Демон из Пустоши. Колдун Российской империи

– Расскажите это господину Рождественскому. Все Управление завалено жалобами его адвокатов с приложенными свидетельствами врачей. Дескать, князь по состоянию здоровья должен находиться в клинике, а не в камере. Вы не обижайтесь, Гермес Аркадьевич, но я уже начинаю подозревать, что наш князь комедию ломал с самого начала. Дело и так разваливается, а тут еще главный фигурант «не способен ответить за свои деяния по состоянию здоровья».

– Нет, на момент ареста он не притворялся, иначе господин Смирнов и господин Фетисов не смогли бы его так легко арестовать. А сейчас…

Аверин задумался. Ломка чуть не уничтожила его, но была ли это только ломка? Ведь сейчас ничего не изменилось, связи по-прежнему нет, он лишь знает, что Кузя жив, и делает все, чтобы спасти его. И чувствует себя совсем иначе. От прежнего состояния не осталось и следа.

– …что с ним сейчас, я не знаю. Но могу попробовать поговорить. Позже. Сейчас меня занимает совершенно другое дело.

– Да, я знаю. Вот документы. – Булгаков повернулся к столу и взял тонкую синюю папку. – Но зачем вам вызывать дива первого класса? Или это секрет? Вы же всю жизнь работали в одиночку и получили своего дива совершенно случайно. Привыкли к хорошему?

– Да, привык. – Аверин взял папку. Открыл ее и вскинул брови. Он знал преступника, который смотрел на него с фотографии. Точнее – преступницу. Чтобы окончательно развеять его сомнение, наверху страницы было написано «Алина Белицкая».

– Именно она? – Он перевел взгляд с досье на Булгакова.

– А что, собственно, вас смущает? Она совершила несколько особо тяжких преступлений и была приговорена к высшей мере. И сама внесла себя в список первой очереди. Вы же знаете, что приговоренные к сжиранию дивом преступники иногда ждут своей участи годами. И поэтому, из гуманистических соображений, существуют «список первой очереди». Преступник имеет право внести туда свое имя, и тогда, при необходимости, он будет казнен одним из первых. Для многих ожидание смерти мучительнее ее самой. Тем более такой смерти.

– Ясно.

Дальше Аверин расспрашивать не стал. Было ли это совпадение или так странно распорядилась судьба, но колдун надеялся, что Кузя эту девицу уже и не вспомнит.

– Распишитесь тут, – Булгаков похлопал по столу, где лежали еще несколько бумаг. – Сейчас подберем вам сопровождающих, колдуна с дивом. Сегодня подайте документы в изолятор, а завтра утром вам подготовят и выдадут преступницу, надо глянуть, кто на дежурстве… – Булгаков обошел стол, сел в кресло и открыл журнал.

Неожиданно дверь резко распахнулась, словно от сильного удара. Аверин удивленно повернул голову: пришедший не удосужился даже постучать.

– Не нужно никого подбирать. С Белицкой поеду я, – раздался знакомый голос, и в кабинет шагнул Владимир. Булгаков аж вскочил от неожиданности.

– Владимир?! Что ты тут делаешь?

Вместо ответа Владимир открыл дверь пошире и низко поклонился. В кабинет вошла княжна Софья.

– Он сопровождает меня, дядя, – улыбнулась она и протянула руку.

Булгаков выскочил из-за стола и поцеловал ее. И только после этого слегка ошарашенно произнес:

– Ваше высочество… Чем я заслужил честь видеть вас в этой скромной обители? Разве не принимает вас сейчас Владыка?

– Уже нет. Я нахожусь здесь по делу государственной важности. Более того, я остановилась в вашем особняке. С тетей Елизаветой уже договорились.

– Дело государственной важности? – Булгаков перевел взгляд с племянницы на Аверина и сдвинул брови:

– Гермес Аркадьевич… что вы опять затеяли?

– Это совершенно секретно, прошу прощения, Дмитрий Петрович, – Аверин дежурно улыбнулся и, в свою очередь, подошел к ее высочеству и коснулся губами ее руки. – Не ожидал вас увидеть… так рано.

– У нас много дел, – она посмотрела на князя Булгакова. – Очень рада нашей встрече, дядя, мы еще повидаемся за ужином. А пока, с вашего позволения, господина графа я у вас похищу.

Она кивнула Аверину, призывая следовать за собой.

Булгаков несколько раз открыл и закрыл рот. Но все же обрел дар речи:

– Гермес Аркадьевич, погодите. Вам же для вызова нужны два ассистента. Одним, я полагаю, выступит господин Мончинский. Но вам нужен еще один!

– А вторым выступлю я, дядя. У меня есть государственная звезда, подтверждающая мою квалификацию. – Она улыбнулась, направилась к дверям, но на пороге обернулась: – И не забудьте, это совершенно секретно. И меня вы тоже не видели.

На мгновение приложив палец к губам, она покинула кабинет.

Следом, попрощавшись с князем легким поклоном, вышел Владимир.

Перед зданием Управления к ним присоединился Мончинский.

– Куда теперь? В «Кресты»? – спросил он.

– Ваше высочество, – удивился Аверин, – вы собираетесь ехать в тюрьму?

– Да, мне бы хотелось взглянуть на это знаменитое место. А после, когда мы передадим документы, если вас не затруднит, я попросила бы провести небольшую экскурсию по вашему замечательному городу. Я была здесь давно, в детстве, но помню, как он красив.

– С большим удовольствием, но… – Аверин замолчал, не зная, как объяснить, что у него нет времени развлекать княжну. Необходимо было заняться расследованием. Но как отказать? Особенно после всей помощи, что княжна ему оказала. Он вздохнул:

– Прошу простить. Но после передачи заявки на жертву мне необходимо будет заехать в участок и взять там полицейского дива. Я должен обследовать место, где мог появляться преступник. Помните, я рассказывал, что ищу девочку. Может быть, город вам покажет Сергей Дмитриевич? А как только я освобожусь, немедленно присоединюсь к вам.

– Конечно, – княжна Софья наклонила голову, – я отлично помню. Простите мое любопытство, но что за место? Где оно находится?

– Собачья площадка возле одного из скверов, в центре. Вы как раз можете прогуляться неподалеку, посмотреть Петропавловскую крепость и прекрасный вид на Зимний дворец. А я схожу с Коржиком, это полицейский див, на площадку.

«И если шпиц окажется там, задержу его и хозяина».

– Владимир? – произнесла княжна.

И див повернулся к Аверину:

– Нет нужды заезжать в участок. У меня есть форма собаки.

Колдун смерил его взглядом. Совершенно очевидно, что его никуда не хотят отпускать одного. Хорошо еще, что вся компания не пожелала остановиться в его доме. Но очень возможно, придется посетить ужин у Булгакова. И тут еще одна мысль пришла Аверину в голову и заставила нахмурить брови.

– Владимир, мы можем поговорить наедине? – спросил он.

Владимир вопросительно посмотрел на княжну. Та взяла Мончинского под руку:

– Покажите мне, пожалуйста, как устроено Управление, Сергей Дмитриевич.

Когда они ушли, Аверин постучал пальцем по папке.

– Твоя работа? – спросил он.

– Да, – ответил див. – Как только вы озвучили свою просьбу, я немедленно доложил ее высочеству, получил разрешение, связался с князем Булгаковым и присвоил делу статус особо важного. Это означает, что вопрос должен решаться в первую очередь.

– Я знаю, что это означает, Владимир. Но в кабинете князя я не называл фамилию будущей жертвы, а ты ее знал. Это ты предложил кандидатуру Белицкой?

– Да.

– Но зачем?

– Ваш див может помнить ее. Или по крайней мере ощущать, как что-то знакомое и вызывающее эмоции. Так больше шансов на успешный вызов и на то, что отзовется именно Кузя.

Аверин посмотрел Владимиру в глаза. И встретил спокойный уверенный взгляд. И понял, что возразить ему нечего. С технической точки зрения Владимир прав. А с моральной… По классификации Кузи Белицкая – «плохой человек». Аверин знал, что ей вменили в вину организацию всех совершенных ее подельниками и демоном Григором преступлений. По совокупности она получила высшую меру. И добровольно внесла себя в список. А может, она действительно хотела быть сожранной дивом. Но все равно, Аверин ощущал, что совесть его неспокойна.

Потому что Белицкая – молодая девушка? Потому что он знает ее лично?

Какая разница? Еще не хватало испытывать моральные терзания по поводу убийцы.

– Вы на чем приехали? – поинтересовался он, чтобы перевести тему.

Владимир указал на автомобиль Мончинского.

Это тоже была «Ладога», но старая модель, к тому же довольно потрепанная. Именно на ней ездил Мончинский, пока служил в Управлении.

– Это никуда не годится, – покачал головой Аверин. – Поедете на моей. Я понимаю, что ее высочество в Петербурге тайно, но это не повод возить ее на развалюхе.

– Согласен. – Владимир направился к машине хозяина, достал из нее небольшую сумочку и переложил на заднее сиденье «Меркурия» Аверина. – Прошу вас кратко изложить мне суть дела, которым мы будем заниматься. И подробно – что именно я должен искать, – сказал он.

Аверин ничуть не пожалел, что Владимир отправился с ним в изолятор. Даже личный визит ее высочества, если бы о нем было известно, не произвел бы такого впечатления на администрацию «Крестов», как появление Владимира. Было видно, что дива тут знали, и знали отлично. Документы приняли чрезвычайно быстро. За Белицкой можно будет заехать завтра в восемь утра.

Аверин вздохнул. Головой он понимал, что процесс, курируемый Императорским дивом, идет невероятно быстро. Но каждый час, даже каждая минута промедления заставляли нервничать. Напрасно он пытался успокоить себя тем, что Кузя прекрасно выжил в Пустоши, будучи в десятки раз слабее, чем сейчас, волнение не оставляло колдуна. Ловушки, сильный див, случайно ли их появление? О Пустоши известно очень мало. Права княжна Софья: открытие отца чрезвычайно важно для всего мира. И если Россия станет первой страной, исследовавшей Пустошь…

Размышляя об этом, Аверин не заметил, как подъехал к Кронверкскому. Припарковав автомобиль Мончинского, он вышел и увидел свой «Меркурий». Владимир, конечно же, приехал первым. В машине никого не было. Аверин прошел в парк и стал оглядываться по сторонам – ее высочество и сопровождающие должны находиться где-то рядом. Но никого похожего видно не было. Только невдалеке любовалась фонтаном дама в роскошной цветной шали и с беленькой кучерявой болонкой на поводке.

Аверин прислушался к ощущениям. Болонка?.. Да это вообще не собака… Он шагнул вперед, и женщина повернулась:

– А мы уже заждались.

Но Аверин, лишь мельком взглянув на княжну, уставился на собачонку.

– Впечатляющая… собачка, – сказал он и прикусил губу, сдерживая улыбку.

Собачка, подняв уши, холодно посмотрела на него.

– Вот, я принес. – К ним спешил Мончинский. Подойдя ближе, он протянул благоухающий выпечкой и ванилью сверток. На бумаге проступили жирные пятна.

– Ах, всю жизнь мечтала попробовать знаменитые петербуржские пышки, – воскликнула княжна и осторожно взяла сверток.

Аверин оглянулся на Мончинского и указал на болонку.

– Вы знали? – стараясь не рассмеяться, спросил он.

– Знал… – Мончинский запнулся. – Правило же… колдун Управления, принимая дива, знакомится со всеми его личинами.

Аверин глубоко вздохнул и обратился к княжне Софье:

– С вашего разрешения, могу я взять у вас… Владимира и сходить на площадку?

– Вы не будете возражать, если я составлю вам компанию? – спросила она.

Аверин посмотрел на нее с сомнением.

– Это может быть опасно. А вы – слишком ценная персона, чтобы так просто рисковать. И идея, что вы будете ассистировать при вызове, мне тоже не нравится. Я не сомневаюсь в вашей квалификации и уверен в Кузе, но… а что, если случится прорыв?

Она достала пышку, обернутую салфеткой, и протянула пакет Аверину:

– Угощайтесь, пожалуйста. И я не устану вам повторять, что сейчас самая важная персона в Империи – это вы, граф. Еще одну дальнюю родственницу найти всегда сумеют. А вот еще одного Аверина, способного посетить Пустошь, – нет. Поэтому, раз вы рискуете, то и мне можно, – улыбнулась княжна. – Да и нет тут никакого риска. Сами говорили, что шпиц – див второго класса. Что может случиться под защитой Владимира?

Аверин окончательно понял, что из виду его выпускать не собираются. И Владимир неслучайно постоянно поблизости. Он снова следит. Только на этот раз, скорее всего, див действительно получил приказ о защите. Что ж, спорить смысла не было.

– Хорошо. – Колдун достал пышку и откусил сразу половину. А когда с едой было покончено, в сопровождении княжны направился на площадку.

Мончинского оставили недалеко от ворот, на скамейке. Молодой колдун должен был подать сигнал, если появится девочка с собакой: шпиц мог почуять Владимира и сбежать.

Владимира отпустили с поводка почти сразу. Див рванул к снарядам, старательно обнюхивая каждый. Никто: ни собаки, ни хозяева – не обратили на него никакого внимания. Обежав площадку, он вернулся и несколько раз тявкнул.

– Он нашел след, – сообщил Аверин и взял болонку на поводок. – Идем за ним.

Они вышли с площадки, и Владимир потянул их куда-то вперед по дорожке. Аверин махнул Мончинскому, и тот двинулся следом.

Шли недолго. Перед станцией метро свернули в переулок, и через некоторое время Владимир привел их к парадной одного из хороших дорогих домов. Да и не было в центре других зданий. Внизу сидела консьержка, что существенно облегчило дело. Аверин позвонил, и дверь тут же открылась.

– Возьмите… собачку на руки, – тихонько сказал он княжне.

И они вошли в парадную.

– Здравствуйте, – широко улыбнулся Аверин, а консьержка, поправив очки, спросила:

– Вы к кому?

– Мы по объявлению. Нашли собачку жильцов из вашего дома. Но по телефону дозвониться почему-то не получилось, и мы и пришли по адресу.

– Собачка? – Консьержка посмотрела с подозрением. – А какая квартира? Я не помню у нас в парадной болонок.

– Да как же? Не туда зашли? – Аверин сделал вид, что смутился. – Квартира семнадцать… кажется… дом точно этот. В объявлении фотография была, беленькая такая собачка, пушистая. Вот же она!

– А… – На лице консьержки отразилось понимание. – Так вы ошиблись, да-да. Девятнадцатая квартира, только у них шпиц, Родик. Неужели потерялся? Ну, неудивительно, в такой суматохе-то…

– В суматохе? Что-то случилось? – Княжна Софья сделала встревоженное лицо.

– А, да девочку, дочку, ночью на «Скорой» увезли. Собачка вроде с ними была… но у них шпиц. И ухо черное, – она показала на свое ухо.

– Так вот почему телефон не отвечает, – покивал Аверин, – как жаль, что не их. А что с девочкой случилось?

– Не знаю. Я не спрашивала, а мне не докладывают.

– А собачка не их, значит… А чья же? Такая собачка милая, и потерялась. Не знаете?

– Нет, не знаю, извините, – пожала плечами женщина.

– Ясно, спасибо вам большое, – поблагодарил Аверин, и вся компания вышла из парадной.

– Так, нужен телефон. Без полиции нам не скажут, в какую больницу увезли девочку.

Добравшись до автомата, он позвонил Виктору.

– Я нашел хозяйку собаки.

– Прекрасно! – обрадовался Виктор.

– И мы были правы – она жертва. Ночью девочку увезли в больницу. Вероятно, этот див травит своих жертв. Скорее всего, увезли в Боткинскую. Да, нашей Френкель там уже нет, но остался сообщник. Кто-то же выдал фальшивое заключение о смерти девочки.

– Возможно, что и не было сообщника. Сегодня с утра по повестке явились и лечащий врач Алены, и заведующая отделением, и патологоанатом. И выяснилась любопытная вещь – тело девочки в морг доставила лечащий врач, что уже само по себе удивило патологоанатома. Но врач пояснила, что все сестры заняты, показала заключение и расписку от родителей о том, что они категорически возражают против вскрытия. Вот только, если верить лечащему врачу, она той ночью отделения не покидала, а документы ей принесла старшая медсестра. Сестру мы тоже опросим, но я уверен, что она никакие документы не относила.

– Ничего себе… – удивился Аверин, – эта Френкель поистине сильная чародейка, раз смогла за такой короткий период наложить столько сложных личин. Да уж. Не на то она тратит свой талант.

– Согласен. Так вы говорите, нашли девочку. Вы знаете ее адрес?

– Да. Именно поэтому и звоню. – Аверин продиктовал улицу, номер дома и квартиры, – надо точно узнать, куда ее увезли. И где собака. Возьмите с собой Раса, он сильнее Коржика. Хотя нет, берите обоих.

– Ну что ж, дальше делом займется полиция.

– Значит, идем гулять? – спросила княжна.

– Как вам будет угодно, – не стал возражать Аверин и добавил: – Владимиру лучше пока остаться болонкой. Нам могут попасться люди, знающие его в лицо.

– Вы правы. – Княжна передала собачку на руки Мончинскому, и тот прижал ее к груди.

К счастью, на ужин к князю Булгакову ехать не пришлось. После длительной прогулки ее высочество поблагодарила Аверина за приятно проведенное время и милостиво отпустила домой.

Маргарита так обрадовалась, как будто не видела его как минимум месяц.

– Ах, вы весь в делах, Гермес Аркадьевич, весь в делах… вот я вам тут наготовила, – она указала на стол. Расставленная еда была еще теплой, даже от свежесваренного компота шел пар. Как она догадалась, что он придет именно сейчас?

Впрочем, такими сложными вопросами Аверин задаваться не стал, он был чертовски голоден.

А поев, тут же позвонил Виктору.

– Нашли мы девочку, Наталья Сизова, в Боткинской, предварительный диагноз – кишечный грипп, – без всяких вступлений сообщил Виктор.

– Понятно. Вы говорили с ее родителями? Есть колдовская сила? И, главное, собака. Вы нашли ее?

– Увы. Собака убежала еще ночью, родители Натальи даже не поняли, куда она делась. Хватились только утром, когда пришло время с ней гулять. А вот колдовская сила у девочки имеется. Мать работает чародейкой в салоне красоты.

– Проклятие, – досадливо сморщился Аверин, – опоздали. Надо было мне вчера этим заняться. Тогда взяли бы дива и допросили.

– Не расстраивайтесь, – голос Виктора звучал вполне удовлетворенно, – он все равно не сказал бы, где сейчас Екатерина Френкель. Думаю, она и есть его хозяйка. Главное – мы успели найти вторую жертву. И предотвратили похищение.

– Да, вы правы. Но все же стоит выставить охрану.

– Уже. Паша с Расом поехали в больницу. Заодно див понюхает там, может, найдет что-то интересное.

Аверин представил себе, как полицейский идет в больницу с лысой хохлатой собакой, вспомнил суровую болонку в исполнении Владимира и, не выдержав, рассмеялся в голос.

– Что такое? – поинтересовался Виктор.

– Обещаю, я вам сразу расскажу, как только будет можно.

К сожалению, другу нельзя было знать, что Владимир в Петербурге.

– Вы опять вляпались во что-то секретное? Да, кстати. Как у вас вообще дела по… главному вашему делу?

– Завтра обряд.

– Ого! – воскликнул Виктор. – Уже завтра?! Неужели я снова увижу Кузю… Надо будет обрадовать мальчишек.

– Погодите радовать, – попросил Аверин. – Не сочтите меня суеверным, но давайте я сначала вытащу его.

– Конечно, я это и имел в виду, – согласился Виктор. – Ну, удачи тогда. Жду завтра вашего звонка с особенным нетерпением.

Ночью Аверин спал плохо. Ему то снился Императорский див, вылезающий из коридора вместо Кузи, то княжна Софья проваливалась в Пустошь, и дальше – в расщелину, под лед, то он спасал Кузю, привозил домой, а тот набрасывался на Маргариту и сжирал ее. И каждый раз Аверин просыпался в холодном поту и долго не мог заснуть. Да, нервы стали совсем ни к черту. В последнее пробуждение он встал, нашел в холодильнике флакончик валерьянки и выпил примерно треть, размешав в стакане воды.

И после этого заснул, к счастью, без сновидений.

Ранним утром Владимир уже ждал его возле изолятора. Аверин поприветствовал дива кивком головы и тоже принялся ждать, когда придет тюремный врач. Белицкую должны были привезти на каталке. По правилам, ей сделают усыпляющую инъекцию и доставят до места в тюремной машине.

Однако решетчатые двери открылись, появился медик, а сразу за ним – Белицкая. Она была в наручниках и шла в сопровождении двух конвоиров.

– Что это значит? – хмуро поинтересовался Аверин.

– Прошу прощения, ваше сиятельство, – пояснил медик, – но заключенная отказалась от инъекции.

– Это разве разрешено?

– Да. Можно написать отказ. Но я все равно буду сопровождать ее. Необходимо сделать надрезы… у меня с собой новокаин, порежем под местной анестезией.

Аверин немного подумал.

– Вот что, – проговорил он, – не нужно новокаина. И вы можете отдыхать. Мы сами со всем справимся.

– Но, ваше сиятельство… понимаю, вы колдун и умеете это не хуже меня, но протокол…

– Я распишусь везде, где требуется. Жертве не нужно пускать кровь, поэтому ваша помощь не понадобится.

– Хорошо. – На лице врача читалось заметное облегчение. Видно было, что процедуру принесения в жертву он не любил, а может, и не делал ни разу, все же дивов первого класса вызывают не так часто.

– Тогда сейчас ее, – он кивнул на Белицкую, – отведут в автозак, и вы можете ехать.

– Обойдемся без автозака, – сказал Аверин, представив, как объясняет племянникам, что за странная машина приехала в поместье. – Мы заберем ее на моем автомобиле. Владимир обеспечит охрану.

– Ты здесь один? – спросил он у дива.

– Да, – ответил тот. – Я уже отвез хозяина и благородную госпожу в поместье под защиту вашего фамильяра.

Аверин вновь перевел взгляд на медика:

– Где бумаги?

– Вот, – врач протянул стопку документов. – И… – Он достал из кармана контейнер для стерилизации. – Тут два заправленных шприца со снотворным, на всякий случай. Если она испугается и передумает…

– Я не передумаю, – смотрящая до этого безучастно в пол Белицкая подняла голову. – Я хочу видеть того, чьей частью стану.

Владимир шагнул к заключенной и сжал пальцами ее плечо.

– А, это ты… глупый служебный пес, – усмехнулась она. – Ты меня поймал, и ты же теперь везешь меня на казнь?

Владимир ничего не ответил. Только, не церемонясь, толкнул ее вперед. Конвоиры, как по команде, расступились к стене.

Провожаемые редкими взглядами, они спустились вниз, в тюремный двор.

Владимир втолкнул Белицкую на заднее сиденье.

– Вы позволите мне сесть за руль? – обратился он к колдуну.

– Конечно, – ответил Аверин, садясь сзади. Белицкая демонстративно отодвинулась к окну.

Неприятная девица. Аверина слегка царапнуло это ее «я стану его частью». Впрочем, в разное время «частью» Кузи становились и взяточник, и убийца Сомов, и садист Даниил, и даже тот отвратительный похититель и насильник, Аверин запамятовал его фамилию. Кузю это совершенно не испортило. Аверин еще раз посмотрел на девушку. Нет, она не просто преступница. Она пропуск для Кузи в этот мир.

– Поехали, – сказал он Владимиру.

Некоторое время Белицкая сидела молча. А потом спросила:

– Вы же граф Аверин, да? Я видела ваше фото в газете.

– Да, – односложно ответил он. Не хватало еще вступать с ней в беседы. Но девушка не унималась:

– Вы спасли дивов с того острова, была большая шумиха. Вас даже по телевизору показывали, и бедных жертв тоже. Вы не злой человек. Тогда зачем вам это все? Зачем вы призываете в мир нового раба? Только не говорите, что это ваш долг или у вас приказ. Жалкое оправдание!

– Приговоренный во время транспортировки должен молчать. Закрой рот, – не оборачиваясь, велел Владимир.

Лицо Белицкой исказила кривая усмешка:

– Ха! И что ты мне сделаешь? Сожрешь прямо тут? Хозяин тебя за это не похвалит! Расскажи-ка, как тебя наказывают, пес? – Она рассмеялась. – Но знаешь, я тебя не виню, ты просто раб и не можешь сопротивляться приказам.

– Могу, – спокойно проговорил Владимир.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности