АтакА & Исключительная

Стоянка опустела: осталось от силы с десяток гражданских автомобилей и две большие военные машины. Не знаю, чего больше я боялась, на полной скорости подбегая к пустому ржавому пикапу: того, что Бриджит сбежала, или того, что её “зачистили” проходившие мимо военные. Сердце бешено колотилось, пульс предупреждающе отбивал набатом в ушах, рука, открывшая водительскую дверь, почти не тряслась от сковавшей всё тело боязни увидеть простреленный труп матери валяющимся прямо на сиденьях…

Стоило мне дернуть дверь, как растянувшаяся на двух сиденьях мать поморщилась и, потянувшись, заставила себя сесть… Я почти не верила своим глазам, в это своё неожиданное счастье – она не сбежала и жива!

– Что ты делала?! – уже запрыгивая за руль, почти без раздражения выпалила я.

– Решила прилечь, а-то голова разболелась… А ты чего так быстро? – стоило этому вопросу прозвучать, и у меня перед глазами сразу же всплыл простреленный труп Винсента Санчеса. – Разве ты не должна отработать полный рабочий день до поздней ночи? – наверняка она до сих пор жива лишь потому, что прилегла и её не заметили… – Ты снова не купила нам с Пегги нори. Мы же тебя просили… И не рассказывай мне про пустые прилавки в магазинах – имей достоинство и признайся, что просто забыла. Жевательные резинки у тебя снова с малиновым вкусом, – она начала растягивать резинку из своего рта и наматывать её на указательный палец. – Терпеть не могу малину, ты ведь знаешь…

Мы уже выезжали с территории ЦТНП – шлагбаум был кем-то снесен и теперь валялся на обочине, – когда я бросила случайный взгляд в боковое зеркало заднего вида и увидела страшное: снайпер, на втором этаже ЦТНП, целился нам в спину! Я была уверена в том, что он выстрелит… Была уверена в том, что если он не сможет попасть по нам – сможет пробить колёса… Но он не выстрелил. Я просто ещё сильнее придавила педаль газа к полу и просто скрылась за углом парка… Нас только что едва не убили так, как убили тех несчастных учёных в узком коридоре! Зачем?.. За что?.. Если бы я могла знать, во что мне станет обретение оружия, я бы, возможно, трижды подумала, прежде чем сунулась на своё рабочее место вне рабочего времени, и определённо точно не привезла бы сюда Бриджит. Впредь нужно быть намного аккуратнее, обдумывать все свои телодвижения и перемещения…

– Куда мы? – вяло поинтересовалась Бриджит, явно не испытывающая восторга от нашего незапланированного путешествия.

– К отцу.

– К твоему отцу?! – а вот теперь она не поскупилась на эмоцию. – Зачем к нему?!

– Не знаю… Больше не к кому.

– Что это значит?!

– Это значит, что у нас больше никого нет! – я практически прорычала эту жестокую истину, которую предпочла бы не произносить вслух.

– Но, дорогая, зачем нам ещё кто-то? Нам и нас всегда вполне хватало друг другу, и Пегги с нами… Бедняжка Пегги, ты видела её сегодня? С чего бы ей валяться лицом в газон? Неужели она снова начала выпивать, – при этих словах она поцокала языком, опустила солнцезащитный козырёк и, глядясь в зеркало, начала пальцами поправлять свою потекшую тушь.

Попытка дозвониться до отца не увенчалась успехом – мобильный телефон продолжал выдавать короткие гудки, наглядно демонстрирующие бессилие современного человека перед лицом глобальной катастрофы.

В последний момент я решила откорректировать маршрут. Мы припарковались напротив дома, в котором я снимала квартиру. Улица была абсолютно безлюдной, но в пятистах метрах впереди произошло что-то страшное: три столкнувшиеся машины, одна из них грузовая, ещё одна – перевернутая на крышу… И ни души. Ужасное, но действенное предупреждение соблюдать предельную осторожность на дороге.

Оставив Бриджит охранять машину – да какой из неё охранник?! – я забежала в дом и, к своему ужасу, обнаружила отсутствие у меня ключей от квартиры: я забыла их в своём автомобиле! Пришлось выбегать из дома и оббегать его по кругу, чтобы попробовать проникнуть внутрь через задний двор. Пока я бежала, сразу из нескольких открытых квартирных окон вылетали и пугающе кружили над моей головой человеческие стоны: неужели, снова началось? Но… Почему я ничего не чувствую?

Это был первый раз, когда я задалась этим вопросом.

Запасной ключ лежал под мраморным кашпо, украшенным лепниной в виде цветущих бутонов роз. Открыв стеклянную дверь, ведущую на кухню, я начала ещё быстрее торопиться, опасаясь того, что Бриджит сейчас может корчиться в машине в полном одиночестве…

Я схватила только укомплектованный тревожный чемоданчик и уже сложенный рюкзак, по пути забежала в ванную комнату и забрала большой органайзер со всеми самыми важными гигиеническими средствами и инструментами. Всё, больше ничего не взяла. В холодильнике было пусто, но можно было бы тряхнуть бакалейные запасы – у меня была припасена пара упаковок круп и несколько банок консервов, – но я так сильно боялась опоздать к нестабильной, а значит ненадёжной Бриджит, что упустила этот момент. Проверив закрытое состояние всех дверей и окон, я выбежала на улицу с громадным рюкзаком и чемоданчиком наперевес, спрятала ключ назад под кашпо и побежала назад к машине.

Я выбежала на тротуар как раз в момент, когда на него же, только в двухстах метрах от меня, выбежало двое рослых чернокожих мужчин, один из которых держал в руках бейсбольную биту. Уже забрасывая вещи в салон пикапа под громкий протест матери на тему того, что я могла бы забросить сумки и в прицеп, а не совать их ей на колени, я боковым зрением увидела, как оба незнакомца одновременно указали руками в нашу сторону и, в следующую секунду, двинулись в нашем направлении сначала быстрым шагом, а затем и всерьёз перешли на бег. Всем своим естеством ощутив острую опасность, я с грохотом захлопнула материнскую дверь и, приказав ей заблокироваться, бросилась к своей. Один из мужчин закричал мне в спину, стоило мне только нырнуть в салон:

– Эй! Эй, подожди!

– У неё работающая машина! – закричал второй.

– Эй, ты подвезёшь меня и моего друга!

Им оставалось меньше ста метров до нас, когда я провернула ключ в замке зажигания и… Вместо желанного звука откликающегося на мой призыв мотора услышала глушащую тишину…

Машина не завелась!!!

Глава 10

Всё произошло настолько быстро, что я не сразу поняла, что у меня всё же получилось пробудить зажигание: я только услышала, как край дубинки самого быстрого мужчины коснулся левой задней фары – он всерьёз разбил её, красные осколки стекла полетели на асфальт! – и в следующую же секунду машина рванула вперёд с диким визгом, вырывающимся из-под стёртых шин. Но нам пришлось разворачиваться: впереди был затор из-за аварии, которую никто не спешил разбирать… Развернувшись впритык к самому пострадавшему автомобилю, я на полной скорости промчалась мимо мужчин, ради блефа выбежавших на дорогу, но всё же побоявшихся бросаться под колёса – они вовремя поняли, что я не нажму на тормоза.

Тяжело дыша, я бросила поспешный взгляд на Бриджит, недовольно откинувшую к себе под ноги мой тревожный чемоданчик, очевидно, мешающий ей:

– Ты как? Пока я отсутствовала, новых Атак не было?

– Пффф… Новых чего? – она действительно не поняла.

Я всё ещё пыталась контролировать своё нервное напряжение и потому пояснила сдержанным тоном:

– Новых приступов ушной боли… Их не было?

– Нет, не было, – вялым и каким-то разочарованным тоном, наконец дала ответ Бриджит, продолжая сосредоточенно смотреть в боковое зеркало заднего вида. – Почему ты не захотела подвезти этих красивых парней? Они такие горячие на первый взгляд… Я бы взяла себе того, что помельче, а тебе оставила бы покрупнее…

– Прошу, прекрати! – сквозь сжатые зубы процедила я, вдруг начав осязаемо быстро терять контроль над своим терпением.

– Да ты вся на нервах… – сумасшедше хихикнув, собеседница попыталась коснуться моего плеча, но я резко отбросила её руку ещё в полёте.

Дальше мы поехали молча. И это могло бы облегчить моё нервное напряжение, если бы не картины трагедий, которые вскоре начали разворачиваться на нашем пути: пять машин, съехавших в кювет; четыре машины, протаранившие столбы и здания; две машины, вылетевшие в лесополосу… Много людей. Раненных, целых, идущих, стоящих, лежащих… Помимо нашей машины на дороге встретилось ещё два автомобиля “на ходу” – оба ехали в противоположную нашей сторону. Одна женщина с подростком лет семнадцати бросились к нашей машине на крутом перекрёстке. Я не остановилась. И позже не пожалела. В зеркале заднего вида я увидела, что эти двое были не одни: за перевёрнутой машиной, съехавшей в кювет, пряталось трое мужчин.

В этот день мне не один раз очень сильно повезло. На дороге, протяженностью в двадцать миль, я не уперлась ни в один серьёзный затор, и ничто не преградило мне путь – я не без препятствий, однако всё же уверенно добралась до своей первой точки назначения, чтобы ещё более уверенно двигаться дальше.

Сельская местность, в которой живёт мой отец, давно начала впадать в захудалое состояние, но ему, всегда нелюдимому, будто было мало этого – он забрался в один из домов, стоящих за чертой поселения. Не знаю, о чём он с Шайлин думали, когда обосновывались здесь с ребёнком… Может быть, считали, что природа ребёнку нужнее, чем городской комфорт. Может быть, они по итогу и оказались правы. Без понятия.

Припарковав машину лицевой стороной к скромному одноэтажному дому с прямой крышей, я не без опаски выключила зажигание с целью экономии бензина, которого в баке оставалось только двадцать пять процентов от допустимого максимума.

– Когда Джером успел переехать? Да ещё и в такую дыру, – подала осуждающий тон до сих пор прилежно молчавшая Бриджит.

– Он давно переехал… И ты об этом знаешь, – не выходя из машины, я начала осматривать выцветшую жёлто-коричневую вагонку дома.

– У его единственного соседа вон какие приличные хоромы, – Бриджит бросила взгляд вправо, в сторону облупившегося сизой краской, но зато двухэтажного дома, стоящего в ста метрах от жилища её бывшего мужа. – И почему Джером не построил себе приличный дом?

В моей голове мгновенно промелькнули картины комнат её собственного дома – ничего приличного так и не показалось. Я тяжело вздохнула:

– Сиди здесь. Жди моего возвращения и никому не открывай. Понятно?

– Да куда уж понятнее… У тебя жевательные резинки еще остались?

– Ты терпеть не можешь малину.

– Я передумала. Теперь я её просто-напросто обожаю.

Металлический почтовый ящик с выцветшим именем Джерома Рокса предлагал забрать из него прессу. Недолго думая, я вытащила газету и первым делом посмотрела на дату: сегодняшнее число. Очень хорошо. Значит, почту здесь и выписывают, и своевременно забирают.

Мой взгляд невольно зацепился за первый разворот газеты, на котором была размещена странная фотография, изображающая массовые беспорядки в США. Статья кричала неожиданно громким для меланхоличной канадской прессы заголовком: “Разоблачение правительства: что известно про Сталь, связанную с ней панику за стеной, и почему канадцам не говорят правду?!”. Ни слова об Атаках… Какая-то призрачная Сталь. Вот ведь жалость: следя за горизонтом, не видят того, что разворачивается прямо у них под носом! Идиоты…

Свернув газету в плотную трубочку и оставив её в правой руке, я продолжила крадущимся шагом приближаться к дому. Со стороны, должно быть, мои движения были очень похожи на охоту за мухой: свернутая газета, перебежка на полусогнутых, тихое прикосновение к дверной ручке… Надо же! Дверь оказалась открытой! Сначала я обрадовалась, но в следующую секунду напряглась: склонный к тщательному предохранению Джером, в отличие от легкомысленной Бриджит, никогда не оставлял двери своего дома открытыми… Может быть, конечно, за последние годы, в которые мы практически не общались, в его характере произошли серьёзные перемены, о которых я не могу подозревать, но с чего бы…

Я вошла на кухню: солнечно-жёлтые стены, небольшой деревянный стол, три стула, гарнитур – всё скромно, но очень чисто, не в пример подобию кухни Бриджит… Тихо прикрыв за собой дверь, я продолжила аккуратное продвижение вперёд. Раз дверь открыта, значит, дома кто-то должен быть…

– Джером?! Томирис?! – я нервно стукнула всё ещё свёрнутой в трубку газетой по левой ладони. Главное сейчас – не увидеть их мёртвыми. О, пожалуйста-пожалуйста, только не такое… – Есть кто?!

Мне оставался всего шаг до порога, за которым лежала затемнённая гостиная, как вдруг из-за угла вынырнула девушка с охотничьим ружьём в руках – дуло было направлено прямо на меня. Я не сразу узнала её, ведь теперь она была почти одного роста со мной, но я сразу же подняла свои руки вверх, ведь она весьма впечатляюще удерживала в своих руках реальное оружие.

– Воу! Спокойнее! – самоуверенным тоном выдала я. – Это я, Диа…

Ей понадобилось около пяти секунд, чтобы смекнуть…

– Диандра? – её ружье заметно дрогнуло.

– Именно.

Мои руки опустились, и только после этого было опущено её ружьё. Теперь я имела возможность рассмотреть её получше: на пару дюймов ниже меня, густые волны свободно распущенных волос длиной почти до локтей на пару тонов темнее моих, кожа чуть светлее моей, большие серые глаза, пухлые красные губы почти бантиком, курносый нос – в целом, очевидное внешнее сходство со мной.

– Что происходит? – её голос звучал с вызывающей силой, но одновременно выдавал внутреннее переживание своей владелицы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности