Демон из Пустоши. Колдун Российской империи

Когда Анонимус принес ужин, Аверин задал самый важный вопрос:

– Ты говорил с Кузей?

– Да, – ответил див. – Он просил помочь…

Анонимус почему-то замялся, и Аверин забеспокоился:

– В чем дело? Что-то с ним? Ты сказал, что мы вытащим его? Успел? Мне только нужно договориться насчет жертвы.

– Да, сказал. Но он просит помощи не для себя… Не только для себя.

– А для кого?

– Для Императорского дива.

– Что?! – Аверин чуть не подпрыгнул. – Для кого? Что это, черт побери, значит?

– Императорский див вместе с ним угодил в ловушку. В такую же, как чуть не попали мы. И он помог Кузе выбраться, а сам остался под завалом в ледяной трещине. Ваш див обещал помочь ему.

– Хм… – протянул Аверин. – Получается, эта трещина и обвал – не случайность? Это была ловушка? И нападение сильного дива – тоже? Кстати. Вы ведь расправились с ним?

– Да. Мы с Кузей его поглотили.

– Вдвоем? Отлично! – обрадовался Аверин.

– Да. Но бо?льшая часть его силы досталась мне. Я полностью восстановился и смог спокойно отдавать вам свою силу, вы потеряли очень много во время подъема, боя и лежа на льду. Лед высасывает силу.

– Да, я знаю… – Аверин задумался. – А где мои часы?

Анонимус встал, подошел к полке и принес прибор.

Аверин взял часы и пощелкал кнопкой.

– Анонимус, смотри, что ты видишь?

– Семь… – слегка ошарашенно проговорил див.

– Ты, что ж, не чувствуешь?

– Я ощущаю, что стал сильнее. Но я не думал… – Его голос дрогнул. – Его сиятельство, Аркадий Филиппович…

– …гордился бы тобой, Анонимус! Ты прикончил дива не ниже восьмого уровня.

– Мы, – поправил Анонимус. – Вы, я и Кузя. Когда вы приказали мне убраться за щит, я уже был готов встретить свою смерть.

– Я все же боевой колдун. А ты… Анонимус, ты действовал очень смело. И спас нас всех. Я обязательно расскажу об этом Василю. И мы подумаем, как тебя наградить.

Анонимус поклонился.

Аверин поужинал, отдал поднос фамильяру и потянулся:

– Послушай, разбуди меня завтра часов в шесть. Мне нужно побыстрее в город. Перед тем как ехать в аэропорт, у меня еще куча дел.

Аверин уже подъезжал к участку, когда вспомнил, что у Виктора сегодня выходной. Он развернулся и поехал к товарищу домой. Зашел в парадную, поздоровался с консьержкой, поднялся на четвертый этаж и позвонил в дверь. Возможно, Виктор и его домочадцы еще спят, но иного выхода нет: в столицу надо срочно, но и бросать поиски девочки нехорошо. Аверин надеялся, что Виктор поможет ему.

Дверь открылась, раздался удивленный вздох, и Виктор, выскочив на лестничную площадку, неожиданно сжал его в объятиях.

– Вы живы! – воскликнул он. Продолжая держать товарища за плечи, он втащил его в квартиру. – Это и правда вы! Хвала небесам!

– А вы-то откуда знаете? – удивленно спросил Аверин.

– Тсс! Мои любят поспать. Пойдемте в гостиную.

Аверин разулся и последовал за Виктором.

– Ваш племянник мне сказал… что вы отправились в Пустошь за Кузей! И я подумал, что вы… – Виктор провел ладонью по лицу.

– Я это и сделал, – улыбнулся Аверин. – И, самое главное, я его нашел.

– Серьезно? – едва выдавил из себя Виктор. – Вы были в Пустоши? И нашли Кузю?.. А я черт-те что подумал… Ну а что я мог еще подумать?

– И что ж вы подумали? – нахмурился Аверин, но потом посмотрел на товарища с удивлением: – О… вы, Что ж, решили, что я наложил на себя руки таким экстравагантным способом?

– Ну а что?.. – смутился Виктор. – Если бы я решил свести счеты с жизнью, то воспользовался бы табельным пистолетом. Ну а вы колдун… Я же думал, Кузя погиб! Вы же сами это утверждали! Связь оборвалась…

– Оборвалась, да не совсем. – Аверин сел в кресло. – Он меня вспомнил, Виктор! Представляете?

– Невероятно… Гермес, как насчет кофе? Мне необходимо прийти в себя.

– От кофе не откажусь. Надеюсь, своим визитом я не перебудил все ваше семейство.

– Не думаю. В любом случае вы очень хорошо сделали, что зашли. Я себе места не находил, собирался опять звонить в поместье.

– Ох уж этот Миша… – покачал головой Аверин. – Устроил переполох.

– Да уж… – проговорил Виктор и вышел.

Вернулся он спустя пять минут с двумя большими дымящимися кружками.

– Вот, держите. Не шедевр, как у вашей Маргариты, но не хуже, чем у Кузи, уверяю. – Он запнулся было, потом добавил: – У нас… есть шанс увидеть его в этом мире? Я рад, что он жив, это отличная новость, но расскажите, что вы опять затеяли?

Пересказ приключений в Пустоши Виктор слушал очень внимательно. Про «спасение Императорского дива» Аверин решил умолчать. Самому бы понять, что это значит. Пока монстр в ледяной ловушке, пусть там и сидит. Сперва нужно вернуть Кузю и поговорить с ним, после этого думать про Императорского дива.

– Понятно, – резюмировал Виктор. – Вы укрепили связь, велели Кузе ждать вас и хотите отправиться в столицу, чтобы вам выдали преступника для вызова, так?

– Да. И надо найти настоящего злодея, чтобы Кузя не расстроился, – улыбнулся Аверин. Кофе оказался неплох. – Но мне нужна ваша помощь. Это по поводу той девочки, помните?

– Конечно, – ответил Виктор. – Я же поэтому и звонил. Эксгумация сегодня в двенадцать часов.

– Отлично, – обрадовался Аверин. – Сейчас половина десятого, я как раз успею домой позавтракать и подъеду. А оттуда сразу же в аэропорт.

– Ну уж нет, – усмехнулся Виктор. – Позавтракаете с нами. Я вас сейчас никуда не отпущу.

Дракулу избаловали донельзя. Дракончик выпрашивал еду, висел на скатерти и занавесках и пикировал над самым столом, но Виктор и даже его супруга только улыбались.

Аверин составил для Виктора список дел и извинился перед хозяйкой дома за то, что нагрузил приятеля работой в выходной. Взамен он пообещал покатать мальчишек на яхте по Ладоге. После завтрака колдун позвонил Маргарите и попросил приготовить вещи в дорогу. А потом набрал номер Булгакова.

Князь заметно удивился звонку, но, услышав, что к нему имеется просьба, тут же пообещал всячески содействовать.

– Дело в том, что мне необходимо получить аудиенцию ее высочества. В ближайшие дни. Вы сможете это организовать? Она ведь ваша племянница, если я не ошибаюсь.

– Хм… моей супруги, если быть точным. И я, разумеется, постараюсь вам помочь, но…

– Но? – нахмурился Аверин.

– Если вам нужна срочность, рекомендую связаться с господином Мончинским. Вы ведь приятельствуете? Он вам поможет гораздо быстрее, чем я.

– Конечно, благодарю вас, – удивленно проговорил Аверин и, попрощавшись, повесил трубку.

Мончинский? В свой последний визит Владимир говорил, что его и колдуна переводят в столицу. Но Аверин плохо помнил ту встречу. Сергею Мончинскому, выходит, дали какую-то важную должность при дворе? Что ж, какая разница. Этим необходимо воспользоваться. Чем больше людей похлопочет, тем быстрее он получит то, что нужно.

Только куда звонить…

– Виктор, – немного смущенно обратился он к товарищу, – вам Сергей Мончинский не оставлял столичный телефон? Рабочий или домашний?

– Оставлял. И рабочий, и домашний. Сейчас посмотрю.

Получив номера, Аверин решил звонить на рабочий. Это у Виктора выходной, а Мончинский, скорее всего, на службе.

Трубку сняли почти мгновенно.

Аверин представился и услышал восторженный голос молодого колдуна:

– Гермес Аркадьевич! Слава богу! Как же я рад вас слышать!

На душе потеплело.

– У меня к вам важная просьба, Сергей, – сразу перешел к делу Аверин. – Надеюсь, вы сможете помочь.

– Я слушаю. – Мончинский тут же стал серьезен.

– Мне сказали, что вы можете договориться о назначении мне высочайшей аудиенции. Мне нужно одно разрешение, и никто, кроме будущей императрицы, дать его не может. Времени на официальные запросы у меня нет. Я сегодня вылетаю в столицу.

– А, это совсем несложно, – обрадовался Мончинский, – Владимира сейчас нет, но как только он появится, я сразу ему передам. Как вы себя чувствуете? Как ваши дела?

Аверин задумался, а потом улыбнулся:

– Просто отлично. Надеюсь скоро вас увидеть.

– Я буду ждать с нетерпением! – воскликнул Мончинский.

Аверин повесил трубку и порадовался за молодого коллегу. Князь Булгаков не обманул – Мончинский, судя по всему, действительно получил приличную должность при дворе и вхож в самые высшие круги. И неудивительно. И колдун, и Владимир сыграли значительную роль в становлении новой власти.

Конечно же, скрыть исчезновение Императорского дива не представлялось возможным. Официальная версия гласила, что Императорский див вышел из-под контроля, а император Александр погиб. Демон был усмирен, а его участь объявили государственной тайной. Быстро и в полной секретности были арестованы колдуны, знающие правду про Императорского дива. Все были помещены под стражу, только Метельский содержался под домашним арестом.

Первое время страной управлял Государственный совет, и вскоре наступила заметная неразбериха, стали расти цены, обострились отношения с Соединенным Королевством и некоторыми соседями. Появились многочисленные претенденты на трон. Среди них, ловко интригуя и лавируя в политических течениях, князь Булгаков умудрился утвердить своего кандидата. Им стала великая княжна Софья Андреевна, дальняя родственница императора и, по совместительству, племянница князя. И хотя наделенная колдовской силой княжна с детства воспитывалась в ските, коронация была назначена на сентябрь, а значит, с официальной церковью тоже удалось договориться.

Аверин не знал, есть ли хоть какая-то реальная власть у княжны и может ли она решить его вопрос. Но с чего-то надо было начинать, а в столице он в любом случае найдет тех, кто управляет и решает.

После завтрака Аверин с Виктором отправились на кладбище.

Каминский уже ждал их.

– Ну-с, – потер руки он, – надеюсь, вы меня не разочаруете.

Одет судмедэксперт был, как всегда, экстравагантно. Поверх уже ставшей привычной легкой хлопковой «толстовки» на нем красовался льняной жилет с вышивкой. Рукава рубашки были закатаны, и на запястье Каминского Аверин разглядел массивный браслет. Рука сама потянулась в карман за часами. Мысль, что это может быть ошейник, настойчиво сверлила мозг. А что, если Каминский все-таки див? Допустили бы его к работе экспертом? Из дивов могли получиться отличные хирурги, Анонимус с его ювелирно наложенным швом тому доказательство. Но допуск дивов к операциям был строжайше запрещен, и это понятно – придется иметь дело с кровью, пусть и с чужой, жажды див испытывать не будет, но кровь колдуна все равно слишком большой соблазн.

Но работа с мертвой плотью – совершенно другое дело. Почему бы не привлечь к ней дива? Например, если Каминский чей-то фамильяр, хозяин мог отправить его учиться, а потом на службу. При наличии связей это может оказаться возможным.

Хм… а почему бы не поступить таким же образом с Кузей? Об этом следовало подумать.

– Я тоже надеюсь, – неуверенно произнес Аверин. – Признаться, я не представляю, что там увижу.

Он повернулся к рабочим:

– Можно начинать.

Родителей девочки Виктор отвел подальше от могилы. Им не стоит видеть содержимое гроба, даже если в нем окажется не их дочь. Каминский возьмет образцы тканей, а Аверин посмотрит, накладывали ли на тело чары.

Заодно можно будет тихонечко проверить самого Альберта Семеновича.

Показалась крышка гроба.

– Вытаскивайте, – велел Аверин рабочим, краем глаза наблюдая, как Каминский надевает халат и перчатки. Браслет обычно был скрыт перчаткой и рукавом, поэтому прежде Аверин его не видел…

…или судмедэксперт просто купил его на прошлой неделе.

Аверин вытащил часы и подошел к гробу. Крышка поднялась, и Аверин, глубоко вздохнув, положил часы обратно.

– Ну и ну… вы и правда меня удивили. И зря отвлекли от работы, – покачал головой Каминский. – Хотя, погожий денек, почему бы и не прогуляться. – Он принялся стягивать перчатки.

– Без вас нам бы все равно не дали вскрыть могилу, – сказал Аверин и помахал Виктору и родителями Алены.

– Подойдите сюда, вы должны это увидеть. – Он посторонился, открывая доступ к гробу.

Родители подошли. Женщина наклонилась, отпрянула и, зарыдав, уткнулась мужу в плечо.

В гробу лежала восковая кукла, сделанная, впрочем, с большим мастерством. Несмотря на то что сейчас чары, придающие кукле вид настоящего человеческого тела, почти рассеялись, было заметно, что чародей, накладывавший их, был мастером своего дела.

– Ваша дочь жива, – обратился Аверин к родителям девочки. – И, думаю, опасность ей не угрожает, по крайней мере сейчас. Мы найдем ее, обещаю.

Пока рабочие закапывали пустую могилу, Аверин отвел Виктора в сторону:

– Я попрошу вас еще об одной услуге, сходите, пожалуйста, в больницу и поговорите с чародейкой. Тетя Алены подождет. Чародей, который это сделал, – очень силен и отлично обучен. И если это и есть чародейка из больницы – ее надо немедленно задержать и допросить. У меня есть версия, кто и зачем похитил девочку. Раньше я сомневался, но теперь почти уверен.

– И кто же?

– Ведьма.

– Ведьма? Вы серьезно? Они что, до сих пор существуют? Я думал, это сказки…

– Нет, ведьмы – не сказки. Просто они всегда хорошо скрывались, ведь их очень сурово преследовали. И, честно говоря, причины для этого были. Чтобы иметь возможность держать «чертей», эти женщины шли на всевозможные ухищрения, подчас очень жестокие. Например, постоянно беременели, на время родов и до следующей беременности сажая дива на цепь, а потом скармливая ему же младенца. Или привязывали дива к своему малолетнему ребенку и заставляли обоих подчиняться, а когда ребенок подрастал, меняли его на нового, рожая или похищая. Часто брали детьми за свои услуги. Дети у них были постоянным расходным материалом. И считалось, что если ведьма перед смертью не «передаст силу», то «черт ее будет мучить» и не даст спокойно умереть. Так что ведьмы, похищающие детей, – это совсем не сказки. Значительно позже появилась практика забирать наделенных колдовской силой девочек в женские монастыри и обучать.

– Ну и ну. И что вы думаете? Где-то живет ведьма и она похитила девочку? Но как? Как она вообще о ней узнала?

– Вот это и надо выяснить. Чародейка из больницы и тетя, безусловно, что-то знают.

Глава 5

Аверин успел купить билет на ближайший рейс и уже спустя полчаса расположился в кресле возле прохода, разместив на полке небольшой чемодан с самым необходимым. К счастью, его никто не узнал, и он тихонько продремал весь полет.

Выйдя из самолета, он направился на стоянку такси, но его окликнули.

– Ваше сиятельство, пожалуйста, не торопитесь.

Он оглянулся. Николай Антонович, колдун из Министерства, стоял в нескольких шагах от него и, насколько мог дружелюбно, улыбался.

Аверин слегка наклонил голову в знак приветствия и спросил:

– Чем обязан?

– Приветствую вас в столице, Гермес Аркадьевич, – поклонился колдун. – Не соблаговолите ли проследовать за мной?

– А столица, как я вижу, ждет и встречает… – усмехнулся в ответ Аверин. – Куда вы отвезете меня на этот раз?

– Мне приказано встретить вас и сопроводить во дворец.

– Вот так сразу? С самолета? Не дав даже переодеться?

– К вашим услугам будет все, что необходимо. Прошу, ваше сиятельство. – Николай Антонович указал куда-то за спину.

На спецстоянке, куда не допускался обычный транспорт, стоял автомобиль Министерства.

Что означает эта встреча? Аверин не стал долго раздумывать и двинулся вслед за колдуном. Его везут во дворец? Отлично. Туда-то ему и надо.

А Николай Антонович не промах – остался на плаву и продолжает служить доверенным лицом, но уже при новой власти.

…И все равно всю дорогу Аверин чувствовал себя как под конвоем. Даже когда очутился во дворце и шел по длинному коридору первого этажа, ему все время казалось, что его ведут в камеру. Странное от этого колдуна исходило ощущение. Очень странное.

Но отвели его не в каземат, а в богатую и хорошо обставленную приемную, которая предваряла кабинет с высокими и черными, украшенными вензелями и золотыми орлами дверьми. Министерский кабинет? С Авериным желает побеседовать министр госбезопасности? Что ж, это вполне резонно.

– Я вас оставлю. – Николай Антонович склонил голову и вышел.

И тут же дверь открылась. На пороге возник Владимир. Он поклонился, а потом посторонился и сделал приглашающий жест, предлагая колдуну войти. Аверин прошел внутрь.

– Ого, очень солидно, – одобрительно заметил он, оглядывая кабинет. Тот не уступал по роскоши и внушительности кабинету князя Булгакова. Над высоким кожаным креслом, расположившимся за массивным столом, заставленным служебными телефонами, висел герб. Вдоль стен располагались кресла поменьше, видимо, для посетителей. Да и сам Владимир был одет вовсе не в привычный казенный костюм Управления, а дорого и элегантно, по последнему слову столичной деловой моды.

– А где же Сергей Дмитриевич? – спросил Аверин. – Или ваш… срок уже истек?

– Должен был, но его продлили. Кандидатура моего следующего официального хозяина пока обсуждается.

– Официального хозяина? – Аверин еще раз оглядел роскошную обстановку. Взгляд его остановился на красующемся на стене блестящем коронованном орле. – Погоди, Владимир, ты… – Он осекся, пораженный внезапной догадкой.

– …Императорский див, – закончил за него Владимир, глядя на колдуна своим обычным холодным взглядом. – Ее высочество Софья Андреевна не может напрямую владеть дивом.

– А Сергей… Дмитриевич? – Аверин был настолько ошарашен, что задал первый вопрос, который пришел ему в голову.

– Его должность временно называется «Главный придворный колдун». Вопрос о названии, как и о кандидате, сейчас в стадии рассмотрения. Моим хозяином станет либо будущий супруг императрицы, либо доверенный колдун высшей категории.

– Ну что ж… От всей души поздравляю тебя, – совершенно искренне сказал Аверин. – Ты, как никто другой, достоин этого.

Владимир слегка поклонился и указал на кресло:

– Присаживайтесь, пожалуйста. И расскажите о вашем деле.

Аверин сел, Владимир остался стоять, только подошел ближе и занял место у окна, скрестив на груди руки. Выглядел он очень властно и уверенно. Не было ни малейших сомнений, что это его кабинет. А Главный придворный колдун при нем навроде секретаря.

– Мне нужно разрешение на вызов дива первого класса, – не теряя времени на вступления, сказал Аверин. – Ты мне его дать не можешь, но не сомневаюсь, что ее высочество к тебе прислушивается.

– И Государственный совет тоже. – На губах дива появилась слегка насмешливая улыбка.

И Аверин подумал, что, устанавливая новое правление, Владимиру наверняка приходится действовать очень жестко. Он и раньше не стеснялся в методах. А теперь, когда ему необходимо не только сохранить жизнь будущей императрицы, но и подчинить ее воле всех несогласных, вряд ли он ограничивается простым запугиванием. Насколько власть успела изменить его? Аверин видел, что див не скрывает, а специально подчеркивает свое положение и новые возможности.

– Я рад слышать, что ты навел порядок, – произнес он. – Так что, ты сможешь мне помочь?

Владимир сделал к нему шаг, и его улыбка, став на миг совершенно человеческой, внезапно исчезла. И он заговорил своим обычным равнодушным тоном:

– Очень хорошо, что вы решились. У вас есть право на фамильяра. И по закону вы можете претендовать на разрешение вызвать дива собственноручно. Но есть ли в этом необходимость?

– Есть, Владимир. Да и не бродят у нас, как правило, по улицам бесхозные дивы первого класса, – попытался пошутить Аверин, но, глядя в глаза Владимира, понял, что шутку тот не оценил.

– Я не говорю о поимке демона, ваше сиятельство. Нет нужды брать из Пустоши неизвестного дива. Ваши заслуги настолько велики, что вы можете выбрать дива из государственных. Вам предоставят хороший выбор. Более того, вы можете выбрать меня. И в этом, я уверен, вам тоже не откажут.

Так вот в чем дело! Вот к чему эта демонстрация.

Владимир вовсе не изменился. Он лишь, как всегда, наилучшим образом старался выполнить свою работу. В том числе окружить императрицу подходящими, по его мнению, людьми. И старался показать Аверину все преимущества владения Императорским дивом. Неудивительно, что именно Владимира выбрали на эту роль. Возможно, он не самый сильный. Но сила – дело наживное. Аверин не сомневался, что уже сейчас Владимиру отправляют приговоренных преступников.

– Ты все же хочешь меня сожрать? – улыбнулся колдун, вспомнив свое первое впечатление о диве.

Но Владимир, и эти слова пропустив мимо ушей, продолжил совершенно серьезно:

– Для меня было бы большой честью служить вам.

– А к чести прилагается должность Главного придворного колдуна, верно?

– Вне всяких сомнений.

– Но мне нужен фамильяр, Владимир.

– Должность Главного придворного колдуна может стать наследственной. Сейчас решается вопрос, будет ли в дальнейшем Императорский див привязан непосредственно к правящей особе или же к придворному колдуну. Есть много «за» и «против». Но никто не усомнится, что вы идеальный кандидат. И я, со своей стороны, хотел бы видеть на должности придворного колдуна именно вас и буду всячески этому способствовать. Вы честный человек, преданный империи и долгу. А это важно. – Див помолчал и неожиданно добавил: – К сожалению, Сергей Дмитриевич пока не готов сдать экзамен на высшую категорию.

Аверин пристально посмотрел на него.

– Ты ведь не хочешь менять хозяина?

Див отвел глаза куда-то в сторону и ответил:

– Не хочу. Это не очень приятно. Особенно если удалось установить связь. Ограничение на контракт с государственным дивом в год – очень правильное решение. Редко кому удается создать крепкую связь за такой короткий срок. Но с вами, я уверен, мы сработаемся.

– Спасибо, Владимир. – Аверин его откровенность оценил. – И в других обстоятельствах я бы всерьез обдумал твое предложение. Но не сейчас. Понимаешь, мне не нужен любой див, даже если это ты. Мне нужен мой див, Кузя. Я нашел его. И хочу вернуть домой.

Зрачки Владимира на миг вытянулись, и Аверин успел это заметить. Верный признак, что див испытывает эмоции. Какие: удивление? Интерес?

– Значит… – медленно произнес Владимир, – он выжил. Вы уверены в этом?

– Без малейших сомнений. Я видел его собственными глазами.

– Вы ходили в Пустошь.

Это был не вопрос – скорее, утверждение.

– Ходил, – не стал скрывать Аверин. – А тебе известно, что это возможно? По приказу Императорского дива ты искал в моем родовом имении именно эти записи отца? О Пустоши?

– Да. Но я ничего не успел найти. А вы не только нашли, но и сумели использовать. Однако это вопрос государственной важности, и я не уполномочен его обсуждать. Ее высочество великая княжна Софья Андреевна ждет вас к ужину через час. Я вас провожу в покои, где вы сможете переодеться. Ваши вещи уже там. Я доложу ее высочеству о важности вашего дела. Остальное расскажете ей сами.

– Благодарю, – сказал Аверин и добавил: – Удели мне еще минуту. Прости, что не спросил сразу. Императорский див – слишком высокая должность, можем ли мы продолжать общаться как прежде? Или я должен говорить «вы» и использовать титул наедине или в официальной обстановке? Мне бы не хотелось, пользуясь давним знакомством, как-то навредить твоему статусу.

– Мы будем общаться как прежде. – Судя по тому, что Владимир ответил не раздумывая, он давно решил для себя этот вопрос. – Вы первый колдун, который назвал меня своим другом. И я прошу сохранить это отношение. А если говорить о статусах, то я хочу, чтобы все знали, что он у вас особенный.

Костюм для высочайшей встречи подготовила Маргарита. А вот посетить парикмахера Аверин не успел, поэтому теперь, рассматривая в зеркале свисающие с ушей неаккуратные пряди, только вздыхал.

Приняв душ и тщательно побрившись, он попытался изобразить на голове приличную прическу, а потом посмотрел на часы. Разница с Омском – три часа. Его ждет довольно поздний ужин.

В дверь постучали.

– Войдите, – разрешил Аверин, подумав, что явился кто-то из дворцовых слуг. Вошел мужчина средних лет с небольшим чемоданчиком.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности