Дракон: Отработанный материал. Заповедная планета. Игры теней

– Безграничный простор. Такое впечатление, что это край земли, – продолжал восторгаться Мишель.

– Говорят, на старой Терре путешественники, только начавшие познавать ее, выходя на берег моря, так и писали на своих картах. В этом месте начинается край мира, – выдал справку Влад, добросовестно порывшись в памяти.

– Я их понимаю, – кивнул Мишель.

– Долго нам еще ехать?

– Вечером будем на месте. Но учти, об этом месте не должен знать никто. Даже мои девчонки, – твердо предупредил врач.

– Девчонки? – с интересом переспросил Влад.

– Я имею в виду Дженни и Санни.

– Ну, это я понял. Меня просто удивило, как ты их называешь. И почему они не должны про это место знать?

– Не удивляйся. Дженни, несмотря на то что бабушка, иногда бывает озорней и веселее внучки. А про знание… все еще проще. Чего не знаешь, не расскажешь.

– Не сомневаюсь. Признайся, за кого ты больше боишься, за себя или за них?

– За них, – не задумываясь, ответил Мишель. – Я много слышал, что случается с человеком после применения сыворотки. За себя я перестал беспокоиться много лет назад. Рано или поздно меня все равно убьют.

– Ты про награду за твою голову?

– Да.

– Думаю, любой охотник за головами рискует лишиться собственной башки, если явится на эту планету и с ходу начнет искать доктора. Народ тут особо не церемонится.

– Это верно. Но, как ты сам сказал, на каждую хитрую гайку…

– Тут ты прав.

Они снова замолчали, продолжая поглядывать не безграничный простор океана, словно надеялись увидеть тайную лабораторию. Влад, первым обративший внимание на это, не удержался и, тихо рассмеявшись, сказал:

– Вот уж точно говорят, человеческое подсознание – штука необъяснимая.

– Ты это про что? – сделал вид, что не понял, Мишель.

– Про то, как мы с тобой дружно воду рассматриваем. Сообразив, о чем он говорит, врач улыбнулся и, покачав головой, ответил:

– Понимаю, что все твои выкладки очень логичны, а все равно не верю. Столько поколений поселенцев жили на побережье, ходили в море, ловили рыбу, но ничего подобного не замечали. И вдруг появляется один полуживой параноик, и выясняется, что здесь изготавливают оружие массового поражения. И за столько лет никто ни разу этого не заметил. Черт возьми, это нонсенс.

– Не горячись, – улыбнулся в ответ Влад. – Я даже не буду обижаться на полуживого параноика, тем более что это правда. Но в собственное чутье я все еще верю. Знаешь, можешь назвать меня сумасшедшим, одержимым манией преследования, шизиком, да кем угодно, но в том, что на этой планете есть что-то незаконное, я просто уверен. Особенно если вспомнить, что ваши морские сообщения находятся в противозачаточном состоянии.

– И на чем основана твоя уверенность?

– На том, что далекую, почти пограничную планету, на которой практически нет никакой промышленности, не закрывают только для того, чтобы заставить поселенцев без роздыху добывать пушнину и рыбу. В такой блокаде просто нет необходимости.

– А я продолжаю считать, что такие вещи стараются делать поближе к цивилизации. Меньше проблем с продажей и транспортировкой. Да и искать подобную лабораторию никто не станет.

– А кто станет искать ее на практически пустой планете? – парировал Влад.

– Туше, – улыбнулся Мишель. – Но все равно не верю.

– Ох, и упрямый же ты, – покачал головой Влад. – А главное, я не понимаю, почему ты так упрямишься? Чего ты боишься?

– Боюсь? Наверное, это неправильное слово. Я просто пытаюсь просчитать последствия того, что может случиться, окажись это правдой.

– Ну, хуже уж точно не будет, – пожал Влад плечами. – Конечно, первое время тут будет шумно и даже возможно тесно, а потом, когда шумиха угаснет, все вернется на свои места. А главное, под эту шумиху вы сможете на вполне законных основаниях потребовать статус независимой планеты.

– А что потом? После получения статуса? Кто возглавит планету? Кто возьмет на себя работу по администрированию, внешним сношениям, я даже не пытаюсь представить, сколько всего нам свалится на головы, – задумчиво спросил Мишель.

– Ну, народу у вас тут разного хватает. Как у нас говорят, свято место пусто не бывает.

– У нас даже связиста толкового нет, – отмахнулся врач.

– Этим может заняться любой военный, – пожал плечами разведчик. – В армии и флоте учат обращаться с самыми разными системами связи, а у вас тут оборудование, которое ее при царе Горохе использовалось. Чуть ли первые системы дальней связи.

– Не издевайся. Других у нас все равно нет. А после того, как кое-кто сжег один базовый модуль, уже и не будет, – съязвил Мишель.

– Так и быть, когда закончим, попрошу у ребят несколько списанных модулей, – пообещал Влад. – Что называется, в благодарность за помощь.

– И это возможно?

– Что именно?

– Что они согласятся?

– Запросто. Такое уже бывало. Оборудование все равно списывается, а работать может еще очень долго. Как-никак, армейская разработка с тройным запасом прочности. А вообще, скажу тебе так. Когда вся эта бодяга закончится, и к тебе придут задавать вопросы, старайся выжать из ситуации по максимуму. Скармливай им информацию по частям и отвечай только после того, как привезут искомое.

– Ну ты загнул?! Да кто ж станет со мной торговаться?

– Станут. Пойми, ты – один из ключевых свидетелей в этом деле, и без твоих показаний корпорацию не прижать. А прижимать их надо обязательно, иначе очень скоро все начнется по новой. Значит, они будут делать все, чтобы иметь тебя на своей стороне.

– Кто они и как они собираются меня иметь? Учти, я нормальной ориентации, – не удержался Мишель.

Сообразив о чем речь, разведчик от души расхохотался. Но наказание за такую несдержанность последовало незамедлительно. Резко нажав на тормоз, он просто рухнул грудью на руль, зайдясь в приступе кашля. Быстро выхватив из сумки флакон с микстурой, Мишель перегнулся через рычаги и, с силой выпрямив его, ловким движением влил лекарство Владу в рот. Судорожно сглотнув, разведчик прикрыл глаза и, отдышавшись, прохрипел:

– Да когда же это дерьмо закончится-то?

– С удовольствием сказал бы, что скоро, но это будет неправдой, – мрачно вздохнул Мишель. – Единственное твое спасение – пересадка донорских органов.

– Знаешь, сколько такая операция стоит? – улыбнулся в ответ Влад.

– Это если официально. А если у черных имплантологов?

– Еще дороже. В этом деле стоит не сама операция, а донорские органы. Официально их можно ждать лет десять, а неофициально получишь хоть завтра, но за такие деньги, что нули считать замучаешься.

– Ты говоришь это так, словно пытался провернуть такое, – проворчал Мишель после недолгого молчания.

– Не пытался. Но в больнице, когда очнулся и внимательно ознакомился со своей медицинской картой, принялся задавать вопросы. А когда госпиталь взяли под контроль наши ребята, вышел на подпольную сеть с коммуникатора одного из парней. Так и узнал. Больше скажу, один из врачей очень прозрачно намекал, что подобная операция вполне возможна. Знает, сволочь, что в обычной ситуации империя своих солдат без помощи бросает. Да только я сам все испортил.

– Тем, что в драку полез?

– Конечно.

– А если сейчас, после обнаружения, такое условие выдвинуть? Как думаешь, согласятся? – быстро спросил врач.

– Дожить бы до этого, – грустно усмехнулся Влад.

– Ты не ответил, – продолжал настаивать Мишель.

– Да не знаю я. Понимаешь, не знаю, – едва ли не по складам ответил Влад.

– Знаешь, а ведь я и сам мог бы провести такую операцию, – помолчав, тихо произнес врач.

– Ты?! Чем? С помощью кувалды, зубила и какой-то матери?

– Приедем, сам все увидишь, – загадочно усмехнулся Мишель.

– Отлично. Осталось решить последнюю крошечную проблему. Донор.

– Хочешь посмеяться? Я лечил практически всех, кто живет на этой планете. Каждого в свое время. После того, как ко мне приехал ты, я сделал полную карту твоей ДНК и ради интереса сделал запрос на совместимость. Знаешь, чьи легкие тебе подходят просто идеально?

– Только не говори, что твои, – буркнул Влад, невольно вслушиваясь в его слова.

– Нет, не мои. Рика.

– Что?! Того самого Рика, которого вы называете дурным?

– Именно. Я и сам сначала не поверил.

– Это в смысле, по группе крови, по ДНК? – продолжал спрашивать Влад.

– Даже по объему легких. Я же говорю, просто идеальная совместимость. Я трижды все проверил.

– Погоди. А его-то ты когда лечил? – вдруг спросил Влад.

– В том-то и дело, что была такая история. Он только появился на планете и сдуру вышел на улицу без очков. Зимой, в солнечную погоду, этого делать нельзя. Отраженный свет сразу обжигает роговицу глаз. Дженни пожалела его и привезла ко мне. Благо он ехал туда и обратно с завязанными глазами. Влажная повязка облегчает боль и позволяет глазам восстановить зрительную функцию. Я сделал ему капли и на всякий случай снял полную карту. Короче говоря, сделал полное обследование. А потом, как выяснилось, он начал работать на куратора.

– Не жалеешь, что помог предателю?

– Иногда. Но разговор сейчас не обо мне, а о тебе.

– А чего тут говорить? Мерзавец здоров как бык и помирать в ближайшие полсотни лет явно не собирается, даже от алкоголизма, – пожал плечами Влад, продолжая крутить баранку.

– Сравнивая вас, очень хочется предложить ускорить этот процесс, – усмехнулся Мишель.

– Ты в своем уме, приятель? – растерялся разведчик. – За такое дело нас с тобой по уши в землю вобьют.

– А кто узнает? Уехал человек, например, на охоту или на рыбалку, и пропал. Здесь такое часто бывает. Планета-то почти дикая. Средств связи никаких. Провалился в полынью, и все. Кричи, сколько влезет, не докричишься, – ответил Мишель, продолжая улыбаться одними губами.

– Не искушай, дьявол, – растерянно фыркнул Влад.

– А я не искушаю. Я просчитываю варианты. С моим оборудованием провернуть такое дело раз плюнуть. Даже в одиночку.

– С твоим оборудованием? – удивленно переспросил Влад.

– Я восемь лет каждые три месяца переправлял сюда контрабандой разное медицинское оборудование. Даже специальный челнок для этого нанимал. Зато теперь у меня таких баз, как ты видел, на каждом континенте по три штуки.

– Ни хрена себе?! Это сколько ж ты денег на это потратил? – охнул Влад.

– Дело в том, что несколько моих разработок очень заинтересовали воротил теневого бизнеса. Вот я и провернул дюжину бартерных сделок. Я им формулы, хитрого зелья, а они мне оборудование с доставкой.

– Хочешь сказать, что ты синтезировал дурь?! – зарычал Влад, едва не выпустив руль из рук.

– Не ори. Синтезировать-то я синтезировал, да только изготовить ее сложнее, чем космический корабль построить, – рассмеялся Мишель.

– Как это?

– Очень просто. В химической формуле не написано, что основным компонентом наркотика является сок растения, которое произрастает только на Спокойствии. Ну, забыл я об этом почему-то. Случайно. По формуле это обычный химический элемент, которому можно найти замену. Вот они до сих пор и пытаются заменить.

– Не держи меня за дурака. За такие шутки тебя уже к стенке бы приколотили, – отмахнулся разведчик.

– За что? Все их химики хором подтвердили, что формула правильная и должна работать. А уж почему у них не получается, не моя проблема, – рассмеялся Мишель.

– Темнишь. Они бы с тебя с живого не слезли, пока своего бы не добились. Врешь, – решительно ответил Влад.

– Ох, и тяжело с тобой, – ответил врач, продолжая усмехаться. – Но ты прав. Они пытались насесть на меня. Я, недолго думая, раскрыл секрет. А когда они отправили сюда группу флористов-любителей, их на обратном пути перехватил полицейский патруль. Дело раскрутили, и господа воротилы отправились на милую, тихую планетку закрытого типа пожизненно.

– Только не говори мне, что, получив свое оборудование, ты тихо слил информацию полиции, – снова не поверил Влад. – У этих банд всегда есть осведомители в полиции.

– Конечно. Именно поэтому я сбросил информацию пакетным сигналом прямо на патрульный корабль. Перевоз наркосодержащих растений категорически запрещен. Корабли с таким грузом расстреливаются прямо на месте задержания, если их команда не идет на сотрудничество. А если честно, у меня другого выхода не было. Люди здесь умирали от обычной простуды, а помочь им я ничем не мог. И это при том, что в моем распоряжении настоящая лекарственная кладовая. Можно сказать, сокровищница, из которой можно сделать любое лекарство. А, по сути, мне нужно было немногое. Народ здесь живет крепкий, жилистый. Основные болезни это обморожение, ожог глаз, переломы и простуда.

– Хочешь сказать, согласись корпорация организовать здесь толковый госпиталь, и все было бы по-другому?

– Конечно. Поселенцы давно уже привыкли к здешнему образу жизни. Даже огромные цены на привозимые товары их не пугают. Так что поведи себя корпорация по-человечески, и бунтов бы не было, – вздохнул Мишель. – Ну, да ладно. Чего говорить о том, что попросту невозможно? Лучше поговорим о том, с чего начали.

– Ты это про что? – осторожно поинтересовался Влад.

– Про то, чтобы заманить Рика в лес и использовать его на благое дело.

– Хочешь сказать, что ты действительно готов пойти на это? – растерялся Влад, не веря собственным ушам.

– Готов, – помолчав, ответил врач очень серьезно. – Он хотел убить Санни, а ты спас ее.

– Он заложил заряд, который лишил бы ее машины, – осторожно ответил Влад.

– Это ты заложил заряд так, чтобы лишить его машины. За балкой дополнительного привода. Я врач, но и в технике кое-что понимаю. Реактор для выработки водорода и газовый баллон расположены под кабиной, а заряд он сунул за двигатель. Поближе к баллону. Так что эти сказки ты будешь рассказывать Дженни, а не мне. Он хотел убить ее. Знал, что после такого я приду за ним. Я ему не соперник, но отомстить за смерть девочки все равно бы пришел. На это он и рассчитывал.

– Как ты догадался? – тихо спросил разведчик.

– Узнав о награде за мою голову, он несколько раз пытался выследить девчонок, когда они ехали ко мне. Но Дженни умница. Умеет следы путать не хуже лисы. А однажды вообще его в полынью заманила. Он едва из машины выскочить успел. Потом я передал с ней записку, что если он не оставит женщин в покое, я ему в продукты яду подсыплю. Он знал, что это не пустая угроза. Мне достаточно было просто изготовить яд, а уж подкинуть его желающие найдутся. Сидеть в доме безвылазно он не может, вот и притих на время. А твое появление ускорило события. Если меня он опасался, то тебя испугался по-настоящему.

– С чего это вдруг? – не понял Влад.

– Ты имперский разведчик. О бойцах из службы глубокой разведки давно уже легенды ходят, вот он и решил от всех сразу, одним ударом избавиться. Тебя и Санни взрывом уничтожить, а меня в ловушку заманить. Смерть внучки убила бы Дженни не хуже взрыва, так что ее он мог бы не опасаться.

– Тебя послушать, так Рик тебе сам свой план рассказал, – пробурчал Влад, мысленно признавая логичность его рассуждений.

– Я просто лучше тебя знаю местные реалии. Кто чем дышит и у кого на кого зуб вырос. Поживешь тут пару лет, сам все поймешь.

– Это ты погорячился. Вот чего у меня нет, так это времени, – вздохнул Влад.

– Вот я и предлагаю тебе это изменить.

– А как же поиски лаборатории? Мы же сюда вроде не на прогулку приехали?

– Сколько времени потребуется твоим помощникам, чтобы осмотреть такую огромную акваторию?

– Понятия не имею. Там у них оборудование стоит, аналогов которому еще не придумали. Экспериментальное. Так что одному Аллаху известно, сколько они там провозятся.

– Странная у тебя присказка. Не Бога поминаешь, а Аллаха. Почему?

– Напарник у меня был. Из кавказских мусульман. В мечеть регулярно ходил, посты соблюдал. Вот у него и подцепил, – коротко пояснил разведчик, не вдаваясь в подробности. Но Мишель оказался внимательным собеседником.

– Был? – заинтересованно переспросил он.

– Погиб. На очередном выходе. Из того похода мы вообще думали, что не вернемся.

– Это где ты руку потерял? – осторожно спросил врач.

– Да. Я руку, Хасан жизнь. Звери на той планете оказались настоящими броненосцами. Их даже плазменные бластеры не сразу взяли.

– Плазменные бластеры? – удивленно переспросил Мишель. – А это что еще за звери такие?

– Оружие.

– Я понимаю, что не детские пустышки. Что за оружие? Принцип действия какой?

– Я чего-то не понял, ты врач или военный? С чего такой экстаз? – усмехнулся Влад.

– С того, что я как врач должен понимать, чем и как лечить человека, которого плюхнут мне на стол, и вдруг выяснится, что ранившее его оружие нам неизвестно.

– Не волнуйся. От ранений из этого оружия раненых не остается.

– Как это? – растерялся Мишель.

– Представь себе сгусток плазмы, разогнанный до сверхзвуковой скорости. Температура, сам понимаешь, броневой лист насквозь прожигает. Плюс скорость. А теперь представь, что будет с человеческим телом после попадания в него такого куска кипящей материи.

– А если в плечо или бедро?

– Тогда инвалид на всю жизнь, если болевой шок от ожога переживет. От этой штуки даже крови не бывает. Дырка с мой кулак, и все. Такое оружие само за собой все раны прижигает, – ответил Влад, демонстрируя доктору названный предмет.

– Это все интересно, но я еще из курса школьной физики помню, что плазма в обычной атмосфере просто рассеивается, – с сомнением протянул врач.

– Потому и скорость выброса такая. Там еще что-то с импульсным магнитным полем связано, но я в эти дебри даже лезть не стал. Работает – и слава богу. Знаешь, как опытные механики говорят? Не трогай технику, она не подведет.

– Да уж, чтобы в такой технике разобраться, нужно докторскую степень по физике иметь, – усмехнулся в ответ Мишель.

– Ну, не так все грустно. Наши оружейники и не такие железяки по винтикам разбирают и снова собирают. А самое интересное, что оно после этого еще лучше работает, – усмехнулся в ответ Влад. – Правда, проверяющие с заводов потом на слюну от злости исходят, но это уже мелочи.

– Ладно, черт с ним, с оружием. Ты мне скажи, что решил?

– По поводу чего?

– Рискнешь мне под нож лечь?

– Выходит, ты все это серьезно говорил? – очень тихо спросил разведчик.

– Абсолютно.

– А ты уверен, что потом сам себя со света не сживешь? Это ведь не аппендицит вырезать. Человека убьешь, чтобы мне помочь.

– За мою совесть можешь не переживать. Избавить близких от преследования такой сволочи, да еще и хорошему человеку помочь, еще никому не возбранялось.

– Слушай, ты, доктор Моро. Доиграешься ведь, что соглашусь, – ответил Влад с напряженной улыбкой.

– Сам дурак. Я именно этого и добиваюсь, – решительно ответил Мишель.

– Так, лекарь. А ну колись, что вы там еще задумали? – неожиданно спросил разведчик, осененный внезапной догадкой.

– Черт, ну и чутье у тебя, – восхищенно покачал головой Мишель. – Но ты прав. Есть одна задумка.

– Вот и рассказывай, какая.

– Несмотря на свое ранение, Рик продолжает шакалить по всему поселку и даже пытался добраться до соседних. Только не вышло. Везти его никто не согласился, а снегохода у него теперь нет. Ему твои передвижения покоя не дают. Даже к Максу сунуться пытался. Благо тот давно уже знает, что это за зверь. Сразу пообещал башку прострелить, если еще раз у своего дома увидит.

– Погоди, а разве его не вывезли с планеты для лечения? – насторожился Влад.

– Еще чего. На орбиту подняли, шкуру заштопали и обратно скинули. Нужен он кому-то, в цивилизацию его везти. К тому же он еще свое задание не выполнил.

– Это какое?

– Не узнал, зачем тебя сюда сослали и что тебе известно, – пожал плечами Мишель.

– Погоди. А ты-то откуда все это знаешь?

– Есть связи, – загадочно усмехнулся врач.

– И после этого ты меня параноиком называешь? Нет, приятель, это у вашей корпорации паранойя, причем массовая. Человека помирать сюда сослали, а они дружно в массовый психоз впали, – рассмеялся Влад.

– Именно поэтому я почти согласился с твоей версией о тайной лаборатории.

– Так беспокоиться на пустом месте никто бы не стал. Выходит, они и вправду что-то прячут на планете.

Снегоход свернул вглубь континента, объезжая возникшую на побережье скалу. Объехав препятствие, Влад снова повернул к побережью, когда над морем, на малой высоте медленно прошел десантный бот. Увидев знакомую машину, Влад с довольным видом улыбнулся и, кивая на него, проворчал:

– Как видишь, уже пашут.

– Оперативно, – одобрительно кивнул Мишель.

Но договорить он не успел. Откуда-то сверху по боту ударил импульс лазерного луча. Бот заметно качнуло, но в следующую секунду машина выпрямилась и стремительно начала набирать скорость. Следующий импульс ударил в воду за кормой машины.

Резко нажав на тормоза, Влад выскочил из кабины и, одним прыжком забравшись в грузовой отсек, принялся настраивать комплекс связи.

Выскочивший следом за ним Мишель пристроился рядом и, поглядывая в небо, настороженно спросил:

– Это было опасно?

– Лазерная пушка. Били явно с орбиты. Но это десантный бот, машина непростая, ее одним выстрелом не возьмешь. Сейчас узнаем, что там и как, – ответил Влад, стремительно набирая на клавиатуре необходимые коды.

Ответ пришел почти сразу. Увидев на экране знакомое лицо, Влад облегченно вздохнул и, не здороваясь, спросил:

– Как у вас там, капитан?

– Нормально. Успели под прикрытие нашего судна уйти. Огонь вели с какой-то частной яхты. Пришлось малость по рукам надавать. Короче, они так больше не будут, – усмехнулся в ответ командир группы обеспечения.

– Совсем? – с явной надеждой спросил Влад.

– Нет. Только спарку сшибли, – ответил капитан с нескрываемым сожалением.

– Что-нибудь заметили? – продолжил разговор Влад.

– Только начали, – покачал головой офицер. – Но, судя по тому, как они заволновались, ты угадал. Акватория большая, так что придется повозиться. Но теперь-то я точно не успокоюсь, пока всю поверхность не проутюжу. Кастрюля работает отлично. Картинку выводит такую, словно сам на все своими глазами смотришь. С таким оборудованием скоро и ваша профессия в историю уйдет.

– Это вряд ли, – усмехнулся в ответ разведчик. – Люди дешевле. Тем более люди второго сорта.

– Ты только при проверяющих такого не ляпни, – покачал головой капитан.

– А что они мне сделают? Пенсии лишат? Так мне все равно подыхать, – пожал плечами Влад.

– Вот уж точно говорят, не загоняй зверя в угол, если сам жить хочешь, – проворчал капитан и, неожиданно сделав рядом с ухом знак, добавил: – Ладно, у нас все нормально, вы живы, значит, пора заканчивать. Завтра продолжим пахоту.

– Добро. До связи, – кивнул Влад и отключил комплекс.

– Что он тебе показал? – тут же вцепился в него Мишель.

– Разговор прослушивается. И судя по всему, запись ведется для нашего начальства.

– Поэтому он тебе сказал про проверяющих?

– Конечно. Критиковать политику империи моветон. Особенно для бывшего офицера, – усмехнулся в ответ разведчик. – Ну что? Убедился, что здесь далеко не все так просто? Если уж они начали с таким оружием свои секреты защищать.

– Да уж. Тут есть над чем подумать, – кивнул Мишель.

– Поехали дальше. Нам еще воды нагреть надо, – предложил Влад.

– Зачем? – не понял врач.

– Помыться с дороги. А то скоро вонять начнем.

– Понятно, – загадочно усмехнулся Мишель.

– Ну и чего ты опять такую физиономию многозначительную сделал? – насторожился Влад.

– Приедем, увидишь, – рассмеялся врач, усаживаясь за руль.

Покорно уступив ему место, Влад уселся в пассажирское кресло и принялся с интересом вглядываться в окружающий пейзаж.

К вечеру они вкатились в широкий грот, и Мишель, заглушив двигатель, устало вздохнул:

– Приехали. Собирай свои ящики и пошли.

Достав из багажника все полученное оборудование, Влад глотнул из склянки лекарство и, навьючившись, как верблюд, зашагал следом за врачом. На шедшем впереди Мишеле нагружено было не меньше, чем на самом разведчике. Пройдя в дальний угол грота, врач протиснулся в узкую расселину и зашагал дальше. Заинтригованный разведчик шел следом за ним, решив придержать любопытство до конца перехода. И как, оказалось, был прав. Войдя в очередную пещеру, Мишель велел ему оставаться на месте и, сняв с себя поклажу, исчез где-то в углу.

Послышалась негромкая возня, шорох, потом что-то щелкнуло, и пещеру залил не яркий свет. С интересом, осмотревшись, Влад только удивленно головой покачал. Огромное пространство было уставлено самым разным оборудованием. Сложив вещи на указанный Мишелем стол, разведчик ухватил его за локоть и, тыча пальцем в потолок, спросил:

– Признавайся, прохиндей, откуда электричество?

– Термальные источники. Свет, тепло и горячая ванна в одном флаконе. Я с самого начала планировал делать свои лаборатории полностью автономными. Не верил посулам корпорации.

– И как оказалось, не напрасно, – кивнул Влад. – Я только одного не понял, как случилось, что тебе удалось получить образование?

– Повезло. У матери были кое-какие накопления, и она вывезла меня с планеты. Мир посмотреть. Ее отец работал на корпорацию и был одним из первых поселенцев на Спокойствии. Она вышла замуж вопреки воле родителей, но это не помешало ей родить троих детей. Так что ее беспрепятственно выпустили с планеты. Оказавшись на Нью-Британи, я попросил мать отдать меня в интернат. Сначала она испугалась моего требования, но потом, узнав, что я хочу учиться, договорилась с родственниками. Так что школу я закончил там. С отличием. Получил стипендию в колледже. Потом университет, несколько удачных разработок, степень. В общем, если бы не мама, я был бы еще одним добытчиком пушнины.

– Не хочу лезть в душу, но чего-то ты не договариваешь, – подумав, выдал Влад.

– У каждого из нас есть секреты, – пожал плечами Мишель. – Пошли устраиваться. Нам еще порядок здесь навести надо. Я в этой лаборатории почти год не был.

– Не боишься, что ее по следам найдут?

– Нет. К утру все заметет. Снег здесь сухой и рыхлый, а ветра постоянные. Так что любой след исчезает очень скоро. Учти это, если вздумаешь идти на охоту.

– Учту, – кивнул Влад, решив прислушаться к толковому совету.

* * *

Едва оказавшись на орбите Спокойствия, Старый Лис первым делом потребовал связать его с куратором и, едва получив ответ, спросил:

– Что тут у вас происходит?

– Служба безопасности Российской империи осмелилась высадиться на планету, даже не затребовав разрешения на посадку. Служащих корпорации избили. Вступили в контакт с поселенцами, а теперь зависли на орбите и регулярно выходят на связь. С кем именно, установить не удалось, – с нотками паники в голосе доложил куратор.

– Ты идиот, или так талантливо прикидываешься? – мрачно прошипел Старый Лис. – Ты понимаешь, что это значит?

– Они нарушили все возможные договоренности и правила. Нужно сейчас же привлечь к этому делу адвокатов и правозащитников, – торопливо зачастил куратор.

– Болван, это была силовая операция, и сейчас на планете отряд бойцов усиленно ищет то, чем можно будет оправдать такие действия. Ты хоть понимаешь, что будет, если, вызвав сюда адвокатов и прессу, вдруг выяснится, что операция была оправдана? Да нас всех в порошок сотрут. Что им стало известно?

– Нам не удалось это установить, – испуганно пролепетал куратор.

– Что значит не удалось? Кто вообще их сюда вызвал? С чего все началось?

– Вызвал их ссыльный, из отряда глубокой разведки империи. Что он сообщил, нам узнать не удалось. Сразу после сеанса связи узел был уничтожен неизвестным импульсом. Все оборудование сгорело.

– Вы умудрились привлечь внимание спецслужб. Поздравляю. Подготовьте полный отчет. Я спускаюсь на поверхность.

Приказав готовить к спуску челнок, Старый Лис отправился одеваться. Не понаслышке зная, что Спокойствие планета суровая, он экипировался должным образом и, сунув в кобуру свой любимый лучевик, направился в шлюз. Старый Лис уже выбирался из челнока, когда на его личный коммуникатор пришел сигнал от капитана яхты. Как оказалось, имперский корабль не просто так болтался на орбите. Имперцы выпустили десантный бот, который совершал медленный облет поверхности.

Узнав об этом, куратор не нашел ничего лучше, как связаться с яхтой и через голову своего прямого начальства потребовать от капитана немедленно сбить бот. Исполнительный дурак, недолго думая, сделал два выстрела, умудрившись при этом один раз промахнуться. Возмущенные такой наглостью имперцы одним выстрелом разнесли в клочья установленную на яхте лазерную спарку, моментально превратив вооруженный кораблик в беспомощную дорогую игрушку. Следующим шагом должен был стать абордаж, но от этого экипаж яхты спас только панический вопль командира яхты в эфире о том, что они сдаются.

Едва оказавшись на поверхности и услышав о том, что яхта корпорации изуродована, Старый Лис вместо «здравствуйте» с ходу врезал куратору кулаком в челюсть, со злостью прошипев:

– Пристрелить бы тебя, тупая скотина, да еще понадобишься.

Скорчившись в позе эмбриона, куратор мечтал только об одном: оказаться подальше от этой планеты, этого человека и этой компании. И желательно там, где договоренности о выдаче беглых преступников не действуют. По корпорации давно уже бродили слухи, что бывший служака способен вырвать глотку голыми руками не угодившему человеку. Впрочем, полученный удар ясно говорил сам за себя. Куратор языком вытолкнул изо рта выбитый зуб и, сглотнув кровь, прохрипел:

– Я пытаюсь защитить интересы корпорации.

– Ты даже собственную морду защитить не можешь, кретин, – зарычал в ответ Старый Лис. – Ты довел изоляцию планеты до полного абсурда и сам подтолкнул этого ссыльного к размышлениям. Ты получил досье на него?

– Да.

– И какой пункт был тебе в нем непонятен? Неужели так сложно было с самого начала сообразить, что это профи, и обычные методы здесь не подходят?

– Мне и в голову не могло прийти, что он вдруг поймет, что планету закрыли не только ради сохранения экологического баланса, – проворчал куратор, осторожно поднимаясь с пола.

– Сколько раз я лично предупреждал тебя, чтобы ты перестал закручивать гайки? Чтобы оставил поселенцев в покое и не повышал цены на завозимые товары? Жадность последних мозгов лишила? – продолжал бушевать Старый Лис.

– Я соблюдал интересы корпорации, – упрямо набычился мужчина.

– Ты соблюдал интересы собственного кошелька. Я сегодня же потребую провести аудит всех твоих счетов, и если окажется, что я прав, берегись. Заживо потрошить буду. Как рыбу.

Понимая, что это совсем не шутка, и этот мужик действительно способен сделать то, что обещал, куратор испуганно вздрогнул.

– Делайте, что хотите. А делал я то, что было нужно, – ответил он, взяв себя в руки.

– Кому нужно? – презрительно фыркнул Старый Лис. – Что им известно? Почему бот барражировал на такой малой высоте? Почему именно у этого берега и над морем? Что именно они искали? Кто навел их на мысль, что там вообще что-то есть? Вам удалось перехватить хоть какой-то разговор?

– Мы перехватили всё. Но все разговоры закодированы, и подобрать нужный код нам пока не удается. Ко всему прочему, передачи ведутся еще и пакетным сигналом, а его не то что раскодировать, его даже перехватить очень сложно, – угрюмо отозвался куратор.

– Значит, все верно. Это империя, а не случайная шарашка или конкуренты, – задумчиво протянул Старый Лис. – Остановить их своими силами мы не можем. Еще одна такая выходка с нападением на их корабль, и от корпорации одна пыль останется. Имперцы не умеют шутить, когда дело касается их подданных. Сначала бьют, а потом отписываются дипломатическими нотами. И наплевать им, что это самая крупная корпорация в лиге планет, что основные держатели акций самые богатые семьи лиги. Им вообще на все наплевать. Главное, их интересы и их безопасность.

– А безопасность империи здесь при чем? – не понял куратор.

– Ты действительно дурак? Не понимаешь, ЧТО изготавливают в той лаборатории? – рявкнул в ответ Старый Лис, выделив голосом ключевое слово.

– Простите, но меня забыли поставить в известность о продукции этой лаборатории, – фыркнул куратор с явным сарказмом.

– Ах вот оно что?! – протянул Старый Лис. – Использовали болванчика втемную.

– Можно подумать, что вам это неизвестно, – буркнул куратор.

– Я занимаюсь только обеспечением безопасности, твои должностные обязанности меня не касаются, – пожал плечами Старый Лис. – До тех пор, пока ты сидел тихо, все было нормально. Но ты осмелился начать вводить на планете свои законы и все испортил.

– Думаете, только вам хочется жить красиво? – прошипел куратор. – Только попробуйте тронуть меня, я такого порассказываю, что от вашей вонючей корпорации даже следов не останется. Все на одни нары сядем.

– Какие нары? Что ты несешь, придурок? – презрительно рассмеялся Старый Лис. – Такие как те, из совета директоров, на нары не садятся. А вот ты, мразь, до них не доживешь. Только начни тявкать.

– Не смейте угрожать мне, – взвизгнул куратор.

– Я? И не собирался, – равнодушно пожал плечами Лис. – Я тебя на работу не нанимал, так что и разбираться с тобой будут другие люди.

Старый Лис уже пожалел, что позволил себе разозлиться и заговорить о том, чего до поры этому недоумку знать было не положено. В том, что приказ о его ликвидации рано или поздно поступит, Лис, уже даже не сомневался. Как не сомневался и в том, что очень скоро сам ликвидирует этого дурака, не дожидаясь приказов. Но пока куратор был ему нужен. Как источник хоть какой-то информации о планете и о людях, живущих на ней.

Поэтому, моментально сделав вид, что дальнейшая судьба куратора его не касается, Старый Лис задумчиво прошелся по кабинету и, присев за стол, мрачно спросил:

– Кто здесь вообще всем заправляет, не считая видимости вашего управления?

– Есть один человек, которого это отребье слушается, словно родного отца, – скривился куратор так, словно разжевал лимон.

– И кто же это? – поинтересовался Старый Лис.

– Врач, Мишель Реньи. Профессор медицины, биологии, химии и еще хрен знает чего. Родился на планете, образование получил на новой Терре. Потом снова вернулся сюда и принялся баламутить народ. Несколько раз мы пытались его арестовать, но поселенцы прячут его так, словно от этого зависят их жизни.

– И в чем причина такого их поведения? – продолжал допытываться Лис.

– Это единственный квалифицированный врач на планете, – нехотя ответил куратор.

– Что-о-о?! – завопил Старый Лис, вскакивая на ноги. – Вы в своем уме? Изолировать целую планету, лишить ее обеспечения элементарными вещами, оставить без медицинской помощи, а после этого заявлять, что с вами не хотят иметь дела? Вы действительно клинический идиот!

– За время моего управления планетой доход от добычи пушнины и ценных пород рыб вырос в два с половиной раза, – угрюмо огрызнулся куратор.

– А закончилось оно открытым неповиновением вашей власти и вызовом сюда службы имперской безопасности, – саркастически фыркнул Старый Лис. – Вы хоть понимаете, что поставили под удар все дело? Всю корпорацию?

– Я так не думаю. Прикажите прислать сюда катера нашей службы безопасности и пару отрядов наемников, чтобы они навели порядок на планете, и все закончится.

– Наши катера? Имперцы пришлют сюда один крейсер с полком морской пехоты, и всех нас, включая наемников, просто сотрут в порошок. И вот тогда имперские спецслужбы не просто обыщут всю планету. Они перероют весь грунт на сотни метров в глубину, процедят всю воду через мелкое сито и перевернут каждый камушек, но найдут причину, по которой вы так тщательно пытались их сюда не пустить.

– Но ведь это будет вмешательством в дела корпорации. Это прямое нарушение закона, – попытался возмутиться куратор, за что получил еще один презрительный взгляд.

– Российская империя – одна из самых больших содружеств планет в лиге. И поверьте, им глубоко наплевать на все законы сразу. Можете не сомневаться, но ни одно из государств лиги и не подумает вмешаться в это дело ради защиты корпорации. Даже такой большой, как «Созидание». Интересы горстки богачей ничто по сравнению с интересами безопасности империи.

– Вы все время говорите о безопасности империи. Может, объясните мне, наконец, что такое производится в той лаборатории, что это вдруг начало угрожать империи?

– Я не имею права разглашать эту информацию. Если вам не довели ее после окончания испытательного срока, значит, не положено. Не ваш уровень. Но, раз я говорю, что это так, значит, так и есть, – медленно, взвешивая каждое слово, ответил Старый Лис.

– И что теперь делать? – помолчав, спросил куратор.

– Думать.

– О чем?

– О том, как отвлечь русских от поисков и от планеты.

– Но как это сделать?

– Пока не знаю. Для начала расскажите мне о планете все, что знаете сами.

– Что именно вы хотите знать? – мрачно спросил куратор.

– Я же сказал – всё. Всё, что знаете вы. С указанием имен тех, кто хоть как-то может влиять на поселенцев, их образ жизни, взаимоотношения. Мне нужно знать буквально ВСЁ, – повторил Старый Лис, выделив голосом ключевое слово.

Жестом пригласив куратора сесть в кресло напротив, он устроился поудобнее и приготовился к долгому разговору. Нехотя усевшись, куратор тяжело вздохнул и, помолчав, начал говорить.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности