Фактор дисбаланса

– Да. И, как минимум, за одного из них Особая канцелярия готова неплохо заплатить. Это Беркоф, доверенный человек Уильяма Кёлера. На него у меня персональный заказ от шевалье Юрьева, так что он в любом случае мой. Остальных можете записать на свой счет. Ваше содействие я в отчете обязательно отмечу.

Шериф немного успокаивается. Я, наконец-то, обозначил свою мотивацию и причину появления в Кисловке, и, судя по всему, Семену Юрьевичу изрядно полегчало. Видимо, он подозревал, что за моим визитом стоит что-то другое, намного более опасное для него лично. Впрочем, возможно, это только игра, и на самом деле шериф мне не поверил. Жучило он явно опытный и битый жизнью, так что расслабляться мне точно не следует.

* * *

В кабинете барона Шваба начальник службы тайных операций чувствовал себя сегодня особенно неуютно, однако ни поза, ни выражение лица никак не выдавали его внутреннего напряжения. Внешне Пауль был совершенно спокоен и невозмутим.

– Я получил официальную ноту протеста, – с нескрываемой угрозой в голосе заявил барон. – Теперь мы можем не сомневаться, что группа Стилета попала в засаду, а он сам и его люди либо уничтожены, либо захвачены в плен.

– Они почти наверняка погибли, – выдержав тяжелый взгляд барона, ответил Пауль. – Если бы кто-то из людей Стилета попал в руки Особой канцелярии живым, они уже предложили бы обмен. Вы ведь знаете, что в камерах моей службы есть пара сидельцев, которых Юрьев и Самаров были бы рады оттуда вытащить.

– Кого-то из них теперь придется вернуть без всякого обмена, – поморщился барон. – У Самарова на руках железные доказательства нашего грубого вмешательства в его дела. Если мы не предоставим ему достойную компенсацию за покушение на Юрьева, он обратится к графу, и у нас возникнут проблемы.

– Попытку нападения ещё нужно доказать, – возразил Пауль.

– У них почти всё оружие и снаряжение группы Стилета. В ноте протеста не упомянуты только средства связи, а вот гранатомет там фигурирует. Нетрудно догадаться, для уничтожения какой цели он был предназначен – у Самарова есть только один броневик.

– До покушения дело не дошло, так что кроме нелегального проникновения наших людей на территорию соседнего баронства предъявить нам нечего. Судя по всему, никого убить бойцы Стилета не успели. По броневику они тоже не стреляли. А само по себе наличие у них гранатомета ещё не доказывает, что мы готовили покушение на барона или кого-то из его окружения. В случае, если это дело дойдет до графа, я предлагаю стоять на версии, что спецгруппа преследовала небольшую банду, ограбившую конвой с очень ценным для нас грузом и пытавшуюся скрыться на территории соседнего баронства. Мы не хотели ставить об этом в известность Самарова и собирались решить вопрос по-тихому. Ну, не получилось – всякое бывает. Были неправы, готовы компенсировать моральный ущерб.

Барон ненадолго задумался, медленно расхаживая по кабинету.

– В целом вариант рабочий, – спустя секунд тридцать, произнес Шваб. – Но есть в нем и серьезная уязвимость. Если Самаров изложил в своей ноте не всё, что знает о миссии группы Стилета, а часть доказательств приберег на потом, мы можем сильно вляпаться. Мне не хотелось бы предстать перед графом в роли лжеца.

– Думаю, вы правы, господин барон, но нам сейчас главное выиграть немного времени. Устроим дипломатическую переписку с Самаровым, начнем вдумчиво обсуждать компенсацию, а через пару-тройку недель вся эта история с покушением уже не будет иметь никакого значения.

– С чего такой оптимизм, Пауль? Я опять чего-то не знаю? – глаза барона Шваба нехорошо сузились.

– Я ничего от вас не скрываю, господин барон. Но ведь к графу может обратиться не только Самаров. Вы тоже имеете такое право.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности