Дракон: Отработанный материал. Заповедная планета. Игры теней

– Я тебе завтрак оставлю, а чайник сам разогреешь. Только за печкой смотри, чтобы не погасла.

Сообразив, что эти указания могут продолжаться до бесконечности, Влад кивнул и, поднявшись, шагнул к дверям.

– Вы меня на ужин звать пришли или разговоры разговаривать? – не очень вежливо перебил он хозяйку.

– Вот уж точно, с голодным мужиком разговаривать бесполезно, – рассмеялась в ответ Дженни. – Пошли, все готово уже.

Ужин прошел за веселым щебетом Санни, тараторившей без умолку, и добродушными улыбками Дженни, с которыми женщина наблюдала за ней. Словно специально Санни то и дело обращалась именно к нему, заставляя разведчика принимать в разговоре участие. Отправив девочку спать, женщина присела к столу и, помолчав, тихо сказала:

– Я тебя попросить хотела, да не знаю, как сказать. Понимаешь, девчонка без отца росла. Я ее с пяти лет одна воспитываю, вот она и тянется к тебе. Ты не отталкивай ее, ладно?

– А вы не боитесь? Я ведь для вас посторонний человек.

– Не боюсь. Слышала я, как вас в вашу службу отбирают. Так что, если бы у тебя какие-то отклонения в психике нашли, не взяли бы. Так что? Поможешь ей понять, что такое, с мужчиной общаться?

– Я постараюсь, – кивнул Влад. – А где ее родители?

– После гибели Пьера корпорация в очередной раз попыталась захватить Мишеля. Они не родные братья, так что с гибелью Пьера далеко не все ясно. Поселенцы, узнав, что с планеты собираются забрать единственного врача, подняли бунт. Во время него они и погибли. Наемники расстреляли. Шуму много было. Ведь повстанцы генетическую лабораторию разнесли. Думали, потеряв ее, корпорация отступит, чтобы не тратить огромные деньги на восстановление. Но вышло наоборот. Корпорация наняла отряд наемников, и те принялись просто расстреливать нас. Потом наемников забрали, а корпорация принялась восстанавливать лабораторию, попутно завозя на планету новых поселенцев.

Голос женщины звучал глухо. Почти безжизненно. Слушая ее, Влад уже несколько раз мысленно пожалел, что осмелился бередить не зажившую до конца рану. Дождавшись, когда она замолчит, разведчик осторожно взял ее натруженную ладонь правой, живой рукой и, осторожно пожав, так тихо сказал:

– Простите, Дженни. Вы не обязаны были отвечать.

– Ничего. Теперь уже почти не больно, – улыбнулась она, легко пожав ему руку в ответ.

– И не беспокойтесь за Санни. Я ее не обижу. И никто не обидит, пока я жив.

– Она сказала, что ты установил взрывчатку так, чтобы не убить Рика. Это правда?

– Я не кровожаден. Пусть это будет ему предупреждением. Но в следующий раз, предупреждения не будет.

– Хорошо. Не надо, чтобы девочка привыкала к крови. В нашей жизни ее и так больше, чем надо. Даже если это кровь животных.

Они проговорили еще несколько часов, разойдясь по своим комнатам далеко за полночь. Буквально рухнув на свою кровать, Влад устало вздохнул и закрыл глаза. Наконец, этот долгий день закончился.

* * *

Разбудила его Санни, ворвавшаяся в его комнату без стука и с порога завопившая:

– Сработало!

– Что? Где сработало? – быстро спросил Влад, подскакивая на своей кровати и глядя на нее ошалевшими глазами.

При этом он сжимал в правой руке нож, а левую держал так, чтобы в любой момент пустить в ход протез.

– Бомба твоя сработала. Рик отправился на рыбалку и, выезжая из поселка, включил добавочный привод. Шандарахнуло так, что от снегохода даже лыж не осталось.

– А кабина? Рик жив? – быстро спросил Влад, сообразив, о чем она говорит.

– А что этому поганцу сделается? Живой, гад, – фыркнула Санни.

– Вот и хорошо. Зато теперь будет знать, что не все так просто, – усмехнулся Влад и, в очередной раз осторожно вздохнув, велел: – Выйди, мне одеться надо.

Охнув, девочка выскочила за дверь. Быстро натянув джинсы и свитер, Влад отправился умываться. В комнате уже умопомрачительно пахло свежей выпечкой, которая так пришлась по вкусу разведчику. С аппетитом проглотив несколько булочек, он запил их чашкой крепкого кофе и, откинувшись на стену, удовлетворенно проворчал:

– Вот теперь и помереть можно.

– Погоди помирать. Тут с тобой кое-кто познакомиться хочет, – усмехнулась в ответ Дженни.

– Кто именно? – моментально насторожился Влад.

– Наши соседи. Узнали, что ты оленя добыл, и просят продать им немного мяса.

– И в чем проблема? – снова не понял Влад.

– Это твоя добыча, значит, и решать тебе. Я так им и сказала.

– Понятно. Дженни, давайте сразу договоримся на будущее. Хозяйка в этом доме вы. А значит, что делать со всей добычей, решать вам. У меня даже оружия своего нет, так что вся будущая добыча не моя, а наша.

– Ты уверен в том, что не передумаешь? – спросила женщина со странной торжественностью.

– Уверен. Если, конечно, вы меня выгнать не собираетесь.

– Вот дурак-то, – удрученно вздохнула Дженни.

– Когда мы снова на охоту поедем? – влезла в разговор Санни.

– Вот к дяде твоему съездим, а потом решите, – осадила внучку женщина.

– У-у, опять в такую даль тащиться, – недовольно протянула Санни.

Дженни открыла было рот, чтобы начать воспитательный процесс, но разгоравшийся конфликт погасило появление гостей. После громкого стука в дверь протиснулись четверо ребятишек и полная женщина с усталым, но удивительно добрым лицом. Последним вошел худощавый мужчина с длинными, как у обезьяны, руками. Ребятишки чинно расселись на лавке, глядя на Влада блестящими от любопытства глазенками. Женщина обнялась с Дженни и, отойдя в сторонку, встала у стены. Мужчина, шагнув к столу, протянул Владу руку, коротко представившись:

– Макс.

– Влад, – так же коротко представился разведчик, пожимая ему руку.

Ладонь у мужчины оказалась теплой и на удивление сильной. Присев на предложенный табурет, Макс бросил быстрый взгляд на жену и, помолчав, начал разговор:

– Тут вот какое дело, Влад. Я только два дня назад из леса вернулся, силки проверял. А дома, как оказалось, кроме пушнины и хлеба, есть нечего. Жена сказала, что вы олениной разжились. Может, продашь немного, чтобы пару недель пережить, пока я снова в лес не уйду?

– Я тут уже Дженни говорил, а теперь тебе повторю. Всей добычей в этом доме хозяйка распоряжается. Решит продать, значит, продаст, нет, извини. Я только добытчик. Да и то аховый, – с кривой усмешкой добавил Влад.

– Слышали мы про твою беду, – кивнул Макс, заметно повеселевший после заявления разведчика. – Если какая помощь нужна будет, ты не стесняйся, заходи, или рыжую присылай.

Тем временем Дженни уже сходила в сени и, вернувшись, вручила соседке целую оленью ногу, добродушно проворчав:

– Чтобы такую ораву прокормить, нужно с пушнины на копытных переключаться.

– Их еще хоть чему-то выучить надо, – улыбнулась в ответ соседка.

– Ничего, и выкормим, и выучим, – рассмеялась Дженни, вытирая руки и выставляя на стол чашки. – Садись к столу, Марта, чаю попьем да побеседуем. Давно не заходила.

Уловив, что рискует оказаться втянутым в разговор о семейных делах и воспитании детей, Влад поспешил ретироваться. Ухватив Макса за локоть, он попросил его показать ему силки, которыми тут добывают пушного зверя, и, схватив куртку, выскочил за дверь. Пройдя следом за Максом в соседний двор, Влад прошел в небольшую пристройку и оказался в царстве охотника промысловика. Силки, капканы, правила, все это добро было аккуратно разложено на узком столе и развешано по стенам.

Как оказалось, промысловики редко пользовались огнестрельным оружием. Брали они его с собой только по привычке. Что называется, на всякий случай. Да и то почти все они имели ружья малого калибра. Таких карабинов, как тот, что лежал в сундуке у Дженни, на весь поселок было штуки четыре. Услышав такое признание, Влад откровенно растерялся. И люди, вооруженные вот таким вот смешным оружием, осмеливались бунтовать против могущественной корпорации, имевшей в своем арсенале армейское вооружение, собственных солдат и связи с наемниками.

Неожиданно Макс отложил небольшой капкан и, помолчав, тихо сказал:

– Мы все знаем, что ты сделал.

– Ты это про что? – насторожился Влад.

– Про бомбу. Ты все правильно сделал. Этого мерзавца давно надо было проучить. Не знаю, чем бы это закончилось, не окажись тебя рядом. Ведь в поселке почти никто не знает, как обращаться с этой штукой.

– Как это? Ведь сюда ссылают много бывших военных?

– Верно. Но в нашем поселке живет второе, а то и третье поколение ссыльных. Предпортовый – самый старый поселок на планете. Но это не самое главное. Вся беда в том, что военных сюда присылают после специальной психологической обработки, – пояснил Макс, старательно выговаривая малознакомое слово.

– С каждым днем все интереснее, – задумчиво протянул Влад. – Я никакой обработки не проходил. А самое главное, я не понимаю, что это за обработка и для чего она нужна? Военные это не убийцы и не преступники. Это люди, которые служили в армии и защищали свою страну. Зачем тогда обработка?

– Это, наверное, потому, что ты имперец. Ваша страна слишком влиятельна, чтобы с ней рискнула спорить корпорация. Даже такая большая. Здесь вообще мало русских. Не спрашивай, почему. Я не знаю. Но это правда.

– Знаю. Я и сам не понимаю, почему меня отправили именно сюда, а не на Новый Ямал.

– А это еще что за зверь? – с интересом спросил Макс.

– Планета-тюрьма в империи. По климату приблизительно то же самое, что и Спокойствие. Средняя температура воздуха минус тридцать градусов. Разница только в том, что там всех обеспечивают работой и пищей, а не бросают на произвол судьбы.

– Преступников?! – удивился Макс.

– Даже преступников.

– Но тогда почему вдруг ты оказался здесь?

– Мне и самому это интересно, – мрачно протянул Влад. Поговорив еще минут пятнадцать, мужчины вернулись в дом Дженни, где женщина уже вовсю кормила детей булочками с медом. Глянув на счастливые рожицы, перепачканные медом, Влад не мог сдержать улыбки. Убедившись, что здесь все в порядке, он извинился перед соседями и, пройдя в свою комнату, устало присел на кровать. Сердце колотилось, в глазах то и дело темнело, а грудные мышцы усиленно работали, пытаясь закачать в легкие воздуха. Его легкие не справлялись со своей задачей и не могли обеспечить крупное тело достаточным количеством кислорода.

Нужно было срочно прилечь и полностью расслабиться, иначе, ему грозил очередной приступ. Но не успел он додумать эту мудрую мысль, как оно и случилось. Надсадный, судорожный кашель сложил его пополам, безжалостно бросив на колени перед кроватью. Свернувшись в позу эмбриона, Влад уже приготовился умереть, когда перед его глазами появились две пары ног, и чьи-то сильные руки, подняв его с пола, заботливо уложили на кровать.

– Он совсем плох, Дженни, – расслышал Влад голос Макса.

– Знаю. Завтра поеду к Мишелю, – тихо ответила женщина, аккуратно придерживая разведчика за плечи.

– Надеюсь, он сможет ему помочь, – вздохнул Макс.

– Мы все на это надеемся, – ответила Дженни.

Краем сознания Влад отметил про себя эти слова, но спросить, что это значит, не смог. Ему вообще сейчас было не до разговоров. Приступ все никак не заканчивался, продолжая выжимать из него все силы. Наконец, когда он уже почти задохнулся, приступ отступил. Обессиленно вытянувшись, Влад пытался прийти в себя, дыша словно загнанная собака, часто и быстро. Сидевшая рядом с ним Дженни удрученно покачала головой и, поднявшись, решительно сказала:

– Постарайся продержаться до завтрашнего утра. Ты поедешь с нами.

– Куда? – нашел в себе силы прохрипеть Влад.

– К Мишелю. Он обследует тебя и решит, как быть.

– Надеюсь, у него есть хороший яд, чтобы закончить все это одним махом, – слабо усмехнулся разведчик.

– Еще раз такое скажешь, не посмотрю, что больной, точно по лбу тресну, – очень серьезно пообещала Дженни, поднося к его носу крепкий кулачок.

– Лучше не надо. У меня в экстремальной ситуации рефлексы срабатывают. Могу зашибить случайно, – ответил Влад. – Не забывайте, в моем теле много имплантатов, рассчитанных на боевые условия.

Неопределенно пожав плечами, Дженни развернулась и, выйдя из его комнаты, приказала Санни готовить машину к поездке. Соседи, услышав ее слова, дружно засобирались домой. Лежа на своей кровати, Влад пытался припомнить все свои грехи, чтобы понять, за что ему дано такое наказание. Из мрачной задумчивости его вывела все та же неугомонная Санни, в очередной раз влетев в его комнату без стука.

– После ужина спать не ложись. Бабушка приготовила тебе дедов охотничий комбинезон. И не забудь взять из сундука ружье.

– А где Дженни? – спросил Влад.

– Собирает гостинцы для дяди. Так ты понял?

– Понял, понял, – слабо усмехнулся Влад, махнув рукой.

Ужин и последующие сборы к долгой дороге прошли спокойно. Нарядившись в охотничий костюм, Влад, подчиняясь молчаливому жесту Дженни, покорно подошел к сундуку, где хранилось оружие, и, достав карабин, привычно зарядил его.

Подумав, он достал из сундука еще одну пачку патронов и уже собрался сунуть ее в карман, когда Дженни произнесла:

– Посмотри в сундуке. Там должен быть патронташ и пояс с ножом.

Аккуратно откинув тряпку, которой было прикрыто дно сундука, Влад обнаружил необходимые для чистки и ремонта оружия инструменты, масленку, патронташ, в который уже были уложены патроны, пояс с ножом и, достав их, растерянно замер. Все днище сундука в три ряда было уложено пачками патронов для карабина. Погибший Пьер был запасливым человеком. Даже если корпорация откажется поставлять на планету боеприпасы к его оружию, он вполне мог бы пережить это. Ко всему прочему, здесь же хранились приспособления для отливки пуль, порох, капсюли и машинка для снаряжения патронов.

Удивленно покачав головой, Влад повернулся к Дженни и, подумав, осторожно спросил:

– Ваш муж всегда заряжал патроны сам?

– Откуда ты знаешь? – удивилась женщина.

– Здесь лежат специальные принадлежности, – коротко пояснил Влад.

– Да, он говорил, что заводские патроны слишком слабые, а при нашей погоде и ветрах это сильно влияет на результаты охоты.

– Не могу с ним не согласиться, – кивнул Влад, выпрямляясь и закрывая крышку сундука.

Часа в четыре утра по среднему времени все трое вышли из дома и, усевшись в снегоход, отправились в путь. Перед отъездом у Влада появился очередной повод подивиться патриархальности местных нравов. Санни, вместо того чтобы воспользоваться замком или каким-либо еще запором, просто подперла дверь поленом. Дождавшись, когда девочка тронет машину с места и вырулит на дорогу, разведчик спросил:

– А вы не боитесь, что вас однажды ограбят?

– Кто?! – спросили женщины хором.

– Ну, кто-нибудь. Например, человек, подобный все тому же Рику.

– Даже Рик не рискнет войти в чужой дом без спросу, – сурово отозвалась Дженни.

– Но если вас нет, то у кого он должен спрашивать разрешения? И почему он не рискнет войти? – не унимался Влад, пытаясь понять устройство местного общества.

– Разрешение он может спросить у соседей, Макса и его жены. А если войдет без разрешения, с ним никто в поселке больше разговаривать не будет. Совсем.

– А не проще ему сразу башку прострелить? – мрачно пошутил Влад. – И быстро, и проблем меньше.

– Мы стараемся не прибегать к крайним мерам. Нас и так мало, – ответила женщина, устраиваясь поудобнее.

– Не стану спорить, – вздохнул Влад, всматриваясь в дорогу.

Они ехали часа четыре. Уже почти рассвело, когда Санни уверенно свернула с дороги в небольшую прогалину и направила машину к видневшимся в стороне скалам. Еще через час она остановила машину и, оглянувшись на бабушку, спросила:

– Кто пойдет?

– На этот раз я, – решительно ответила женщина, уже выбираясь из машины.

Выйдя следом за ней, Влад подхватил поданный девочкой мешок и, забросив его на плечо, двинулся следом за Дженни. К его удивлению, она не стала подниматься по едва заметной тропе, а обошла скалу и, проскользнув между двумя валунами, исчезла. Не наблюдай Влад за ее действиями, так и не понял бы, куда она делась. С трудом протиснувшись между камнями, он заглянул в угол, образованный скоплением валунов, и, обнаружив узкую расселину, согнулся пополам, пытаясь пролезть в нее.

Но, пройдя полдюжины шагов, Влад понял, что может встать в полный рост и идти прямо, а не боком. Выпрямившись, разведчик не спеша продолжил движение, с интересом осматривая стены пещеры. Это было естественное образование, создавшееся во время терраформирования планеты. Это Влад привычно отметил, заметив пучки мха, росшего в углах и трещинах. Пройдя по этому коридору еще метров пятьдесят, он оказался в огромном круглом зале. Создавалось впечатление, что скала, казавшаяся нерушимой снаружи, пуста, словно скорлупа выеденного яйца.

Все пространство пещеры занимали приборы и столы, на которых были разложены растения. Дженни, стоя у стола, оживленно о чем-то беседовала с высоким, удивительно худым мужчиной лет пятидесяти. Увидев Влада, Дженни кивком головы указала на него собеседнику, громко произнеся:

– Вот он.

Сообразив, что очередного медосмотра не избежать, Влад подошел к столу и, протянув мешок хозяину пещеры, представился.

Забрав гостинцы, мужчина пожал ему руку и, внимательно всматриваясь в лицо, с интересом сказал:

– Здорово вас потрепало. Вы знаете, что это был за газ?

– Какая-то экспериментальная разработка нервно-паралитического действия. Название мне так и не сообщили, – покачал головой Влад. – Похоже, они его и сами не знали.

– Плохо. Это может отнять у нас много времени, – задумчиво протянул Мишель. – Ну да ладно. Раз так, не будем его терять. Раздевайтесь, я вас обследую и возьму пробы для анализов.

Отставив карабин, Влад покорно принялся разоблачаться. Вскоре он стоял посреди пещеры обнаженным, словно в день своего рождения. Из вежливости Дженни ушла куда-то вглубь пещеры, оставив мужчин заниматься делом. Быстро осмотрев пациента, Мишель сунул его в аппарат общей диагностики и, не дав перевести дух, затолкал в горло зонд, соединенный с компьютером. Совершенно обалдевший от такого напора Влад даже не помышлял о сопротивлении, с удивлением наблюдая за ловкостью, с которой действовал Мишель.

Спустя два часа врач разрешил ему одеться и, присев к столу, принялся с пулеметной скоростью колотить по клавишам. Выведя на экран монитора трехмерное изображение грудной клетки Влада, он внимательно всмотрелся в результаты анализа тканей легких и, резко выдохнув сквозь плотно сжатые зубы, проворчал:

– Такое впечатление, что они вас сюда умирать прислали.

– Так и есть, – пожал плечами Влад.

– Будем надеяться, что они просчитались, – азартно рассмеялся Мишель, снова принимаясь колотить по клавишам.

Следующие два часа он носился по всей пещере, что-то отмеряя, смешивая, нагревая и переливая. Глядя на это камлание, Влад не удержался и, усмехнувшись, громко сказал:

– Вам только бубна и перьев не хватает.

– Ну, недаром же меня в корпорации прозвали шаманом, – рассмеялся в ответ Мишель, ни на секунду не отрываясь от работы.

– Разве они тут были? – не понял Влад.

– Еще чего?! Они готовы заплатить огромные деньги за сведения об этом месте. Мое умение лечить и составлять лекарственные препараты приводит их в бешенство. Чем хуже живут поселенцы, тем легче выжимать из них все соки.

Наконец, закончив свои метания по пещере, Мишель подошел к Владу и, протянув ему склянку с бесцветной, маслянистой жидкостью, сказал:

– Вот. Это должно облегчить ваши приступы.

– Сколько я еще протяну, Мишель? Только честно. Я не истерик и не псих. Я просто хочу знать, на что могу рассчитывать.

– Точно этого никто не знает, – пожал плечами врач, опуская голову.

– Мишель, не юли. Скажи, что думаешь, – продолжал настаивать Влад, пытаясь заглянуть в его умные, светло-карие глаза.

– Максимум год, – вздохнул Мишель. – И это в лучшем случае.

– А в худшем? – тихо спросил Влад.

– В любую минуту.

– И ты ничего не можешь сделать? – спросила Дженни, подходя к столу.

– Я врач, ученый, а не волшебник. Слишком много времени прошло. Места ожога в легких успели зарубцеваться и перестали действовать. Именно поэтому он задыхается и вынужден часто дышать, когда приходится выполнять какую-то работу. То, что я ему дал, поможет снять спазм и будет избавлять его от кашля. Принимать по одному глотку, как только почувствуешь наступление приступа. Это все, чем я могу помочь, – грустно улыбнулся Мишель, разведя руками.

– Это даже больше, чем я хотел, – улыбнулся в ответ Влад. – Спасибо.

– За что? – не понял врач.

– За честность.

– Ступай в машину, я скоро приду, – сказала Дженни, погладив его по плечу.

Кивнув, Влад развернулся и не спеша направился к выходу из пещеры. Выбравшись к подножию скалы, он внимательно осмотрелся и, с удовольствием вдохнув морозный, чистый воздух, задумчиво посмотрел в бездонное небо. Больше всего ему сейчас хотелось закрыть глаза и оказаться… Где именно, он и сам не знал. Родителей Влад не помнил, ведь его забрали из дома в возрасте пяти лет, когда на лице мальчика проступило огромное красное пятно. Зверь, изуродовавший ему лицо и вырвавший глаз, вместе с мышцами сорвал и весь кусок кожи, из-за которого Влад оказался в разведке.

Содрогнувшись от не самых приятных воспоминаний, разведчик очнулся и, обойдя валун, решительно зашагал к снегоходу. Ему остался лишь год, а значит, он должен сделать все, чтобы обеспечить приютившим его женщинам спокойную жизнь после его смерти. Впадать в отчаяние и посыпать голову пеплом Влад не собирался. Смерть слишком часто стояла за его плечом, чтобы он начал бояться безносой красотки. Увидев Влада, скучавшая в машине девчонка выскочила на снег и сразу засыпала его вопросами.

Переждав эту словесную лавину, разведчик чуть усмехнулся и, показав ей склянку, коротко сообщил:

– Вот, должно снимать приступы кашля.

– Только приступы? – растерялась Санни.

– А ты хотела, чтобы Мишель вставил мне новые легкие? Он, безусловно, прекрасный врач, но не бог и не волшебник.

– И ты так спокойно об этом говоришь?

– А по-твоему, я должен выть и биться в истерике? Я разведчик, девочка, и давно уже привык к тому, что в любой момент могу охнуть.

– Охнуть, это в смысле твою мать?

– Именно. Так что забудь об этом и скажи, здесь можно охотиться?

– Мы не охотимся у скалы. Мишелю приходится самому добывать себе пропитание. Так что лучше будет отъехать отсюда подальше, – рассудительно ответила Санни.

Словно в ответ на ее слова, из кустов вышло стадо кабанов. Отлично зная, как могут быть опасны эти животные, Влад сделал девочке знак не шевелиться и на всякий случай снял карабин с предохранителя, осторожно дослав патрон в патронник. Едва слышный щелчок заставил большую свинью насторожиться и негромко хрюкнуть. Все стадо послушно остановилось. Шедший первым вожак стада, огромный секач с длинными, желтыми клыками, поднял тяжелую морду и начал старательно принюхиваться.

Помня, что слух и обоняние у этих животных отличные, а вот зрение слабое, Влад замер, надеясь, что ветер не переменится. Как назло, из-за валуна вышла Дженни и, увидев кабанов, испуганно охнула. Вожак стада, моментально развернувшись на месте, злобно завизжал и ринулся в атаку. Старая свинья, хрюкнув, понеслась в кусты, уводя за собой молодняк. Понимая, что делать больше нечего, Влад вскинул карабин и, почти не целясь, выстрелил.

Тяжелая пуля ударила секача в точку между ухом и глазом, бросив его на колени, но сильное животное все еще было живо. Передернув затвор, Влад выстрелил снова, на этот раз целясь под лопатку, в сердце. Хрюкнув, секач медленно завалился на бок. Снова передернув затвор, Влад осторожно подошел к убитому зверю и, убедившись, что все кончилось, повернулся к испуганно сжавшейся Дженни:

– Все в порядке. Я убил его. Жаль только, что так близко к лаборатории.

– Ничего. Это стадо приходит сюда регулярно. Я устроил им место для подкормки и добавляю в корм соли. Так что все равно придут, – вместо Дженни ответил ему Мишель, вышедший из пещеры.

– Зато теперь ты со свежим мясом, – улыбнулся ему Влад.

– Не надо. Мяса у меня больше, чем достаточно. Есть и лосятина, и свинина. Так что забирайте этого зверя и отправляйтесь домой, – решительно отказался врач.

– Мишель, ты уверен? – настороженно поинтересовалась женщина.

– Абсолютно. Я охотился три дня назад, так что забирайте и отваливайте. Мне работать надо, – рассмеялся в ответ Мишель и, подойдя к туше, удивленно присвистнул: – Отлично стреляешь. Такого зверя с двух выстрелов.

– Отлично это когда с одного, – покачал головой Влад.

– Без подготовки, с ходу, да еще и опасаясь зацепить ее? Нет, приятель, ты действительно отлично стреляешь, – покачал головой Мишель.

Пока они спорили, Санни успела развернуть снегоход и, подогнав его в скале, принялась обвязывать морду животного веревкой. Влад нагнулся, чтобы помочь ей, и тут же зашелся в кашле. Сказалось нервное напряжение и резкие движения на морозном воздухе. Подскочивший к нему Мишель выхватил из кармана склянку с микстурой и, прижав к себе голову разведчика, принялся выбирать момент, когда сможет влить в него лекарство.

Едва только в кашле случился перерыв, врач ловко влил микстуру Владу в рот, громко приказав:

– Глотай.

Судорожно сглотнув, разведчик проглотил лекарство и замер, ожидая результата, или продолжения приступа. По пищеводу прокатился огненный комок и, ухнув в желудок, разлился по телу приятным теплом. Ощущения были сродни тем, что ощущались при питье спиртного. В груди разведчик почувствовал приятное покалывание. Словно под кожу на груди забралась стая птенцов, принявшись сновать туда-сюда, щекоча его.

Отдышавшись, Влад тяжело поднялся на ноги, и кивком головы поблагодарив Мишеля, грустно улыбнулся:

– Вроде действует. Посмотрим, что дальше будет.

– Будь осторожнее. Тебе нельзя сильно напрягаться, – участливо ответил врач, не сводя с него настороженного взгляда.

– Я же не редкий зверь, чтобы меня под стекло положить и кормить задаром, – рассмеялся Влад.

– Поехали, шутник. А то стемнеет скоро, – беззлобно проворчала Дженни, обрывая его веселье.

Пожав доктору руку, Влад забрался в кабину, и Санни направила машину в обратный путь. Дома они оказались, когда уже совсем стемнело. К удивлению самого разведчика, полученное лекарство действовало. Дважды он купировал подступающие приступы, делая быстрый глоток прямо из склянки. После этого ему становилось легче дышать, и Влад вынужден был бороться с соблазном приложиться к бутылочке просто так. Заметив его мучения, Дженни не терпящим возражения тоном приказала ему отправляться в дом, пока они с внучкой будут разбираться с его добычей.

Закинув на плечо карабин, Влад покорно направился по указанному адресу, но уже на пороге вдруг насторожился. Полено, которым подпирали дверь, было небрежно отброшено в снег. Замерев перед дверью, разведчик снял с плеча оружие и, аккуратно прислонив его к стене, вытащил из-за пояса свой нож. Охотничий кинжал, которым его снабдили хозяйки, был сделан из отличной стали и заточен так, что им запросто можно было бриться, но, несмотря на это, оставался обычным оружием. Нож с монохромной заточкой, который вытащил Влад, был боевым оружием, способным дать ему преимущество перед возможным противником.

Прижав клинок к предплечью, Влад осторожно шагнул в сени. Дверь в жилое помещение была чуть приоткрыта, и разведчик понял, что незваный гость сделал это специально. Расслышать крадущиеся шаги опытного охотника за закрытой дверью было сложно, а вот порыв холодного воздуха, ворвавшегося в протопленное помещение, пропустить было просто невозможно. Особенно если ждешь его.

Заглянув в приоткрытую дверь, Влад рассмотрел сидящего у стола широкоплечего мужчину с резкими, словно рублеными чертами лица. Залепленный пластырем порез на лице и висящая на перевязи рука ясно сказали разведчику, что за гость к ним пожаловал. Рывком распахнув дверь, Влад настороженно замер на пороге.

– Что ты здесь делаешь? – мрачно спросил он, ожидая какой-нибудь пакости.

– Заходи, дом выстудишь, – не дрогнув, ответил гость.

– Кто ты такой и что здесь делаешь? – перефразировал Влад свой вопрос.

– Тебя жду. А кто я такой, ты и так знаешь.

– Не знаю. Нас не знакомили, – презрительно фыркнул Влад.

– За тобой должок, приятель, – мрачно усмехнулся мужчина.

– Не помню, чтобы я у тебя одалживался, – ответил разведчик.

– Я остался без машины, со сломанной рукой. Так что на время моей болезни ты просто обязан позаботиться о моем благополучии, – криво усмехнулся гость.

– Ничего я тебе не обязан и не должен. Не умеешь с машиной обращаться, твои проблемы. А теперь убирайся, – резко ответил Влад, которому этот разговор начал действовать на нервы.

– Мы не закончили, – огрызнулся пришелец. – В первый же день твоего приезда тебе было сделано предложение, от которого ты осмелился отказаться. Руководство решило не наказывать тебя сразу. Ты просто не знал, с кем имеешь дело. Так что можешь считать это повторным приглашением на работу. Но имей в виду, откажешься, и у корпорации не будет ни одной причины сохранять жизнь тебе и двум этим сучкам. Ты уже имеешь представление, что может случиться. Так что подумай, прежде чем начнешь плеваться ядом.

– Здесь не о чем думать. Мне плевать на корпорацию, на угрозы и на тебя. В нашей службе никогда не было предателей или перебежчиков. Меня сослали сюда умирать, и я не собираюсь в свои последние дни открывать этот список. Я служу только Российской империи.

– Ты на пенсии, и не надо мне тут рассказывать о патриотизме и честности. Ты сам признал, что тебя сюда сослали. Именно так, сослали, выгнали, выбросили, а значит, тебе нет необходимости сохранять верность империи. Тем более что империи местные дела не касаются.

– Это ты так думаешь, – пожал плечами Влад. – И учти, вздумаешь тронуть женщин, я тебя заживо ошкурю, как кабана. Вместе с твоим хозяином.

– Кишка у тебя тонка, на такое решиться, – презрительно усмехнулся Рик.

Влад с самого начала понял, кто пожаловал к ним в гости, но специально сделал вид, будто не узнал его.

– Ты уверен, что я не решусь? – вкрадчиво спросил Влад, делая один, медленный шаг к столу.

– Стой, где стоишь, – зарычал Рик, вскидывая над столешницей станнер. Точно такой же, что Влад уже видел в руке у куратора.

Именно этого разведчик и добивался. Атаковать противника, не зная, чем он вооружен, глупо. Но теперь, когда он раскрылся, вполне можно переломить ход игры в свою пользу. Влад с самого начала предполагал, что в руке у Рика находится оружие, оставалось только выяснить, какое именно. И вот теперь, глядя в вороненое дуло, он улыбался, делая вид, что не замечает направленного на него оружия.

– Чего ты щеришься, придурок? – снова зарычал Рик, явно начиная нервничать.

До его ограниченных мозгов не доходило, как человек может улыбаться, глядя в ствол наведенного на него оружия. Чуть сместившись, чтобы видеть глаза противника, Влад ответил, продолжая улыбаться:

– Идиот. Неужели ты и вправду думаешь, что я испугаюсь твоей пукалки? Стреляй, для меня это будет освобождением от долгих месяцев медленного умирания. Все закончится сразу, здесь и сейчас. Так что? Нажмешь на спуск? Избавишь меня от мучений?

– Выходит, ты и вправду умираешь? – растерялся Рик.

– Ты же видел мой файл. Или куратор отправил тебя ко мне, даже не позаботившись обеспечить необходимыми данными? Неужели тебе настолько не доверяют? Или просто считают тупой торпедой, неспособной понять элементарных вещей? – продолжал издеваться Влад, выводя противника из равновесия.

Впрочем, этот разговор пора было заканчивать, ведь в любой момент в дом могли вернуться женщины, а это значит, что любой случайный выстрел может стать роковым. Сместившись еще немного, Влад положил левую руку на край стола и, держась к противнику полубоком, осторожно перехватил нож так, чтобы клинок лег в ладонь. Из этого положения ему было отлично видно, как исказилось от злости лицо Рика. Слова разведчика задели его за живое. Станнер в руке мужчины чуть дрогнул и опустился на пару сантиметров. Ему, как и любому исполнителю, не хотелось признавать собственное положение.

– Ты или слишком умный, или слишком смелый, – наконец, проворчал Рик. – Но это не значит, что ты можешь отмахнуться от предложения. Мне приказано доложить об исполнении, независимо от того, что ты решишь. Я жду ответа.

– Ты уже знаешь ответ. А это, чтобы твои хозяева его лучше поняли, – продолжая улыбаться, ответил Влад, резким движением правой руки всаживая нож в бицепс левой руки Рика, сжимавшей станнер.

Одновременно с броском Влад рухнул на колени, уходя с линии стрельбы. Обычно человек с оружием ожидает броска в сторону, попытки отвести в сторону ствол направленного на противника оружия, и почти никогда нырка вниз. Реакция среднего человека составляет одну целую и две десятых секунды. Реакция тренированного человека одну секунду ровно. Именно этой секунды Владу оказалось достаточно, чтобы метнуть нож и уйти с линии выстрела. Нож с монохромной заточкой, брошенный с такого расстояния, пронзил бицепс Рика, расщепил кость и вышел с другой стороны.

Взвыв от боли в разбитой кости, Рик выронил станнер и попытался извлечь клинок сломанной рукой. Но Влад не дал ему опомниться. Толчком с колен он вскочил на ноги и, со всего размаху врезав ему протезом по челюсти, сбросил со скамейки на пол. Подхватив станнер, разведчик добавил Рику ногой по сломанной руке и, с размаху наступив на живот, сжал левой рукой рукоять своего ножа.

– Запомни сам и передай своим хозяевам, когда человеку нечего терять, он становится либо дьяволом, либо святым. Что получится из меня, зависит от вашего поведения.

С этими словами Влад одним резким движением вырвал нож из раны. Дом огласился очередным воплем боли. В этот момент двери распахнулись от сильного удара снаружи, и в комнату ворвалась Дженни, сжимая в руках карабин, который разведчик оставил у входа. Увидев стоящего с окровавленным ножом разведчика, женщина растерянно замерла.

– Что здесь происходит? Кто кричал? – удивленно спросила она, но в ее голосе Влад ясно различил нотки паники.

– Гоняю особо наглую крысу, – усмехнулся разведчик. – Уберите оружие, Дженни. Все уже закончилось.

– Ничего еще не закончилось, – прохрипел с пола Рик.

– Кто это там? – не поняла Дженни.

Обойдя стол, скрывавший от нее лежащего на полу мужчину, она сразу узнала виновника переполоха и, скривившись, прошипела:

– Я должна была догадаться, что ты не успокоишься, пока не получишь порцию свинца в башку. Но я это исправлю. И, пожалуй, прямо сейчас, – добавила она, наводя ствол на лежащего Рика.

– Нет, Дженни. Не надо, – остановил Влад женщину.

Одним движением отобрав у нее карабин, Влад ногой подтолкнул Рика в бедро, коротко приказав:

– Убирайся, и помни, что я сказал.

Встав на колени, Рик с трудом поднялся и, пошатываясь, направился к двери. Недолго думая, Дженни направилась следом. Проводив гостя, она вернулась и, присев к столу, устало спросила:

– Как он тут оказался?

– Вошел, как все люди.

– И зачем?

– Корпорация решила повторить свое предложение и отправила его сообщить мне об этом. Он пришел. И заодно принес мне подарок, – усмехнулся Влад, доставая из-за пояса станнер и показывая его женщине.

– Он угрожал тебе?

– А как же? Грозно и старательно, – снова усмехнулся разведчик.

– Не понимаю причины твоего веселья, – пожала плечами Дженни.

– Эти дураки так и не поняли, что запугивать умирающего все равно, что пугать рыбу водой.

– Ты ранил его, но снова не стал убивать. Почему?

– Он должен передать мой ответ куратору. Да и грязь в доме разводить не хотелось. Кровь отмывать плохо.

– Ничего, как-нибудь справилась бы, – усмехнулась в ответ Дженни. – Ладно, что сделано, то сделано. В конце концов, это мужские дела, и женщине в них лезть не стоит.

– Что это с вами, Дженни? – растерялся Влад. – Вы всегда были такой сильной…

– Вот именно. Сильной. А женщина должна быть слабой. Сила женская в слабости, – философски вздохнула она.

– Ничего не по… – договорить Влад не успел.

Приступ кашля сложил его пополам, заставив выронить станнер и опуститься на лавку. Сцепившись с Риком, разведчик и думать забыл о своем состоянии. В этот момент он был самим собой. Живым, настоящим, здоровым. И вот теперь, когда все закончилось, его тело расслабилось, и болезнь снова вступила в свои права. Охнув, Дженни подскочила к нему и, быстро достав из кармана его комбинезона склянку с микстурой, попыталась влить лекарство ему в рот.

Понимая, что она пытается ему помочь, Влад просто перекатился с лавки на пол и, перевернувшись на спину, попытался на пару секунд сдержать спазм. Ему это удалось, и сделанная странным врачом микстура подействовала. Чуть расслабившись, Влад уронил голову на колени женщине и, отдышавшись, еле слышно произнес:

– Думал, сегодня без этих развлечений обойдется.

– Ничего. Все обойдется, – улыбнулась Дженни, поглаживая его по волосам.

– Надеюсь, я успею до этого облегчить вам жизнь, – улыбнулся в ответ Влад и, закряхтев, тяжело поднялся на ноги. – Устал я сегодня.

– Не сомневаюсь. Иди, отдыхай. Мы с Санни тоже скоро угомонимся, – кивнула женщина, принимаясь расстегивать свой комбинезон.

Пройдя в свою комнату, Влад выбрался из мехового мешка, в котором уже ощутимо запарился, и, устроившись на своей узкой койке, моментально уснул. К собственному удивлению, он проспал до самого утра, ни разу не закашлявшись. На его памяти это была первая ночь, когда ему не пришлось биться в очередном приступе. Проснулся Влад отдохнувшим и свежим, как в старые времена. Поднявшись, он увидел брошенный на полу комбинезон, карабин, прислоненный к стене, и удрученно покачав головой, принялся одеваться.

Женщины уже вовсю хлопотали по дому и, едва завидев его, бросились накрывать на стол. Смутившись от такого внимания, Влад протянул Дженни комбинезон, тихо сказав:

– Простите. Вчера даже сил не хватило убрать его.

– Ничего. Мы тут с внучкой подумали и решили перенести оружейный сундук в твою комнату. Все равно этой пушкой никто из нас толком пользоваться не может. Уж больно тяжелая, и отдача такая, словно лось лягнул, – улыбнулась в ответ женщина.

– Как скажете, – растерянно кивнул Влад, не ожидавший от них такого решения.

– Уже сказала. Так что забирай и развлекайся.

– Хорошо. Но вчерашнюю добычу я вам на всякий случай оставлю, – решительно ответил разведчик, вспомнив про вечерний трофей. – Только хранить его нужно в таком месте, чтобы и достать можно было быстро, и найти сложно.

– Это как? – не поняла Дженни.

– Я покажу, – ответил Влад и, положив комбинезон на лавку, отправился умываться.

Быстро проглотив чашку кофе, он, недолго думая, отбросил край скатерти и, опустившись на колени, заглянул под стол. Собранная из толстых досок столешница вполне могла бы в случае необходимости послужить щитом или тараном. Одобрительно кивнув, Влад вылез из-под стола и, не поднимаясь, спросил, глядя на заинтересованно наблюдавшую за ним женщину:

– У вас в хозяйстве найдутся инструменты, кусок жести и саморезы?

– Надо в мастерской посмотреть, – подумав, ответила Дженни.

Поднявшись, Влад последовал за женщиной. Пройдя в сени, женщина повернула направо и, толкнув незаметную дверь, провела разведчика в маленькое, но очень светлое помещение. Поначалу Влад даже не сообразил, почему здесь так светло, но, осмотревшись, все понял. Мастерская освещалась независимо от всех остальных помещений при помощи солнечных батарей. Несмотря на снег и мороз, солнце на Спокойствии светило ярко и достаточно долго, чтобы зарядить гелиевые батареи, от которых потом можно было освещать помещения.

Осмотревшись, Влад удивленно присвистнул. В этой мастерской вполне можно было бы собрать под стакан даже космический модуль. Все было просто, миниатюрно, но очень функционально. Среди станков оказались даже токарный и сварочный агрегаты. Подойдя к верстаку, разведчик приподнял крышку пенала для мелочей и, увидев рассортированные по размеру винты, шурупы и саморезы, весело кивнул:

– Порядок. Тут есть где развернуться.

– Пьер был мужчина с руками, – грустно улыбнулась в ответ женщина.

Порывшись в углу, где хранились различные отходы и металлический лом, Влад нашел подходящий кусок жести и, зажав его в тиски, принялся выгибать под нужный размер. Глядя, как разведчик легко справляется с железом при помощи протеза, Дженни не удержалась и, подойдя поближе, осторожно спросила:

– Давно он у тебя?

– Давненько уже. Успел привыкнуть, – усмехнулся в ответ Влад.

– То-то я смотрю, уж очень ловко ты им управляешься.

– Особая разработка для спецподразделений. Ювелирные украшения делать им не возьмусь, а вот такую работу запросто, – улыбнулся Влад.

Выгнув полосу жести прямоугольником, разведчик просверлил в месте нахлеста отверстие и, выбрав подходящий саморез, отправился обратно в дом, прихватив с собой отвертку. Забравшись под стол, он прикрутил полученную конструкцию к столешнице снизу и, сунув в нее станнер, снова сел за стол.

– Вот смотрите. Сейчас, сидя на этом месте, вы можете в случае необходимости стрелять по дверям, не доставая оружия. Достаточно просто сунуть руку под стол. Доставать его оттуда тоже просто. А теперь я научу вас обслуживать это оружие, – добавил Влад, доставая станнер из тайника.

– Думаешь, мне это потребуется? – спросила Дженни, нехотя присаживаясь к столу.

– Знаю. Вы же сами слышали, что сказал Мишель. Так что научиться им пользоваться и обслуживать надо.

– Хорошо. Показывай, – кивнула женщина.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности