.

В груди разлилось что-то до боли приятное.

– Когда ей придётся поделиться тобой, она расплачется, – предвидел я.

Парень махнул рукой, и неглубокие ямочки появилась на его щеках, когда он заулыбался.

Деметрио был любимцем Арабеллы, потому что она, как и мы с Неро, сомневались, что Ангел, которого он искал, в принципе мог существовать.

Значит смерть, по её мнению, была далека от него.

Я хотел облокотиться о стойку с другой стороны от парня, собираясь дождаться Талию прежде, чем уехать, но неожиданно девушка-консультант положила руку на моё плечо, встав нежелательно близко ко мне, и улыбнулась.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «Литрес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/chitat-onlayn/?art=70730785&lfrom=668539567&ffile=1) на Литрес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности