Демон из Пустоши. Колдун Российской империи

Белицкая удивленно уставилась на него. Аверин тоже посмотрел в зеркало заднего вида, но отражающиеся в нем глаза дива ничего не выражали.

– Тогда почему? Зачем ты им служишь?! – выкрикнула Белицкая.

– Ты должна молчать, – снова сказал Владимир. – Иначе я вколю снотворное.

– Не имеешь права! Я подписала отказ! Ты обязан… – она осеклась и посмотрела на Аверина: – Он может это сделать?

Аверин молча кивнул. Ему вдруг стало жалко девицу. Да, возможно, она психопатка, но, как бы то ни было, она боролась за «добро», в которое верила.

Владимир молча открыл бардачок, куда Аверин положил шприцы.

– Не нужно, – остановил его колдун и обратился к девушке: – У меня был див. Я любил его как сына. Он спас меня, но сам попал в Пустошь. Я хочу вернуть его.

Он посмотрел на Владимира:

– Думаю, она имеет право знать.

Владимир едва заметно кивнул, не отрывая взгляда от дороги.

– Ладно, – сказала Белицкая, скрестила руки на груди и уставилась в окно. Остаток пути они проехали молча.

Глава 8

Машина подъехала прямо к склепу, возле которого уже ожидал Анонимус.

– Его сиятельство Вазилис Аркадьевич и остальные домочадцы отбыли в город, в парк каруселей. Дома только госпожа Любава, – поклонившись, доложил он.

– Спасибо тебе, Анонимус.

– Это не моя заслуга, хозяин. Ее высочество великая княжна решила, что так будет лучше всего, а Вазилис Аркадьевич согласился, что не стоит мешать вам или подвергать опасности детей.

– Верное решение. Пожалуй, не будем тянуть время. Позови остальных. Ее высочество в доме?

– Да. Смею надеяться, что сумел организовать достойный прием, несмотря на внезапность.

– А… Кузя?

– Ждет на той стороне. Я предупредил его, что коридор откроется совсем скоро.

Из машины вышел Владимир. Белицкую он оставил внутри. Оба дива тут же замерли, глядя друг другу в глаза. Аверин почувствовал, как воздух загудел от напряжения. Владимир находился на территории Анонимуса. К тому же в прошлый свой визит он вторгся на эту территорию с враждебными намерениями. И то, что он действовал по приказу, могло послужить извинением перед Авериным, но никак не перед Анонимусом. Див, отвечающий за защиту дома, спускать такое не собирался. С другой стороны, Владимир сильнее, и его статус Императорского дива значительно выше. Его территорией теперь можно назвать всю Империю, и поместье входит в ее состав. Уступить он не мог. Аверин на миг задумался, стоит ли вмешаться. И понял, что не стоит. Он доверял обоим дивам и знал, что они не начнут драку. Пусть сами установят надлежащую иерархию.

– Его сиятельство приказал позвать участников обряда, – проговорил Владимир.

– Да, – согласился Анонимус. – Нужно что-то еще, хозяин?

Они оба развернулись к Аверину. Напряжение тут же спало.

Что ж, вне всяких сомнений, они разберутся и будут работать слаженно.

– Не нужно. – Аверин зашел в склеп, написал свое имя, активируя двойной алатырь. Вскоре на улице послышались голоса. Дверь в склеп открылась, и Анонимус по очереди запустил внутрь княжну, Сергея и Владимира, крепко держащего за локоть Белицкую. Девушка не сопротивлялась, а глаза ее лихорадочно блестели. Но не страх в них был, а какой-то шальной восторг.

Аверин шагнул к дверям и сделал небольшой надрез на руке:

– Мне нужно заблокировать выход. На случай прорыва. Я надеюсь, все отдают себе отчет в том, что это значит.

– Конечно. – Княжна посмотрела на него слегка насмешливо: – Может, я обучалась не в Академии, но, поверьте, теорию знаю неплохо.

– Прошу прощения, не хотел никого обидеть. Тем более вас.

– Я знаю. Это и есть коридор? Какой необычный знак. – Она посмотрела на алатырь.

– Да. Встаньте, пожалуйста, у стены, вот там. А вы, Сергей, справа от меня.

Он начертил защитные круги вокруг колдунов. Потом сделал круг для себя и встал в него.

– Владимир, поставь жертву перед звездой.

Владимир подвел Белицкую к алатырю и поставил к нему спиной. После чего сделал несколько шагов назад и застыл в углу склепа. Аверин огляделся по сторонам. В противоположном углу таким же изваянием застыл Анонимус. Колдуны находились на своих местах под защитой заклятий. Только Белицкая развернулась и теперь стояла лицом к коридору.

– Скорее всего, держать Кузю не понадобится. Но лучше быть готовыми, – обратился Аверин к Мончинскому. – Пока я привязываю, вы закроете коридор. Он закрывается, как обычный проход. И добавил, уже для всех: – На случай прорыва план такой. Если в коридор войдет кто-то сильный, я, Анонимус и Владимир загоняем его обратно, остальные закрывают коридор. Понятно?

– Да, – ответили присутствующие.

– Есть запасной план, – неожиданно Владимир незаметным движением расстегнул пиджак и рубашку. В полумраке склепа Аверин разглядел на груди и животе дива алатырь без звезды. Такой же, как был у Кузи.

– Что это значит? – мрачно спросил он.

– Я видел, как это сработало. Если коридор перекрыть не удастся, я смогу защитить ее высочество. Кто-то из колдунов должен раскрутить звезду.

– Он инициировал рассмотрение вопроса, чтобы такие татуировки сделали всем дивам Управления, – пожаловался Мончинский.

Аверин только вздохнул. Владимир прав. Пожертвовав собой в случае серьезной опасности, он поможет избежать лишних смертей и сам не погибнет зря вместе с колдуном. Но Аверин не знал, решится ли снова раскрутить звезду. Еще раз вздохнув, он сказал:

– Начинаем.

И сделал новый надрез на руке, на этот раз на правой. Вытянув ее, он запустил алатырь.

Из стены, почти сбивая с ног, вырвался ледяной вихрь, и прямо из густой холодной тьмы, образовавшейся на месте алатыря, на пол склепа шагнул серебристый демонический кот. И остановился примерно в полуметре от жертвы. Узнал?

– Какой ты… красивый, – с восторгом выдохнула Белицкая и протянула руку, коснувшись морды кота. И тогда его пасть открылась, обнажая огромные клыки. Миг – и девушка исчезла.

Аверин провел скальпелем по руке и шагнул из защитного круга.

Княжна Софья охнула за его спиной.

Кот сделал шаг навстречу. Аверин протянул руку, и как только язык дива коснулся раны, почувствовал жжение в глазах. Ему захотелось обхватить руками мохнатую шею и прижаться щекой к серебристой шерсти. Но вместо этого он принялся читать заклинание.

Выставлять приоритеты Аверин не стал: если див захочет защищать его, пусть делает это по своей воле. Колдун каждой клеткой тела ощущал, как Кузя испуган, устал и замерз.

«Подожди немного. Еще чуть-чуть, и мы пойдем домой».

Демонический кот муркнул, и на его шее засверкали переплетенные нити ошейника. Для порядка прочитав еще пару раз заклятия, Аверин тихонько попросил:

– Кузя, отпусти мою руку.

Язык показался из пасти в последний раз и скрылся между клыками. Зверь огляделся по сторонам и внезапно исчез. Между ногами Аверина юркнул полосатый кот. Высунув морду из-за штанины, Кузя оскалился, зашипел на Владимира и спрятался обратно.

– Что это с ним? – тихо спросила княжна Софья.

– Он напуган, – пояснил Аверин, нагнулся, поднял Кузю с пола и аккуратно устроил у себя за пазухой. – Вероятно, он помнит, как Владимир охотился за ним, но забыл, что они подружились. Прошу, не могли бы вы оставить нас?

– Конечно. – Княжна направилась к выходу. – Разрешите мне хотя бы снять блокировку с дверей. Я чувствую себя совершенно бесполезной в этой операции, – улыбнулась она.

– Нам повезло, что не случилось ничего неожиданного, – возразил ей Аверин.

Когда склеп опустел, он выпустил из-за пазухи пригревшегося Кузю.

Аверину нужен был повод, чтобы избавиться от посторонних глаз, но то, что див напуган, было недалеко от истины. Все его эмоции ощущались настолько отчетливо, что колдуну казалось, будто он читает мысли Кузи. Див первого класса – могущественное существо. Аверин видел, как огромный демонический кот сражался в Пустоши и поглощал врагов. Да что там, только что Кузя за долю секунды сожрал человека. Но все равно хотелось прижать его к груди, защитить от всех опасностей. И больше никогда не давать в обиду.

– Подожди, – негромко поговорил он, – сейчас я закончу, и мы пойдем… в тепло.

Аверин вывел знаками имя брата и неожиданно подумал, что было странно умышленно допустить ошибку в пароле, закрывающем коридор, а не открывающем его. Но в любом случае пароли не должен узнать никто. Нельзя сказать, что Аверин не доверял княжне или Владимиру, но пока коридор находится возле дома брата, не стоит открывать его без контроля.

– Мяяа… – Кузя сделал круг по склепу, тщательно обнюхивал пол и стены, иногда утробно рыча на следы колдунов и дивов. И Аверин, не выдержав, снова подхватил кота на руки. И поднес к лицу.

– Кузя… это действительно ты?

Вместо ответа Кузя вытянул шею и лизнул его в нос. И Аверин почувствовал, как исчезает, растворяется… нет, не страх дива, а застывший в них обоих лед Пустоши. И холодные темные стены склепа вдруг стали невыносимо давить. Не отпуская Кузю, он бросился к дверям и распахнул их.

Лето было в самом разгаре. И он только сейчас заметил это. Увидел зеленую траву, листья, услышал щебетанье птиц и шелест ветра.

Аверин вышел и, щурясь от солнца, присел на траву, посадив кота на колени.

– Ну вот, Кузя, – тихо сказал он и провел пальцем между кошачьих ушей. – Трава, цветы, солнце. Забудь ледяной кошмар, как страшный сон.

До дома они добрались часа через два. Кузя, казалось, обнюхал каждую травинку, каждое дерево и скамейку. Кружил вокруг фонтана, запрыгивал на качели. И вскоре Аверин понял, что делает кот. Он ищет свои следы.

И пытается вспоминать. Память дивов отличалась от человеческой. Они запоминали все с фотографической точностью, и, похоже, смутность и смазанность воспоминаний беспокоили Кузю. На протяжении всей прогулки див не отходил от Аверина дальше чем на десять шагов, и если колдун останавливался – мяукал и звал за собой. Как будто ему требовалось что-то вроде маяка, бегать без которого даже по саду он опасался.

…А может, так и было. Ведь все время пребывания в Пустоши Кузя держался за разорванную связь с колдуном, стараясь не потерять воспоминания, а вместе с ними и выход из Пустоши.

В комнате Кузя обследовал все углы и, успокоившись, запрыгнул на кровать.

– Ты есть хочешь? – спросил Аверин. – Или, может, ты хочешь принять человеческий облик?

Кот попятился.

– Кузя, – нахмурился колдун, – так дело не пойдет. В человека! – скомандовал он.

И тут же на кровати появился мальчишка. Он был еще более худым, чем его запомнил Аверин, но стал выше ростом. Волосы отросли до плеч и потеряли свой яркий цвет – снова стали рыжевато-русыми. Кузя забился в самый угол, подобрал под себя ноги, обхватил плечи руками и уставился исподлобья.

– Холодно, – жалобно сказал он, и, как бы в подтверждение словам, по его телу прошла крупная дрожь.

Аверин сдернул с кровати одеяло и накрыл дива. Сам сел рядом. Не погорячился ли он, заставив Кузю сменить облик приказом?

– Ты ведь помнишь, что ты Кузя? – осторожно спросил он.

– Да, помню, хозяин.

– Так, подожди. А как меня зовут, помнишь?

– Кажется… – Див протянул к Аверину руку, но сразу же отдернул. Колдун тут же протянул свою.

– Не бойся, можно трогать.

Кузя снова коснулся его кожи пальцами и внезапно крепко сжал ладонь.

– Гермес… Аркадьевич. Ваше сиятельство. «Хозяин», когда мы наедине.

– Вот, уже лучше, – обрадовался Аверин, а Кузя наморщил лоб.

– Я должен рассказать, пока помню, – он посмотрел на колдуна.

– Конечно, говори.

Див закрыл глаза и, не выпуская руки, начал быстро и сбивчиво говорить:

– Мы вместе выпали из дыры, и лед треснул. Нас обоих потянуло вниз, в пропасть. Сверху летели огромные глыбы, даже он не смог справиться с ними. А я слабее, меня тянуло меньше, било меньше. Нас завалило в расщелине. Его сила растопила лед, и он глубоко вмерз в него. И погружался все глубже. Я скреб лед, пытаясь выбраться, но безуспешно. Пришел тот, кто устроил ловушку. Но ушел, не заметив меня и не сожрав. А потом он выпустил меня и провалился еще глубже. Я пообещал, что вы спасете его. Вот. Кажется, я все запомнил, да? Я это повторял постоянно, чтобы не забыть.

– Думаю, да, Кузя. Ты все запомнил.

На миг в глазах дива промелькнула радость, и он стал похож на прежнего Кузю. Но только на миг. Потом его зрачки стали вертикальными, а верхняя губа задергалась, обнажая клыки. Кого-то почуял? Див отпустил руку и еще сильнее закутался в одеяло.

– Давай я принесу тебе поесть? – спросил Аверин.

Кузя быстро кивнул.

– Хорошо. Я пока схожу на кухню, попрошу что-нибудь у Анонимуса. Ты помнишь Анонимуса?

Кузя задумался, а потом снова кивнул.

– Отлично. Тогда я принесу тебе чего-нибудь вкусного и зефир. Хочешь зефир? – Аверин постарался улыбнуться, но получилось плохо. Пустошь превратила Кузю в бледную тень себя прежнего.

Див смотрел растерянно. Не было понятно, вспомнил ли он любимое лакомство.

– Никуда из этой комнаты не выходи, – велел Аверин и отправился на поиски Анонимуса. Фамильяр нашелся быстро.

– Ее высочество в библиотеке, – доложил он. – Я собрал для нее все материалы, которые она просила. Но она хочет расспросить меня. Для этого мне нужно разрешение. Ваше или Вазилиса Аркадьевича.

– Ты можешь рассказать ей все, о чем она спросит, касаемо коридора. Только не упоминай пароль и не называй его. Если великая княжна захочет построить свой проход – мы не сможем ей помешать. Но с коридором в поместье будем работать только под моим контролем. И вот еще что. Подумай, что ты можешь знать о Пустоши и ее устройстве. Нам все-таки придется доставать из завала Императорского дива. Он спас Кузю, и тот пообещал. Вот если бы еще знать как… об этом тоже не говори никому.

– И Вазилису Аркадьевичу? – В голосе фамильяра послышалось сомнение.

– Ему можно. Я с ним сам об этом поговорю. Без его помощи точно ничего не выйдет. А пока собери еды для Кузи. Зефир и молоко ведь в доме имеются?

– Молоко есть. А вот о зефире не подумал, прошу прощения.

– Ничего страшного. Позвоню Маргарите, попрошу купить. Приготовь тогда молока и бутерброды.

Аверин сам понес поднос в комнату. Кузя, конечно, помнил Анонимуса и знал, что фамильяр не враг. Но все равно мог занервничать.

Но, зайдя, в комнату, Кузю он не увидел. Только скомканное одеяло валялось в углу кровати. Подойдя, Аверин осторожно приподнял его край – и не смог сдержать улыбки.

Кот, свернувшись клубком и прикрыв лапой морду, крепко спал. Когда одеяло приподнялось, он дернул усами и пошевелил ухом, но не проснулся.

Аверин положил одеяло рядом.

– Бедняга… – прошептал он. – А я лезу со своими вопросами… ты когда спал-то последний раз?..

Он присел на кровать рядом и некоторое время просто смотрел на спящего кота. Потом осторожно протянул руку и погладил по мягкой шерстке. И ощутил, как наваливается сонная усталость. Нет, не привычное уже за эти месяцы чувство бессилия, а обычная усталость человека, завершившего очень важное дело. Хотелось уткнуться лицом в теплую шерсть и заснуть так же сладко, как Кузя.

Он ощутил легкую, едва заметную вибрацию под пальцами. Кузя даже сквозь глубокий сон чувствовал присутствие хозяина и начал мурчать.

Но, к сожалению, нужно идти. Остались важные дела.

Аверин осторожно убрал руку и, стараясь не шуметь, осторожно вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь. Пусть Кузя поспит до вечера. А потом они поедут домой.

В библиотеке Аверин застал всех участников эксперимента. Ее высочество просматривала бумаги, Мончинский скучал, а Владимир с явным интересом читал книжку по анатомии дивов. По всей видимости, книга отца нравилась всем дивам.

Оторвавшись от бумаг, княжна Софья спросила:

– Как ваш Кузя? Ему лучше?

– Да, он спит. Пока, если вы позволите, я бы не хотел, чтобы с ним беседовал кто-то посторонний.

– Понимаю, – согласилась она.

– Наверняка, – немного виновато начал Аверин, – вы надеялись увидеть что-то более впечатляющее. Но все выглядело как обычный вызов дива первого класса.

Княжна негромко рассмеялась:

– Ах, граф, право, так мог сказать только боевой колдун. Это для вас вызов «обычный». Я же ни разу не видела, как вызывают дива первого класса. И, поверьте, заметила очень много интересного, так что мои ожидания более чем оправдались. Тем более что это определенно не был обычный вызов. Вы вышли из защитного круга! С чего вы взяли, что Кузя не набросится на вас?

– Когда я был в Пустоши, он не напал на меня, даже, наоборот, защищал и сражался совместно с моим фамильяром. И потом… – Аверин замолчал на мгновение, пытаясь сформулировать точнее. – Когда Кузя появился из коридора… в общем, я ощутил восстановление связи раньше, чем начал заклинание. Я знал, что он не тронет меня.

– А вы говорите «ничего интересного». Это же переворачивает все, что мы знаем о дивах! Связь в Пустоши не рвется окончательно? Конечно, нам пока не удавалось вызывать из Пустоши дивов в течение жизни их предыдущих хозяев, но все же… ведь Кузя вам даже не фамильяр!

– Фамильяр… – негромко и задумчиво повторил Мончинский. – А что, если… – он наморщил лоб и замолчал.

– Говорите, Сергей Дмитриевич, – подбодрила его княжна.

– Сейчас… секунду, я попробую сформулировать…

Открылась дверь, и тихо вошел Анонимус. Поставил поднос с чаем на столик и отошел в угол. Противоположный от того, в котором сидел Владимир.

– Вы помните тот эксперимент его сиятельства Аркадия Аверина? – наконец заговорил Мончинский. – Когда он создал внутренний ошейник и надел его на Владимира?

– Конечно, – сказал Аверин.

– Внутренний ошейник? Я не слышала…

Владимир поднял глаза от книги:

– Этот эксперимент долгое время был засекречен. Потом, когда больше никому не удалось его повторить, было принято решение считать его успех случайностью, удавшейся только одному человеку один раз. И вся информация была отправлена в архив.

– О… – удивленно протянула княжна. – Так же, как с той государственной программой исследования заклинания изменения формы? Когда из всех подопытных в итоге выжил только один? Это сочли случайностью, и программу спешно закрыли.

– Да.

– Любопытно. – Княжна посмотрела на Мончинского. – Продолжайте. Как это связано с нашей историей?

Мончинский откашлялся:

– Эксперимент заключался в том, что Владимира привязывали к колдуну специальным ошейником, который находился у него под кожей и мышцами шеи. И поверх него немецкий колдун, ни о чем не догадываясь, надел свой. Владимир тогда находился в Германии с миссией разведчика. Это ведь он узнал, где скрываются Гитлер и его див! – Последнюю фразу Мончинский произнес с такой гордостью, будто сам имел к описываемым событиям непосредственное отношение.

– Об этом я слышала. Но еще не дошла до этих документов в личном деле. Читаю шестой том.

– Так вот. Колдун, к которому привязали Владимира, должен был отдать ему почти всю свою кровь. И был на грани жизни и смерти. И связь получалась чем-то похожей на связь с фамильяром. Ведь так? – Мончинский повернул голову к Владимиру.

– Да, – подтвердил тот.

– Вот! – уже уверенно воскликнул молодой колдун. – А вы, Гермес Аркадьевич, тогда, у дома Хмельницких… помните? Вы потеряли огромное количество крови и умерли бы, но Кузя держал вас. А он выпил очень много вашей крови. Может, это связано? Как-то?

– Хм… – протянул Аверин. Рациональное зерно в словах Мончинского однозначно было. И, похоже, княжна Софья тоже так считала.

– Анонимус, – обратилась она к фамильяру, – от этого эксперимента остались какие-то черновики? Или, может быть, ты что-то помнишь? Ведь ты ассистировал Аркадию Филипповичу?

– Я… помню, ваше высочество… – Див запнулся и опустил взгляд. При этом вид его сделался донельзя смущенным.

– В чем дело? – удивилась княжна. – Я что-то не то спросила?

Аверин вздохнул. Скрывать смысла не было.

– Нет, ваше высочество, – сказал он. – Просто дело в том, что Анонимус в полном объеме хранит память моего отца. Вы можете задать свои вопросы почти напрямую.

– Ох… – Княжна ошеломленно закрыла рот ладонью, но тут же взяла себя в руки и добавила: – Для меня было бы большой честью побеседовать с этим великим человеком, пусть даже таким образом. Я могу просить об этом?

– Конечно. Если Анонимус согласится, – подтвердил Аверин.

Див поднял взгляд:

– Хозяин… был бы рад.

– В таком случае я прямо сейчас задала бы некоторые вопросы.

Почему-то после слов княжны Аверин испытал смутную тревогу. Он посмотрел на фамильяра. Странное ощущение исходило от него.

– Могу я немного подготовиться? – спросил Анонимус.

– Да, конечно.

Анонимус поклонился и скрылся за дверью. Аверин перевел взгляд с княжны на Мончинского, а потом на Владимира. Тот смотрел вслед фамильяру долгим пристальным взглядом.

– Ты почувствовал? – спросил колдун у дива.

– Да. Ваш фамильяр начал изменяться.

– Личина? – уточнил Аверин.

– Не совсем. Похоже на…

Договорить он не успел. Дверь открылась, и в библиотеку вошел отец.

Это не был Анонимус под личиной. На вошедшем был надет отцовский придворный костюм, такие Аверин не раз видел на фотографиях. На губах отца играла улыбка, и Аверин с трудом смог сглотнуть колючий ком, подступивший к горлу.

Он не помнил этой улыбки. Но сейчас, когда увидел, в его ушах отчетливо зазвучало:

«Гера, у тебя получилось! Я говорил, что ты будешь лучшим!»

Перед глазами всплыл светлый прямоугольник окна и большие алые цветы за ним. Что это за окно?

Вспомнить он не успел. Отец?.. Анонимус?.. шагнул к креслу, на котором сидела княжна Софья и грациозно опустился на одно колено.

– Позвольте, ваше высочество? – он протянул руку, и она вложила в нее свою. Вид у княжны был весьма озадаченный.

Граф Аркадий Аверин поцеловал ее пальцы и с улыбкой наклонил голову:

– Прошу прощения, что заставил ждать. Но я не мог позволить себе явиться пред светлые очи прекрасной дамы в нелепо свисающем костюме дворецкого. Наш фамильяр довольно высок, всегда ему завидовал, признаться.

Аркадий Филиппович поднялся и выпрямился.

– Я готов ответить на любые ваши вопросы, – сказал он.

– Тогда… – Княжна уже пришла в себя и даже улыбнулась в ответ. – Первый вопрос. Вы – граф Аркадий Филиппович Аверин? Дивы все-таки поглощают души?

Он внимательно посмотрел на княжну:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности