Кукушонок из семьи дровосеков

– Валечка. Меня так зовут.

– Таня, – представилась я.

– Скажите приятельнице, что у Палкина это фирменная фишка, – пустилась в объяснения Валентина. – Он прикидывается, что принял пациентку за столетнюю бабу. Понятно, шок у нее, обида. А доктор именно этого и добивается. Сейчас везде пишут: «Принимайте себя любой». Вы как относитесь к боди-позитиву?

Я пробежалась глазами по Валентине и решила ответить честно:

– Похоже, у вас полный пятьдесят четвертый размер?

– В точку! – обрадовалась моя собеседница.

– Сама такую одежду приобретаю, – улыбнулась я, – иногда переплываю в пятьдесят шестой. Думаю, женщине лучше выглядеть по-женски, не надо уходить в крайности. Иметь в тридцать пять лет объем бедер семьдесят сантиметров невозможно. Да, платье лучше всего смотрится на вешалке. И врачи во всем мире говорят, что лишние килограммы – убийцы здоровья. Но вес у каждого свой, он зависит от разных факторов. Для кого-то полсотни кило – норма, а для меня – уже анорексия. Что же касаемо боди-позитива, то лучше не прятать правду под красивую обертку. Честно сказать: не боди-позитив, а ожирение. Если человек видит на весах цифру сто пятьдесят-семьдесят-девяносто, то ничего позитивного тут нет. Для начала, это просто некрасиво. Но с внешним несовершенством можно смириться. А что делать с излишней потливостью? Чем лечить стертые от трения друг о друга внутренние части бедер? Как избежать раздражения внутри кожных складок по всему телу? Где покупать одежду? Как заниматься сексом? Проблем у излишне полных много. Наверное, следует перестать проявлять толерантность в некоторых вопросах. Если мужчина и женщина наели двести килограммов, надо сказать: «Увы, встречаются люди, которые почти ничего не едят и прибавляют в весе. К сожалению, они нездоровы. У них болезнь Кушинга или другие серьезные гормональные или психико-невротические нарушения. Сходите к врачу, сдайте все анализы, и если у вас ничего такого нет, то меняйте свое питание». Говоря: «Боди-позитив – это прекрасно», – мы позволяем здоровым людям это здоровье терять. И то же самое относится к тем, у кого анорексия. Девушка-скелет – не пример для подражания.

Дверь открылась, вышла Фаина, вся красная, и сразу заговорила:

– Танюша, он гений. Пообещал, что верну правильный вес.

Над дверью заморгал зеленый огонек.

– Беги скорее, – велела Фаина. – А я пойду на особые обследования.

Глава пятая

– С вами, в принципе, все нормально, – спокойно сообщил Палкин после осмотра.

– Хочется избавиться от лишнего веса, – призналась я.

Игорь Ильич улыбнулся.

– Вы жертва типичной женской ошибки: «Вот стану похожа на селедку, и он меня замуж возьмет». Да, приятно, когда дама прилично выглядит. Но оглянитесь вокруг: нет числа красоткам всех мастей, на которых ни один представитель сильного пола внимания не обратил или которых посчитал девочками на одну ночь. Главное…

– Я давно замужем, – остановила я доктора. – Потерять десять кило хочется, чтобы отражение в зеркале радовало.

Игорь Ильич хмыкнул.

– Ваш вес прекрасно соответствует росту.

– Хочу похудеть, – уперлась я, – это моя мечта!

– Давайте поступим так, – заговорил Палкин. – Отправлю вас к Светлане Кругловой, нашему лучшему стилисту, визажисту и парикмахеру. Она поработает с образом, подберет одежду. А вы посмотрите. Если результат устроит, тогда придете ко мне за диетой, которая поможет держать стрелку весов в стабильном положении. Не станете ни худеть, ни поправляться. Коли у Кругловой не получится добиться того, чтобы отражение в зеркале привело вас в восторг, вот тогда составлю другую диету. Но! Больше пяти кило женщине с вашим строением тела терять нельзя, превратитесь в жену Кощея Бессмертного.

Я тихо засмеялась.

– Кабинет девять, – продолжил доктор. – Пока дойдете, успею позвонить.

Я вышла в коридор, увидела, что он пуст, и отправилась искать Светлану. Много времени это не заняло – стилист расположилась по соседству с доктором.

– Вы редкая посетительница, которая обладает хорошо физически развитой фигурой, – начала молодая женщина. – А вот состояние волос, макияж, кожа лица – не на пятерочку. Но все поправимо. Устраивайтесь в кресле. Хотите очень красивую шевелюру?

Я глянула в зеркало.

– Конечно. Но откуда она возьмется, если ее нет? И стрижку неудачно сделала. Да, хотела короткие волосы, но не «ежик»!

Светлана подошла к шкафчику.

– Ну, с этой задачей я справлюсь прямо сейчас.

– Польете мою макушку живой водой, и появятся кудри? – рассмеялась я. – Тогда уж и про брови не забудьте.

– Хорошо, – кивнула хозяйка кабинета. – Ваша задача сейчас – просто тихо подремать. Обещаю, результат обрадует. Бровки тоже понравятся.

Наверное, понятно, что я не поверила стилисту. Но решила, что хуже не будет, и закрыла глаза.

Светлана колдовала над моей шевелюрой долго. Потом я вышла из кабинета, включила телефон и нашла сообщение от Димона: «Окончательно обустроюсь в кабинете ближе к обеду, тогда и начнем совещание!» Потом обнаружила толпу эсэмэсок от Фаины и позвонила ей.

– Ты где? – принялась сразу возмущаться Рабкина.

– Стою в коридоре.

– Шагай в кафе, – велела приятельница. – Только не в то, которое в салоне, там уродские салаты из морковки. Сижу в «Пеликано», это в соседнем доме.

Я поспешила в указанное место и нашла Фаину в самом углу. Перед Рабкиной стояла большая тарелка с двумя эскалопами и горой макарон в сливочном соусе.

– Роскошно выглядишь! – похвалила она меня. – Укладка чумовая! Вроде у тебя была короткая стрижка. Откуда каре?

– Нет, просто до сих пор причесывалась так, что казалось, будто у меня шевелюра солдата-первогодка, – лихо соврала я, не желая сообщать Фаине о наращивании.

– Брови прямо соболиные! – продолжала восхищаться Фая.

– Интересно, кто-нибудь видел брови соболя? – улыбнулась я, беря меню. – Может, они у него совсем не прекрасные?

– В этом случае прилагательное «соболиные» не означало бы красоту девушки, – возразила Рабкина, быстро укладывая в себя спагетти.

– Вероятно, изначально данное выражение было шуткой, – продолжила я ненужную беседу. – Петр Сергеевич из бригады Филиппова, как видит меня в столовой, всегда говорит: «Приятного аппетита, Сергеева. Эк тебя разнесло! Стройная, ну словно корова». Кто-то мог про брови соболя…

– Да что ты прицепилась к зверьку? – скривилась Фая. – Забудь. И расскажи мужу про хамство Петьки. Иван Никифорович идиоту в лоб даст. Мой Егор именно так поступит, если кто мне нагадит.

– Не могу представить своего мужа, который кому-то по лбу стучит, – пробормотала я.

– Егор, если слышит, что кто-то меня коровой обзывает, вмиг звереет, – сообщила Фая, подбирая подливку.

– Иван Никифорович не решает проблемы в кулачном бою, – пояснила я. – И он никогда не повышает голос.

Рабкина бросила вилку в пустую тарелку, та жалобно звякнула.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности