Электрический Дракон

– Кристиану об этом знать не обязательно.

В конце концов иметь на него хоть какое-то воздействие было полезно, несмотря на то, что все угрозы с нашей стороны были липовыми.

Кая Нери нас не интересовала.

– Разумеется, нет, – девушка провела языком по верхнему ряду зубов, копируя привычку Деметрио. – Но откуда в тебе взялась такая тяга к провокации его другой стороны?

Если бы мне выпал шанс встретиться с Кристианом Нери до того, как он затащил меня в подвал своего отца, это бы началось раньше.

Он легко терял контроль, и с тех пор, как мы познакомились, я остро нуждался в проверке самого себя рядом с ним. Наши желания касаемо работы пересекались и, пока мне не пришлось взять на себя обязанности Неро, я тоже был универсальным.

С Себастьяном Нери дела обстояли сложнее. На то, чтобы вывести его из себя, не упоминая при этом имя его жены, потребовалась бы целая куча времени, поэтому он был равным противником моей нынешней версии.

Только вопреки тому, что они оба напоминали мне самого себя, я не уважал ни одного из братьев Нери и питал ненависть по отношению к ним, потому что ни для кого за и в пределах Ндрангеты не было секретом, что Талия была пустым местом для них.

– Я соскучился.

Арабелле и Деметрио не пришлось прощаться со своим безумием. Они остались практически так же вольны в своих действиях, как и раньше. Но кто-то должен был их контролировать, поэтому я подвергся изменениям.

– Скоро, – напомнила девушка.

Больше никогда.

Часть обязательств перед Каморрой спадёт с моих плеч по возвращению Неро из тюрьмы, однако сохранность Талии – мой долг до конца дней. Я больше не мог не думать о завтрашнем дне.

Отец никогда не видел меня в роли того, кто прибирает дерьмо, а не создаёт его. Поэтому я надеялся, что он переворачивался в гробу по десять раз на дню из-за того, что его единственный сын – наследник поста Младшего Босса – больше предпочитал работу Чистильщика.

Избавляться от трупов оказалось не менее приятно, чем приводить человеческие тела в бездыханное состояние.

Когда Неро предложил мне заняться этим, едва мы захватили Главу, я почувствовал, что это оно.

С самого детства мне было любопытно наблюдать за тем, как Док борется за жизнь наших людей, однако мне никогда не хотелось помочь ему спасти их. Я не отводил глаз от того, как их тела борются со смертью.

И всё же сейчас солдаты Каморры знали, что могли обратиться ко мне.

К своим годам я зашил больше ран, чем нанёс; вытащил больше пуль, чем выпустил; и привёл в чувство больше человек, чем заставил захлебнуться, булькая подо мной кровью.

С одной стороны, мне это не нравилось. С другой – мы не нашли достойной замены Доку, поэтому я продолжал оставаться универсальным, но немного в другом смысле.

– Почему она здесь?

Арабелла продолжала не произносить имя Талии вслух, будто, если это случится, Ндрангета тут же окажется на пороге, чтобы сравнять Каморру с землей.

– Потому что я так хочу.

Она видела Талию, слышала о ней, поэтому объяснять то, что ей и так было понятно, я не собирался.

– И… Неро поддержал меня.

Исшрамленные губы девушки под помадой искривились.

Его одобрение много для нас значило.

Не то, чтобы я отказался от идеи связать себя с Талией, если бы он был против, но это бы испортило наши отношения (чего мне не хотелось), потому что я бы пошёл против его приказа.

Может он согласился только потому, что понимал это. А может, потому что хотел собрать полный комплект Наследниц.

Всякий раз, когда я думал, что был на шаг впереди от него или хотя бы наравне с ним, он заставлял меня вернуться с небес на землю и вспомнить, как он поставил своего отца на колени и приговорил его к концу вместе с моим и Деметрио.

Чёткий план, терпение и уверенность в победе – были залогом успеха.

Неро смог укротить моё безумство, потому что сам однажды сделал это со своим.

– Джулия на её месте оказалась бы куда полезнее, – вздохнула девушка. – Винченцо Нери мёртв. Она больше не принцесса.

Будто бы я стал обменивать Талию на что-либо.

– А куча проблем, что она тащит следом за собой – нет, – напомнил.

В отличии от неё, Талия не нужна никому на «другой стороне».

Доминик Де Сантис, а с недавних пор и Себастьян Нери начнут войну и победят в ней, если с этой девушкой что-то приключится. Хотя она и сама неплохо справлялась – пробитая голова Шэнли Ли была подтверждением тому.

– Она выглядит, как золото и имеет такой же вес в обществе, поэтому…

– Все хотят её себе, – закончила за меня Арабелла.

Кроме нас.

Каморра никогда не посягала на эту наследницу.

– Неро не хочет.

– Неро что-то скрывает от нас.

Он задерживался, только никто не знал его истинной причины провести в тюрьме на порядок больше, чем мы запланировали изначально.

Разве что… Доминик Де Сантис.

Я изучил каждый сантиметр музыкальной шкатулки после встречи с ним, но не нашёл ничего, что смогло бы натолкнуть меня на мотивы действий Неро. И то, что Фениксу было известно больше, чем нам, порождало внутри меня только один вопрос:

Кого он собрался водить за нос – его или нашего общего врага?

Сразу обоих?

– Отлично, – Арабелла хлопнула в ладоши. – Ты собираешься вечно прятать её?

Ни секунды.

Несмотря на то, что Талия из раза в раз находила выход из клетки, её натура, жаждущая приключений, продолжала оставаться взаперти.

Я хотел проверить, если она получит ту свободу, о которой так грезила, сохранится ли в ней интерес ко всему, что было под запретом?

Бунтарь внутри неё был рождён в последствии строгих правил или он был неотъемлемой частью её существа, а Винченцо Нери только провоцировал его рост, держа истинные желания девушки под замком?

Ошибся ли я, когда принял её за себя?

– Дэниел? – Арабелла пощёлкала пальцами, привлекая моё внимание.

– Нет.

– Люди начнут задавать вопросы, – смотря наперёд, не унималась она. – Чужачка во Главе Каморры? Ндрангете доложат об этом в первые же сутки.

– Чужачка? – переспросил я.

И потянулся к своей шее, но забыл, что снова отдал амулет Талии.

Я не снимал его, как она не расставалась со своим полумесяцем, однако её родство с Луной было неоспоримо.

– Ты шутить, – Арабелла покачала головой, не веря мне. – Слухи об инцесте разрушат фундамент нашего авторитета!

Во-первых, они только бы подтвердили уровень нашего сумасшествия.

Во-вторых, их не будет.

Я смогу держать себя в руках на публике в компании Талии. Буквально и нет.

– Инцест? – встрял Деметрио, перекрестившийся на входе в кухню. – Я знал, что нежный секс с поклонением киске не в твоём стиле, но…

Парень не договорил, рассмеявшись, заметив выражение моего лица. Он перекинул полотенце через шею, закончив вытирать влажную после душа грудь, остановился около Арабеллы и поднял её нетронутую чашку кофе, принюхиваясь к содержимому.

– Чистый? – недовольно выгнув бровь, спросил он. – Ме-е-ерзость.

– Деметрио, – предупреждающим тоном, произнёс я.

– Что? – парень непонимающе развёл руки в стороны.

А затем наклонился ближе к девушке и потряс перед ней головой, как щенок. Арабелла цыкнула и зажмурилась, когда капли воды с его мокрых светлых волос полетели прямо ей в лицо.

– Вам обоим следует охладиться, – предложил он, постучав по моей груди ладонью, проходя к холодильнику. – Здесь так жарко и не моё присутствие тому виной!

Продолжая возмущаться, он стал рыскать по полкам в поиске охлаждённого напитка и наткнулся на бутилированный свежевыжатый апельсиновый сок. Но когда потянулся за ним, я всучил в его руки коробку с молоком.

– Я отлучился всего на пять минут, а вы…

– Ты мылил свой зад сорок минут, – перебивая, исправила его девушка.

– Да, – довольно подтвердил Деметрио. – Это тело нуждается в особом подходе.

Мы с Арабеллой синхронно закатили глаза, как делали это постоянно, потому что не позволяли себе затыкать его, пока он, как изголодавшийся, жадно попивал молоко с уголка коробки.

Они оба приехали сюда на своих машинах, значит у парня не должно было быть похмелье, верно?

Я принюхался.

Арабелла, заметив это, перевела взгляд с Деметрио на меня:

– Мы не закончили.

– Всё…

Но я не договорил, заметив копну чёрных волос, показавшихся из-за угла, и захотел усмехнуться, но стал гадать, не услышала ли она лишнего, пока стояла там?

– Я вижу тебя, – громко, чтобы её обладательница точно услышала, произнёс я.

Талия вышла, переступая с ноги на ногу.

Моя одежда, в которой она спала, мешком свисала с её всё ещё худощавого тела, и мне резко захотелось накормить девушку всем, что было в холодильнике, но несмотря на это, глядя на неё, в который раз за последнее время понимал одну вещь – Деметрио был не прав, потому что я был отнюдь не прочь поклониться киске, если она принадлежала ей.

– Извини, – Талия замялась на месте, однако выражение её лица явно выдавало то, что ей было вовсе не стыдно за то, что она подслушивала нас. – Не хотела вам мешать. Я могу уйти, – она махнула большим пальцем себе за спину, предлагая мне.

Арабелла даже не потрудилась повернуться к ней, когда я подозвал девушку к себе.

Деметрио рядом выпрямил спину, готовясь к знакомству. Я искоса посмотрел на то, как он поставил молоко на стол, вытер рот и отряхнул грудь от капель воды, заодно поправляя крест.

Талия, будто не заметив Арабеллу, как и та её, прошла мимо, приблизившись к нам.

– Привет! – она дружелюбно пожала вытянутую навстречу ладонь Деметрио, размахивая ей вверх-вниз. – Меня зовут Талия.

«Талия!» – всплыло в моей голове.

Мне она называть своё имя не хотела и, если бы не громкоголосая случайность, сомневаюсь, что я когда-либо узнал, что тогда передо мной стояла она – единственная дочь Винченцо Нери.

И всё же я был рад тому, что девушка больше не скрывала свою личность, хотя и стал опасаться, что её имя и внезапно появившаяся открытость к новым знакомствам попадёт не в те руки.

– Деметрио Асторе, – с дразнящей улыбкой ответил ей парень.

Талия отвела взгляд в сторону.

Еще бы… полуголый высокий блондин только вышедший из душа, заставил бы смутиться даже монахиню. Прихожанки растекались лужей, едва Деметрио переступал порог церкви.

– Не флиртуй с моей невестой, – я толкнул его в плечо, заставляя отпустить руку девушки и, смеясь, повалиться в сторону.

– Твоей… кто, прости? – подавившись кофе, вмешалась Арабелла.

Я не стал повторять.

Ей лучше принять это, как факт.

Талия, услышав вопрос, развернулась лицом к задававшей и её рот широко открылся от увиденного.

– Это она, – прошептала девушка, повернувшись обратно ко мне.

– Я знаю, – так же тихо ответил ей.

На лице Талии отразилось осознание. Вероятно, она подумала, что Арабелла была послана мной, как сиделка ранее. Это к лучшему.

Девушка, игнорируя неоправданно вызванную неприязнь на лице другой, подошла к ней и вытянула ладонь.

– Привет, – не так весело, как минутой ранее, поприветствовала она. – Меня…

– Я слышала, – Арабелла быстро пожала её руку, после чего снова схватилась за чашку.

Талия отвернулась от девушки и стала по-смешному гримасничать, возвращаясь обратно ко мне.

– Не обращай внимания, – Деметрио покрутил пальцем в воздухе. – Обычно она рада только своему отражению в зеркале. Но иногда счастливая доля выпадает на меня, – и ткнул пальцем себе в грудь. – Его же, – кивнул на меня, – всегда обходит стороной.

После этих слов девушка прижалась к моему боку, нежничая со мной.

Она решила, что его слова расстроили меня?

Арабелла любила меня. Мы видели друг друга больше, чем кто-либо другой.

Но мне понравилась реакция Талии, будто она попыталась защитить меня, как могла.

– Мой окситоцин понижен, а Ангел ещё не прибыл, чтобы повысить его, – вздохнул Деметрио сбоку от нас. – Мы тренируемся сегодня или..?

– Ты уезжаешь?

Девушка подняла на меня свои синие глаз, и я мог поклясться, что мой ответ будет «да» на всё, к чему она проявит интерес когда-либо.

– Хочешь поехать с нами?

Уголки губ Талии едва дрогнули в улыбке, когда за неё ответили:

– Нет.

Мы оба резко повернули головы в сторону Арабеллы, которая, нахмурившись, следила за нами всё это время.

– Спросили меня, – указала Талия.

– Значит, отвечай.

Деметрио многозначительно засвистел.

– Да, – снова посмотрев на меня, дала знать она.

– Раньше тебе не нравилось тренироваться со мной, – напомнил ей.

– Ты собираешься снова бить меня током?

Я надеялся, что мне больше никогда не придётся использовать на ней нервно-мышечную электростимуляцию. Это не должно было быть так больно, как описывала девушка, но, вероятно, её болевой порог был снижен до минимума, потому что она начинала терпеть и плакать, едва я цеплял к ней пластичные электроды.

– Нет, Талия.

Зазвонил телефон, и Арабелла со стоном поднялась со своего места, убираясь прочь из кухни. Деметрио, как её продолжение, последовал за ней, и мы с Талией, наконец, остались одни.

Она проводила их взглядом, после чего быстро запрыгнула на стул, на котором ещё совсем недавно сидела другая девушка, и, прикусив губу в раздумьях, осмотрела меня с ног до головы.

– Мне нечего надеть.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности