Дракон: Отработанный материал. Заповедная планета. Игры теней

– Не поднимать пока шума. Сидеть и наблюдать за их действиями. Все работы в лаборатории остановить, а готовую продукцию оставить там. Временно, конечно. А пока русские роют носом землю, точнее, воду, постараться найти того, на кого можно будет свалить всю вину, в случае обнаружения производства, – ответил Старый Лис, тщательно взвешивая каждое слово.

– И кого же вы готовы назначить на эту роль? Себя? Или может быть, куратора планеты? – иронично усмехнулся один из директоров.

– Ни того, ни другого. Это должны быть люди, не связанные с планетой, и уж тем более с корпорацией.

– Как это? – не понял шутник. – Планета принадлежит корпорации, и все, что на ней производится или произрастает, также принадлежит нам.

– Верно. Но только в том случае, если живущий на планете пользуется услугами корпорации или работает на нее тем или иным способом, – улыбнулся в ответ Старый Лис.

– Что вы хотите этим сказать? – насторожился председатель.

– Здесь существует одна секта, которая никоим образом не работает на корпорацию. Все, чем они занимаются, это богомолье и добыча пропитания путем кражи пищи у остального населения. Секта паразитов, избавившись от которой, мы только очистим планету от грязи.

– И как вы собираетесь связать этих клошаров с высокотехнологичным производством? – удивился председатель совета.

– Для этого нам потребуется человек, умеющий находить общий язык с кем угодно. Все, что нам сейчас нужно, так это толпа, которая с ходу навалится на любого приезжего и примется предлагать ему кучу бесполезных вещей, в том числе и то, что производится в лаборатории.

– Вы в своем уме?! – не сдержавшись, завопил председатель. – Это все равно, что открытым текстом признать себя виновными.

– Нет. Существование этой секты насчитывает больше трех сотен лет, и за это время нечистые на руку люди вполне могли организовать здесь свое производство. Достаточно убедить сектантов в исключительности их действий. А такие люди всегда найдутся. Ведь Спокойствие не всегда была такой закрытой планетой.

– В ваших словах есть рациональное зерно. Значит, нам нужен человек, способный склонить этих сектантов на нашу сторону, – подумав, спросил председатель.

– Нам нужен не просто переговорщик. Нам нужен социолог и психолог, способный любого сумасшедшего заговорить до смерти. Так, чтобы клиент кинулся себе лоб о стену расшибать с идиотской улыбкой.

– Такой человек будет дорого стоить.

– Не дороже того, что корпорация может потерять в случае… – Старый Лис намеренно не договорил, нагнетая обстановку.

– С таким аргументом трудно спорить, – мрачно кивнул председатель. – Это будет непросто.

– В нашей жизни все непросто, – философски вздохнул Старый Лис.

– Вы уверены, что риск обнаружения лаборатории существует? – снова спросил председатель.

– Ну ведь для чего-то они кружат над морем? – развел руками начальник службы безопасности.

– А как вообще получилось, что на планете вдруг появился этот ссыльный? И почему вдруг Спокойствие оказалось чуть ли не режимным объектом?

– Ссыльный был направлен на планету по договоренности с рекрутинговым отделом корпорации, и проверять его нам не имело смысла. Начни мы глубоко копать, и русские сразу бы насторожились. Ведь во всех наших рекламных буклетах сказано, что корпорация всегда рада новым поселенцам. А планету закрыл ваш куратор, которого назначили на эту должность, даже не проверив как следует его мыслительные способности.

– А разве проверка нанимаемых работников не входит в ваши обязанности?

– Мой отдел занимается выявлением и нейтрализацией шпионов, которых в корпорацию регулярно пытаются заслать конкуренты. По этой линии у него все было в порядке, так что претензии вы предъявляете не тому отделу, – ровным голосом ответил Лис.

– Мистер Олири прав. Его дело – обеспечение безопасности, а не проверка наличия мозгов, – неожиданно вступился за него председатель совета.

– Надеюсь, вы понимаете, что этот куратор совершил непростительную ошибку и стал опасен? Даже несмотря на то, что не успел получить допуска самого высокого уровня, – спросил он, глядя Старому Лису прямо в глаза.

– Не беспокойтесь, господин председатель. Как только его полезность сведется к нулю, этот вопрос будет решен, – кивнул Лис.

Этот короткий диалог стал приговором недалекому жадине, который, ради удовлетворения своей алчности довел ситуацию на планете до опасной черты. Впрочем, Старый Лис ожидал такого развития событий. Осталось только решить, как именно это сделать и кто станет исполнителем. Чуть улыбнувшись, председатель молча кивнул и, внимательно оглядев всех сидящих в зале совета, сказал:

– Исходя из всего уже сказанного, я предлагаю принять предложение нашего советника по безопасности. У кого-нибудь есть возражения?

– Если я правильно понял, он предлагает полностью остановить производство и сообщить нашим партнерам, что все достигнутые договоренности временно остановлены? Я ничего не упустил? – вступил в разговор один из директоров.

– Все верно, – кивнул председатель.

– Но это означает, что все мы потеряем очень серьезные деньги, а главное, мы все окажемся в опасности. Не мне вам объяснять, что наши покупатели будут очень недовольны такой задержкой. А что это за люди, вы отлично знаете. Они очень не любят, когда их обманывают, и с одинаковой легкостью пускают в ход и кошелек и оружие.

– А разве их кто-то собирается обманывать? Особенно, если учесть, что большая часть оговоренного продукта нами уже доставлена. Это просто временная задержка по форс-мажорным обстоятельствам, – пожал плечами председатель.

– Боюсь, они не поверят нам, – продолжал упорствовать директор.

– Значит, нужно объяснить так, чтобы они поверили и поняли, что, рискуя отправлять им продукт, мы можем навести преследователя на покупателя.

В голосе председателя звякнул металл, и споривший с ним директор заметно стушевался. Тем не менее все остальные, молча переглянувшись, принялись отрицательно мотать головами. Наблюдавший за советом Лис насторожился. Еще больше помрачнев, председатель обвел совет долгим взглядом и, помолчав, жестко спросил:

– Судя по всему, вас что-то не устраивает. Что именно?

– Мы не можем терять такие суммы, – угрюмо отозвался один из собравшихся.

– Решили потерять все, вместо части? – резко спросил председатель.

– Многие из нас рассчитывали на эти деньги. Кроме того, у нас нет точной уверенности, что имперские шпионы ищут именно лабораторию. Начальник службы безопасности сам признал, что на орбите находится только один корабль. Это значит, что небольшой челнок вполне может незаметно опуститься на поверхность и забрать готовую продукцию. Пара контрабандных рейсов, и наша сделка будет завершена, а наши жизни не окажутся в опасности.

– Это слишком опасно, – не сдержавшись, почти выкрикнул Старый Лис.

– Придется рискнуть, – отрезал говоривший. – Вы занимаетесь обеспечением безопасности, вот и обеспечьте безопасную доставку груза на орбиту.

– Это обойдется дороже, чем реализация моего плана. Придется привлекать наемников. Чтобы отвлечь экипаж и десант эсминца, потребуется как минимум два корвета с наемниками, а это стоит очень дорого.

– Не дороже наших жизней. Я предлагаю устроить русским дымовую завесу и под шумок вывезти с планеты оставшийся груз.

– В таких условиях я не могу гарантировать полной конфиденциальности погрузки, – решительно ответил Старый Лис. – С учетом того, что на имперцев работают люди из местного населения, боюсь, раскрытия тайны нам не избежать.

– Вы сделаете то, что вам приказано, или пожалеете, – прошипел директор.

– Молчать! – неожиданно рявкнул председатель совета. – Мистер Олири много лет подряд служит в нашей корпорации, и еще ни разу нам не пришлось жалеть о назначении его на эту должность. Так что, если он считает, что в данной ситуации сохранение тайны подвергается неопределенной опасности, значит, так и есть. Я склонен принять ЕГО предложение. А вы, прежде чем примете окончательное решение, постарайтесь унять собственную жадность. Потеря корпорации для всех нас равносильна самоубийству.

– Я не вижу опасности в том, что аборигены заметят погрузку. Как они могут сообщить об этом имперцам? – продолжал упорствовать директор.

– Русские передали своему ссыльному комплекс связи, передачи с которого мы не то что расшифровать, а перехватить-то не можем. Это армейская разработка, аналогов которой ни у кого другого просто нет, – нехотя признался Старый Лис.

– Ну так отберите у него этот комплекс.

– Мы уже отправили человека с таким заданием, но пока новостей нет.

– Одного человека?!

– Проводимая в последнее время политика привела к тому, что корпорацию на планете откровенно не любят. Поселенцы отказываются идти на сотрудничество.

– Так заставьте их. Хотите сказать, что горстка немытых аборигенов смеет диктовать условия целой корпорации?

– Смеет. Больше того, на планете регулярно вспыхивают бунты и восстания, что регулярно приводит к потере весьма солидной части доходов корпорации. С каждым разом у поселенцев становится все больше боевого оружия. Думаю, политика закручивания гаек до добра не доведет. Поймите, наконец, поселенцы не рабы. Они не будут работать только на кормежку.

– Остановитесь, мистер Олири. Мы сейчас говорим не об этом, – вклинился в разговор председатель совета.

– При всем уважении, господин председатель, все это звенья одной цепи, – не унимался Старый Лис. – Именно поэтому я и прилетел на планету лично.

– Почему поэтому? – не понял его оппонент.

– Чтобы разобраться в первопричинах и установить причинно-следственную связь в возникшей проблеме. Не начни куратор закручивать гайки и вводить драконовский режим, никто и не подумал бы задавать ненужных вопросов. А значит, вся эта ситуация просто не возникла бы.

– Все верно, – помолчав, кивнул председатель. – Вы в очередной раз доказали свою компетентность и верность корпорации, отправившись выяснять все лично. Но теперь вопрос стоит: не кто виноват, с этим мы уже разобрались, а что делать? И вот тут у нас нет единого мнения.

– Я уже высказал свое предложение и все возможные осложнения, если совет примет другое решение. Если у кого-то еще есть какие-то предложения, я с удовольствием их выслушаю, – жестко отрезал Старый Лис, решив идти до конца.

Вся эта история с самого начала слишком дурно пахла, и теперь, слушая нытье этих толстосумов о возможной утрате части своих доходов, неожиданно для самого себя принял решение. Если они откажутся от его предложения, он подает в отставку, и пусть вся эта тупая шайка сама стирает свое грязное белье. Тонуть вместе с этим стадом упрямых ослов он не собирался. Услышав его ответ, председатель едва заметно усмехнулся и, откинувшись в своем роскошном кресле из натуральной кожи, спросил:

– Так что, господа? У кого-нибудь есть хоть одно стоящее предложение?

– А чем вам не нравится мое?! – чуть не взвыл от избытка чувств споривший с ним директор.

– Слишком много неизвестных, случайных составляющих. До тех пор, пока мы выжидаем, русские будут искать неизвестно что. Судя по их действиям, точного места положения лаборатории они не знают. Попытавшись же вывезти с планеты готовую продукцию, мы рискуем навести их на лабораторию. К тому же, подняв шум на орбите, мы привлечем ненужное внимание к самой планете. А это значит, что наши покупатели вполне могут попытаться заполучить наши технологии. Нет. Лишний шум у Спокойствия нам совершенно не нужен. Глупо привлекать внимание к так долго и хорошо охраняемой тайне.

– Я вынужден настаивать на своем предложении. Думаю, большинство членов совета меня поддержат, – прервал речь председателя его оппонент.

– В таком случае я вынужден буду подать заявление о своем уходе, – в свою очередь вклинился в разговор Старый Лис.

– Крыса бежит с корабля, – презрительно фыркнул директор.

– Нет. Просто я не вижу смысла работать с теми, кому мои усилия совершенно не нужны, – решительно парировал Лис.

– Не нужно принимать скоропалительных решений, мистер Олири. Мы еще не приняли окончательного решения, – остановил их спор председатель. – К тому же вы еще не подготовили себе замену.

– Думаю, это не проблема. У секретаря совета давно уже есть подходящая кандидатура на это место. Во всяком случае, он так считает, – не сумел промолчать Старый Лис.

Не ожидавший такого ответа председатель удивленно воззрился на склонившегося над бумагами секретаря. Понимая, что должен что-то ответить, секретарь мрачно покосился на экран и, чуть пожав плечами, сказал:

– Есть один человек, который вполне способен заменить нашего охранника.

– Это ваше субъективное мнение, или для такого утверждения есть веские основания? – иронично поинтересовался председатель.

– Это мое мнение, – нехотя кивнул секретарь.

– Мы с вами обсудим это как-нибудь после. Сейчас меня интересует только одно. Как нам быть с возникшей проблемой? Господа, я еще раз прошу вас обуздать свои эмоции и взглянуть на это дело трезво. Оцените опасность как следует. От этого зависит наше с вами благосостояние и, возможно, жизнь.

– Я настаиваю на завершении сделки, – тут же ответил директор, споривший с ним.

– Кто еще так думает?

Переглянувшись, совет директоров принялся медленно поднимать руки. Обведя их долгим, задумчивым взглядом, председатель удрученно покачал головой и, вздохнув, констатировал:

– Почти весь совет. Тринадцать из пятнадцати. Что ж. Не говорите потом, что я вас не предупреждал. Решено, мистер Олири, начинайте готовить дымовую завесу.

– Как только вернусь обратно, – кивнул Старый Лис, с ненавистью сжав кулаки.

* * *

Известный во всем Содружестве Американской Конституции социолог, политолог и правозащитник, мистер Альберт Кнехт, в свои семьдесят восемь выглядел не старше стандартного тридцатилетнего мужчины. Даже лучше. Имея восьмизначный счет, позволить себе можно многое. В том числе и лучших косметологов. Официально он сколотил свое состояние, выпустив кучу различных трудов по вышеуказанным дисциплинам, читая лекции и проводя мастер-классы для политиков.

На самом же деле эти деньги он получил, выполняя особо щекотливые поручения для тех же политиков и крупных корпораций, помогая им избавляться от особо упрямых и не очень умных племен, малых землевладельцев и других недоразвитых жителей планет, чье существование мешало развитию бизнеса или не позволяло рвущемуся к власти достичь своей цели. В таких случаях, приезжая на планету, мистер Кнехт внедрялся в указанное ему сообщество и, быстро определившись в местной иерархии, начинал обрабатывать тех, кто принимал решения.

В конечном итоге, доведя лидеров указанного сообщества до легкого помешательства, он составлял официальный отчет о том, что данное сообщество социально опасно, после чего в дело вступали силовые структуры. Ни один назначенный эксперт не мог сказать, что его отчет не соответствовал действительности, ведь Кнехт пускал в ход все, от уговоров до гипноза. Он овладел этим полезным искусством в довольно грубой форме, но для его целей этого было вполне достаточно.

Звонок председателя совета корпорации «Созидание» застал его в бассейне собственной виллы, где он развлекался сразу с двумя девицами, не отягощенными одеждой и моралью.

Впрочем, на тот момент мистер Кнехт еще не знал, с кем имеет дело. Нехотя сняв трубку старинного телефона, мистер Кнехт лениво протянул:

– Говорите, вас слушают.

– Мистер Альберт Кнехт?

– Раз вы звоните по этому номеру, значит, вы знаете, кто я, – усмехнулся Кнехт.

– Для вас есть работа. По вашему профилю. Вам это интересно?

– Продолжайте.

– Не так. Я жду вас завтра, в ресторане «Эль фуэго» в латинском квартале.

– Я знаю это заведение.

– Не сомневаюсь. На ваше имя будет заказан столик. Там и поговорим. В семь часов вас устроит?

– Вполне, – ответил Кнехт, продолжая улыбаться.

Положив трубку, он откинулся на мраморный бортик бассейна и, прикрыв глаза, принялся размышлять. Его любовь к старинным средствам связи не была просто блажью. Это помогало ему поддерживать себя в форме. По тому, как звонивший строит фразы, тембру голоса, протяженности разговора можно узнать очень многое, особенно если знать, что именно слушать. А это мистер Кнехт знал отлично. Он обожал подобные ребусы и приходил на назначенные встречи, уже имея в памяти приблизительный, психологический потрет заказчика.

Для него это тоже было оружие, позволявшее профессионалу его уровня держать партнеров-противников в рамках достигнутых договоренностей. При его образе жизни такое умение было просто необходимо. Вот и теперь, закончив разговор, Кнехт пытался нарисовать себе портрет говорившего. По всему выходило, что звонивший отлично знает, с кем имеет дело, и, не представившись, пытается сохранить инкогнито до тех пор, пока не будет уверен в лояльности самого специалиста.

Глупость несусветная, но Кнехта это не волновало. Наоборот. Ему нравилось создавать у заказчика иллюзию безопасности, при этом осторожно собирая о нем необходимые сведения. Все начнется завтра, когда неизвестный пока заказчик явится на встречу и начнет долго и нудно ходить вокруг да около, осторожно выводя разговор на нужную тему. Этого времени Кнехту будет вполне достаточно, чтобы составить подробный портрет клиента и решить, что делать дальше. Тем временем его помощники успеют выяснить всю подноготную клиента, после чего он, Кнехт, примет окончательное решение.

Само дело мало беспокоило опытного провокатора. Специалист по щекотливым вопросам, как любил сам себя называть Кнехт, не принимал во внимание, что его деятельность становится причиной разорения, а частенько и гибели множества людей. Альберта Кнехта интересовал только один человек, сам Альберт Кнехт. Подобные командировки позволяли ему серьезно пополнять свой кошелек и щекотали нервы, избавляя от скуки. Отлично зная, чем грозит человеку пресыщенность, он сознательно шел на риск и лишения, получая истинное удовольствие от возвращения к благам цивилизации.

Заскучавшие девушки принялись теребить своего богатого благодетеля, и Кнехт, отбросив размышления, с удовольствием переключился на них. Прекрасно зная все свои достоинства и недостатки, он не обольщался по поводу собственной внешности. Высокий, почти двух метров роста, при этом невероятно худой, с заросшим жестким волосом телом и лысой головой, он хорошо знал, что говорят за его спиной женщины. Тонкие, жестко сжатые губы, кривой, хрящеватый нос и близко посаженные глаза неопределенного цвета. Поэтому он предпочитал пользоваться услугами профессионалок или вот таких, как сегодня, любительниц дармового угощения.

Вот и сейчас угощение в виде солидной горки кокаина отличного качества красовалось на резном столике ручной работы, привезенном с Альтаира-пять. Даже без учета кокаина, это произведение искусства стоило огромных денег. Но девиц интересовала не мебель, а порошок. Кнехт подцепил их в ресторане, где ужинал этим вечером. С первого взгляда определив, что это за птички, он угостил их шампанским, и уже через четверть часа все трое с хохотом ехали к нему на виллу. Увидев количество дармовой дури, девицы моментально отбросили сомнения и, пропустив по дорожке, принялись раздеваться.

Бассейн был лишь предлогом, чтобы избавить их от одежды. Сам Кнехт предпочитал держаться подальше от кокаина и других наркотиков, предпочитая старый, добрый алкоголь, которого тоже принимал не много. Его истинной страстью была власть. Но не политическая, в физическая власть над человеческими жизнями. Именно так он стал социологом и принялся выполнять особые заказы. Иногда, в особо сложных случаях, он оставался на планете уже после написания отчета и со сладострастным удовольствием наблюдал, как полиция или служба безопасности сгоняет людей с насиженных мест.

Вечер и ночь прошли отлично. Утром довольный и выспавшийся Кнехт, выпив чашку обязательного кофе, отправился в тренажерный зал. Исполнительный слуга и по совместительству телохранитель Люк выпроводил девиц, сунув каждой по паре сотен кредитов. Кнехт даже не сомневался, что ловкий прохиндей успел воспользоваться их доступностью после хозяина, но подобные вольности его не беспокоили. Люк знал свое место и отлично справлялся со своими обязанностями. А это было главное.

На встречу специалист отправился за полтора часа до назначенного времени. Нужно было осмотреться и подготовиться к возможным неожиданностям. Кроме того, вызванные помощники должны были занять позицию для наблюдения за заказчиком. Убедившись, что все идет по плану, Кнехт вошел в ресторан и, подойдя к метрдотелю, уверенно сказал:

– Я Альберт Кнехт, на мое имя должен быть заказан столик.

– Конечно, мистер Кнехт. Вы могли бы не представляться. Я отлично знаю, кто вы. Прошу за мной, – рассыпался мелким бесом метрдотель.

Проводив специалиста к столику, он предупредительно подал стул и, чуть поклонившись, спросил:

– Желаете аперитив, мистер Кнехт?

– Сухой мартини с водкой, смешать, но не взбивать, – улыбнулся Кнехт уголками губ.

– Одни минутку, – снова поклонился метрдотель, бесшумно исчезая.

Глупец так и не понял истинной причины этой странной улыбки. Кнехт недаром гордился своим образованием и начитанностью. Подобный напиток заказывал один из литературных героев, походить на которого Кнехт мечтал в молодости. Пригубив поданный напиток, специалист чуть склонил голову и тихо сказал:

– До назначенного времени пять минут. Подтвердите готовность.

В ответ на его золотых часах дважды вспыхнул и погас крошечный светодиод. Это значило, что вызванная команда на месте и готова действовать. Ровно в семь часов в зал ресторана вошел импозантный мужчина среднего роста и, не задумываясь, направился прямо к столику Кнехта. Подойдя, мужчина окинул специалиста долгим, внимательным взглядом, после чего, кивнув, негромко сказал:

– Рад познакомиться, мистер Кнехт.

– Взаимно. Присаживайтесь, мистер… – Кнехт сделал паузу, давая ему возможность представиться.

– Называйте меня Смит, – сказал мужчина, присаживаясь.

– Как пожелаете. Но должен заметить, что недоверие не самый лучший способ завести друзей.

– Я искал не друзей, а человека, способного решить трудную и весьма щекотливую проблему.

– Изложите мне суть проблемы, и я скажу, что можно сделать, – ответил Кнехт, моментально меняя тон.

Ему не понравилось, как незнакомец начал. Тем не менее отказываться он не спешил. Игра только началась, и специалисту его уровня рано было выбрасывать белый флаг.

– Я не уверен, что вы сможете понять суть проблемы, если я не назову вам главной цели, а это очень опасно, – подумав, осторожно произнес мужчина.

– Напомню, что это вы позвонили мне, а значит, вам известна моя репутация. Впрочем, не смею настаивать. Я еще не сделал заказ, так что могу просто уйти прямо сейчас, – пожал плечами Кнехт.

– Именно ваша репутация и стала залогом того, что мы вообще разговариваем, – ответил мужчина резче, чем это было необходимо.

– Итак. У вас возникли какие-то разногласия с определенной группой людей, и вам нужно сделать так, чтобы эти люди… – Кнехт сделал паузу, давая ему произнести самое главное и тем самым начать разговор о деле.

– Нужно, чтобы эти люди считали, будто небольшое химическое производство действует под их началом, – еле слышно произнес мужчина.

– Вот как? – удивленно протянул Кнехт, ожидавший совсем другого ответа. – И что это за люди?

– Религиозная секта. Существует уже более трех сотен лет. Раньше она нам не мешала, и мы не обращали на нее внимания. Но теперь мы решили использовать ее в своих целях.

– Назначить козлами отпущения, – усмехнулся Кнехт. – Мне нужно узнать об этой секте как можно больше.

– Зачем?

– Чтобы понять, возможно ли что-то подобное. Поймите, ткнуть пальцем в группу людей и сказать, что этот мешок принадлежит им, мало. Нужно сделать так, чтобы на мешке нашлись как минимум их отпечатки пальцев. Если это высокотехнологичное производство, то в указанной вами группе должен быть хоть один человек, имеющий подходящее образование. В противном случае вся затея обречена на провал. Нельзя дать компьютер свинье и ожидать, что она отправит вам с него сообщение.

– Вам нравится проводить аналогии? – бледно усмехнулся заказчик.

– Так проще объяснять сложности, которые могут возникнуть в решаемом вопросе. Итак, вы готовы передать мне нужные сведения?

– А вы готовы взяться за это дело? – ответил мужчина вопросом на вопрос.

– Это я смогу решить только после того, как ознакомлюсь с нужными материалами, – отрезал Кнехт.

– Хорошо, – подумав, кивнул Смит. – Вечером вам скинут на вашу почту файл с нужными вам сведеньями. Сколько вам потребуется времени для принятия решения?

– Оставьте мне контактный номер, и я сам свяжусь с вами. Вместо ответа, мужчина молча протянул ему карточку, на которой кроме серии цифр ничего не было. Небрежно сунув ее в нагрудный карман, Кнехт добавил:

– Думаю, встречаться нам больше не нужно. Все детали обсудим по этому номеру. И еще. Имейте в виду, что мои услуги очень дороги, и половину суммы я беру предоплатой. Это условие не оговаривается.

– А если вы не достигнете успеха?

– Тогда на этом и остановимся. Это будет компенсацией за потерянное время. Прошу учесть, что провалов у меня не было ни разу, и успех подобной операции целиком и полностью зависит от данных, которые мне будут сообщены. Если вы что-то решите утаить, и потом эти сведения повлияют на исход дела, это будет только ваша вина. Я могу самую прожженную шлюху убедить в том, что она девственница, но результат этих убеждений будет зависеть от того, что вы будете делать с ней дальше. Кого потребуете родить. Демона или сына божьего.

– Избавьте меня от своих аллегорий, – скривился Смит. – Если вы примете наше предложение, все необходимые сведения будут вам предоставлены.

– Прекрасно, – кивнул Кнехт.

Это была маленькая, но победа. Старавшийся остаться не узнанным заказчик готов был раскрыться. Не спеша допив свой мартини, специалист достал из кожаного бумажника визитку и, протянув ее Смиту, сказал:

– Прикажите скинуть все сведения о секте на этот адрес. В будущем, если потребуется, пользуйтесь только им. Постараемся избежать ненужной огласки вашей проблемы.

– Вы весьма любезны, мистер Кнехт.

– Пытаюсь соответствовать своему имиджу, мистер Смит, – улыбнулся Кнехт и, поднявшись, вышел из ресторана.

Сев в такси, он назвал адрес, и легкий глидер плавно заскользил в указанную сторону. Достав из кармана крошечный коммуникатор, Кнехт набрал номер и, дождавшись ответа, коротко спросил:

– Как успехи?

– Все очень интересно, шеф. С вами разговаривал личный помощник председателя совета директоров корпорации «Созидание». Исходя из того, что мы слышали, работать предстоит на одной из самых закрытых планет, принадлежащих этой конторе. Скорее всего, на Спокойствии. Именно там начались какие-то непонятные телодвижения. На всех остальных планетах ничего необычного.

– Созидание, Спокойствие. Просто бездна фантазии. Их имиджмейкеров давно нужно было гнать поганой метлой, – презрительно фыркнул Кнехт. – Продолжайте работать. Мне нужно все, что только можно узнать об этой планете и ее владельцах.

Отключив коммуникатор, специалист по щекотливым вопросам откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, задумался. Теперь ему предстояло ознакомиться с документами и решить, стоит ли ввязываться в очередную авантюру.

* * *

Первое, что почувствовал Влад, придя в себя, была боль. Тупая, ноющая, надоедливая. Но главное, она была. Дальше бывший разведчик вдруг понял, что может свободно дышать. Не веря собственным ощущениям, он старательно сделал глубокий вдох и, сообразив, что позывов к кашлю как не бывало, вздрогнул. Получилось! У этого чокнутого гения все получилось. Рядом с тем местом, где у разведчика должна была по задумке родителей находиться голова, послышался шорох, какая-то возня, и с лица Влада медленно сняли что-то вроде маски.

– Живой? – послышался осторожный вопрос.

– Пока еще не понял, – прохрипел Влад, продолжая прислушиваться к собственному телу.

– Ну и напугал ты меня, приятель, – с растерянной улыбкой проговорил Мишель.

– Чего я опять не так сделал? – попытался отшутиться разведчик.

– Не ты, а твое тело. Точнее, твоя кровь. Как я и предполагал, коктейли, которые в вас вливали, трансформировали твою кровь настолько, что мне пришлось буквально кромсать тебя, чтобы провести трансплантацию. Ко всему прочему, ты никак не хотел отключаться.

– В каком смысле? – не понял Влад. – Я вроде сразу вырубился.

– Ага, но при этом твои протезы постарались сделать все, чтобы мне помешать, – фыркнул в ответ врач.

– О черт! Совсем забыл отключить программу, – охнул разведчик. – Извини.

– Да ладно. Справился. Остальное не важно. Правда, пришлось повозиться с процессом заживления. Твоя кровь отторгала новые легкие до тех пор, пока я не провел очистку.

– Очистку чего?

– Твоей крови. Пришлось уменьшить концентрацию химии. После этого все наладилось.

– А ты уверен, что дело именно в химии? Может, это из-за остатков чужой крови? – задумчиво протянул Влад.

Сам он за своим телом ничего подобного не замечал. С интересом посмотрев на него, Мишель отошел к своему столу и, пощелкав клавишами компьютера, удивленно спросил:

– Ты всегда такой умный был или после операции стал?

– Неужели угадал?

– Как это ни смешно, но да, ты угадал. Я от скуки решил проверить вашу кровь на совместимость, и знаешь, от таких результатов поседеть можно.

– Только не говори, что я от химии стал монстром, и теперь в полнолуние буду превращаться в какого-нибудь вурдалака, – усмехнулся Влад.

– Почти. Твоя кровь полностью разлагает любую другую и трансформирует ее в собственное подобие. Я такого никогда в жизни не видел.

– Я рад, что ты получил удовольствие. А теперь, как насчет того, чтобы позаботиться о подопытном кролике? Я бы с удовольствием помылся, выпил чашечку кофе и съел одну из тех замечательных булочек, что печет твоя Дженни.

– Размечтался. От булочек я бы и сам не отказался, – усмехнулся Мишель. – Для начала я суну тебя в диагностический сканер, только после его приговора позволю что-либо делать.

– Я всегда знал, что все врачи скрытые садисты, – проворчал Влад, медленно усаживаясь на своем ложе.

Рядом с койкой тут же запищал автодиагност, принявшись судорожно моргать десятком лампочек. Голова у пациента закружилась, но общее состояние продолжало оставаться почти бодрым. Бросив на прибор быстрый взгляд, разведчик вопросительно покосился на Мишеля. Подойдя к прибору, врач быстро переключил несколько кнопок и, успокоив взбесившуюся технику, одобрительно кивнул.

– Можно сказать, что ты почти здоров.

– Сколько я тут провалялся?

– Полторы стандартных недели. Легкие работают ровно, сердце тоже. Остальное выявит сканер.

Опираясь на руку доктора, Влад медленно поднялся на ноги и, чуть покачнувшись, угрюмо проворчал:

– Прямо как после реанимационного танка.

– Ничего. Неделя на адаптацию, и скоро будешь как новенький.

– Я же говорю, садист, – не удержался Влад.

Покорно забравшись в сканер, он позволил Мишелю тщательно изучить каждый миллиметр своей грудной клетки и, дождавшись окончания осмотра, спросил:

– Ну, что скажет нам медицинское светило?

– Медицинское светило петь вам запретило… – ловко срифмовал Мишель, не отрываясь от экрана монитора. – …Как минимум месяц. Значит так, петь, орать, бегать, поднимать тяжести, драться и вообще как-либо напрягаться тебе можно будет только через месяц. Не раньше. Заживление идет хорошо, так что не испорть мне всю работу.

– Я чего-то не понял. Тебя что больше заботит? Мое здоровье или твоя так называемая работа? – с улыбкой возмутился Влад.

– Так называемая? Хамло казарменное! Да такая операция достойна того, чтобы описать ее в медицинских учебниках по хирургии. Ты хоть понимаешь, что мне пришлось сделать? – возмущенно завопил Мишель.

– Понятия не имею, – откровенно признался Влад. – Анатомию я знаю неплохо, но только в тех ее пределах, когда надо кого-нибудь убить. Так что, если дашь мне кофе, то я с удовольствием послушаю твою лекцию. И даже перебивать не буду.

– Черт с тобой. Хлебай, – рассмеялся Мишель, махнув на него рукой.

Налив себе большую чашку кофе, сваренного кофейным аппаратом, он пригубил напиток и, издав стон удовольствия, сказал:

– Вот теперь я готов тебя выслушать, и даже проникнуться величием твоего гения.

– Тогда заткнись и внимай, – не остался в долгу Мишель. – Итак, начнем с самого начала. Как ты знаешь, легкие занимают почти весь объем грудной клетки человека и крепятся к межреберным мышцам. Это значит, что извлечь их можно только одним способом, полностью раскрыв грудь человека. Что я и сделал. С тем быком проблем не возникло. А вот ты заставил меня повозиться. Хорошо, что у меня здесь два аппарата искусственного дыхания, а начал я с него. Вся беда в том, что у тебя были сожжены не только легкие, но и само дыхательное горло.

– И что это значит? – насторожился Влад.

– Теперь уже ничего страшного. Ты помнишь, как выглядит человеческая дыхалка?

– Ну, длинная гофрированная трубка, – пожал плечами разведчик.

– Вот именно, достаточно жесткая, гибкая трубка, напоминающая гофрированный шланг. И именно эта трубка у тебя была сожжена, став твердой и ломкой. Так что мне пришлось иссекать ее до самой гортани. Носоглотку тебе спасли, когда начали промывать ее водой, удаляя остатки токсина. Но теперь это все не твои проблемы. Как только ты встанешь на ноги, мы отвезем нашего добродетеля в поселок, и пускай корпорация занимается спасением его жизни.

– А может, оставить его?

– Зачем?

– На запчасти. Может, еще кому-то что-то потребуется? – пожал плечами Влад.

– Хватит, – не принял шутки Мишель. – Он пытался убить тебя и мою семью, и поплатился за это. На этом мы остановимся. Я не хочу играть в Бога и решать, кому жить, а кому умирать. Я сделал это только по двум причинам. Чтобы защитить своих девчонок и спасти тебе жизнь. Не забывай, что даже за одну эту операцию нас ждет пожизненное заключение на одной из планет тюремного типа, вроде Геенны. Нас обоих.

– Ну, там, по крайней мере, тепло, – усмехнулся Влад.

Планета под названием Геенна отличалась сухим, жарким климатом с постоянно дующими ветрами и средней температурой воздуха под шестьдесят градусов выше нуля.

– Ну, если тебе надоело мерзнуть тут, можешь сообщить своим друзьям обо всем случившемся и переселиться туда, – грустно усмехнулся Мишель.

– Дать бы тебе в глаз, да доктор мне напрягаться запретил, – вяло огрызнулся разведчик.

– Извини. Что-то нас не туда занесло, – кивнул в ответ Мишель.

– Запомни, эскулап. Я никогда и никого не предавал. Так что за эту тайну можешь не беспокоиться. В крайнем случае скажу, что сделал операцию у черных трансплантологов. И еще, спасибо тебе, – тихо добавил Влад.

– Не стоит. Я просто стараюсь вернуть тебе долг.

– Ну, давай еще бросимся друг другу на грудь и дружно разрыдаемся, – фыркнул разведчик, пряча за шуткой собственное волнение.

– Еще чего?! Ты мне не нравишься, слишком волосатый, – фыркнул в ответ Мишель.

Приятели дружно рассмеялись, сбрасывая напряжение неприятного разговора. Обеспечив разведчика солидной порцией питательной смеси, врач занялся своими делами, а Влад, устроившись на кушетке, принялся размышлять о том, что делать дальше. Теперь, после столь неожиданного избавления от смертельной угрозы, перед ним открывались странные перспективы. Излечившись, он мог по окончании текущего поиска попробовать восстановиться в разведке. Но тогда вставал вопрос, а хочет ли он сам этого.

Впервые за всю жизнь у него появилось подобие собственного дома. Своя, собственная жизнь и даже друзья. Не сослуживцы, не напарники, а именно друзья. И ему это нравилось. Нравилось то, что он мог делать, что хотел. Нравилось жить, не ожидая в любую минуту вызова на инструктаж. Ему нравилось просто жить. Задумавшись, Влад не заметил, как задремал. Разбудил разведчика его собственный желудок, решительно потребовавший нечто большее, чем жиденький бульончик, хоть и названный кем-то питательным.

Продрав глаза, Влад поднялся и решительно направился на кухню, из которой разносились по всей пещере упоительные запахи жаркого. В том, что опальный доктор уже готовит там что-то вкусное, разведчик не сомневался. Колдовавший у плиты Мишель, заметив приятеля, усмехнулся и, помешивая что-то в кастрюле, заметил:

– Похоже, мое жаркое даже тебя разбудило.

– Не то слово. Если ты меня в срочном порядке не накормишь, рискуешь оказаться съеденным заживо или встать перед проблемой, куда девать труп человека, захлебнувшегося собственной слюной.

– Интересное предложение. Работу свою жалко, а то бы обязательно попробовал, – рассмеялся Мишель, продолжая колдовать над плитой. – Умеешь готовить?

– Откуда? В крайнем случае извлечь питательные кубики из синтезатора, – усмехнулся Влад. – В поиске не до кулинарных изысков. Там главное было выжить и принести собранные сведения.

– Да уж. Подобный образ жизни имеет свои недостатки, несмотря на все достоинства, – подумав, кивнул Мишель.

– Причем первых намного больше, чем вторых, – грустно улыбнулся Влад.

– Я могу спросить?

– Конечно.

– Что собираешься делать дальше?

– После выздоровления?

– После того, как эта история с незаконным производством закончится.

– Понятия не имею. Знаешь, я всего несколько часов назад понял, что теперь мое время не ограничено. И впервые за много лет мне придется самому решать проблему под названием «как быть и что делать».

– Не приходило в голову уехать?

– Куда? У меня нигде ничего нет. Только то, что хранится в моем мешке.

– Тогда, может, имеет смысл подумать о том, чтобы остаться? – осторожно спросил Мишель.

– Наверное, стоит, – растерянно развел руками Влад. – А можно, теперь я тебя спрошу?

– Конечно.

– Чем вы станете жить, если корпорация вынуждена будет уйти с планеты? Ведь генетическая лаборатория принадлежит им.

– Это не проблема. Я собрал достаточно материала, чтобы спокойно пополнять популяцию пушных животных. Потом можно будет закупать его в другом месте. Например, на твоей родине. Насколько я знаю, в империи делают все, чтобы сохранить популяцию всех животных. А рыба давно уже и сама отлично плодится. К тому же у нас не будет необходимости добывать пушнину в промышленных масштабах. Это заметно увеличит ее цену, но и необходимость в постоянной охоте отпадет. Объявим планету заповедником и ограничим въезд пришлых охотников. Того, что добудем, живущим здесь поселенцам вполне хватит. Нужно будет только решить проблему с завозом необходимых нам товаров, и можно будет жить.

– Такое впечатление, что ты уже просчитал бизнес-план, – усмехнулся Влад.

– Не я. Есть тут у нас один поселенец, бывший бухгалтер. Попался на растрате и оказался сосланным к нам, вот он и сделал предварительные расчеты, – ответил Мишель, подмигнув разведчику.

– Думаешь, этим расчетам можно верить? Он ведь воришка.

– Если уж кому и верить, то это ему. Водить за нос огромную фирму в течение десяти лет и при этом попасться на мелочи может только очень ловкий воришка.

– Не понял? Хочешь сказать, что он специально позволил поймать себя на мелочи, чтобы избежать крупного разоблачения? – спросил Влад.

– Именно так. Он наворовал кучу денег и планировал оказаться просто уволенным, но не принял в расчет мстительный характер своего босса. В итоге оказался здесь. Теперь спит и видит, как бы добраться до своих денег и зажить в собственное удовольствие.

– Ну, и откуда ты все это знаешь? – иронично усмехнулся Влад.

– Он очень не хотел стареть до тех пор, пока не потратит свои накопления, и пришел ко мне за микстурой, – пожал плечами Мишель. – А так как я не раздаю ее кому попало, ему пришлось очень постараться и убедить меня в большой необходимости для него этого лекарства.

– Слушаю тебя и в очередной раз убеждаюсь в правильности поговорки: с кем поведешься, от того и наберешься. Чувствуется влияние криминального общества.

– Сам дурак, – рассмеялся Мишель. – Садись к столу. Только не торопись и жуй как следует, а то после долгой голодовки живот заболит.

– Учи ученого, – отмахнулся Влад, запуская вилку в кусок отлично прожаренного мяса. – Для меня это уже давно стало нормальным состоянием.

– Что? Понос или долгие голодовки? – не удержался Мишель.

– И тебе приятного аппетита, – не остался в долгу разведчик.

– Тебе не нужно связаться с друзьями? Узнать, как идут дела?

– Судя по всему, ничего нового.

– Откуда ты знаешь?

– Пришли они мне сообщение, комплекс уже верещал бы как потерпевший. Раз молчит, значит, еще не нашли, – ответил Влад с набитым ртом.

– Вкусно?

– Не то слово.

Следующие полчаса прошли почти в полном молчании. Наевшись, Влад откинулся на спинку деревянного стула и, испустив вздох удовлетворения, проворчал:

– Похоже, умение вкусно готовить у вас семейная черта.

– А что, разве Лина плохо готовит? – лукаво усмехнулся Мишель.

– Ты на что это намекаешь? – насторожился разведчик.

– Я не намекаю, я открытым текстом спрашиваю, как она тебе?

– А это-то здесь при чем?

– А в продолжение нашего разговора.

– Какого именно?

– О твоих дальнейших намерениях. По-моему, это еще одна ниточка, которая может привязать тебя к нашему шарику.

– Ты серьезно пытаешься привязать меня к вашему миру? – спросил Влад, глядя на врача настороженным взглядом.

– Да. И не скрываю этого. Нам нужны такие люди, – решительно ответил Мишель.

– Какие такие?

– Грамотные, сильные, решительные. Умеющие много такого, чего не умеют остальные.

– Интересно, чего я умею такого, чего не умеют другие? – не понял Влад.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности