Странные игры

Глава 9

В Бетельвилле проживали порядка пяти с половиной тысяч человек. Немало. Шансы встретить близкого знакомого – допустим, бывшего супруга – в очереди в почтовом отделении были невелики. Теория дала серьезный сбой, когда сзади возник Эван.

– Привет, Робин! – поздоровался он, слегка тронув ее за плечо.

Эван был высок – на голову выше, и, как не раз говорили после развода мама и другие соболезнующие, невероятно хорош собой. Густые черные волосы, широкие плечи и не столь уж частое для мужчины качество – хороший вкус. Даже повседневную одежду, вот как сегодня – джинсы, белую футболку и коричневую куртку, – он подбирал удачно. Добрая улыбка – во всяком случае, так ее описывали знакомые. Робин когда-то тоже так считала…

– О, привет, – слегка приподнятым тоном откликнулась она, словно подобной встречи не ожидала (не без этого) и приятно удивилась (ничего подобного).

Дама перед ней спорила с мужчиной за стойкой насчет несусветной цены за посылку, так что Робин застряла в очереди.

– Слышала о Кэти? Здорово, правда? Так рад за Стоунов!

– И я. Слава богу!

– Я звонил Питу. Говорит, Кэти пока не готова вернуться в школу.

Робин кивнула. До нее также дошли слухи. Впрочем, прошло всего десять дней – это вполне объяснимо.

– Мне кажется, ей нужно возвращаться к учебе, – заявил Эван. – Чем быстрее войдет в прежний режим, тем быстрее восстановится от травмы.

Ого… Всего-то двадцать секунд разговора, а бывший муж уже пытается что-то втолковать ей насчет психотерапевтических подходов, хотя ни черта в них не понимает.

– Все зависит от индивидуальных особенностей и от характера психологической травмы. – Робин вежливо улыбнулась.

– Ну, тебе виднее, – признал Эван. – Однако, по-моему, так будет лучше для всей семьи.

– Угу, – пробормотала она, поглядывая на раздраженную женщину у окошка отправки посылок. Та неохотно доставала из кошелька монетки – одну, другую, третью. Боже, видимо, это надолго… – М-м-м… Слушала на прошлой неделе твое интервью. Ну, по поводу первого приза на той выставке. Правда, отличная работа.

– По-моему, я нес какую-то чушь. – Усмехнувшись, Эван многозначительно примолк.

Тот, кто вырос в доме Дианы Харт, попытку напроситься на комплимент распознает за милю. Но польстить самолюбию матери – дело святое, а бывший супруг, пожалуй, обойдется. Робин снова улыбнулась и не сказала ни слова.

Эван откашлялся и заговорил:

– Впрочем, рад, что согласился на интервью. По-моему, тема нищеты и пандемии заслуживает куда больше времени в эфире. Пришлось даже отменить кое-какие дела, иначе не вырвался бы – да ты знаешь, как это бывает.

– О да, ты ведь человек занятой, – сухо заметила Робин.

Во время их совместного проживания Эван упорно пытался сделать карьеру профессионального фотографа. В основном снимал свадьбы, хотя постоянно ныл, жалуясь на рутинную и совершенно не творческую работу. Прорыв случился с введением карантина. Поняв, какие открываются возможности, Эван совершил тур по стране, снимая покинутые парки развлечений, опустевшие городские улицы и погрузившиеся в спячку станции метро. Фотографировал он и людей, пытающихся совладать с аномальной ситуацией. На одном из его снимков фигурировали три человека, вступивших в схватку за упаковку с туалетной бумагой. Фото быстро стало вирусным, и Эвана впервые заметили, а дальше он стал медленно продвигаться к славе. Как бы Робин ни относилась к бывшему мужу, в таланте она ему отказать не могла. Глаз у него был цепкий.

– А как ты? – помолчав, поинтересовался Эван. – Ну, ты понимаешь, о чем я… с тех пор как стало известно о Кэти.

Робин нахмурилась, не сообразив, что он имеет в виду.

– Хм… Ну как? Счастлива за них и все такое.

– Да-да, – кивнул Эван. – Я о другом – о нашей… э-э-э… истории. Возможно, возвращение Кэти заставило тебя задуматься…

Ее захлестнула волна гнева, и она на миг лишилась дара речи. Совершенно в стиле бывшего мужа связать два события. И еще смотрит с таким выражением – фирменная доброта и забота!

Робин сжала кулаки, сглотнула ком в горле и хрипло выдавила:

– Нет, не заставило.

Резко отвернулась, решив больше не обращать на Эвана внимания. Тот с легким раздражением вздохнул за ее спиной. Робин не желала показывать ему свою ярость. Пусть думает, что его слова не достигли цели. Впрочем, Эван наверняка заметил, насколько она напряжена. Всегда умел считывать ее настроение.

– Робин… – снова начал он.

К счастью, выручил звонок телефона – рингтон с фрагментом песни Тейлор Свифт «Shake it off». Очень вовремя… Робин глянула на экран. Клэр Стоун? Хм, вроде бы в список контактов она бывшую одноклассницу не вносила. Хотя… Несколько лет назад они дважды созванивались, когда Клэр занималась организацией встречи выпускников.

– Алло? – ответила Робин, пытаясь изгнать из тона легкое смущение.

– Робин? Привет, это Клэр… э-э-э… Клэр Стоун.

– Да, привет! Как ты?

– Спасибо, хорошо. – Собеседница коротко и нервно усмехнулась. – Ну, ты в курсе. Счастлива, что Кэти вернулась.

– Могу себе представить! Прости, не было возможности поздравить тебя лично. Я правда за вас очень рада.

– Да, спасибо еще раз. Робин, я тебе по этому поводу и звоню. Ты ведь работаешь с детьми, верно?

Робин выбралась из очереди и отошла в сторонку. Не стоит никому слышать разговор, а уж Эвану – особенно.

– Да-да, все верно.

– Хотела спросить… Не сможешь ли ты встретиться с Кэти? Ну, у себя в кабинете.

– Конечно, с удовольствием!

– Она… У нее некоторые проблемы. Со дня возвращения не произнесла ни слова. Все время молчит.

Робин вздрогнула. Бедняжка! Кэти нашлась, и все были в таком восторге, что совсем забыли о пережитой ею трагедии. Девочку похитили и держали в заточении больше года – вдали от родителей, от дома… Бог весть, через какие ужасы она прошла.

– Последствия предсказуемые. Писать она в состоянии?

– Нет. Вообще ничего, связанного с речью – ни с устной, ни с письменной.

– Ясно. Как насчет ответов типа «да» и «нет»?

– Отвечает. Может кивнуть или покачать головой. Однако стоит задать ей два-три вопроса подряд – впадает в тревогу. Особенно плохо реагирует на любой вопрос о случившемся.

– Поняла. Тут ничего странного нет.

– Правда?

– Конечно. Видимо, ей пришлось немало вынести. – Насколько Робин было известно из новостных выпусков и со слов знакомых, полиция до сих пор не имела понятия, где Кэти держали последние пятнадцать месяцев. – Неудивительно, что каждый намек на недавнее прошлое включает тяжелые воспоминания – словно триггер.

– Какого рода воспоминания?

– Сложно сказать. Даже разлука с родителями – само по себе событие весьма травмирующее.

– Да, наверное, ты права. Ее трудно заставить выйти из дома. Иногда соглашается побыть на заднем дворе, но только вместе со мной. Пару раз выбирались в парк, и Кэти начинала сильно беспокоиться.

– В чем выражается беспокойство?

– Напрягается, хватает меня за руку. Отказывается отпустить хоть на секунду. Подпрыгивает от каждого звука, начинает тяжело дышать… – Клэр охрипла от волнения.

Робин ей сочувствовала. Пожалуй, бывшая одноклассница переживает сильнейший стресс: постоянная тревога за дочь, желание понять, что случилось и как помочь…

– Ясно. Что ж, я вполне могу поработать с твоей малышкой.

– Еще ей все время требуется находиться в одной комнате со мной. Без преувеличения – даже когда иду в туалет. Считаешь, она сможет?.. Я хочу сказать – нормально ли для девочки, пережившей подобное, так себя вести?

– Дети переносят психологические травмы по-разному. Мы не знаем, через что ей довелось пройти, однако твои наблюдения не говорят о каком-то необычном для таких случаев поведении.

– И все же, получится ли… – У Клэр перехватило дыхание. – Как по-твоему, она поправится? Сможет снова говорить?

– Большинству пациентов типа Кэти со временем становится намного лучше – нужны лишь особый подход и помощь.

Робин старалась выражаться расплывчато. Вряд ли стоит обещать конкретный результат.

– Кэти была такой жизнерадостной девочкой… Ты ведь ее видела? Ну, до того как…

– Вроде бы встречала раз-другой у Мелоди, они играли с Эми.

– Иногда я умоляла ее быть поспокойнее. Она ведь могла говорить без умолку. А как заразительно смеялась… – невнятно, сквозь слезы пробормотала Клэр.

– Да, конечно, – мягко сказала Робин.

– Так рада, что она снова с нами! Едва не поверила Питу, он ведь повторял – все кончено. А Кэти вернулась в мою жизнь! Не представляешь, как я благодарна Господу! Хочу снова видеть ее счастливой…

– Обратиться к психотерапевту – хорошая идея. Если хочешь, можем начать завтра утром.

– Завтра? Было бы чудесно! – с огромным облегчением воскликнула Клэр.

– Кроме того, мне понадобится проводить сеансы с тобой и с Питом, но уже без Кэти.

– Со мной и… Зачем? – настороженно спросила Клэр.

Дело привычное. Родители частенько ожидали, что Робин взмахнет волшебной психотерапевтической палочкой и за несколько сеансов решит любую проблему их ребенка.

– Кэти должна получить именно ту помощь, в которой нуждается. Ей необходима постоянная поддержка. Не сомневаюсь – вы отдаете дочке всю свою любовь и внушаете ей уверенность. Да, это важно, однако от меня вы получите некоторые чисто профессиональные рекомендации, которые помогут справиться с самыми сложными этапами преодоления психологической травмы.

– О… да, конечно. С удовольствием примем твои советы.

– Вот и прекрасно. Да, Клэр… Будьте готовы – процесс займет немало времени и потребует терпения.

– Я готова. Пусть будет долго – лишь бы помогло.

Глава 10

Робин наблюдала в окно кухни, как Клэр паркует машину у обочины. Ее пальцы невольно стиснули кофейную чашку, а сердце застучало чаще. Чего она, интересно, нервничает? Подобной работой занимается уже несколько лет, каждый месяц – новый пациент. Чем отличается сегодняшний день?

И все же отличия имелись.

Кто знает, через что прошла Кэти? Травма могла оказаться тяжелейшей. Обычно Робин была уверена в своих профессиональных способностях, а сегодня в душу закрадывались сомнения. Справится ли она? Сумеет ли по-настоящему помочь?

Жаль, не выспалась – иначе чувствовала бы себя куда спокойнее. Увы, тревога и возбуждение по поводу предстоящей встречи с Кэти поспать почти не дали. Три чашки кофе с утра лишь еще больше взбудоражили нервную систему.

Ладно, ничего. В любом случае показать, что она не в форме, непозволительно. Общаясь с Клэр и Кэти, Робин должна проявить несокрушимую уверенность, дать им надежное убежище от ужасных событий недавнего прошлого, безопасное место, где девочка сделает первые шаги к выздоровлению.

Клэр вышла из машины и, заколебавшись, огляделась. Дело привычное – отдельного входа в кабинет не было, и новые клиенты частенько стеснялись постучаться в дверь жилого дома. Робин быстро сделала последний глоток кофе, поставила чашку и вышла на крыльцо.

– Привет, Клэр! – окликнула она женщину, подойдя к машине. – Кабинет у меня в доме.

– А, здорово, – робко ответила та.

Выглядела она куда лучше, чем при прошлой их встрече, и это еще мягко сказано. На щеки вернулся румянец, и Клэр немного поправилась: лицо уже не было таким угловатым. Печаль, волочившаяся за ней, словно шлейф, уступила место волнению.

– Кэти обязательно нужно, чтобы я находилась с ней в одной комнате. Это проблема?

– Вовсе нет. Так часто бывает, – ответила Робин и бросила быстрый взгляд в салон машины. Девочка сидела сзади, опустив голову, и что-то придерживала на коленях.

– Копы пока не выяснили, кто ее похитил, – продолжила Клэр. – На самом деле им почти ничего не известно. Говорят, что явных следов… хм… насилия не обнаружили. У меня есть копия медицинского заключения. Если тебе нужно…

– Посмотрю позже. Что ты ей сказала по поводу сегодняшнего визита?

– Придумала, что мы идем в гости к моей хорошей подруге… – Клэр пожала плечами. – Может, неправильно?

– То, что надо. Расположимся, и я ей все объясню.

– Хорошо бы не напоминать дочке о случившемся, – обеспокоенно предложила Клэр. – Кэти плохо реагирует на такие разговоры.

– Мы никуда от этого не денемся, – мягко возразила Робин. – Скрывать от нее цель посещения психотерапевта нельзя – Кэти лишь встревожится, поняв, что мы недоговариваем. Дети прекрасно чувствуют, когда им лгут.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности