Дракон: Отработанный материал. Заповедная планета. Игры теней

– Это армейский станнер. Учтите, не облегченный гражданский вариант, а именно армейский. Это значит, что мощность и скорострельность этого оружия намного выше и отдача сильнее. Хотя, если быть точным, то, говоря про отдачу, я имею в виду толчок, который происходит в тот момент, когда пуля покидает канал ствола. Станнер состоит из рукояти, где находятся специальная батарея и обойма. Ствола, вокруг которого создается магнитное поле, разгоняющее пулю, и спускового крючка, нажимая на который вы и производите выстрел. Оружие почти бесшумное, но очень смертоносное. Может стрелять очередями и одиночными выстрелами. С учетом того, что боеприпасов у нас мало, лучше стрелять одиночными. Зарядки, это оружие не требует. Одной батареи достаточно на три тысячи выстрелов, после чего батарея подлежит замене. Это оружие не боится воды, снега, грязи и тому подобных внешних воздействий. Даже если что-то попало в ствол. Магнитное поле, создаваемое вокруг ствола, выталкивает любое инородное тело. Удара током можно не бояться. Ствольная коробка, корпус и рукоять выполнены из композитных материалов. Из чего состоит пуля, я вам объяснять не буду, технические подробности вам просто не нужны. Обойма извлекается простым нажатием вот на эту кнопку. Запасная вставляется на ее место и задвигается до щелчка. Ничего передергивать, взводить и оттягивать не нужно.

– Просто вставила обойму, и можно стрелять? – уточнила Дженни.

– Именно. Вот этот флажок – предохранитель и включатель батареи одновременно. Перед началом стрельбы просто сдвигаете его большим пальцем вниз и можете палить. Вот этот переключатель переводит режим стрельбы с одиночного на очерёдный. Я сразу установлю режим одиночной стрельбы, чтобы не было соблазна высадить все пули сразу.

– Заодно сунь эту штуку под стол, – скривившись, попросила Дженни. – Никогда не любила оружие, хоть и прожила рядом с ним всю жизнь.

– Странное заявление для жены охотника, – удивленно протянул Влад, убирая оружие в тайник.

– После гибели моих детей я стала бояться оружия.

– Убивает не оружие, а люди. Карабин вашего мужа это тоже оружие, но он использовал его только для охоты. Но им можно убить и человека. Так что дело вовсе не в оружии, а в человеческих намерениях. Кухонный нож, всего лишь удобный инструмент, но и его можно использовать для убийства. Тут все от человека зависит, – подумав, ответил Влад.

– Наверное, ты прав, – кивнула Дженни после короткого молчания.

– Можно я еще в мастерской покопаюсь? Может, чего интересного для дома придумаю? Да и делом занят буду, – осторожно, почти робко спросил Влад, отлично понимая, что вторгается на чужую территорию.

– Конечно. Можешь брать и использовать все, что сочтешь нужным, – с каким-то странным воодушевлением ответила женщина. – Человек должен быть каким-то делом занят.

– Что это с вами? – насторожился Влад.

– С того момента, как ты взял в руки карабин, я поняла, что в доме появился мужчина. Странное это чувство. Забытое. Так спокойно мне было, только когда был жив Пьер.

Сообразив, что она имеет в виду, разведчик кивнул и, молча поднявшись, отправился в мастерскую. Порывшись в куче железного лома, он извлек на свет несколько сломанных капканов и, задумчиво покрутив их в руках, принялся раскладывать добычу на верстаке. Как оказалось, из пяти сломанных приспособлений можно было собрать три рабочих. Чем Влад и занялся. К вечеру три капкана были предъявлены хозяйке дома, за что мастер был награжден огромной порцией жаркого из кабанятины.

После ужина Санни подхватила отремонтированные капканы, солидный кусок мяса и куда-то унеслась. Не понимая, что происходит, Влад вопросительно уставился на Дженни. Чуть улыбнувшись, женщина пояснила причину такого поведения внучки.

– Она отдаст мясо и капканы Максу, а он, пользуясь ими, будет ловить зверей и на нашу долю. Так часто делают, если семья остается без охотника. Один из соседей берет себе его капканы, охотничий участок и все добытое делит с семьей погибшего. Ну, в зависимости от того, сколько ловушек ему дали.

– Выходит, у вас теперь тоже будет пушнина?

– Да, благодаря тебе.

– Тогда есть смысл порыться в той куче более старательно. Может, еще пару ловушек найду.

– Вполне возможно. Пьеру приносили на ремонт много всяких железок.

– Похоже, он пользовался уважением в поселке, – улыбнулся Влад.

– Еще каким, – с гордостью отозвалась женщина.

– Охотник, мастер. Чем еще он занимался?

– Перевозил грузы для лаборатории, ловил рыбу, изучал горы. Это он нашел ту пещеру, где мы вчера были.

Их разговор был прерван ворвавшейся в дом Санни. Девочка влетела в комнату, словно маленький смерч, едва не сбив с ног бабушку, с порога завопив:

– Влад, беги. В поселок едут люди из охраны корпорации.

– А почему я должен бежать? – не понял Влад.

– Они наверняка приехали из-за того, что ты искалечил Рика.

– Возможно, но не обязательно, – подумав, кивнул разведчик. – Но бежать я все равно не стану.

Поднявшись, Влад прошел в свою комнату и, достав из сундука карабин и патронташ, вернулся обратно. Присев в угол, он поставил оружие так, чтобы оно было под рукой, и, жестом указав Дженни на стол, проверил, как выходит из-за пояса нож. Санни, повинуясь молчаливому приказу бабушки, ушла в свою комнату, но очень скоро выглянула оттуда, сжимая в руке ледоруб. Покосившись на ее оружие, Влад не удержался и, усмехнувшись, сказал:

– Вот только в рукопашную не лезь. Там здоровые мужики, они тебя одной массой задавят. Здесь маневрировать негде.

– Я эту штуку с десяти шагов в донышко чашки всаживаю, – ответила девочка, воинственно вздернув подбородок. – Пусть только сунутся, точно головы поразбиваю.

Они едва успели договорить, когда дверь распахнулась от сильного удара, и в комнату ввалились шестеро мужчин в одинаковой форме. Последним, в комнату вошел тот, кого здесь называли куратором. Заметив на поясах охранников станнеры, Влад, недолго думая, перехватил карабин и, не меняя позы, громко спросил:

– Что это значит? Кто вам дал право врываться в дом? Не ожидавшие увидеть ствол такого калибра охранники дружно схватились за оружие и тут же растерянно замерли, сообразив, чем может закончиться любое неосторожное движение. Стоявший за их спинами куратор заметно напрягся, но, взяв себя в руки, ответил:

– В управление планетарной безопасности поступило заявление от одного из поселенцев, где он обвиняет вас в нападении и нанесении тяжких телесных повреждений с использованием взрывчатых веществ. Эти люди приехали, чтобы арестовать вас.

– Вот как? А вы не задавались вопросом, откуда вдруг на планете взялась взрывчатка? Особенно если учесть, что я приехал сюда всего три дня назад. Причем прилетел обычным, межпланетным рейсом. Вы считаете, что служба безопасности космопорта могла бы пропустить подобное вещество к перевозке? Если так, то вы еще глупее, чем я думал, – широко улыбнулся в ответ Влад, чуть поводя стволом.

– Уберите оружие, и давайте просто поговорим, – предложил куратор, осторожно выбираясь вперед.

– Не раньше, чем его отдадут ваши люди, – последовал ответ.

– Это глупо. Здесь шестеро тренированных бойцов…

– А это карабин фирмы «Ремингтон» восьмого калибра. Его прадедушку называли ружьем для охоты на слонов. Одним выстрелом я вышибу мозги как минимум двоим. А если повезет, то и троим сразу. Передернуть затвор я успею одновременно с тем, как ваши люди выхватят оружие. Ну, а дальше, как судьба решит, – перебив его, ответил Влад.

– Еще одного я убить успею, – с неожиданной злостью прошипела Санни, покачивая в руке ледоруб.

– Этим?! – иронично рассмеялся куратор.

Вместо ответа, девочка вдруг размахнулась и одним стремительным жестом отправила свое оружие в полет. Никто из присутствующих не ожидал от нее такой выходки. Гулко просвистев, ледоруб с глухим стуком вонзился в дверь, пробив ее насквозь. Сразу после броска девочка перехватила второй ледоруб, и, зло усмехнувшись, спросила:

– Ну, есть желающие проверить его остроту собственной башкой?

– Девочка, ты понимаешь, что твои действия подпадают под действие статьи об угрозе должностным лицам при исполнении обязанностей? Хочешь оказаться в тюрьме?

– Это если будет кому подавать жалобу, господин куратор, – продолжал веселиться Влад. – Не доводите до крайности, иначе у нас не будет ни одной причины оставлять кого-то в живых. Чего проще? Отряд охранников отправился на планету по делам и, не зная местности, провалился под лед неизвестно где. Думаю, подходящая прорубь здесь найдется. Не думаю, что вас будут искать очень уж старательно.

Понимая, что этот человек вполне способен провернуть такую гадость, куратор задумался, глядя на разведчика с откровенной ненавистью.

– Значит, подчиняться вы не собираетесь? – спросил он.

– Еще чего?! – фыркнул Влад. – Я подданный Российской империи и подчиняюсь только своему командованию или лицу, представляющую здесь империю. Все остальные могут отправляться к дьяволу.

– Вы обязаны подчиниться, – взвизгнул от избытка чувств куратор.

– Чтобы вы могли засунуть меня в какую-нибудь вонючую дыру и попытались выбить все, что мне известно? Черта с два.

– Ну почему же сразу выбить? – фальшиво возмутился куратор. – Нам отлично известно, что любая сильная нагрузка может вас убить.

– Ах вот оно что?! – протянул Влад, осененный внезапной догадкой. – Решили использовать современные технологии и покопаться в моих мозгах с помощью сыворотки правды и мнемосканера. Мимо, ребята.

– В каком смысле мимо? – от удивления куратор даже забыл отказаться от такого предположения.

– В прямом. Вы не учли тот факт, что я являюсь бойцом спецподразделения империи, а значит, имею блокировки от всех известных видов химических, психотропных и психологических способов допроса. Иными словами, при первой же попытке применить подобные средства я или сдохну, или превращусь в слюнявого идиота. Так какая мне разница, где умирать? Здесь или в тюрьме? По крайней мере, здесь у меня есть возможность умереть как мужчине, в драке.

Его слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Не выдержав такого издевательства, куратор сжал кулаки и во всю глотку заорал, делая несколько шагов к сидящему разведчику, и тем самым перекрывая своим подчиненным сектор обстрела:

– Бросай оружие и сдавайся, тупой ублюдок. Мне плевать, чей ты подданный, ты будешь делать то, что тебе говорят, или клянусь богом, я выжгу всю эту клоаку дотла. Я уничтожу всех и каждого, кто здесь живет. Мне надоели ваши выходки, ваше самоуправство, ваши дурацкие попытки делать все по-своему. Клянусь, я сделаю это.

– Не клянитесь, господин куратор. Если хоть один волос упадет с головы любого из поселенцев, я сделаю так, что вы сами повеситесь. Знаете, что такое атака имперских разведчиков? Очень НЕ рекомендую испытывать это на себе, потому что мы сначала бьем, а потом спрашиваем документы. А чаще и спрашивать уже незачем. Точнее, не у кого.

– Не смеши меня. От тебя отказались. Вышвырнули из службы. Списали как ненужный мусор. Как отработанный материал.

– Может, и так. Но бывших разведчиков не бывает. И даже один разведчик, это все равно разведчик. Хотите это испытать? – с угрозой спросил Влад, медленно поднимаясь на ноги.

– И что ты сделаешь? Что ты можешь сделать, проклятый инвалид? – продолжал визжать куратор, размахивая руками и брызгая слюной.

Не удержавшись, Влад одним резким движением треснул его прикладом в челюсть, моментально вышибив сознание и отправив противника в глубокий нокаут. Не ожидавшие такой выходки охранники тупо пялились на рухнувшего начальника, пытаясь понять, что произошло. Тем временем Влад снова навел на них свою артиллерию, резко приказав:

– Оружие на пол, уроды. Быстро.

Охранники дружно вздрогнули, но, всмотревшись в дуло карабина, дружно потянулись к кобурам, где находились станнеры. Шесть стволов гулко стукнули о деревянный пол. Одобрительно кивнув, Влад скомандовал, не сводя с охранников взгляда:

– Дженни, соберите оружие, а вы даже не думайте шевелиться.

Женщина быстро сложила все трофеи в подол своей домашней длинной юбки и, отступив в сторону, вопросительно посмотрела на разведчика. Шагнув к ней, Влад одной рукой достал первый, попавшийся станнер и, развернув его рукоятью к Дженни, попросил:

– Выщелкните обойму и покажите мне.

Бросив быстрый взгляд на боеприпасы, он только удивленно покачал головой:

– Похоже, это была не полицейская операция. Пули боевые.

– Мы не носим травматических боеприпасов, когда высаживаемся на планету, – угрюмо отозвался один их охранников. – Местные слишком часто пытались бунтовать.

– Тем хуже для вас, – хищно усмехнулся Влад, наводя на них станнер.

Отдав карабин Дженни, он выхватил из ее импровизированной кошелки еще один ствол и, держа охранников под прицелом, продолжил допрос:

– Сколько еще ваших олухов в машинах?

– Только водители.

– А сколько снегоходов?

– Два.

– Совсем хорошо, – усмехнулся Влад. – Санни, найди мне крепкую веревку.

– У них наручники есть, – ответила девочка, глядя на него блестящими от азарта глазами.

– Умница, – кивнул Влад и, ткнув стволом в ближайшего охранника, приказал: – Ты, достань наручники и застегни их на своем приятеле, стоящем рядом. Руки за спиной. И учти, вздумаешь финтить, мозги вышибу.

Покорно сковав всех своих сослуживцев, исполнитель встал на колени, после чего его руки сковала Санни, из вредности зажав браслеты так, что охранник глухо взвыл от боли. Сунув оружие за пояс, Влад достал из кармана склянку с микстурой и, глотнув лекарство, скомандовал:

– Держите этих на мушке. Не давайте шевелиться. Вздумают дурить, стреляйте не задумываясь. Я скоро вернусь.

– Куда ты? – вцепилась в него Санни.

– Доделать то, что начали.

– Тогда лучше выйти другим путем, – быстро ответила Дженни.

– А разве у вас есть второй выход? – не понял Влад.

– Окно. В комнате Санни. Пошли, – быстро ответила женщина.

Проскочив следом за ней в комнату девочки, Влад ринулся к окну, но женщина ухватила его за локоть и, приложив палец к губам, подбородком указала на шкаф. Не понимая, что она хочет ему сказать, Влад молча пожал плечами. Недолго думая, Дженни вывалила оружие из подола прямо на кровать и, подскочив к шкафу, распахнула дверцу. Хлопнув ладонью по задней стенке, она ловко отодвинула ее в сторону и, ткнув пальцем в открывшийся проход, прошептала:

– Выйдешь за сараем Макса. Дальше сам разберешься. Кивнув, Влад нырнул в открывшийся проход, мысленно удивляясь находчивости поселенцев. Соорудить подземный ход, так ловко замаскированный, мог только человек с недюжинной фантазией, опасавшийся за жизнь своих близких. Выбравшись из подземного хода, Влад тихо порадовался, что соседи не держат собак, и осторожно направился к дороге. Два снегохода военного образца стояли у их двора друг за другом. Вытащив один станнер, Влад взял его за ствол и, подобравшись к задней машине, осторожно заглянул в салон.

Водитель дремал за рулем, прислонившись к дверце. Взявшись за ручку, разведчик одним рывком распахнул дверцу и, выдернув водителя, резко треснул его рукояткой станнера по голове. Забрав его оружие и использовав наручники по прямому назначению, разведчик отправился к следующей машине. Обезвредив второго водителя, Влад прислонился к кабине снегохода и, вздохнув, попытался расслабиться. Оставался последний этап. Вывезти всю эту зондер-команду к космопорту и спрятать снегоходы так, чтобы ни одна собака не нашла.

Оставив вырубленных водителей на снегу, Влад вернулся в дом и, выбрав двух охранников поздоровее, перековал им руки вперед, приказав тащить куратора к машине. Держа охранников на прицеле, он заставил их погрузить в машину водителей и, велев Санни сесть за руль первой машины, уселся на водительское место второго снегохода. Отлично знавшая дорогу девочка уверенно развернула машину и, резко прибавив газу, понеслась к указанной точке.

Не доезжая пары километров до космопорта, Санни остановила снегоход, и все арестованные вышли на обочину. Остановив свою машину сразу за ее снегоходом, Влад дождался, когда его часть пленников покинет салон и, моргнув девочке фарами, начал разворачиваться. На узкой дороге даже ему это пришлось делать в два приема. Пользуясь возникшей возможностью, Санни неслась по дороге со скоростью метеора. Быстрая езда явно доставляла ей огромное удовольствие. Вскоре маленький караван влетел в поселок, и первый, кого увидел разведчик у своего дома, оказался сосед, Макс. Дождавшись, когда Влад выберется из машины, охотник уселся за руль и, кивнув в сторону дома, тихо сказал:

– Боюсь, после такого тебе нельзя будет здесь оставаться.

– Думаешь, они могут уничтожить дом точечным взрывом? – насторожился разведчик.

– Нет. Тяжелого вооружения у них нет. К тому же использование орбитальной артиллерии им придется объяснять перед Лигой Наций. Такие выстрелы всегда фиксируются.

– Как это? – не понял Влад.

Знания об использовании орбитальных орудий у него были довольно специфические. Будучи бойцом спецподразделения, он отлично умел ими пользоваться, но и понятия не имел о канцелярском порядке их применения.

– Все просто, – быстро пояснил Макс. – В каждом отсеке управления огнем есть независимая система фиксации стрельбы. Это значит, что выстрел, произведенный без специального кода, означающего уровень опасности, будет отмечен, и сигнал о нем будет отправлен в штаб лиги. Использование такого мощного оружия против мирных граждан категорически запрещено.

Нарушение этого закона влечет за собой пожизненную изоляцию виновников, без права на обжалование приговора. Отключить или перепрограммировать систему фиксации невозможно. Без нее орудия работать не будут. Так что на такое они не пойдут. А вот прислать сюда отряд наемников с армейским арсеналом могут.

– Теперь понятно, почему они не стали использовать орудия во время прошлых бунтов, – кивнул Влад. – А ты-то откуда про все это знаешь?

– Я когда-то был флотским унтер-офицером, командиром расчета эсминца Британского Содружества. Сослан сюда за попытку бунта. Дал в морду заместителю командира корабля. Этот мерзавец попытался изнасиловать девчонку, молодого лейтенанта, месяц как пришедшую к нам из училища, – грустно улыбнулся Макс.

– Ясно. Наемников я не боюсь, но за предупреждение все равно спасибо, – кивнул Влад, пожимая соседу руку.

Захлопнув дверцу, Макс врубил передачу, и снегоход стремительно помчался через поселок. Санни, так и не вышедшая из своей машины, помчалась следом. Провожая их взглядом, Влад с интересом наблюдал, как следом за трофейными машинами устремился гражданский снегоход. Убедившись, что поселенцы отлично знают, что делают, разведчик отправился в дом. Дженни встретила его на пороге, сжимая в руке один из захваченных станнеров. С интересом посмотрев на оружие, Влад отметил, что его урок не прошел даром.

Оружие было включено и готово к стрельбе. Улыбнувшись женщине, Влад тяжело опустился на лавку и, прислонившись к стене, задумчиво сказал:

– Боюсь, я сделал глупость и втянул вас обеих в неприятности.

– С чего это вдруг? – откровенно удивилась женщина. – Думаешь, если бы ты сдался, они бы от нас отцепились?

– А разве нет? По-моему, они вам не особо досаждали, пока я не появился. В этот раз они пришли только за мной.

– Не говори глупостей. Знаешь, почему Пьер вынужден был стать охотником на крупного зверя? Все фактории корпорации получили указание покупать у нас пушнину только по минимальной цене. Им нужно было сломать Пьера. Заставить его подчиниться им, а самое главное, выдать им Мишеля. Моего кузена. Так что твое появление только ускорило события. Рано или поздно они все равно пришли бы сюда, чтобы арестовать нас и выбить место, где он прячется. Знаешь, я даже рада, что все так случилось. Теперь я могу отправить Санни к Мишелю и сделать то, о чем давно мечтаю.

– Вы собираетесь мстить? – растерялся Влад.

Он не ожидал от этой красивой, улыбчивой женщины такой кровожадности.

– Они убили мою дочь и ее мужа. Считай, моего сына. Загнали в распадок и расстреляли, словно бешеных зверей.

Дженни прошла в свою комнату и, вернувшись, поставила перед Владом резную деревянную шкатулку. Осторожно подвинув ее к себе, разведчик внимательно осмотрел это произведение искусства. На крышке был очень точно вырезан бегущий лось, а стенки покрывал тончайший узор из цветов и листьев. Древесина, из которой была сделана шкатулка, была кроваво-красного цвета, а бесцветный лак подчеркивал красоту рисунка.

– Открой, – коротко велела Дженни.

Влад послушно откинул крышку и, заглянув вовнутрь, вздрогнул.

– Пули, которые Мишель вынул из их тел. Семьдесят семь на двоих. На них живого места не было. Целыми остались только лица. Эти твари специально стреляли только в тело, пытались разорвать их на клочки. Они убили мою дочь и ее ребенка. Девочка была беременна, на четвертом месяце. Как думаешь, за такое стоит мстить?

– Стоит, – тихо ответил разведчик, не сводя взгляда с конических, стальных цилиндров с магниевыми сердечниками.

Это были автоматные пули, применяемые в армейском оружии. Осторожно закрыв крышку, Влад подвинул шкатулку женщине и, опустив голову, сказал:

– Вам обеим будет лучше переехать к Мишелю. Ночью, тайно. Они придут сюда за всеми нами, а найдут только меня. А мне сдаваться нет необходимости. Это будет хороший бой.

– Я не уйду.

– Надо, Дженни. Ваше время еще не пришло. Ради Санни надо. Если они возьмут любую из вас живьем, то доберутся и до Мишеля. Судя по реакции куратора, они получили доступ к особым технологиям, и, введя вам сыворотку правды, просто заставят вас все рассказать. Со мной такой номер не пройдет. Как я уже говорил, у меня есть блокада от таких препаратов.

– Что это за сыворотка правды? Расскажи подробнее, – потребовала Дженни.

– Расскажу, если вы нальете мне чашку вашего чая, – улыбнулся Влад, доставая из кармана склянку с микстурой.

В горле начало першить, и это был первый признак приближающегося приступа. Глотнув лекарства, он прикрыл глаза и в очередной раз мысленно поблагодарил гениального доктора, сумевшего найти такой простой и эффективный способ облегчить его мучения. Убедившись, что спазм отступил, Влад подвинул к себе чашку и, с наслаждением вдохнув аромат свежезаваренного напитка, принялся объяснять женщине, что такое сыворотка правды и как она действует.

Они проговорили часа два, когда в дом ворвалась сияющая девочка и, едва сбросив комбинезон, радостно затараторила:

– Влад, это было здорово. Теперь у нас есть сразу два вездехода и сможем уехать в любой другой поселок в любое время, когда захотим.

– Погоди визжать, – осадила ее бабушка. – Присядь, у нас серьезный разговор.

Моментально замолчав, Санни покорно присела к столу, настороженно поглядывая на взрослых. Чуть улыбнувшись ей, Влад начал тяжелый разговор первым:

– После нашей сегодняшней выходки они наверняка пришлют сюда наемников. Это значит, что тебе завтра же нужно будет отправиться к Мишелю, предупредить его об опасности. Но возвращаться сюда ты не должна. Это опасно.

– Опасно?! Да на этой планете жить опасно! – завопила Санни, вскакивая на ноги.

– Сядь. Ты уже не ребенок и должна понимать, когда можно показывать гонор, а когда надо прислушаться к словам того, кто понимает в деле намного больше тебя. И если я говорю, что ты должна уехать, значит, так оно и есть. Пойми, это не потому, что я хочу от тебя избавиться, а потому, что это действительно нужно, – жестко ответил Влад.

– Кому нужно? Думаете, я не понимаю, зачем вы меня отсылаете? Хотите спрятать и спасти от наемников. А я не хочу и не могу прятаться. Если уж они собираются снова начать войну, я буду воевать.

– Войны не будет. Они будут делать все, чтобы избавиться от меня и захватить живьем одну из вас. А еще лучше обеих.

Тогда они легко смогут добраться до Мишеля, и все поселенцы лишатся единственного врача, способного помочь им.

– Хочешь сказать, что мы с бабушкой не сможем выдержать пыток?! – снова завелась Санни.

– Как думаешь, что вынуждена будет сделать твоя бабушка, когда тебя начнут насиловать у нее на глазах? Ведь она воспитывала тебя с самого детства, – устало спросил Влад, уже уставший от этих споров. Он специально сказал то, что должно было напугать упрямицу. – Пойми наконец, есть вещи, о которых ты даже не слышала и которых, я очень надеюсь, никогда не испытаешь на себе. Признаюсь тебе честно, было бы лучше всего, если бы вы уехали отсюда обе. Тогда я мог бы действовать так, как привык, как меня учили. Не оглядываясь на вас и не беспокоясь за свою спину.

– Ты так уверен в себе? – возмущенно фыркнула Санни.

– Меня учили воевать. И не только воевать. Точнее, я всю жизнь только и делаю, что сражаюсь, воюю и делаю все то, чего другие сделать просто не в состоянии.

– А кто будет тебе готовить и смотреть за хозяйством? – тут же спросила Дженни.

– Попросим жену Макса, или можно договориться с кем-нибудь другим за то же мясо. Думаю, в поселке женщин, которым вы можете доверять, хватает, – пожал плечами Влад.

– Нет. Марте хватает забот и со своим выводком. Лучше я поговорю с Линой, – подумав, ответила женщина.

– Бабушка?! – возмущенно подпрыгнула Санни.

– Пятнадцать лет бабушка. Сядь и помолчи. Он прав. Нам обеим нужно на время исчезнуть. Макс завтра собирается снова вернуться в свои угодья, заодно и нас подвезет. Утром я договорюсь с Линой, и поедем.

– А кто эта Лина? Ей можно доверять? – насторожился Влад.

– Можно. Лина вдова. Ее родители погибли во время восстания, вместе с нашими. А муж три года назад провалился на охоте в полынью и замерз. Остался пятилетний сын. И они кое-как перебиваются с хлеба на воду. С планеты им уехать не разрешают. Так что к корпорации она относится ничуть не лучше нас.

– Такое впечатление, что корпорация считает вас своей собственностью, – мрачно проворчал разведчик.

– Хуже. Они считают нас своими рабами, и относятся как к рабам, – с тихой ненавистью ответила Дженни.

– Они либо идиоты, либо считают себя очень могущественными, – покачал головой Влад.

– И то, и другое, – фыркнула женщина. – Впрочем, мне нет до этого никакого дела. Придет время, и куратор вместе со своими наемниками за все ответят.

– А почему куратор вдруг так тебя испугался? – вдруг спросила Санни. – Ведь они все были вооружены.

– Верно. Но это были охранники, а не наемники. Они привыкли обывателей по коридорам гонять. А тут уткнулись носами в мощный, охотничий карабин, способный любого из них пробить насквозь. А самое главное, за карабин этот держался не охотник, привыкший не воевать, а добывать себе пропитание, а самый настоящий убийца, которому нечего терять. Куратор не учел главного. У корпорации нет ни одного рычага давления на меня. Если бы моя жизнь зависела от лекарств, которыми меня могли обеспечить только они, или вместо предложения стать шпионом, они расщедрились бы на лечение, тогда другое дело. Им было бы, чем давить на меня. А так я знаю, что умру, и знаю, что эта смерть будет тяжелой. Так что любая драка для меня выход. Он понял это, только оказавшись под прицелом. К тому же куратор не солдат. Это обычный администратор, не привыкший к тому, что в него целятся из ружья.

– Только поэтому? Так просто? – разочарованно протянула девочка.

– А ты думала, что я его напугал каким-то особым взглядом или кодовым словом из тайных арсеналов спецподразделений? – рассмеялся в ответ Влад. – Нет, девочка. Все просто. Моя злость, его трусость и неготовность его охраны умереть за идею. Куратор неглуп и отлично понял, что первым я буду убивать именно его.

– Почему?

– Потому что гибель командира больше всего пугает рядовых солдат, и он это знает.

– И ты действительно готов был убить его? – не унималась Санни.

– Да, – помолчав, кивнул Влад.

– Но почему?

– Что почему?

– Зачем тебе убивать его?

– Затем, что, убив его, мне пришлось бы убить и остальных. Гибель сразу большого количества людей за один раз не может не привлечь внимание со стороны. Одно дело, когда гибнут поселенцы, о которых никто не знает, и совсем другое, когда убивают людей, известных на других планетах. И тогда в лиге узнают о вашем положении.

– А почему ты решил помогать нам? Какое тебе дело до тех, кто тут живет? – запальчиво спросила девочка и вдруг осеклась, сообразив, что ляпнула глупость.

Дженни удрученно покачала головой, укоризненно глядя на внучку. Санни, испугавшись собственных слов, покраснела под ее взглядом так, что можно было подумать, будто она вот-вот вспыхнет. Помолчав, Влад оперся локтями о стол и, не поднимая глаз от столешницы, тихо сказал:

– В своей бестолковой жизни я сделал много такого, чем ни один нормальный человек заниматься ни за что бы не стал. Но я обязан был выполнить приказ, и я его выполнял. А теперь, когда мне осталось так мало, я решил сделать что-то, чем мог бы гордиться. Не исполнять приказ или чье-то желание, а сам, по своей, собственной воле. Наверное, это звучит высокопарно, но это правда. Объяснить это по-другому я не могу. Не умею. Наверное, такие мысли приходят, когда понимаешь, что очень скоро все кончится. Совсем. Навсегда.

Санни тихо всхлипнула, невольно оборвав его монолог. Подняв на нее глаза, Влад чуть улыбнулся и, глотнув остывшего чаю, добавил:

– Спать пора. Поздно уже.

Женщины дружно засуетились, убирая со стола. Поднявшись, разведчик прошел в свою комнату и, не раздеваясь, рухнул на кровать. Уснул он сразу, словно провалился.

* * *

Утро началось с новостей. Точнее, со знакомства с очередными соседями. К Дженни снова пришли за мясом. На этот раз, к счастью, обошлось без детей и остального семейства. Просто за столом, чинно попивая чай, сидела очередная соседка, с которой Влад поздоровался вежливым кивком головы, после чего отправился умываться. К его возвращению соседка уже ушла.

Дав ему проглотить завтрак, Дженни присела к столу и, озабоченно поглядывая на него, тихо спросила:

– Ты не передумал?

– О чем именно? – насторожился Влад.

– О нашем отъезде? Точнее, о моем.

– Нет. Я остался при своем мнении. Отправив вас в безопасное место, я буду более мобилен и непредсказуем.

– Но ты не знаешь планеты. Ты даже поселка толком не знаешь. А если тебя ранят?

– Незнание местности не самое опасное. Мне приходилось оказываться и в более сложных ситуациях. Ну, а ранение это просто ранение. Я уже давно перестал их считать. Так что вы уезжаете, и это не оговаривается. Вы договорились с соседкой? Линой, кажется, – спросил разведчик, пытаясь побыстрее закрыть долгий спор.

– Договорилась. Она будет приходить сюда каждое утро и приносить уже готовую еду. Тебе останется только поставить кастрюлю на печку.

– Отлично. Больше мне ничего не надо, – обрадованно кивнул Влад. – И на готовку отвлекаться не надо, и в доме никого нет.

– Мне придется отдать ей всю тушу кабана, чтобы она могла готовить.

– Это проблема?

– Нет. Но другие соседи могут зайти, чтобы купить мяса.

– Пусть идут сразу к ней. Надеюсь, эта осада не продлится долго. Такие выходки надо наказывать сразу или не реагировать вообще.

– Почему? – с интересом спросила Дженни.

– Потому что в первый день победитель обычно празднует свою победу и невольно расслабляется. Это самый удобный момент для ответного удара.

– Стратег, – иронично усмехнулась женщина.

– Наука войны родилась вместе с человечеством и с ним же умрет. До тех пор, пока есть люди, будут и войны. Пусть не глобальные, на уровне драк, но будут.

– И почему людям не живется спокойно? – вздохнула женщина.

– Потому что все люди разные. Одному вполне достаточно того, что его дети сыты, одеты, имеют возможность учиться и, получая образование, строить свое будущее, а другому, сколько ни дай, все будет мало. Вот пороки и толкают людей на всякие неприглядные дела, – задумчиво протянул Влад.

– Пороки?! – удивилась Дженни.

– Ну да. Пороки. Жадность, властолюбие, злоба, зависть. Кто-то может с ними бороться, а кто-то, наоборот, им отдается.

– Да ты прям философ, – улыбнулась женщина.

– Я не философ, я просто слишком много повидал. Знаете, ведь до моего возраста в нашем деле мало кто доживает.

– Как это?

– Так. В живых остаются только те, кто оставил службу по состоянию здоровья, или те, кто умудрился получить серьезное повышение. Но и тех и других очень мало.

– Хочешь сказать, что империя постоянно обнаруживает и изучает новые планеты?

– Достаточно тех, что уже есть. Чтобы как следует обследовать одну планету, требуется не один год долгой, нудной работы. И первыми в любую неизученную точку приходим мы. Потому нам и достаются все шишки и ссадины. За нами идут ученые, и только потом поселенцы. В общем, за их спокойствие и благополучие мы платим своими жизнями.

– Но ведь это сложная и очень опасная работа. Значит, вам должны за нее много платить и как следует обеспечивать ваши семьи. Ведь без вас ученые не смогли бы изучать открытые планеты.

– Теоретически вы правы. А на практике платят нам не так уж много. Нас обеспечивают жильем, одеждой, питанием, но денег платят не много. Да и семьи далеко не у всех есть.

– Но почему? Почему правительства так с вами поступают?

– Потому что так проще и дешевле, – усмехнулся в ответ Влад.

Их разговор был прерван вежливым стуком в дверь. Поднявшись, Дженни выглянула в коридор и, отступив в сторону, пропустила в комнату женщину.

– Знакомься, это Лина, – представила она гостью.

– Влад, – выпрямившись во весь рост, представился разведчик.

Чуть улыбнувшись, женщина присела к столу. Опустившись на свое место, Влад принялся внимательно рассматривать ее. Немного выше среднего роста, скорее худощавая, стройная. Красивой формы руки, с тонкими, музыкальными пальцами, чудесным образом не изуродованные тяжелой работой. Лицо сердечком, с большими, ярко-синими глазами, прямым носом и средней полноты губами. Коротко остриженные темные волосы обрамляли лицо словно строгой рамкой. Ее можно было бы назвать красивой, если бы не устало-настороженное выражение ее лица.

Пригубив налитый хозяйкой чай, Лина осторожно поставила чашку на стол и, собравшись с духом, тихо спросила:

– Дженни сказала, вам нужна домохозяйка?

– Не знаю, как здесь это называется, но мне нужен человек, который будет присматривать за домом и готовить мне еду, пока хозяйки будут в отъезде.

– И что вы любите? Это не праздное любопытство. Мне нужно знать, сколько мяса я должна взять для определенного блюда, и умею ли я его вообще готовить, – начала пояснять женщина, но Влад не дал ей договорить.

– Простите, но, кажется, я что-то не так сказал. Мне не нужно ничего особенного. Обычная пища, которую едите вы и ваш сын. А по поводу мяса, то тут все еще проще. Дженни отдаст вам тушу кабана, и вы будете готовить сразу на троих. Вас с сыном и меня. Вот и все.

Не ожидавшая такого ответа Лина растерянно оглянулась на Дженни. Усмехнувшись в ответ, женщина неопределенно пожала плечами и решительно ответила:

– Я же тебе говорила. Он солдат и привык к простой жизни. Так что, ты согласна?

– Конечно, – поспешно ответила Лина. – Я бы согласилась даже на более жестких условиях. У нас с Робом заканчиваются продукты, а купить не на что, – чуть покраснев, добавила она.

– Пока нас не будет, можешь брать все, что нужно, – категорично заявила Дженни.

– Но ты и так…

– Стоп, дамы, – оборвал разведчик начинающийся спор. – Лина, вы водите снегоход?

– Конечно.

– Отлично, я сейчас дам вам свою карту, и вы сможете купить все необходимое в фактории.

– А зачем снегоход? – удивилась женщина. – Фактория на другом конце поселка.

– Собираетесь тащить покупки на себе? Знаете, сколько продуктов нужно, чтобы прокормить такую раму, как у меня? – притворно возмутился Влад.

– Ты всерьез полагаешь, что она купит продуктов хотя бы на неделю? – рассмеялась Дженни.

– А что? – настороженно поинтересовался Влад.

– Принесет всего по килограмму, да еще и чек в фактории потребует, – продолжала смеяться женщина, обнимая Лину за плечи.

– Понятно. Тогда поехали, – скомандовал Влад, решительно поднимаясь.

– Куда? – чуть слышно пискнула Лина.

– В факторию, а то мы так до завтрашнего дня болтать будем.

Быстро одевшись, разведчик сунул за пояс, под куртку один из трофейных станнеров и, проверив, на месте ли кредитка, вышел из дома. За руль снегохода села Дженни и, убедившись, что попутчики расселись по местам, резко рванула машину с места. Через поселок снегоход промчался со скоростью гоночного болида, остановившись буквально в нескольких сантиметрах от стены большого деревянного здания. Прямо под окном. Выбравшись на улицу, Влад с интересом окинул двухэтажный сруб взглядом и, повернувшись, толкнул единственную дверью. Следом за ним вошли женщины.

Где-то в глубине здания мелодично брякнул колокольчик, и из-за двери, словно чертик из табакерки, выскочил невысокий, шустрый крепыш неопределенного возраста. Завидев разведчика, он расцвел широкой улыбкой, но едва только из-за спины Влада появились женщины, как улыбка сменилась мрачной усмешкой. Не обращая внимания на продавца, Влад решительно направился к прилавку, где были выставлены продукты. Бросив взгляд на ценники, разведчик невольно присвистнул и мысленно пообещал себе спалить этот притон грабителей при первой же возможности.

– Чего желаете, месье? – с приторной улыбкой спросил крепыш.

– По мешку каждого вида круп, мешок сахару, ящик соли… Чего там еще? – спросил он, оборачиваясь к Дженни.

– Дальше я сама, – севшим от ужаса голосом ответила женщина.

Растерянно хрюкнув, продавец галопом помчался в подсобку. Вскоре он и его помощник, надрываясь и пыхтя, загружали все заказанное в специальные сани, на которых покупатели подвозили покупки к своим снегоходам. Дождавшись, когда они закончат выносить все названное, в дело вступила Дженни, но тут работник, помогавший продавцу, заметил Лину и, зло оскалившись, зашипел, наступая, на испуганно сжавшуюся женщину:

– Я что тебе говорил, попрошайка? Не смей здесь появляться, пока не найдешь, чем платить. Долг принесла?

– У меня есть еще четыре дня, – пролепетала Лина.

– Вот через четыре дня и придешь.

– В чем дело, уважаемый? – жестко спросил Влад, роняя левую руку на плечо мужчине и сжимая пальцы протеза.

– Она нам должна, ой… – последнее восклицание вырвалось у него не по собственной воле.

Биопротез способен был смять в пальцах стальной лист толщиной в сантиметр, так что Владу не пришлось сильно напрягаться, чтобы заставить хама взвыть от боли. Легко удерживая его на месте, Влад краем глаза отслеживал каждое движение крепыша, и продавец его ожиданий не обманул. Из-под прилавка появилась на свет тяжелая стальная труба, один конец которой был обтянут резиной. Очевидно, работникам фактории было не впервой отбиваться от рассерженных поселенцев.

Но в этот раз все пошло не так. Продолжая удерживать помощника, он выхватил из-за пояса станнер и, наведя его на крепыша, скомандовал:

– Железку брось, а то случайно третий глаз во лбу откроется. А теперь руки к небу сделай и в уголок встань. И лучше не доводи меня до греха. Рассержусь, могу бед наделать.

Сообразив, что это совсем не шутка, продавец послушно уронил дубину, поднял руки и, убравшись в дальний угол, замер там, как мышь под веником.

– Теперь ты, красавец, – обратился Влад к тихо подвывавшему от боли работнику. – Или ты сейчас принесешь даме свои самые искренние извинения, или я тебе твою клешню просто оторву и собакам скормлю. И учти, если я тебе не поверю, начну кости ломать. Так что ты уж постарайся, – с кровожадной усмешкой добавил разведчик, с силой нажимая на его плечо.

В очередной раз взвыв, мужчина грохнулся на колени так, что по магазину только грохот пошел. Стоявшие в стороне женщины невольно охнули и скривились от жалости к подонку, но Влад был неумолим. Продолжая сжимать его плечо, разведчик чуть наклонился и почти ласково проговорил:

– Начинай, дорогой. Я долго ждать не собираюсь.

– Простите, мадам, я погорячился, – скороговоркой пробормотал мужчина.

– Не верю, – зло рассмеялся Влад, сжимая пальцы.

В эту секунду в магазине раздался явственный хруст костей, и дикий вопль боли, следом за которым последовало извинение:

– А-а-а, простите, простите меня, госпожа, я больше не буду! – орал подонок так, что у разведчика уши заложило.

– Вот что вы за люди такие, а? – с удрученным видом спросил Влад, отпуская его. – Говоришь, что кость сломаю. Не верите. Неужели я похож на того, кто словами просто так кидается?

– Нисколько не похожи, месье, – быстро ответил из своего угла продавец. – Но вся беда в том, что она действительно задолжала фактории. Вот мой помощник и не сдержался.

– Да хоть сгори ваша фактория ясным пламенем. Все равно говорить с людьми надо вежливо, – рявкнул в ответ Влад. – Сколько с меня?

– Четыре с половиной тысячи кредитов, – услышал он моментальный ответ.

Подойдя к кассовому аппарату, Влад вставил в приемник терминала свою кредитку и, приложив большой палец к сканеру, набрал указанную цифру. Использовать карту можно было двумя способами, при помощи кода или через сканер. Это облегчало жизнь пользователям и позволяло бдительным стражам порядка легко проверить владельца карты, тот ли это человек, за кого себя выдает. Наблюдая, как с его счета исчезает четверть его сбережений, Влад чуть усмехнулся и, оглянувшись на продавца, спросил:

– Сколько она должна?

– Сорок кредитов.

– И из-за такой малости столько шума? – презрительно фыркнул разведчик, быстро набирая на терминале указанную сумму.

– Не надо, – робко пискнула Лина.

– Помолчи, женщина, – огрызнулся Влад, делая злое лицо и одновременно подмигивая окончательно растерявшейся женщине.

– Да уж, лучше помолчи, – задумчиво повторила Дженни.

Заставив продавца погрузить покупки в снегоход, Влад забрался в салон и первым делом достал из кармана заветную склянку. Задумчиво смотревшая на него Дженни неопределенно качнула головой и, включив передачу, лихо погнала машину к дому. Покосившись на нее, Влад понял, что очередной порции расспросов никак не избежать, и обреченно вздохнув, решил плыть по течению. Что называется, план война покажет.

Все купленное, по молчаливому согласию всех участников экспедиции, выгрузили в доме Лины. Дженни отсыпала из каждого мешка понемногу крупы и, уложив все это добро в холщовый мешок, повернулась к Владу. С интересом рассматривая этот раритет, разведчик не удержался от вопроса:

– Неужели у вас тут такие вещи делают?

– Мы стараемся делать все сами, – пожала плечами женщина. – Ты вот сегодня сумасшедшие деньги потратил и не поморщился, а любому охотнику на такую сумму нужно как минимум полторы сотни шкурок добыть.

– Это деньги, которые мне удалось скопить за время службы. Мишель сказал, что мне остался в лучшем случае год. Так к чему экономить? – пожал плечами разведчик.

– Как год? – испуганно охнула Лина. – Это правда? – спросила она у Дженни.

– Правда, – нехотя кивнула та. – Потому и пришлось просить тебя о помощи. Он решил куратору как следует уши надрать.

– Неужели только год? – не унималась Лина.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности