Императорский Див. Колдун Российской империи

– Что? Почему «Дракула»? – поинтересовался Виктор.

– В память о том, что нас собрало за этим столом.

– А что, неплохо…

– Анастасия сказала, что Дракула был злой. Он ее мучил, а многих – пытал. Но он был сильным колдуном. Сильным быть здорово! – воскликнул Кузя.

– …Но важнее – быть честным и порядочным. В этом истинная сила, – назидательно проговорил Виктор. – Гермес, а можно я познакомлю Кузю с Ленькой? Мне кажется, они подружатся. Ему пятнадцать в ноябре было.

Аверин уже открыл было рот, чтобы объяснить, почему такая дружба неуместна, но передумал. Перед глазами почему-то всплыло лицо императора.

– Вот что, – сказал он, – я не против. Но только на одном условии. Никаких больше сказок про племянника. Расскажите своему сыну, что Кузя – див первого класса. А после этого пусть мальчик решает, хочет ли он с ним дружить.

– Да вы смеетесь, Гермес! Конечно, хочет. Все одноклассники помрут от зависти.

Аверин посмотрел на друга долгим взглядом:

– А знаете… мир меняется настолько стремительно, что я за ним не успеваю.

Надо бы поговорить с Виктором про Дивногорского. Но потом, без Кузи.

– Тут еще есть одно дело, – внезапно вспомнил он. – В гостинице, где я остановился, у горничной пропала дочь. Выехала из Петербурга и не доехала до столицы. Не могли бы вы посмотреть, не было ли аварий или чего-то подобного? Я даже не знаю, садилась ли девушка в поезд. Но она из него не выходила.

– Гермес, – Виктор улыбнулся, – вы опять взялись за дело, которое в лучшем случае не принесет вам ничего, кроме нервотрепки. Сильно сомневаюсь, что горничная вам заплатила.

– Это ерунда, – отмахнулся Аверин, – жаль ее. И потом. Вы же знаете, я не люблю исчезновения. Даже если я верну безутешной матери тело ее дочери, попавшей в ДТП по дороге на вокзал, мне будет легче.

– Конечно, я гляну. У вас есть ее фото?

– Кузя? – спросил Аверин. Тот кивнул.

– Я смотрю, вы отлично работаете вместе, – рассмеялся Виктор и налил еще.

Утром Аверин позвонил в общежитие, где проживала Светлана, и убедился, что девушка сдала ключи на вахту перед своим предполагаемым отъездом. Значит, по всей видимости, она отправилась на вокзал.

– Кузя, сбегай в общежитие. Попытайся взять след, узнать, докуда Светлана дошла пешком. Потом дуй на Николаевский вокзал и поищи там. Нам важно знать, села девушка на поезд или нет. Если да – она пропала по дороге. Все еще есть шанс, что она отстала от поезда на каком-нибудь полустанке.

Но это было крайне маловероятно. На любом полустанке была если не касса, то будка обходчика, а значит, имелся телефон. Разве что дело произошло ночью и девушка замерзла, не дождавшись помощи.

Кузя остался стоять, переминаясь с ноги на ногу.

– Что такое?

– Там холодно, Гермес Аркадьевич. А мне котом бегать.

– И?

– Ну, у меня есть костюм… теплый.

Аверин нахмурился сначала, а потом рассмеялся:

– Ты что же, хочешь надеть костюм и бегать в таком виде по вокзалу?

– Ага. И не пнет никто. Сразу видно, что домашний.

– Ну… хорошо. Неси сюда свой костюм.

Кузя направился к себе, а Аверин подошел к телефону. Набрал номер городской судебно-медицинской экспертизы и попросил к аппарату Каминского.

– Да-да, я вас слушаю, – раздалось меньше чем через минуту. В голосе медэксперта прозвучали странные нотки, но Аверин не обратил на них внимания.

– Доброе утро, Альберт Семенович, у меня к вам один важный вопрос.

– Та-а-ак… – протянул медэксперт, – задавайте.

– К вам, случайно, не привозили на днях неопознанных женских тел? Молодой девушки, на вид лет восемнадцати.

– Та-а-а-ак, – повторил Альберт Семенович, – я знал. Вот вообще не сомневался. Как вы узнали? Минут десять назад привезли, я даже осмотреть толком не успел. Но то, что увидел, лишило меня дара речи. Тогда ничего не трогаю, жду вас.

– Выезжаю.

Аверин пошел переодеваться. А когда вернулся в гостиную, на стуле уже лежал кошачий костюм и вокруг нарезал круги Кузя.

– Маргарита, одень кота, пожалуйста, я хочу взять его с собой.

– Сейчас. – Маргарита вышла, взяла Кузю под передние лапы и совершенно бесцеремонно запихнула в комбинезон. Потом подошла к зеркалу, достала из ящика ручку, вырвала из адресника листок бумаги и, написав что-то, сунула в карман кошачьей «курточки». Аверин пристегнул поводок.

– Отвезу тебя на вокзал, – сказал он уже в машине.

– Мя-я-я! – ответил Кузя.

В отделении судебно-медицинской экспертизы Аверин надел халат и сразу же направился в прозекторскую. Альберт Семенович встречал его на пороге.

– О, отлично хромаете, – поприветствовал его эксперт. – Портняжную мышцу вам вспороли, не иначе?

– Вот уж не знаю, не спрашивал.

– Ничего. – Альберт Семенович хитро подмигнул: – Когда-нибудь я все про вас узнаю. – Он погрозил пальцем.

– Увы, вынужден вас разочаровать. Даже если вы меня переживете, все равно вам ничего не достанется: на днях мне выдали разрешение на создание фамильяра.

– О… а я-то думал, что меня сегодня уже ничем не удивить. Не боитесь?

Аверин усмехнулся:

– Не особо. Ладно, показывайте тело. Мне весьма интересно, что вас могло так впечатлить.

Они зашли внутрь. На столе лежало тело молодой женщины без головы. Аверин обошел его и остановился, потирая подбородок.

– Да-а-а… – наконец изрек он. – Ну и ну.

Срез на шее был очень ровным, но не это так удивило опытного судмедэксперта. А то, что он был полностью зажившим: новая кожа закрывала место среза, слегка проминаясь в том месте, где должна была находиться гортань.

– И что это, по-вашему? – осведомился Альберт Семенович.

– Див, – сказал Аверин и достал часы. Нажал кнопку, подождал результата и добавил: – Первого класса, первого уровня.

…Совсем недавно таким был Кузя…

– Бедняга… вы ее искали? Скажите мне лучше, она жива? Или что это значит? Ни малейших следов разложения я не заметил.

– Их и не будет, по крайней мере таких, какие вы привыкли видеть. Она не жива. Но и полностью мертвой я бы ее не назвал. Телом дива, как и нашим, управляет мозг. Головы она лишилась. Поэтому сейчас ее тело просто медленно переваривает само себя, расходуя энергию на поддержание оболочки. Как только энергия полностью закончится – тело просто исчезнет.

– Ничего себе. И как скоро это произойдет?

– Не знаю. Зависит от того, сколько времени и где находилось тело. Где ее нашли?

– В Финском заливе. Ледокол работал, и вместе с осколками льда она и всплыла. Ну ее сюда сразу же. Понятное дело, убили и спустили под лед.

– Убили… такую еще надо постараться убить. Да и в определенной степени тело еще живо.

Эксперт нахмурился:

– Она что-то чувствует? Ее еще можно спасти? Ну, например, найти голову?

– Трудно сказать. Все же физические тела дивов лишь похожи на наши. Где и в какой форме пребывает их сознание, до конца непонятно. Но, боюсь, спасти ее не получится, даже если найти голову. Думаю, вам стоит позвонить в Управление, если вы опасаетесь, что бедняжка страдает. К сожалению, усыпить чужого дива я не могу. А там есть… специалисты.

– В любом случае придется им звонить. Но сначала я ждал вас.

– Правильно ждали. Уверен, серебряного скальпеля у вас нет. И я не догадался захватить отцовский, но мой серебряный кинжал вполне подойдет.

– Да, вы правы. Только… ей не будет больно?

– Не знаю, честно. Но выхода у нас все равно нет. Тем более…

Аверин провел рукой по телу. На гладкой коже отчетливо ощущались небольшие бугорки – что-то похожее на шрамы.

– Вы бы не могли сделать надрез вот тут? – Он ткнул пальцем в один из бугорков и передал кинжал.

Альберт Семенович взял его, аккуратно разрезал кожу и запустил пальцы в разрез. И через секунду вытащил что-то твердое и блестящее.

– Серебряная дробь, – сказал эксперт.

– М-да… – протянул Аверин. – Она вся начинена ею. И если она что-то чувствует, то именно серебро и причиняет ей ужасные страдания.

– То есть ее сначала расстреляли, а потом уже отрезали голову?

– Нет. – Аверин поднял и поднес к глазам серебряный шарик, – ее раны полностью зажили, несмотря на то, что серебро было внутри. В нее стреляли много раз на протяжении долгого времени.

– Действительно, у рубцов разные стадии заживления. Но кто же мог такое сделать?

– Надо узнать. Возможно, кто-то так развлекался со своим фамильяром.

Дома никого не было. Маргарита куда-то ушла, Кузя тоже еще не вернулся. Аверин зашел в кабинет и взял со стола газеты – надо было посмотреть новости. Колонку происшествий он прочитал очень быстро и приступил к чтению обычных новостей. На заметке о том, что на Дворцовой площади установили горки и планируются народные гуляния, он услышал, как открывается дверь.

– Гермес Аркадьевич! Вы дома?!

В голосе Маргариты прозвучало удивление, смешанное с возмущением, и Аверин, нахмурившись, тут же вышел из кабинета.

И остановился в дверях. Из сумки Маргариты выглядывал Кузя.

– Гермес Аркадьевич! Как же так? Почему Кузя бегал один по вокзалу?!

– Э… что значит «бегал один»? Откуда ты об этом узнала?

– Мне позвонили служащие. Я положила в кармашек бумагу с номером вашего телефона. На случай, если Кузенька вдруг потеряется. И он тут же потерялся! Как так вышло?

– Я не знаю. – Аверин не придумал ничего лучшего, как сказать: – Наверное, выпрыгнул из окна машины, когда я остановился на светофоре.

– Вы ездите в такую холодину с открытыми окнами?

– Мя-а-а! – возмущенно завопил Кузя, выбираясь из сумки. И тут же начал зубами стягивать с себя комбинезон.

– Тихо-тихо, я сейчас помогу. Натерпелся, маленький, испугался.

Аверин выдохнул. Отлично, Кузя отвлек Маргариту.

Вернувшись в кабинет, он стал ждать. Как только Кузя освободится от внимания Маргариты, то придет с докладом.

Ждать пришлось минут двадцать. Наконец кот запрыгнул в окно и через миг обратился человеком. Взял с вешалки халат, который тут висел именно на такой случай, и уселся на стул. Вид у него был донельзя смущенный.

– Ну я же не знал! – воскликнул он, хотя Аверин еще не успел ничего сказать. – Сначала я нормально бегал, потом уборщица меня подозвала погладить и решила, что я, должно быть, потерялся. Схватила меня и понесла. Сделали объявление. Потом достали из кармашка телефон, и через некоторое время приехала тетя Маргарита и забрала меня.

– Ты, главное, скажи, узнал что-нибудь?

Кузя помотал головой:

– Никаких следов.

– Ты все успел обследовать?

– Ага. Я пробежал по всем платформам, куда подходят поезда дальнего следования. Там очень много следов и запахов, но ничего похожего нет.

– Ясно. – Аверин откинулся в кресле и заложил руки за голову. – Или до вокзала она не добралась, или там все запахи уже затоптали. Вечером сходишь в общежитие. Без костюма!

Кузя вздохнул.

Тут же зазвонил телефон.

Аверин снял трубку.

– О, хорошо, что вы дома, Гермес, – услышал он голос Виктора. – У меня интересные новости. Вашу пропавшую, случайно, не Светлана Денисова зовут?

– Так, – подтвердил Аверин. – Вы что же, нашли ее?

– Нет. Видите ли, нашли угнанную неделю назад машину. Ее бросили возле старых доков. А под ковриком в салоне – студенческий билет вашей Светланы. Так что вы правы. Ее похитили. Или она угнала машину, спасаясь от кого-то бегством.

Аверин потер лоб.

– Тут, знаете, еще интересная история произошла. Только не рассказывайте пока никому. Думаю, этим займется Управление.

И он рассказал о теле дивы, найденном в заливе.

– Ничего себе… – Виктор был ошарашен. – Я даже не представлял, что такое возможно. Слушайте, а что, если вашу девушку использовали для незаконного обряда вызова дива? Но что-то пошло не так, и дива пришлось убить?

– Не сходится. Прошло меньше недели с пропажи Светланы, а зажившие раны на теле дивы гораздо старше. Но вы правы, скорее всего, эта дива была вызвана незаконно. И значит, надо искать следы других похищений или несчастных случаев без тел.

– Эх, – вздохнул Виктор в трубку. – Вы же сами сказали, что этим займется Управление. А нам бы девушку найти.

– А можно будет нам с Кузей осмотреть машину?

– Конечно. Я договорюсь с экспертизой. Она у них.

– Хорошо. Тогда позвоните мне, когда можно будет подъехать. Или… – Аверин улыбнулся, – пришлите Дракулу с сообщением.

– Точно! – обрадовался Виктор. – Ой, а он не замерзнет?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности