Демон из Пустоши. Колдун Российской империи

Артемий наклонил голову:

– Да, Алеша знает. Он очень вас ждет, хочет показать… А это у вас?.. – Дворецкий посмотрел на Коржика.

– Полицейский див. Я приехал не только проведать, но хочу, чтобы Алеша помог расследовать похищение ребенка.

– О, он будет в восторге. Да проходите же скорее!

Аверин зашел во двор. Коржик тут же принялся принюхиваться и негромко тявкнул, глядя на Аверина.

– Все в порядке, эти дивы принадлежат хозяину дома, – успокоил он пса.

Они зашли в дом, и Артемий, оставив Аверина в гостиной, ушел за Алешей.

Аверин огляделся, и к горлу подступил комок. В доме совершенно ничего не изменилось. Казалось, что вот сейчас из кухни выйдет Анастасия с чашкой чая или кофе и предложит булочки с вареньем.

Дверь скрипнула, только не со стороны кухни, а ведущая из боковой комнаты. И появился Артемий.

– Ну, давайте, выходите, Алексей, вас тут ждут, – сказал дворецкий.

Аверин встал и шагнул к открытой двери. И остановился в некотором замешательстве.

Опираясь на широкий деревянный костыль, из комнаты медленно вышел Алеша. Его лицо покраснело от напряжения, но он пытался улыбаться, а его глаз прикрывала настоящая пиратская повязка, с черепом и костями.

– Ну ничего себе! – удивленно воскликнул Аверин. – Да ты просто герой, Алеша.

– Мы ездили в Москву, Алексея оперировал один известный хирург, профессор. Он творит чудеса. И вот. Сказали, что Алексей сможет со временем сменить костыль на трость.

Мальчик, медленно ковыляя, сделал несколько шагов, потом зашатался, и Артемий потянулся подхватить его, но Аверин опередил дворецкого. Он поднял мальчика на руки и почувствовал, как Алеша одной рукой обнял его за шею.

– В-вы… ве-е-нете ма-а-а-му? – старательно проговорил ему Алеша прямо в ухо.

Аверин вздрогнул. Вот почему Алеша смог перенести ломку. Он верил, что Анастасию можно вернуть. Что ж, как оказалось, мальчик недалек от истины.

Он посадил Алешу на диван и сел рядом:

– Вот что, Алеша. Маму твою, я, к сожалению, не нашел. Но я был в Пустоши и нашел Кузю. И собираюсь его вернуть. И твою маму мы тоже найдем.

Внезапно откуда-то сверху спикировал крупный серый попугай и сел на плечо Алеши. Мальчик указал на птицу:

– Он б-ыудет го-о-воить.

– Вы действительно нашли Кузю? – спросил немного хриплым, но хорошо поставленным голосом попугай.

– Да. – Аверин посмотрел на птицу, а точнее – на дива, с некоторым удивлением. Это Алеша просто здорово придумал. Мальчик диктует диву, что сказать, а тот повторяет. – Как только я заберу его оттуда, мы немедленно заедем к тебе. Прости, что не приходил раньше.

– Я знаю, вы болели, – сказал попугай. Слушать птицу было странно, но Аверин понимал, что скоро привыкнет.

– Я тоже болел, – продолжил попугай, – но потом мама стала сниться, часто. Она ведь не забудет меня?

– Нет, Алеша. Она див высокого уровня. Чтобы забыть тебя, ей понадобится много лет. Мы найдем ее, обещаю.

Аверин не знал, как именно выполнит свое обещание. Но вера Алеши помогла мальчику преодолеть ломку. А может быть, Алеша, умеющий устанавливать ментальную связь с дивами, до сих пор как-то слышит Анастасию? Как Анонимус смог услышать Кузю?

– Я буду учиться. И помогать вам в поисках. Через месяц я поеду сдавать тесты в Академию. Если я их пройду – мне назначат экзамены через год. Я к этому времени смогу ходить. И…

Внезапно заговорил сам Алеша:

– Я ста-а-аюсь го-о-во-ить саам то-э. Веа го-во-о-ит наата само-ому.

– Вера? – уточнил Аверин. – Моя племянница?

– Да, – снова заговорил попугай, – мы с ней дружим. И с Мишей. Это они придумали, – мальчик показал на повязку. – Мы приезжали к ним на прошлой неделе, и Вера сказала, что на костыле и с Томом я похож на пирата. И сшила мне повязку. Я даже ходил по двору, правда совсем недолго.

– Тебя, значит, зовут Том? – Аверин обратился к попугаю.

– Да, я Том. Див второго класса четвертого уровня, господин колдун.

– Рад знакомству, Том, – поприветствовал дива Аверин. – Очень хорошо, что ты служишь Алеше. Слушайся его.

– Где ты его раздобыл? – спросил он у мальчика. – У вас вроде не было говорящего дива.

– Это я, – подал голос Артемий. – Когда Алеша… болел, ему было очень плохо. И я написал в Академию, попросил помощи в поисках говорящего дива. Думал, это облегчит Алексею… И мне помогли, нашли колдуна, который согласился продать нам Тома. Я надеюсь, ему у нас нравится.

– Сейчас узнаем, – улыбнулся Аверин. – Том, тебе нравится в этом доме?

– Да, – ответил попугай, а Коржик тявкнул из-за дивана, напоминая о своем присутствии.

– Вы пришли с дивом? У вас другой див? – снова проговорил попугай, и Аверин понял, что этот вопрос задает уже Алеша.

– А, нет. Знакомься, это Коржик. Он полицейский див. Тебе придется с таким работать, если ты станешь полицейским колдуном. Иди сюда, Коржик. Поздоровайся с Алешей.

Пес подошел к дивану, сел и протянул лапу. Алеша ее пожал.

– Мы к тебе по делу, Алеша. Ты поможешь нам с расследованием? Без твоей помощи никак.

– Да, разумеется.

Единственный глаз мальчика загорелся таким восторгом, что Аверин облегченно вздохнул. Все-таки отчасти он смог загладить свою вину.

Информацию, полученную от Алеши, следовало немедленно сообщить Виктору. И хорошо бы привлечь к делу еще и Владимира. Но тот сейчас, скорее всего, шел по Ладоге на Валаам, да и не станет Императорский див заниматься поиском какой-то девочки.

Когда Аверин вошел в участок, сразу услышал приглушенный шум. Издалека доносились крики, потом хлопнула дверь. Колдун отпустил Коржика, велев ему самому найти Фетисова, и направился в кабинет Виктора. По мере приближения шум нарастал.

Аверин открыл дверь.

– А, Гермес Аркадьевич, как же вы вовремя, – немного усталым голосом проговорил Виктор. И повернулся в сторону женщины, сидящей на диване для посетителей. Судя по ее злому и раскрасневшемуся лицу, кричала именно она. Аверин ожидал продолжения скандала, но, к его удивлению, злость на лице сменилась улыбкой, и скандалистка приветливо обратилась к нему:

– Гермес Аркадьевич? Граф Аверин? Это вы?

– Я, – настороженно подтвердил он и увидел, как Виктор, пользуясь тем, что дама на него не смотрит, вытер со лба воображаемый пот.

А это была действительно дама. Лет тридцати пяти на вид, в строгом дорогом синем костюме, с элегантной прической и макияжем, сделанным не наспех перед работой, а в хорошем салоне.

– С кем имею честь? – спросил он.

– Лидия Ланская, – представилась дама. – Но для вас просто Лидия. Я так рада нашему знакомству! Столько слышала о вас.

– Тоже очень рад. – Аверин отвесил вежливый поклон, не покривив душой. Он и правда был рад видеть в участке госпожу Ланскую: теперь не нужно будет искать способ встретиться с ней. – И что ж вас привело в участок? – осведомился он.

На ее лице снова появилось возмущение:

– Тут совершенно непонятная и дикая история! Моя родная сестра сошла с ума! Чуть не убила меня!

– Я обещаю, что во всем разберусь, – Аверин поднял руку в успокаивающем жесте. – Пожалуйста, успокойтесь и расскажите подробнее.

– Хорошо. – Ланская тут же взяла себя в руки. – Понимаете, у моей сестры недавно случилось ужасное несчастье. У нее умерла дочь. Я понимаю, это огромное горе. Но она совершенно обезумела! Вчера вечером ворвалась ко мне в апартаменты и, представляете, обвинила меня в том, что я украла ее дочь! Я пыталась образумить ее, говорила, что Алена умерла, мы все были на ее похоронах, но бедняжка не унималась. Кричала, что в гробу не Алена, что девочку видели со мной и что она убьет меня, если не верну ей дочь! Я еле вытолкала ее! Но она ударила меня! Вот! – Она показала на щеку. Видимо, на ней должен был остаться след от удара, но если он и имелся, то под слоем пудры, или чем там женщины мажут лицо, видно ничего не было.

– И что вы сделали? – изобразил сочувствие Аверин.

– Ничего. Пригрозила вызвать полицию, и она ушла! Но угрожала мне. Клялась, что вернется и не даст мне покоя. И грозилась убить! Конечно же, с утра я пошла в полицию, писать заявление. В районный участок, он недалеко от дома. Но заявление у меня не приняли! Представляете? Вместо того чтобы отправить человека к этой сумасбродке, чтобы вправил ей мозги, меня переадресовали сюда! На другой конец города! Это уже безобразие! Но и тут у меня не хотят принимать заявление. Более того, пытаются доказать, что моя сестра вовсе не сошла с ума, а один из местных полицейских утверждает, что видел меня тут с девочкой! Это что за издевательство? Я серьезный человек, у меня большие связи и очередь у кабинета! А я, вместо того чтобы принимать просителей, сижу здесь и выслушиваю этот бред!

Аверин посмотрел на Виктора. Тот пожал плечами с выражением: «Я пытался».

Колдун сел в кресло и взял со стола ручку.

– Разумеется, заявление у вас примут, если вы захотите его написать. Но позвольте, я задам вам несколько вопросов.

– Да, конечно, Гермес Аркадьевич, я вся внимание.

– Тогда, если вас не затруднит, расскажите мне про собачку. Белого шпица вашей племянницы.

– Собачку?! – изумилась она. – При чем тут собачка?

– Просто поверьте мне, хорошо? Собачка имеет прямое отношение к, как вы выразились, помешательству вашей сестры. Собачка ведь жила у вас, когда семья сестры попала в больницу?

– Да, жила… – В голосе Ланской все еще слышалось удивление. – Их забрали внезапно, сестра только и успела позвонить и попросить присмотреть. Ключи соседке оставила. Почему не могла и за песиком попросить присмотреть соседку, я понятия не имею. Но я забрала. Ничего песик, культурный. Но я не виновата, что он убежал!

– Вне всяких сомнений, – заверил ее Аверин. – Но не могли бы вы вспомнить, как и когда убежал песик?

– Так я не знаю… я Светлане Ивановне заплатила, консьержке нашей. Ну не сама же я буду с собакой гулять, правильно? Она ее и выводила, у нее ключи были. А как-то вечером я вернулась, а она рыдает – не уследила, мол.

– А вы?

– Объявления повесила, но без толку. Поняв, что пса не найти, я позвонила заводчице. Все-таки неудобно, собака не дешевая, да и Алена расстроится. Спросила, нет ли еще щенков. Но оказалось, все щенки уже проданы. Новых пока нет.

– Заводчице? Погодите. Вы знаете, где взяли собачку? Это вы ее подарили?

– Нет, не я. Но заводчицу я посоветовала. Алена давно хотела щенка. А тут и собака красивая, и человек надежный, не подсунет больное животное. И недорого совсем просила. Сестра моя вышла замуж за бедняка, дурочка. Да я бы купила новую собачку, не сомневайтесь! Нашла бы, что ж это, последний шпиц в Петербурге? Но Алена умерла, царствие ей небесное. – Ланская перекрестилась.

– Алена жива, – сказал Аверин. – Вместо нее похоронили куклу под чародейской личиной. Сама девочка похищена.

Он решил, что Ланской следует знать. Тетя – важный свидетель. Если не ключ ко всему.

Ланская прижала ладонь ко рту:

– Как – куклу?.. – выдохнула она.

Вместо ответа Аверин повернулся к товарищу:

– Виктор Геннадьевич, вы не могли бы пригласить господина Фетисова с Коржиком? Я хочу кое в чем убедиться.

– Нет, подождите! – перебила его Ланская. – Что вы такое говорите?!

– Правду. Вас поэтому и направили в этот участок. Виктор Геннадьевич ведет дело о похищении вашей племянницы. И вы можете помочь найти и разоблачить преступника. Не вините свою сестру. Она совершила большую ошибку, явившись к вам с угрозами, но совершила она ее не без причины. Вскоре я вам все объясню.

Виктор позвонил колдуну и позвал его в кабинет.

– Да, я бы хотела услышать объяснения, – слегка поджала губы Ланская.

Аверин промолчал. Он был уверен, что Виктор уже многое успел рассказать, но дама, пребывая в гневе, попросту его не слушала.

Дверь открылась, и в кабинет зашел Коржик. За ним следовал Фетисов.

– Коржик, осмотри нашу гостью, пожалуйста, – попросил Аверин.

– Это что, собака?.. – немного испуганно спросила Ланская. – И зачем ей…

– Это полицейский див. Коржик, скажи, эта дама приходила в участок с девочкой?

– Гав, – ответил Коржик и отрицательно мотнул головой.

– В участок? С какой девочкой?

– Коржик только что подтвердил, что это были не вы.

Див еще раз понюхал свидетельницу и аккуратно тронул ее лапой. Ланская брезгливо отодвинулась. А Коржик подошел к хозяину и тронул лапой его.

– Коржик говорит, – перевел Фетисов, – что у госпожи есть колдовская сила.

– Это правда? – Аверин посмотрел на женщину.

Она вздохнула:

– Да… Не очень большая… я не замужем, детей нет, думала даже пойти в скит в старости. Но мне не стать колдуньей. А вот у Алены… у нее был настоящий талант. Или есть… Так она жива?

– Алена уже после своей мнимой смерти приходила в участок. И с ней была женщина, похожая на вас настолько, что сама девочка считала ее своей тетей. Именно поэтому ваша сестра обвинила вас. Мы свяжемся с ней и все уладим.

– Это… не укладывается в голове!

– Да, история очень необычная. И поэтому нам очень нужна ваша помощь. Расскажите о заводчице собачек. Вы знаете ее адрес? Имя? Где вы познакомились?

– Марина Соловьева ее зовут. Где живет, не знаю, мы друг к другу в гости не ходим. Встречаемся в ресторане, на Невском. «Вишневый сад». Там есть отдельные небольшие залы для подобных встреч.

– Что за встречи?

– Ну… – Ланская почему-то смутилась. – У нас что-то вроде клуба по интересам.

– Какого рода интерес?

– Колдовство, – вздохнула она. – Но вы не подумайте! Мы не делаем ничего… запрещенного! Лишь общаемся, читаем книги, обсуждаем.

– И в этом клубе… – медленно произнес Аверин, – у всех есть колдовская сила? Я так понимаю, собираются там… дамы?

– Только дамы, да. Ах… если бы такой колдун, как вы, разок посетил нашу встречу… Выступил бы с речью…

– Это вполне возможно.

Аверин подумал, что посетить собрание – весьма неплохая идея. Если там бывает «заводчица».

– А насчет колдовской силы? – напомнил он.

– Ах, она имеется не у всех. Некоторые наши слушательницы просто теоретически интересуются колдовством. Но у некоторых, конечно же, есть.

– Могу я узнать имена членов клуба?

Ланская нахмурилась:

– Гермес Аркадьевич, мы ничего незаконного не делаем! Только книжки читаем, обсуждаем новости, как настоящие колдуны в своем Собрании. Да и ваши подвиги нередко становились предметом обсуждения…

– Но вы наверняка рассказывали о своей племяннице?

– Да, конечно, рассказывала. И меня многие поддержали: девочке нужно в скит. Мы законопослушные, уверяю!

Аверин кивнул, соглашаясь:

– Не сомневаюсь. Давайте сделаем так. Вы мне назовете участников, а я взамен приду на одну из ваших встреч и расскажу что-нибудь интересное из практики. Скрываться смысла нет, все равно на встрече я всех увижу.

– Боже, это будет такой сюрприз! – Она всплеснула руками. – Записывайте: Ольга Ветлицкая, Олеся Костеркова, Анна Сомова…

– Сомова? – Аверин удивленно приподнял бровь.

– Вы знакомы? Да, наверняка. Она так много рассказывала о вас! Она бывает на ваших лекциях. Но это же тоже не запрещено, ведь так?

– Так… – Аверин повернулся к Виктору. Лицо товарища тоже выражало удивление.

– Александра Светлова и Женечка Крылова, – продолжила Ланская. – Ей всего восемнадцать, и она мучается, идти ей в скит или выйти замуж за своего возлюбленного. Мы уже третье собрание это обсуждаем, и вы знаете…

– Извините, что перебил, но я с удовольствием поучаствую в этом обсуждении, когда приду к вам. А Марина? Заводчица? У нее есть колдовская сила?

– Соловьева? Нет, у нее как раз нет. Она просто интересуется.

– Не подскажете ее телефон?

– Да, конечно. – Ланская порылась в сумочке и достала записную книжку. Полистала и протянула Аверину:

– Вот он.

Аверин записал и протянул листок Виктору. Тот понимающе кивнул.

– Собрание в пятницу, в три часа. – Ланская с надеждой посмотрела на Аверина. – Я не буду никому говорить, это будет такой сюрприз! Но вы точно придете?

– Обязательно!

Когда Ланская ушла, Виктор покачал головой:

– Ну и ну. Кто бы мог подумать… Анна Сомова. А от вашей известности одна сплошная польза, Гермес. – Он встал из-за стола и выглянул в коридор. – Ребят, кто не занят, пробейте телефон и адрес. И сделайте нам кофе.

– Сомова… – Аверин прошелся по кабинету. – Сомова – это даже хорошо, надо будет с ней предварительно побеседовать. Но не она в этом клубе самая любопытная. Скорее, я бы удивился, если бы она не посещала такого рода собрания.

– А кто же? – спросил Виктор.

– Заводчица Соловьева. Потому что разводит она вовсе не собак.

– М-м?

– Я не зря брал Коржика. Алеша поговорил с ним и узнал кое-что важное. В доме Чернышевых довольно долгое время находился див.

– Как это? – удивился Виктор.

– А вот так. Но это еще не все. Этим же дивом пахло у квартиры Ланской. И, судя по тому, что Коржик запах учуял, этот див бывал там нередко. Уж точно не один раз.

– Собачка! – ахнул Виктор.

– Именно. Поэтому надо как можно быстрее разобраться с Соловьевой. Она однозначно замешана в этой истории.

– Скорее всего. Про Алену она узнала от Ланской и зачем-то подсунула девочке дива под видом собаки. Стоп, погодите-ка… – Он нахмурился. – А ведь Алена пришла сюда, потому что увидела свою собаку «у другой девочки»! Черт! – он хлопнул по столу.

– Да, – согласился Аверин, – у нас намечается еще одна жертва. Или это настоящая хозяйка дива. Например, дочь Соловьевой. Эх, как жаль, что не узнали, где именно Алена видела девочку.

– Хм. – Виктор задумался.

В это время открылась дверь, и зашел Павел Крысин. В его руках дымились две чашки с кофе.

– Здравствуйте, ваше сиятельство, – поприветствовал полицейский Аверина и поставил чашки на стол.

– Телефон с адресом. – Павел положил перед Виктором лист бумаги и собрался уйти.

– Погоди, – остановил его Виктор, – Паша, ты не помнишь, где Алена видела ту девочку с собачкой? Она не говорила?

– Сказала, что «в парке, недалеко».

– Недалеко… – Аверин взял свою чашку. – Не так-то много тут парков. Может быть, тот, что у Кронверкского?

– Да, пожалуй… Паша, можешь идти, – отпустил Виктор подчиненного, а сам взял листок и внезапного воскликнул: – Ого!

– Что?

– Это телефон не Соловьевой! Да и не существует никакой Соловьевой, я думаю. Адрес по телефону – это адрес Екатерины Френкель!

Глава 7

По парку лучше всего было бы прогуляться с Коржиком или Расом, но оба дива вместе с Фетисовым отбыли на вызов. Полицейский колдун сильно изменился – совсем перестал бояться своих подопечных и теперь не только выезжал с ними, но и забирал обоих домой после службы. Похоже, его семья не возражала.

Аверин все же решил пройтись по парку. Кто знает, вдруг удастся встретить девочку с собачкой. Найти ее надо как можно быстрее, стало совершенно ясно, что она не дочь чародейки.

Впрочем, может быть, Алена видела обычную собаку. В конце концов, Ланская права, шпицев в Петербурге достаточно. И черные уши у них тоже встречаются нередко. Алена могла ошибиться.

Прогуливаясь, Аверин размышлял о том, как несправедлив мир к женщинам, наделенным колдовской силой. Если бы ему предложили выбор: пойти в монахи или никогда не иметь ни прав, ни возможности выучиться и использовать силу, что бы он выбрал?

Аверин этого не знал. Монастырь – последнее место, где бы он хотел провести свою жизнь. Не лучше ли пойти в тюрьму за незаконное колдовство? Да, далеко не все мальчики заканчивали Академию. Но у них хотя бы был шанс. А взять, например, Веру. Почему у нее шанса нет? Аверин решил, что об этой несправедливости надо будет обязательно поговорить с ее высочеством. Она должна понять.

С другой стороны, будущая императрица сама выросла в ските. И, вероятно, именно интересы скитов она будет продвигать больше всего.

Аверин походил по парку и прошелся вдоль Кронверкского проспекта, почти до самого зоопарка. Собаки попадались, но среди них не было ни одного шпица. Он миновал высокую ограду и наткнулся на вывеску «Площадка для тренировки и выгула собак». Внизу была нарисована стрелочка. Мимо прошел пожилой мужчина с бульдогом. По всей видимости, он направлялся именно туда.

Отлично! Наверняка девочка со шпицем не просто гуляла по парку, она, как и остальные, шла на площадку!

Аверин пошел за мужчиной с бульдогом, и через некоторое время они оказались возле солидного поля, окруженного такой же металлической решеткой, что и зоопарк. На поле виднелись различные приспособления – горки, мостки и прочие собачьи радости, которые не так-то просто отыскать в центре города. Собак было немало. Однако ни одного шпица Аверин разглядеть сквозь решетку не смог.

Сюда нужно будет вернуться с Коржиком. И, не вызывая подозрений, поговорить с завсегдатаями. А может, если повезет, див почует шпица и возьмет след.

Аверин направился домой. Попробовал позвонить Анне Сомовой, но дозвониться не смог. И не успел он отойти от аппарата, как раздался звонок.

– Добрый вечер, Гермес Аркадьевич, это Булгаков. Документы готовы. Вы сможете получить осужденного в Первом следственном изоляторе, – сообщил он.

Что ж, глава Управления счел необходимым позвонить лично, а формальности потребовали совсем немного времени. Вероятно, запрос в Управление был направлен накануне, еще из столицы, после ужина с княжной. Или раньше? И об этом позаботился Владимир?

Как бы то ни было, это отличные новости. Поужинав, Аверин принял душ, немного почитал и лег спать. День выдался длинным и нелегким.

У Булгакова в кабинете он был в половине девятого утра.

Князь поднялся навстречу и пожал ему руку.

– Рад видеть вас в добром здравии. Про вас, признаться, ходили нехорошие слухи.

– Ломка колдуна – отвратительная вещь, – усмехнулся Аверин, – но она проходит, как правило.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности