АтакА & Исключительная

– И ты веришь этой демагогии?

– Я верю только людям, входящим в состав моей семьи. А моя сестра, две последние недели отдыхавшая в Сан-Франциско, говорит, будто у наших беспокойных соседей и вправду какая-то эпидемия завелась – с завтрашнего дня они закрывают все свои аэропорты. Она успела купить последний билет на сегодняшний рейс, а так бы неизвестно когда смогла бы вернуться в Канаду.

– И зачем она вообще выбиралась за стену в такие беспокойные времена, да еще и в США?

– Ну, знаешь, у нас там половина родственников живёт, отец-то наш родом из США.

– У тебя умный отец, раз переехал в Канаду.

– А-то! Я с сестрой еще даже не родились, когда он с матерью перебрались в этот благоухающий уголок земного шара. Старику на днях исполнится восемьдесят, ему бы о спокойствии думать, а он только и говорит, что об этом вирусе за стеной…

Положив на стол двадцатку и поверх нее сыпанув пригоршню мелочи в качестве чаевых, под громкий шум кадров с горящими автомобилями и протестующими людьми в США, я вышла из кафетерия и, остановившись напротив своей машины и провернув на пальце отдающий прохладой брелок автомобильных ключей, непроизвольно осмотрелась по сторонам. В провинции Канады царило кажущееся обыкновенным спокойствие, но вдруг оно показалось мне не таким, каким являлось обычно. В воздухе как будто разлилось и теперь отчётливо витало невидимое напряжение. Разве в этот час на улицах не больше людей? Где все велосипедисты, любители утренних пробежек, в конце концов, собачники и молодые родители с колясками, которых в нашем городе пруд пруди? В парк напротив входят только две старушки, у супермаркета справа через дорогу забита парковка, но также нет ни души, на перекрестке стоит всего трое подростков – и на этом всё. Хм… Как-то действительно напряженно. Тихо… Но, пожалуй, подумаю об этом, когда хорошенько просплюсь.

Уже спустя десять минут оказавшись в своей съемной квартире, я почти ощутила, как с моих плеч спало неестественное напряжение. В эту квартиру я переехала чуть больше года назад: двухкомнатная, на первом этаже, с выходом в личный садик, она обходится мне в тридцать пять процентов моей заработной платы. Дорогое удовольствие, но стоящее своей цены: квартира с хорошим ремонтом, в новом доме, новая мебель и утопающий в цветущей зелени садик, за которым я слежу в счет десяти процентов от арендной платы.

Полив голубые, розовые и белые кусты гортензий, пышущие буйными цветами и ярко выраженными ароматами, под припекающими лучами солнца я окончательно расслабилась и забыла о переживании. Закончив с лёгким поливом сада, я быстро ополоснулась под прохладным душем и с удовольствием завалилась в чистую постель. Прикроватные часы показывали 10:35. Я поставила будильник на 18:00.

Глава 5

Псевдосвидание с ботаником из ЦТНП было заведомо провальной идеей, так что я не удивилась тому, что ровно в двадцать один ноль-ноль я была в баре “Апельсин”, а Винсента Санчеса в нём всё ещё не было. Впрочем, он опоздал не намного – всего на четыре минуты, – и сразу же нашёл меня сидящей за предпоследним столиком в самом тёмном углу заведения. Был бы свободен самый последний столик, находящийся за ширмой, расположенной за моей спиной, я бы заняла его, но когда я пришла, на том месте сидела пара влюблённых подростков, которая ушла только после того, как Винсент опустился на диванчик напротив меня. Парень выглядел неважно: под глазами залегли тени, на лбу проступила испарина, тёмно-оливковая кожа как будто побледнела.

К нам подошёл официант – темноволосый парень лет тридцати, симпатичный на лицо и спортивного телосложения. Он поинтересовался у нас, готовы ли мы сделать заказ. Я заказала себе пиво, Винсент заказал себе воды, на что официант отреагировал кривой ухмылочкой, в мгновение ока лишившей его в моих глазах всей его холеной симпатичности. В этот же момент мимо нашего стола, к столику за ширмой позади меня, прошло двое мужчин, которые мгновенно перетянули на себя моё внимание и внимание официанта, последовавшего за ними. Я знала их: Сомерсет Гриффин и Тимоти Линклетер – первому лет сорок, второму лет тридцать пять. Их имена я знаю только по одной причине: они оба – ведущие учёные ЦТНП! Вот ведь!.. Только этого не хватало. Терпеть не могу сплетни… Но они, как будто, не заметили нашего присутствия.

Я бросила взгляд на Винсента, желая понять, заметил ли он, что его начальство только что расположилось за ширмой позади меня, но неожиданно вместо беспокойства прочла на лице парня выражение физической боли.

– У тебя всё в порядке? – откровенно напряжённым тоном поинтересовалась я, заранее зная ответ – у него точно не всё в порядке.

– Кажется, креветки…

– Какие ещё креветки? – не поняла я, сразу же вспомнив, что он заказал только воду.

– У нашего лаборанта был последний рабочий день… Мы решили проводить его… Было заказано много креветок на обед… Видимо, я сильно переел… Прошу прощения, мне нужно отлучиться…

Прежде чем парень успел договорить свою путанную историю, он уже спешил в сторону уборной. Я почти испытала испанский стыд от произошедшего: я, конечно, знала, что всё будет плохо, но чтобы настолько…

За столиком позади озвучили заказ: два двойных виски. По голосам заказывающих стало резко понятно, что они оба уже изрядно пьяны.

Заказы оформили быстро: уже спустя минуту на наш столик были поставлены пиво и вода, а на столик позади – два двойных виски. Стоило официантке ретироваться из нашего тёмного угла, как Линклетер заговорил весьма обеспокоенным, заметно пьяным тоном, и достаточно громко, чтобы его слова могла расслышать сидящая по другую сторону ширмы я, но не могли бы расслышать люди, расположившиеся дальше:

– Но это же слишком опасно!

– Не опаснее, чем Большой адронный коллайдер: один промах – и человечества больше нет, – резко-уверенным и не менее пьяным тоном отозвался Гриффин. – Но мы – учёные, а это значит, что мы не можем бояться ошибок. Грядёт новый мир, и наша великая страна должна быть готова к нему. Канада станет оплотом спасения для всего человечества. Сталь уже началась…

– Значит, это не слухи, – перебил старшего товарища явно испуганный учёный.

– Наши СМИ замалчивают критическую массу достоверной информации, но шила в мешке не утаишь: ещё пара дней, и ситуация со Сталью окончательно всплывёт наружу.

– Канадская стена как нельзя вовремя достроена, – нервно заметил Линклетер.

– На протяжении всего своего существования человечество в разных концах света возводило знаковые стены: Великая Китайская стена, вал Адриана в Великобритании, стена Аврелиана в Риме, Авила в Испании, Эс-Сувейра в Марокко, Саксайуаман в Перу, Кастильо-Сан-Фелипе-де-Барахас в Колумбии, в конце концов, Израильская стена. Почему, ты думаешь, в конце двадцать первого века мы вдруг оказались за стеной? Потому что её ворота скоро захлопнутся, если уже не захлопнулись.

– Как мышеловка…

– Но тут-то мышкам будет хорошо, а тем, кто снаружи… – при этих словах Гриффин сделал гулкий глоток из своего бокала.

– Ультразвуковые волны действительно могут стать спасением?

– Только если их правильно настроить. Уже проведены эксперименты. Всё указывает на то, что ультразвук способен негативным образом влиять на вирус.

– Разрушать его?

– Нет. Только вводить его в состояние стресса.

– Что же это будет…

– Проект “Атака”: в целях обезвреживания прилегающих к Канадской стене зараженных земель, ультразвуковые волны, в дальнейшем именуемые Атаками, будут распространяться, как… – он пьяно икнул и немного сбился. – Атаки, как противоядие от природы Стали, – наконец путанно заключил Гриффин, явно сделав еще один глоток. – Но это только один вариант, – он совершенно неожиданно, как-то нехорошо ухмыльнулся, отчего у меня по коже вдруг пробежался холодок, в этот момент показавшийся мне необоснованным. – Послушай, – внезапно громко зашептал Гриффин, явно придвинувшись к сидящему напротив него Линклетору, – Ультразвук ведь будет распространяться не только на примыкающие к стене извне земли – Атаки будут покрывать и территорию за стеной…

– Чтобы предотвратить появление вируса на защищённой территории, – понимающим тоном откликнулся Линклетер. – Для человека ультразвук не страшен, но как же животные…

– Не тот случай, Тимоти. Как раз на животных Атаки не будут действовать…

– Погоди-ка… Ведь на людей не должно действовать.

– Да, не должно. Но, послушай, можно же и поэкспериментировать.

– О чём ты толкуешь? – явно непонимающим тоном отозвался младший учёный.

– К примеру, можно выбрать определённую группу людей, на которых Атаки будут действовать.

– Как?

Я замерла, на сей раз осознав оправданность холодка, беспрестанно бегающего по моей коже. Линклетер, как истинный ученый, поинтересовался у своего явно более сумасшедшего коллеги не о том, зачем тому выбирать группу людей для хотя и гипотетического, но явно антигуманного эксперимента, а как это возможно сделать…

– Что вчера магия и мифы, то сегодня чистая наука, – неприятным тоном хмыкнул в ответ Гриффин, которому явно пора было прекращать налегать на выпивку. – Прежде люди верили в плоскую Землю, но стоило учёным показать им фотографию нашей планеты из космоса, как все сразу же уверовали в шаровидную форму нашего общего дома. Сейчас происходит похожий перелом в научном мире… Что вчера астрология и нумерология, то сегодня чистая математика. Вот я, к примеру, терпеть не могу свою бывшую тёщу и бывшую жену. Тёща у меня по знаку зодиака близнецы, а бывшая жена – весы. К примеру, у меня есть доступ к установке, которая будет распространять Атаки… Беру, ввожу данные, по которым, к примеру, все воздушные знаки зодиака, а это у нас близнецы, весы и водолеи, будут подвержены Атакам не меньше, чем пораженные Сталью организмы. Весь кайф в том, что за корчащихся от боли никто не заступится – все сочтут их зараженными, а значит, захотят их изолировать и даже уничтожить. И никто не заподозрит, что дело совсем не в зараженности организма, а в математике, основанной на астрологии. Единственная проблема: изменить параметры так просто не получится, что ввёл однажды, то получится исправить очень нескоро – слишком долго запрос обрабатывается на спутнике, находящемся на земной орбите, а после слишком долго возвращается на Землю… И всё потому, что учёные цифрового отдела промахнулись в…

– Подожди-подожди, – Линклетер тяжело вздохнул. – Твои “наметки” звучат, как заметки сумасшедшего маньяка…

Заплетающиеся языки обоих мужчин указывали на то, что они оба уже пьяны в стельку. В дополнение к доказательству сильного опьянения Гриффин вдруг рассмеялся гнусавым смешком:

– Да это только шутка, гипотеза… Но представь, на пороге чего мы стоим!.. И что доступно моим рукам! Спутник в космосе будет передавать на Землю, на территорию современной Канады, рандомно звучащие сигналы, чтобы зараженные Сталью не смогли вникнуть, когда именно Атаки будут звучать…

– А они смогут вникнуть? Ведь вроде как, зараженным предрекают крайнюю степень безумия…

– Мы думаем, что вирус будет мутировать, а значит, обучаться, так что гипотетически, зараженные смогли бы изучить график Атак, если бы таковой существовал, но такового существовать не будет – Атаки будут покрывать территорию всегда в разное время и разное количество раз в сутках…

– И где будет храниться пульт управления от установки, связывающей Землю со спутником?

– В надёжном месте. Одна военная база под горой.

– И что же, изменить параметры Атак действительно так сложно и долго?

– Изменить команду можно будет только при помощи ключа, но даже введя новые параметры, их обработка займёт очень много времени…

– Речь о годах?..

Гриффин проигнорировал этот вопрос:

– Территория Канады должна полностью освистываться ультразвуком, но не чувствительным для человеческого слуха – это своеобразное обеззараживание на случай, если Сталь всё же сможет пролезть через стену – чтобы она сразу же была поражена без возможности распространения. Один серьёзный минус: рискует заглохнуть вся техника.

– Не понимаю. С чего бы технике глохнуть, если ультразвук даже для человека будет слабым?

– Да я тебе говорю про то, что если вдруг какой-то сумасшедший решит проштормить определённые группы людей внутри стены… Так вот, в таком случае Атаки будут достаточно сильными, чтобы встала вся техника. Не сразу, конечно, но большое количество таких волн подряд добьют всю серьёзную технику, за исключением той, которая работает от определённого рода заряда… – он ещё раз громко икнул, и сразу же перескочил на новую тему. – Есть ещё кое-что… Что-то более потрясающее.

– Что?! – затаив дыхание, Линклетер, кажется, совсем опьянел.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности