Кукушонок из семьи дровосеков

– Она баба, – высказался в очередной раз Максим, – ступил определитель личности. Постоянно его глючит.

– Ваш сканер заболел, – продолжала веселиться я, – наверное, он бурно провел выходные и сейчас не отличает мужчину от женщины.

Входная дверь открылась, появился стройный мужчина.

– Здравствуйте, Илья Николаевич, – хором отреагировали охранник и его начальник.

– Привет, – кивнул стройный мужчина, окинул меня взглядом и улыбнулся. – Госпожа Сергеева?

– Вы меня узнали? – обрадовалась я.

– Получил фото от Коробкова, – объяснил Илья Николаевич.

– Сканер определил ее как осужденного Ряху, – начал старший секьюрити.

– Гена, успокойся, – велел мужчина, – твой сканер постоянно заедает.

– Мое дело – глядеть, чтобы чужая муха не пролетела, – загудел Геннадий. – Заметил несоответствие живой личности с фотографией личности, которая в паспорте. Ну, вообще ничего общего! Волосья не те! Глаза не ее! Лицо чужое! И сканер сообщил, что уголовник тут!

– Молодец, – похвалил мужчину Илья, – бдительность – наше все. Татьяна, пойдемте.

Мы вошли в лифт. Мой спутник нажал на кнопку, потом вдруг сказал:

– Уколы гиалуронки и ботокс отнюдь не всем показаны. И не каждый косметолог имеет диплом медвуза. Часто такие специалисты без высшего образования, отучились несколько месяцев на курсах, работают по шаблону. Вам не надо использовать инъекции. Держите вес на одной отметке, не толстейте, не худейте. Тогда внешность энное количество лет останется без изменений. Потом, когда все «поплывет», сделаете эндоскопическую подтяжку, она малотравматична. В вашем случае хороший эффект продлится долго. Наркоз легкий. Реабилитация, если сделаете у хорошего специалиста, примерно две недели, но все индивидуально. По поводу своего внешнего вида сейчас не переживайте. Глаза появятся, щеки опадут… ну…

Мужчина помолчал короткое время и продолжил:

– Неделя, думаю, и все вернется на место. Купите крем, напишу название. Его Корея производит. Дорогой он, но отлично помогает от отеков.

Я горестно вздохнула.

– Мне сказали, что выйду из кабинета прямо страшной красавицей!

Мой собеседник пожал плечами.

– Так не обманули. Вы реально страшная красавица. Прямо совсем страшная.

Я рассмеялась.

– Радуйтесь, что вас не уговорили на серьезное хирургическое вмешательство, – хмыкнул Илья Николаевич. – Лично я не видел ни одного удачного. Брови домиком, губки-пельмешки, кончик носа приподнят, щеки-яблочки – все дамы сейчас на одно лицо.

– Мне там еще обещали макияж и одежду подобрать, – тихо объяснила я.

– Вероятно, специалист по гриму и шмоткам неплохой, – предположил мой спутник, – сходите, посмотрите. Если начнут навязывать товар, откажитесь, даже если все отлично выглядит.

– Почему? – изумилась я.

Илья улыбнулся.

– Часто косметолог или салон имеет договор с какими-то фирмами. Вам предложат их продукцию по завышенной цене. Не берите. Запомните названия, зайдите в поисковик, найдите фирменный магазин, там все в разы дешевле. Или поищите продукцию в Сети. Сэкономите хорошую сумму.

Лифт замер, мы вышли из кабины, медленно двинулись по коридору, и я не сдержала любопытство:

– Откуда вы столько знаете про уколы красоты и про все остальное? – удивилась я.

Илья Николаевич остановился у двери в кабинет.

– Моя фамилия Горшков, я патологоанатом, имею диплом медвуза, поэтому сразу увидел, что вас обкололи. И у меня дома супруга, сестра, мама. Они постоянно что-то покупают, разговоры их слышу. Отсюда и образование. Входите, пожалуйста. Петра нет, он просил извиниться перед вами – срочно улетел в командировку.

Мы очутились в небольшом кабинете, сели в кресла. Илья продолжил:

– Петр Андреевич попросил вам помочь. Вы жена Ивана Никифоровича?

Я молча кивнула.

– Никогда никому не передаем имена наших клиентов, – продолжил Илья, – но сразу сообщил Петру Андреевичу о том, что руководитель «Особых бригад» попросил его поговорить с вами, и получил приказ выдать вам сведения, если они есть. Мне сказали, вы ищете труп без документов. Можете составить фоторобот?

– Нет, – быстро ответила я. – Паспортные данные не назову и лицо повреждено. Из одежды брюки, пуловер, все сделано российской фирмой «Ледис и Мэнис». Кроссовки произведены в Китае, про нижнее белье информации нет.

Я остановилась и добавила:

– Одна ее знакомая мне рассказала, что женщина недавно сделала другую прическу, купила новую, почти молодежную одежду. Сильно изменилась внешне.

На самом деле пару месяцев назад мы с Лидой столкнулись в кафе на первом этаже нашего здания. Все места в зале оказались заняты. Но это служебная столовая, поэтому можно подсесть к кому-то. Я увидела свободный стул у небольшого столика для двоих, подошла к женщине, которая там обосновалась, поинтересовалась:

– Разрешите около вас устроиться?

Та почему-то хихикнула, кивнула, а когда я принялась за еду, спросила:

– Таня, как тебе мой вид?

Голос оказался знакомым, я всмотрелась в соседку.

– Лида! Что у нас делаешь?

Попова кокетливо рассмеялась.

– По делу приехала.

– Не узнала тебя, – продолжила я.

– Сменила имидж, покрасила волосы, – начала объяснять Лида, – купила новое платье, накрасилась по-другому. Как тебе?

– Сногсшибательно! – восхитилась я. – Ну прямо слов нет!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности