Дракон: Отработанный материал. Заповедная планета. Игры теней

– Например, твое умение обращаться с взрывчаткой. Или способность замечать то, чего не видят другие. Пока ты спал, я старательно прокручивал в памяти твои выкладки про закрытую лабораторию. Искал изъяны в логике и рассуждениях. И пришел к выводу, что ты был абсолютно прав. Там, в океане что-то есть. Не знаю, что именно, но есть. Хотя, признаюсь откровенно, я склоняюсь к мысли о производстве наркотиков. Но сейчас речь не об этом.

– А о чем тогда?

– О том, что даже если у нас ничего не получится и корпорация останется владельцем планеты, вместе нам будет легче противостоять их политике выжимания соков из поселенцев.

– Чтобы переломить эту ситуацию, нам нужно будет избавиться от зависимости в поставках товаров. Перейти на полное самообеспечение. Вот тогда мы сможем диктовать им свои условия.

– Если перестать отлавливать пушных зверей, нарушится экологический баланс. Животные расплодятся так, что может начаться мор, – подумав, ответил Мишель.

– А кто сказал, что нужно прекратить охоту? Добыча пушнины должна идти своим чередом, но цену за нее будем назначать мы. Но это только в том случае, если поселенцы перестанут зависеть от факторий.

– Значит, придется бросить все силы на изучение местной флоры.

– Хочешь сказать, что ты еще не все тут на составные части разложил?

– Издеваешься? Да я и трети не знаю. На планете столько растений, что их еще изучать и изучать. Работы непочатый край.

– Вот и займись этим. Начни с простого. Людям нужно что-то, из чего можно делать сахар. Для начала. И учти, процесс должен быть простым и доступным. Без этих твоих научных заскоков.

– Думаю, выпаривание сока растения дело достаточно простое, – усмехнулся в ответ врач. – Есть тут один кустарник, сок которого содержит солидное количество сахарозы. Я его случайно обнаружил.

– Надеюсь, он безопасен? – быстро спросил Влад, вспомнив, с каким удовольствием сынишка Лины пил сладкий чай.

– Скоро узнаем, – ответил Мишель, принимаясь шарить на полках.

– Ты чего там ищешь?

– Было меня немного этого сока, я толком изучить его не успел, не до того было… ага, – ответил Мишель, с победоносным видом демонстрируя Владу банку с чем-то белесым.

Сунув немного сиропа в анализатор, он включил прибор и, запустив на компьютере программу, занялся посудой. Минут через двадцать анализатор издал мышиный писк, и на экране начали высвечиваться строчки цифр. Внимательно изучив полученный результат, Мишель усмехнулся и, повернувшись к приятелю, с довольным видом сообщил:

– Порядок. Есть, конечно, десяток ненужных примесей, но эта проблема легко решаема.

– Каким образом? – с интересом спросил Влад.

– Разводим сок обычной водой в пропорции три к одному и выпариваем. Полученный осадок проверяем еще раз, – ответил Мишель, быстро проводя поясняемые манипуляции.

– И сколько раз это повторять?

– Узнаем, – ответил врач, ставя на огонь небольшую кастрюлю.

Минут через сорок, когда вода полностью испарилась, он соскреб немного оставшегося порошка и, снова включив анализатор, сказал:

– Теперь посмотрим, что у нас получилось.

– Надеюсь, это сахар, а не осадок, – не удержался от шпильки Влад.

– Я тоже надеюсь, – рассмеялся Мишель, не отрываясь от монитора.

Как оказалось, врач был полностью прав. Оставшиеся примеси сохранились в очень малом количестве, на которое просто можно было не обращать внимания. Теперь вставал вопрос, сколько нужно сока для получения килограмма сахара и как его добывать? К удивлению Влада, ответ на второй вопрос у врача уже был. Местные растения оказались настолько адаптированы к суровым условиям планеты, что сок можно было добывать прямо на морозе. Достаточно было сделать несколько надрезов на стволе и прикрепить тару.

Вспомнив, что видел у Дженни на столе мед, Влад тут же поделился с приятелем очередной мыслью. Как оказалось, мед тоже добывался в лесу. Этим занималось несколько семей, промышлявших бортничеством. Но для обеспечения всех поселенцев меда явно было мало. К тому же долгая зима вынуждала бортников очень аккуратно добывать этот ценный продукт, чтобы не оставить пчел без зимних запасов. За короткое лето запасти нужное количество меда было сложно.

Оставив приятеля колдовать над анализатором и рассчитывать количество сока, Влад подхватил комплекс связи и, выбравшись на облюбованную площадку, связался с командиром группы поиска. Едва завидев знакомую физиономию, командир группы радостно улыбнулся и, не здороваясь, завопил:

– Наконец-то пропажа объявилась! Ты где пропадал, капитан?

– Да так, командировочка одна случайно образовалась. Пришлось отъехать на пару дней, а чемодан с собой таскать не с руки было. Сам понимаешь, не хотелось лишний раз светить им.

– Ясно. Как всегда темнишь, – рассмеялся командир группы.

– Что у вас нового? – улыбнулся в ответ Влад.

– Пока ничего особенного. Но кое-какие следочки наметились.

– А вот с этого места поподробнее, – моментально насторожился Влад. – Что нашли?

– Весьма солидную кучу солнечных батарей, – загадочно усмехнулся офицер.

– Не тяни резину. Где вы их нашли?

– В море.

– Так, стоп. Площадка солнечных батарей в открытом море?! – удивленно переспросил Влад.

– В точку. И естественно, мы сразу задались вопросом, зачем в море батареи? Кому там может понадобиться энергия?

– И…

– И ничего, – скривился командир группы. – Сам понимаешь, кабель может тянуться на многие километры как вниз, так и в стороны.

– Может. Но это вряд ли. Никто не станет тянуть длинный кабель. Слишком велики потери на сопротивление. Не удалось проверить, понтоны с батареями стоят на якоре или дрейфуют свободно?

– Мы проверили течение. Они стоят на якоре, – быстро ответил офицер.

– Значит, нужно искать в радиусе семи-десяти километров от понтонов. Я не большой специалист по морским сооружениям, но с учетом течений, возможных штормов и ветра, в целях безопасности установил бы платформу на таком расстоянии.

– Согласен. Завтра озадачу наших искателей. И вот еще что. Мне тут скинули команду, на усиление мер предосторожности. Похоже, где-то очень высоко зашевелились серьезные шишки. Так что имей это в виду.

– Спасибо, учту, – кивнул Влад. – Свяжись со мной сразу, как только группа что-то обнаружит.

– Добро, сделаю, – кивнул офицер и отключил комплекс. Свернув связь, Влад вернулся в пещеру и, поделившись с приятелем новостями, прямиком отправился в кухню. Заметив его маневр, Мишель решительно ухватил приятеля за рукав и, удерживая на месте, потребовал отчета. Понимая, что просто так доктор от него не отвяжется, Влад со вздохом признался:

– Есть хочу.

– Ты же недавно плотно поел, неужели уже успел проголодаться?!

– Не обращай внимания. У меня после реанимационного танка всегда так. Едва на ноги встаю, жрать начинаю, как не в себя.

– Интересная особенность. А как вообще себя чувствуешь?

– Здорово, – помолчав, улыбнулся разведчик. – Самое главное, что дышу, как раньше. Знаешь, я никогда не думал, что просто спокойно дышать это так здорово.

– Все познается в сравнении, – философски протянул Мишель. – Ладно, перекуси пока чего-нибудь. Только не забывай, что ты только сегодня очнулся.

– Этого не забудешь, – усмехнулся в ответ Влад, направляясь на кухню.

* * *

Начальник службы имперской безопасности граф Виктор Алексеевич Кудасов внимательно слушал доклад своего заместителя, одновременно просматривая текущие бумаги. Неожиданно что-то царапнуло слух одного из самых могущественных людей империи, и граф, отложив документ, настороженно посмотрел на сидящего перед ним офицера.

– Ну-ка повтори.

– Что именно? – быстро уточнил сидевший перед ним полковник.

– Про планету и наш эсминец.

– У планеты, принадлежащей корпорации «Созидание», дежурит наш патрульный эсминец с ротой спецназа на борту. Рота из состава «бешеных медведей». Корабль оставлен на дальней орбите планеты по запросу бывшего разведчика из отряда «черных драконов», передавшего сигнал о возможном наличии на планете базы террористов.

– Так, давай-ка подробнее и по порядку. Почему наш «дракон» вдруг оказался на этой планете? У нас своих медвежьих углов мало? Если он бывший, то почему имеет возможность выходить на свою службу? Если отставник, то почему уехал туда? Если провинился, то почему не обработан?

– Капитан Влад Лисовский оказался единственным выжившим после теракта на переходе Ново-Московска. Врачи приговорили его к смерти. Легкие оказались сожжены настолько, что ему отпустили не более года. От силы полтора. Именно поэтому он и не был подвергнут обработке. Лисовский ее просто не перенес бы. На Спокойствии он оказался по решению дисциплинарного суда, где был осужден за нападение на жандармского офицера. Надо признать, что тот жандарм сам виноват был. Нечего было язык распускать. В итоге после драки «драконы» полностью блокировали госпиталь, и пришлось вмешаться нашей службе. В противном случае жертв среди жандармов было бы не избежать. Парни в разведке крутые, а жандарм ляпнул, что никакого теракта не было и пассажиры отравились какой-то гадостью, которая оказалась на разведчике.

– Господи, где они таких кретинов набирают, – покачал головой граф. – А вы куда смотрели? Это же наше дело.

– Именно поэтому, сразу после его выписки из госпиталя, капитана вела наша служба. Его тщательно допросили прямо в палате, и полученные сведения помогли сдвинуться с мертвой точки. Вся беда в том, что нашим специалистам так и не удалось идентифицировать токсин, который был использован для взрыва. Поэтому, когда капитан связался со своей службой и доложил о ситуации, группа наших офицеров взяла акцию под свой контроль. «Драконов» привлекать не стали. Решили обойтись собственными силами. Исходя из доклада наших парней, на планете и вправду что-то не так. Скажу сразу, десантный бот, барражировавший над поверхностью планеты, был обстрелян с орбиты. Лазерная спарка, установленная на яхте, принадлежащей корпорации «Созидание». По странному стечению обстоятельств планета принадлежит ей же. Так что, как вы сами видите, ваше сиятельство, дело непростое.

– То, что оно непростое, и ежу понятно. Но объясни мне, какой козел додумался отправить бывшего «дракона» на чужую планету? Это же не солдат пехотного полка. Наши чиновники уже последние мозги растеряли?

– Скорее уж судьи, – криво усмехнулся полковник.

– Ладно, с этим потом разберемся. Что там еще по этой планете?

– В связи с указанным нападением, наша служба вплотную занялась изучением всех документов, связанных с ней. Как оказалось, чутье капитана не подвело. На этом шарике можно не то что базу, дивизию террористов спрятать, и ни одна живая душа о них не узнает. Плотность населения смешная, основные виды деятельности – охота и рыболовство. Спокойствие – единственная во всей Лиге Наций планета, где разрешены добыча и обработка натуральных мехов. Но это еще не все. На планете водятся растения, о которых практически ничего не известно. Наш «дракон» считает, что там существует закрытая лаборатория по производству боевых отравляющих веществ.

– Это возможно? – быстро спросил граф.

– Вполне. Как я уже говорил, на этой планете дивизию спрятать можно.

– И что предпринято, чтобы обнаружить это производство?

– Мы погрузили на эсминец сканер, новую, экспериментальную разработку, предназначенную для обнаружения скрытых объектов под землей. Парни перетащили ее в десантный бот и каждый день прочесывают акваторию океана. Точной привязки к местности у них нет, поэтому остается только ждать.

– А как корпорация реагирует на все эти безобразия?

– Открыто возмущаться не пробуют, но экономические санкции применить пытаются.

– Это как? – от такой наглости граф даже забыл рассердиться.

– Увеличили цены на поставляемые в империю товары, мотивируя возросшей опасностью перевозок. Мол, пираты на трассах совсем озверели.

– А предложить им охрану караванов нашими войсками не пробовали?

– Решили пока не привлекать к этому делу особого внимания.

– Ладно. Но без ответа, надеюсь, такое хамство не оставили?

– Никак нет. Передали несколько контрактов другим компаниям.

– И какова реакция? – с интересом спросил граф.

– Принялись возмущаться, но осторожно, шепотом. А самое интересное, начали искать подходы к нашей службе. Коменданту нашей базы даже решились взятку предложить, в виде отдельного дома на одной из курортных планет.

– И как? Взял?

– Не рискнул. Сообщил в службу собственной безопасности. Так что мы в срочном порядке разрабатываем операцию по захвату и внедрению. Попробуем ковырнуть эту контору изнутри. Подержим этих негоциантов за глотку, глядишь, чего интересного и всплывет.

– Вот это правильно. А теперь скажи, что сам обо всем этому думаешь? Есть там что, или пустышку тянем?

– Думаю, есть. Ну недаром же они по нашему боту палить начали. Да и «дракон» этот из опытных. Я его документы затребовал. Как оказалось, у парня вся грудь в орденах, куча выходов на нулевые планеты, из четырех конечностей только одна своя, в общем, не тот человек, который начнет попусту шум поднимать и от собственной тени шарахаться.

– И такого бойца наши чинуши попросту на чужую планету закатали? Всего лишь за плюху какому-то жандарму?

– «Дракон» его чуть не задушил, хотя сам даже с постели встать не мог.

– Как это?

– Протезом. Жаль, что не задушил. Таких болванов еще в колыбели давить надо.

– Что для этого капитана сделано? Чем мы ему помочь можем?

– Уже сделали. Я под свою ответственность приказал восстановить его в звании с выплатой всех причитающихся финансов. Заодно сделал его капитаном нашей службы. Так что теперь у него есть и связь, и группа поддержки на случай открытого столкновения.

– Ну и правильно. В случае обнаружения любого, не зарегистрированного объекта, сунем эту контору под наш пресс, чтобы нюх не теряли, а капитану повысим звание и орден нарисуем. Подготовь приказ. Даже если ничего не будет, наградим за бдительность. Империя не обеднеет, а у нас на дальней планете свои глаза и уши будут.

– Будет сделано, ваше сиятельство.

– Хорошо, и держи меня в курсе дела. Странно все это.

– Разрешите идти?

– Да, иди. Мне подумать надо, – кивнул граф, откладывая документы и поднимаясь на ноги.

Было во всей этой истории что-то такое, что никак не давало ему покоя. Какое-то несоответствие. Пройдясь по кабинету, Кудасов вызвал своего адъютанта и, велев ему сварить кофе, принялся прокручивать в памяти все услышанное. В том, что полковник выдал ему только выжимки информации, граф не сомневался, для долгого разговора времени не хватало. Но не сомневался Кудасов и в том, что услышал все самое нужное. Оставалось понять, что именно не давало ему покоя.

Выпив кофе, граф бросил быстрый взгляд на часы и, поднявшись, вышел из кабинета. Начальнику имперской безопасности предстоял высочайший доклад, на который опаздывать никак нельзя было. Усевшись в бронированный глидер, Кудасов положил на колени папку с бумагами и, посмотрев в окно, вернулся к размышлениям о неизвестной планете, где, вполне возможно, обосновались террористы.

Странная связь. Террористы и горстка охотников на пушных зверей. А если вспомнить, что любой промысловик самому матерому террористу сто очков вперед по осторожности даст, то сразу вставал вопрос, где же их тогда готовят. Невозможно бесконечно долго скрывать базу, на которой проживает хотя бы два десятка человек. Люди должны что-то есть, где-то спать, получать какие-то известия, а самое главное, они должны учиться стрелять, управлять различной техникой и учиться ориентироваться в различных жилых массивах.

Даже самые мощные симуляторы не могут обеспечить полного контакта и имитации настоящего боя или местности. Что же тогда так насторожило ссыльного «дракона», что он рискнул вызвать на планету группу быстрого реагирования. И ведь вызвал он ее именно по коду террористической угрозы. Значит, парень наткнулся на что-то такое, что упустили все остальные работники его службы. Впрочем, это было не удивительно. Про этих парней давно уже легенды ходили, а связываться с ними не рисковали даже бойцы из элитной бригады «медведей».

Уж очень зверски они дрались. Так, что всем вокруг страшно становилось. Хотя, чего еще можно ожидать от людей, готовых в любую минуту уйти и не вернуться. У ссыльного «дракона» куча нулевых выходов. Это значит, что он уходил на неизвестную планету первым несколько раз. Сидящий в машине граф зябко передернул плечами. Черт возьми, какой же нужно иметь характер, чтобы рискнуть пойти туда, куда еще не ступала нога человека? Каково это, быть первым там, где еще никто никогда не бывал? Выходит, что рассказы об отчаянной смелости разведчиков вовсе не легенды?

А у подобных людей чутье на опасность просто сверхъестественное. Вот и учуял парень что-то такое, что все остальные просто пропустили или не обратили внимания. Ко всему прочему, парень отравлен неизвестным газом, а его, вместо того чтобы лечить, просто списали и сослали на далекую планету умирать. А потом эти идиоты удивляются, почему бойцы из подобных подразделений чиновников терпеть не могут. Впрочем, его работнички тоже хороши. Допросили человека и бросили.

Сразу нужно было заботу проявить. Вылечить, пригреть и в свою службу переманить. Такими кадрами разбрасываться нельзя. Хоть и велика Россия, и народу в ней много, а толковые люди в их деле ой как нужны. Особенно, когда дело касается работы на планетах с тяжелыми условиями пребывания. А тут готовый специалист по таким условиям, а они его к черту на рога, подыхать. Удивительно, что он вообще после этого захотел с ними дело иметь.

В таких размышлениях граф Кудасов и прибыл на доклад. Заметивший его рассеянность император соизволил поинтересоваться, о чем так сильно задумался граф. Вместо ответа, Кудасов вдруг попросил высочайшего разрешения на перевербовку уходящих по состоянию здоровья разведчиков в свою службу.

– Решили сами глубокой разведкой заняться, граф? – улыбнулся император.

– Никак нет, ваше величество. Хочу иметь в своей службе людей, способных работать на планетах с тяжелыми условиями пребывания.

– А разве у вас нет таких, Виктор Алексеевич?

– Есть. Но все они проходят подготовку на базе подготовки разведчиков и все это обучение, как говорится, взлет – посадка. А тут, готовые мастера, которых ничему учить не надо. Они сами кого угодно научат.

– Что ж, думаю, это вполне возможно. Особенно, если учесть, что все эти бойцы будут набираться вами после выхода на пенсию.

– Именно так, ваше величество. Большая группа мне не нужна, а вот мобильная рота, которую можно отправить куда угодно, очень бы даже пригодилась.

– И само собой, под эту роту вам нужно финансирование? – иронично усмехнулся император.

– Не отказался бы. Но, если ваше величество сочтет это лишним, попробуем обойтись своими силами, – решительно ответил Кудасов.

– Я бы хотел услышать обоснование в необходимости такой группы, – задумчиво протянул император.

– Как вам известно, ваше величество, террористы и пираты часто устраивают свои базы на дальних планетах, астероидах и искусственных спутниках, что делает работу по ликвидации таких баз очень сложной. Особенно без предварительной разведподготовки. Имея такую группу, мы получим людей, способных действовать в любых условиях с максимальной эффективностью, а главное, скрытностью. Этих ребят не нужно учить осторожности. Они с ней живут. К тому же это поможет избежать необходимости согласовывать наши действия с командованием флота и терять время на сбор и переброску группы в нужную точку. Это будет только наша группа, которая будет отправлена по первому требованию с соблюдением всей необходимой секретности. Пожалуй, в нашем деле это самое главное.

– Что ж. Логично. Борьба с терроризмом и пиратами ваша прямая обязанность, а наше дело – обеспечить вас всем для этого необходимым, – подумав, кивнул император и, повернувшись к секретарю, добавил: – Составьте указ о предоставлении графу Кудасову всех необходимых средств для создания нужной ему службы. Разрешение о найме в службу имперской безопасности отставных офицеров глубокой разведки космоса мне на подпись через десять минут. Отчет о расходах Виктор Алексеевич будет предоставлять в казначейство в обычном для его службы порядке. И скажите там, чтобы не жадничали. Не для пикника деньги просят.

– Благодарю вас, ваше величество, – поклонился Кудасов. – Последняя фраза была особенно нужна. Наш казначей, прежде чем хоть рубль из рук выпустит, все нервы вымотает. А в нашем деле иногда время самый важный фактор.

– На то он и казначей, Виктор Алексеевич, – с улыбкой развел руками император. – Ему без жадности никак нельзя.

– Понимаю, потому и жаловаться не хожу. Хотя иногда очень хочется, – улыбнулся в ответ граф.

Рассмеявшись, император подписал поданный секретарем указ и, передав его главе имперской безопасности, движением руки отпустил. Аккуратно убрав высочайший указ в папку, Кудасов церемонно поклонился, соблюдая этикет, и, отступив на три шага, вышел из кабинета. Случайно подвернувшаяся мысль обрела вполне ощутимые очертания. Теперь, создав собственную службу разведки, граф мог забыть про бесконечную переписку со штабом флота и не бояться, что его неподготовленные бойцы пропадут на неизвестной планете. Кудасов очень рачительно относился к работающим в его службе людям, за каждую потерю винил, прежде всего, себя.

Именно его усилиями все оперативники, полевые агенты и солдаты спецназа проходили самую полную подготовку на всех базах и полигонах, где только это было возможно. Но, несмотря на подготовку, люди все равно гибли. Гибли именно из-за недостатка опыта работы на планетах с тяжелыми условиями пребывания.

* * *

Заключив соглашение, мистер Кнехт принялся готовиться к отъезду. Изучив условия жизни на планете, он, недолго думая, отправил своего помощника за теплой одеждой. Пройдя в свой кабинет, он отодвинул резную деревянную панель на стене и, набрав на кодовом замке комбинацию цифр, вошел в арсенал. Внимательно оглядывая стеллажи с различным оружием, Кнехт пытался решить, что ему взять с собой.

Помня о том, что поселенцы живут в основном охотой и рыболовством, Кнехт решил сначала взять свой охотничий бластер, но, вовремя вспомнив, что охота там ведется в основном на пушных зверей, решил ограничиться лазерным пистолетом и парой охотничьих кинжалов. Тащить на закрытую планету кучу оружия, которое все равно могут отобрать на таможне, было глупо. После долгих размышлений и сомнений Кнехт решил отказаться и от пистолета. В конце концов, ему предстоит внедриться в секту, а не устраивать войну в стиле одинокого рейнджера. Его главное оружие – мозг.

Но и кулаки Альберта Кнехта тоже кое-чего стоили. Владение приемами рукопашного боя не раз спасало ему жизнь. Определившись с оружием, специалист по решению щекотливых вопросов старательно запер арсенал и, вернувшись в гостиную, принялся придирчиво осматривать привезенные ему вещи. Убедившись, что все привезенное способно обеспечить выживание человека в условиях экстремально низких температур, он велел упаковать чемодан и, вернувшись в кабинет, включил компьютер.

Проверив наличие денег на счете, он с довольным видом вывел на экран все данные о планете и, еще раз перечитав весь файл, задумался. Население планеты составляло всего тридцать тысяч жителей. Ничтожно мало по сравнению с любой другой населенной планетой. Но при этом именно на этой планете существует, и довольно давно, религиозная секта, которая непонятно как существует уже больше двух сотен лет. Это значит, что в данной секте существует жесткая иерархия и твердая организация. Значит, там есть человек, способный удержать власть в своих руках.

Значит, первостепенной задачей профессора Кнехта было не просто попасть в секту, а стать ближайшим помощником ее главы. Только так, снискав его доверие, он сможет решить поставленную задачу и заработать остаток выбитой из нанимателя суммы. Вспомнив про деньги, Кнехт снова улыбнулся. Нужно было видеть физиономию председателя совета директоров, когда он, специалист по щекотливым вопросам, связался с ним по коммуникатору, и напрямую сказал, что очень не любит разговаривать с теми, кто не имеет полномочий самостоятельно принимать решения.

Лощеная рожа председателя была достойна кисти живописца. За несколько секунд на ней промелькнула целая гамма чувств, от удивления до полной растерянности. Но нужно отдать должное службе безопасности корпорации. За те четверть часа, что он беседовал с председателем, они умудрились вычислить расположение входящего номера и даже попытались блокировать его. Не будь на входе группы поддержки с оружием в руках, этот сеанс связи мог бы плохо закончиться.

Но, едва ворвавшись в холл арендованного дома, бойцы охраны наткнулись на кучу вооруженных людей и растерянно замерли, отлично понимая, что любое неосторожное движение может закончиться большой кровью. Блокированные в холле охранники лучше всяких доводов убедили председателя не принимать необдуманных решений и избавили от сомнений в компетентности самого Кнехта. Так точно просчитать последствия одного-единственного звонка мог только настоящий профессионал.

Дальше все пошло именно так, как нужно было самому Кнехту. Выбив авансом две трети оговоренной суммы, он приступил к подготовке акции. На планету специалист собирался попасть обычным рейсовым шаттлом, заранее получив разрешение на посещение планеты. Якобы для изучения социальных связей в закрытых сообществах. Вся эта околонаучная мура ему нужна была для прикрытия. Афишировать свою связь с руководством корпорации он не собирался. Определенная репутация даже в узких кругах имела и свои недостатки.

Каждый оперативник любой спецслужбы Лиги Наций отлично знал, для чего и как используются отчеты Альберта Кнехта и как он их составляет. Но предъявить ему было нечего. Специалист умел работать чисто и не оставлять следов своего пребывания. Больше того, все его отчеты составлялись так, что последующие действия фирм и корпораций можно было расценивать как оказание услуги изгоняемым поселенцам.

Появление телохранителя прервало размышления Кнехта. Бросив взгляд на часы, специалист молча кивнул и, поднявшись, спустился во двор, где его уже ждала машина. Усевшись в роскошный глидер, Кнехт коротко скомандовал:

– В космопорт. – Машина плавно тронулась с места.

Пройдя таможенный досмотр и заняв каюту люкс, заранее забронированную для него через подставных лиц корпорацией «Созидание», Кнехт устроился в разгрузочном гамаке и приготовился к взлету. С этой минуты он начинал очередной этап своей акции. Настройку на решение поставленной задачи. Повесив на дверь каюты табличку «не беспокоить», он ввел себя в состояние легкого транса, в котором и пробыл все время перелета.

Даже пищу он потребовал приносить ему в каюту, объяснив это наличием огромного количества работы. Врученная главному стюарду роскошная визитка, где перечислялись все его научные звания и регалии, а также крупная купюра решили все вопросы. Моментально проникнувшись почтением к столь занятому профессору, тот сделал все, что от него требовал Кнехт.

Покидая шаттл, специалист вручил старшему стюарду еще одну купюру и, вежливо поблагодарив его за оказанные услуги, отправился в зал ожидания. Теперь ему предстояло добираться до Спокойствия грузовым судном корпорации. Это был обычный маршрут любого, кто пожелал попасть на планету во внеурочное время. Пассажирские шаттлы отправлялись в этот богом забытый уголок один раз в три месяца. Когда появлялось достаточное количество пассажиров.

Выяснив у служащего космического перехода, где стоит нужный ему грузовик, Кнехт прошел в стыковочный шлюз и, связавшись с командиром грузовика, представился. Задумчиво окинув специалиста долгим, оценивающим взглядом, капитан вздохнул и, кивнув, сказал:

– Мне сообщили, что вы должны появиться. Не знаю, что вы забыли на этой глыбе льда, но мой вам совет – возвращайтесь обратно, если дорожите собственной шкурой. Это не место для цивилизованных людей.

– Вот как? Может, объясните, почему? – с интересом спросил Кнехт.

– Это тяжелая планета. Постоянный холод, ветер и снег. Люди там не злые, но они никому не верят. Я много раз отвозил туда разных пассажиров, и еще ни один не вернулся обратно.

– Хотите сказать, что их там убивают?

– Скорее, сами гибнут, – покачал головой капитан.

– Местные поселенцы уже приспособились и знают, когда куда и как можно ходить, а приезжие пропадают регулярно. Нанять проводника там практически невозможно. Как я уже говорил, пришлым там не верят.

– Ценю вашу заботу, капитан, но я должен попасть на планету, – улыбнулся Кнехт.

– Что ж, дело ваше, – пожал плечами капитан. – В таком случае прошу на борт. Но предупреждаю сразу, особого комфорта от моей посудины требовать не приходится. Это грузовик, а не лайнер. Отдельная каюта, душевая и санузел. Питаться будете в кают-компании, вместе со мной и двумя моими помощниками. Это всё.

– Больше мне и не нужно. Сколько нам лететь до Спокойствия?

– Полторы недели. Придется идти в пространстве. Гиперпривод давно уже на ладан дышит, можем обратно и не выскочить, – нехотя признался капитан.

– И ускорить этот процесс никак нельзя?

– Издеваетесь? Я уже гору бумаги извел, сообщая в корпорацию о необходимости капитального ремонта судна, а они только отмахиваются.

– Что ж. Значит, эта задержка будет отнесена на счет «Созидания», – хищно усмехнулся Кнехт, поднимаясь по трапу на борт.

Удивленно посмотрев ему вслед, капитан подозвал к себе одного из матросов и, ткнув пальцем в спину пассажира, приказал проводить его до гостевой каюты. Весело усмехнувшись, матрос легко взбежал по трапу и, догнав специалиста, принялся давать указания, куда идти, даже не делая попытки помочь с багажом. Понимая, что любая услуга на этом судне стоит денег, Кнехт даже не пытался возмущаться.

Оказавшись в выделенной ему каюте, он с мрачной усмешкой осмотрелся и, не удержавшись, презрительно фыркнул:

– Ну и убожество.

Впрочем, спартанская обстановка как нельзя лучше должна была помочь ему настроиться на предстоящую работу. Пора было отвыкать от изысков цивилизации. На планету он должен был спуститься полностью готовым к работе. Отбросив эмоции, Кнехт распаковал чемодан и, приготовив все необходимое к высадке на планету, устроился отдыхать. Перед делом нужно было привести в порядок мысли и тело. Кнехт и сам не смог бы объяснить, каким образом все эти действия помогают ему настроиться, но в том, что это действовало, не сомневался.

Это был своего рода сложившийся ритуал, который он соблюдал из раза в раз. Что это было, суеверие или своеобразный способ подготовиться, он не знал. По большому счету его это и не интересовало. Главное, что это работало.

* * *

Известие о том, что десантный бот обнаружил лабораторию, застало приятелей за партией в покер. Зуммер комплекса связи, прозвучавший в тишине пещеры особенно громко, заставил обоих мужчин дружно вздрогнуть и хором выругаться. Бросив карты, Влад подхватил чемодан и, легко взбежав на карниз, принялся подключаться. Едва увидев расплывающуюся в довольной ухмылке физиономию командира группы поддержки, разведчик все понял и задал только один вопрос:

– Где?

– Четыреста километров от того места, где сейчас сидит твоя тощая задница. В открытом море. Глубина без малого двести метров. Выковырнуть эту консервную банку оттуда нам нечем. Твои предложения?

– С чего вдруг ты решил из меня консультанта по подводным вопросам сделать? – не понял Влад.

– У меня на борту ребята, которые хорошо умеют стрелять и взрывать, а вот забираться туда, куда ни один нормальный человек и не подумает лезть, это у нас ты специалист. Так что думай, как мы можем заставить их вылезти из раковины.

– Так, если я ничего не путаю, все подобные станции оборудованы системой аварийного подъема на поверхность. Те понтоны с батареями далеко от станции?

– Три километра вверх по течению. Ты был прав, устроились с соблюдением всех мер безопасности.

– Вокруг станции больше никаких крупных объектов нет?

– Что ты имеешь в виду?

– Подводные турбины, генераторы, все то, что может вырабатывать энергию.

– Нет. Ничего такого. Наверняка использовали только солнечные батареи в паре с гелиевыми аккумуляторами. Самая надежная спарка. Подзарядки требует один раз в три недели, и это при самом интенсивном использовании.

– Согласен. Давай попробуем перерубить кабель питания. Если мы правильно угадали, то на аккумуляторах они долго не протянут. Придется вылезти.

– Предлагаешь шарахнуть по понтонам прямо с орбиты? – азартно спросил командир группы.

– Тебе лишь бы шарахнуть, – усмехнулся Влад. – Нет. Работаем деликатно. Спускаем ребят и аккуратно обрубаем кабель. Потом режем якорь и утаскиваем понтон к берегу. Батареи тут ребятам пригодятся. Дождемся, когда поднимутся, и начинаем работать.

– А если не поднимутся?

– Вот тогда точно придется шарахнуть, – вздохнул разведчик. – Эх, сюда бы пару наших скафандров, разом бы все проблемы решили.

– И что бы ты сделал? – с интересом спросил офицер.

– Пару килограммов взрывчатки к борту, и сами бы вылезли, – коротко пояснил Влад.

– Так, может, использовать одну глубинную бомбу? На борту есть такие.

– Слушай ты, пироманьяк, ты разницу между двумя килограммами пластида и глубинной бомбой понимаешь? Я их аккуратно достать хочу, а не массовое убийство устроить, – не удержался Влад от шпильки.

– А кто сказал, что бомбу надо прямо на станцию скинуть. Шлепнем ее рядышком, чтобы их как следует тряхнуло, вот и вылезут, – рассмеялся в ответ офицер.

– Давай сначала попробуем с понтонами. Ну, а если не получится, тогда уж придется бомбой, – подумав, ответил Влад.

– Добро. Завтра с утречка и начнем. Остаток дня на подготовку используем.

– Как будешь парней высаживать? – быстро спросил Влад.

– В обычном режиме. Зависнем на поверхности и спустим сразу на десантных катерах. На них понтоны и потащим.

– Сколько человек на катере?

– Пятнадцать. И толпиться не будут, и штурмовая группа нехилая получится, – хищно усмехнулся офицер.

– Хотелось бы еще знать, сколько рыл в той консервной банке сидит, – ответил Влад. – И учти, они нам живыми нужны.

– Живые не значит целые. Нужно же и ребятам немножко развлечься, а то они уже озверели тут от скуки.

– Вот этого я и боюсь. Они развлекутся, а нам потом некого допрашивать будет, – рассмеялся Влад.

– Ничего, зато клиенты для экстренного потрошения готовы будут.

– Добро. Значит, с утра работаем, – кивнул разведчик и отключил комплекс.

Стоявший рядом с ним Мишель настороженно покосился на приятеля и, помолчав, негромко сказал:

– Влад, я бы хотел лично ознакомиться с тем, что производилось на этой станции.

– Ты не доверяешь нашим специалистам? – не понял Влад.

– Дело не в этом. Просто я лучше знаю, из чего и что здесь можно делать, так что смогу быстрее разобраться. К тому же для судебного разбирательства вам не требуется предъявлять всю станцию как вещественное доказательство. Достаточно будет видеосъемки в присутствии трех офицеров при исполнении.

– Ты и это знаешь?

– Я много чего знаю. Так я могу рассчитывать на помощь властей? Сам понимаешь, там лаборатория непростая.

– Понятно. Хочешь попробовать эту лабораторию для своих нужд приспособить.

– Не без этого, – кивнул Мишель.

– Ладно. В любом случае нам потребуется заключение независимого эксперта. На всякий случай.

– Значит, пришло время стряхнуть пыль с моих дипломов, – усмехнулся врач.

Приятели вернулись в пещеру и, не сговариваясь, отправились на кухню, варить кофе. Тут же, на кухонном столе, Влад занялся оружием. Застелив его куском чистой ткани, он быстро разобрал все имевшиеся в наличии стволы и занялся чисткой. Глядя, как ловко он разбирает и смазывает стволы, Мишель не удержался и, покачав головой, проворчал:

– Вот уж точно сказано, опыт не пропьешь. Неужели вас специально учили с такими древними стволами обращаться? – спросил он, кивая на карабин, с которым разведчик не расставался.

– Нас учат обращаться со всем, что можно использовать как оружие. А уж с таким раритетом обращаться уметь сам бог велел. Крутая пушка. По-настоящему крутая. Все современные стволы по сравнению с ним ерунда.

– Вот уж точно кому что. Дай военному оружие, и он счастлив, – рассмеялся Мишель.

– Это не просто оружие, приятель. Это легенда, – ответил Влад, поглаживая карабин с откровенным благоговением.

За разговорами разведчик привел в порядок все имевшееся в наличии оружие и, зарядив все магазины, с довольным видом выпрямился.

– Порядок.

– Хочешь сказать, что раньше с этими пушками что-то было не так? – с интересом спросил доктор.

– Уверенным в оружии можно быть только тогда, когда сам готовил его к бою, – наставительно ответил Влад.

– Согласен. Это по принципу, хочешь, чтобы все было сделано правильно, сделай это сам, – усмехнулся Мишель. – Ну что, отправимся отдыхать?

– Пожалуй. Завтра подъем с рассветом.

– Так рано? А зачем?

– Парни начнут работать затемно, чтобы не дать тем подонкам времени на размышление. Спросонок паники больше.

– Это все понятно. Но зачем нам вскакивать в такую рань? Или ты решил, что стоя на берегу, сможешь увидеть, что там происходит? Тогда позволь напомнить тебе, что до базы четыреста километров, и даже твой имплантат не сможет что-либо зафиксировать на таком расстоянии.

– Черт, и верно, – растерянно проворчал Влад, почесывая в затылке. – Привычка сработала.

– Понимаю. Поэтому предлагаю другой вариант. Встаем, как обычно, спокойно завтракаем и отправляемся на берег. Твои парни как раз к тому времени подтащат понтон к берегу.

– Уговорил, пошли спать, – рассмеялся Влад, направляясь к своей койке.

Проснувшись, Влад первым делом кинулся к комплексу связи, но, вспомнив, что сигнала вызова не поступало, отправился умываться. Вызов пришел, когда он допивал вторую чашку кофе. Выскочив из-за стола, разведчик подхватил чемодан и, вихрем взлетев на карниз, откинул крышку, молниеносно набрав нужные коды. Увидев знакомое лицо, Влад коротко, не здороваясь, спросил:

– Что?

– Понтон едет в вашу сторону, а наши друзья, похоже, зашевелились.

– Народу для захвата хватит? – быстро спросил Влад.

– Смеешься? Это же не военный объект. Так, штафирки.

– Не расслабляйтесь. Они наверняка вооружены. А, зная, что с ними будет в случае ареста, драться они будут насмерть.

– Ну, у меня здесь тоже не птенцы желторотые собрались. Не волнуйся, теперь мы их не упустим. Как только всплывут, шарахнем гранатой, чтобы сразу поняли, кто в доме хозяин, а потом ребята в гости зайдут. Пошалить.

– Только напомни им, чтобы с умом шалили. Нам живые нужны, – снова не удержался Влад.

– Слушай, капитан. Ты меня достал, – вызверился командир группы. – Займись своими делами, а тут мы как-нибудь и сами разберемся.

– Извини. Сам понимаешь, хуже нет, когда в стороне от дела оказываешься.

– Знаю. До связи, – усмехнулся офицер.

Отключив комплекс, Влад отнес его обратно в пещеру и, заметив вопросительный взгляд приятеля, сказал:

– Понтоны тащат, на базе зашевелились. Теперь остается только ждать.

– Значит, подождем, – улыбнулся Мишель и, сунув за пояс станнер, добавил: – А ты уверен, что нам стволы потребуются?

– Оружия много не бывает, – ответил Влад, убирая за пояс сразу два станнера и закидывая карабин на плечо.

– Может, объяснишь, с кем ты тут воевать собрался? – ехидно поинтересовался Мишель.

– Слушай, профессор, я ведь тебя не учу, как операции делать, вот и не учи меня воевать, – огрызнулся разведчик.

– Понятно. Бывших военных не бывает, – продолжал подначивать его приятель.

– Лучше заткнись. Сейчас не до шуток, – рыкнул в ответ Влад, выходя из пещеры.

* * *

Переговоры с наемниками не заняли у Старого Лиса много времени. Отлично зная, кто он такой и чьи интересы представляет, посредник с ходу принял его предложение. Но слова начальника службы безопасности об уходе из корпорации были не пустым звуком. После того, как предварительная договоренность была достигнута, Старый Лис передал номер посредника секретарю совета директоров, со словами:

– Посмотрим, на что способен ваш человек.

В личной беседе с председателем совета он откровенно признался, что не собирается наживать себе врагов среди отъявленных головорезов, и все детали будущей операции с ними будет обговаривать его преемник. Отлично понимая, что этот человек ничего не делает просто так, председатель, после недолгого раздумья, заявил, что ему давно уже пора заняться собственным здоровьем, и пригласил Старого Лиса сопровождать его на одну из курортных планет, оставив все текущие дела самому совету.

Старый пройдоха отлично знал, что уже через час после его отъезда совет перегрызется, вырывая друг у друга власть и пытаясь занять его место. Но вместе с властью тот, кто сумеет занять его место, получит и всю ответственность за происходящее в корпорации. Ему нужен был стрелочник, на которого можно будет свалить всю вину, и он его получит. Впрочем, господин председатель и так отлично знал, кто именно сядет в его кресло, и был совсем не против избавиться от конкурента руками властей.

Перед самым отъездом Старый Лис успел получить известие, что наемники, соблазнившись предложенной суммой, покинули базу и на трех кораблях, по флотской классификации типа «торпедоносный катер», выдвинулись на окраину галактики. Приблизительно прикинув, сколько человек может быть размещено на кораблях такого класса, Старый Лис невольно хрюкнул от удивления и, тут же связавшись со своим шефом, доложил о полученных сведениях. Внимательно выслушав своего начальника службы безопасности, председатель не надолго замолчал, после чего растерянно спросил:

– Они там локальную войну устроить решили?

– Судя по количеству солдат, так и есть. А если учесть, что там еще и русский спецназ, то войны точно не миновать. Эти звери друг друга стоят, особенно если учесть, что все будет происходить не в шутку, а с полной боевой выкладкой, – тихо ответил Старый Лис, чувствуя, как волосы на затылке шевелятся. – Нам нужно срочно уезжать, чтобы на момент столкновения быть как можно дальше от всех дел.

– Согласен. Я приказал оформить все отпускные документы задним числом. И вам тоже, мистер Олири. Думаю, после окончания всех этих недоразумений корпорация будет очень сильно нуждаться в ваших услугах.

– Благодарю вас, господин председатель, сэр, – сумел выдавить из себя Старый Лис, не ожидавший такого признания своих заслуг.

– Но мне хотелось бы знать, что именно происходит на окраине обитаемой галактики. Согласитесь, в данной ситуации это крайне важно.

– У меня есть коды доступа к планетарному ретранслятору. Мы сможем видеть все происходящее в режиме реального времени. Конечно, с учетом времени передачи данных, – быстро ответил Старый Лис.

– Отлично. Это именно то, что нам нужно, – ответил председатель. – Жду вас на яхте, мистер Олири.

Отключив коммуникатор, Старый Лис подхватил чемодан с уже собранными вещами и, заперев дверь своей квартиры, спустился к дожидавшемуся его глидеру. Заранее предупрежденный водитель, кивком головы поздоровавшись с пассажиром, запустил двигатель и, привычно маневрируя, поднял машину на нужный уровень. Через час Старый Лис удобно расположился в разгрузочном гамаке и, едва дождавшись взлета, отправился настраивать коммуникатор босса на нужную частоту.

Тем временем три катера с заваренными торпедными портами вошли в гиперпространство и, полыхнув выхлопом плазмы, устремились в сторону странной планеты. На флагмане этого странного конвоя проходил совет. Командир отряда наемников, отчаянно ругаясь, на чем свет поносил посредника, не давая ему даже слова вставить:

– Ты понимаешь, кретин надутый, что подставил нас? – орал он во весь голос.

– Но, Джек, я даже не знал, что там болтается русский эсминец, – пытался оправдаться посредник. – К тому же все, что от вас требуется, это зависнуть на дальней орбите, устроить небольшую заварушку и исчезнуть в космосе. А за устроенную подставу мы вытряхнем из корпорации серьезные бабки.

– Идиот! Зачем покойникам деньги?! – продолжал бушевать командир наемников.

– Но, Джек…

– Заткнись. Я плачу тебе огромные бабки, чтобы ты проверял каждый заказ, перед тем как передать его мне. А ты устраиваешь подставы. Если мы вернемся, прикажу обить твоей шкурой мое любимое кресло, – зловеще пообещал Джек, ударом кулака отключая коммуникатор.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erofey-trofimov/drakon-otrabotannyy-material-zapovednaya-planeta-igry-tene/?lfrom=668539567&ffile=1) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности