Казачья кровь

– С интересом.

– С интересом, и всё? – растерялся репортёр.

– А чего ещё? – усмехнулся Гриша, наливая себе ещё чашку чая.

– Но почему вы не пытаетесь строить свой летательный аппарат? Ведь у вас есть такая возможность. Разве вы не хотите стать одним из первых? Тем, кто покорит небо в первых рядах!

– Я равнодушен к славе, – пожал Гриша плечами.

– Но вы же инженер-механик, вы сами это сказали. Неужели вам не интересно решить такую большую, а главное, важную задачу?

– Мне хватает задач и с автомобилями.

– Значит, вам это не интересно? – не унимался репортёр.

– Я привык ставить перед собой более реальные задачи.

– Какие, например? Как повысить комфорт в очередной партии автомобилей для особо богатых клиентов?

– Нет. Комфортом я не занимаюсь. Меня гораздо больше занимает вопрос, как сделать так, чтобы автомобиль не вяз в грязи. Ведь дороги у нас оставляют желать лучшего. Представьте небольшой грузовик, который способен двигаться по любой, самой разбитой дороге, перевозя грузы. По-вашему, это не важно?

– Может, и важно, но не так интересно, – проворчал репортёр, заметно растерявшись.

– А вы предпочитаете делать только то, что вам интересно? – тут же поддел его Гриша, отправляя в рот очередное пирожное.

– Да, – с вызовом ответил репортёр.

– А как же тогда прогресс и интересы государства? Или для вас благополучие империи пустой звук? – вцепился в него Гриша.

– Оставим эту тему, – попытался соскочить репортёр, сообразив, что дело приобрело скользкий оборот.

– Ну уж нет, сударь. Это вы ко мне пришли и начали задавать непотребные вопросы, даже не озаботившись правилами приличия. Так что будьте любезны отвечать, в противном случае я прикажу сюда жандармов кликнуть.

– Да идите вы к чёрту! – взвыл репортёр, вскочив с места так, что опрокинул стул, на котором сидел.

Подскочивший к Гришиному столу половой проводил выскочившего из кофейни репортёра мрачным взглядом и, повернувшись к парню, спросил:

– Что тут случилось, сударь? Может, полицию позвать?

– Пустое, братец, – отмахнулся Гриша, злорадно усмехаясь. – Только на будущее: этого щелкопёра сюда лучше не пускать, если хозяин не хочет проблем с жандармским управлением. Уж очень у этого прыща язык пакостный.

– Сей момент передам, сударь, – поклонился половой, хищно блеснув взглядом в сторону стойки, из-за которой за ними настороженно наблюдал дородный мужчина с роскошными бакенбардами и усами.

Быстро пройдя к нему через зал, половой принялся что-то тихо втолковывать хозяину, то и дело кивая на парня, не спеша попивавшего чай. Ахнув так, что немногие посетители в кофейне удивлённо оглянулись на него, хозяин поспешил к столику Гриши.

– Прошу прощения, сударь. Вы тут сказали моему половому, что этот проныра посмел вам непотребства про власти наговорить. Верно ли то? – спросил хозяин, подобострастно кланяясь.

– Пытался, да я его вовремя окоротил, – кивнул Гриша. – А полового предупредил, чтобы у вас тут проблем из-за него не возникло. Я сюда захаживаю, и заведение ваше мне по душе.

– Благодарствую, сударь, – снова поклонился хозяин, улыбаясь уже с заметным облегчением. – Надеюсь, это происшествие не отвратит вас от нас.

– Ещё чего! Вы, главное, подобных личностей сюда не пускайте, а в остальном мне тут очень нравится.

– Стало быть, жалобы подавать не станете? – осторожно уточнил хозяин.

– Помилуйте, сударь, с чего бы? Не вы же мне те гадости говорили, – развёл Гриша руками. – Работайте спокойно. Тем более что пирожные у вас просто замечательные получаются.

– Благодарствую на добром слове, сударь, – снова поклонился хозяин. – А за неудобство доставленное позвольте мне угостить вас.

– Так я уж вроде поел, – улыбнулся Григорий.

– Да бог с вами, сударь. Такому крепкому молодому человеку пара пирогов да три пирожных – только аппетит раздразнить. Человек! – повернулся хозяин к половому.

Тот подскочил к столу так, словно из воздуха возник.

– Сего гостя угощать за счёт заведения и пирожные подавать из только приготовленной партии, – скомандовал хозяин и, ещё раз поклонившись, направился к стойке, тяжело отдуваясь.

– Влип, скряга, – еле слышно рассмеялся половой.

– Что, сильно жаден? – с интересом спросил Гриша.

– Не то слово, – скривился половой. – Знает, кто за меня просил, так боится наседать. А других душит так, словно сок давит. Люди меняются что ни день.

– Глупо, – качнул парень головой.

– Не то слово. Я ему уж сколько раз повторял, что нельзя так делать, не слушает. Ну да бог с ним. Меня не трогает, и ладно. Он у капитана давно на крючке, потому и боится, что снова чего по его части выскочит. А вы теперь почаще заходите. Я вам буду счёт со скидкой подавать. Пусть помучается.

– Смотри, как бы самому проблем не получить.

– Не посмеет. Тем более что я не абы кому, а человеку, который всегда может на него жалобу подать.

– Ну, тебе виднее, – сдался Григорий. – Раз так, убирай посуду и тащи сюда свежий чай и пирожные, какие есть. По штучке каждого сорта.

– Чего ж так мало-то? – удивился половой.

– Рот от сахара слипнется, – рассмеялся парень и тут же, увидев в окне знакомую фигуру, скривился так, словно лимон раскусил. – Вот только его мне тут и не хватало.

– Который? Профессор лысый? – моментально сообразил половой.

– Ты его знаешь?

– Бывает тут. Никак к вам?

– Угу. Всё настроение испортил, упырь.

– Так может, полицию? Или капитану позвонить?

– Не суетись. Лучше послушаю, чего сказать хочет. А ты пока делом займись, и хозяину скажи, чтобы не смел влезать. Сам справлюсь, ежели что, – добавил Гриша, приметив крепкую фигуру братца ушибленного им привратника.

* * *

– Я старый дурак, – вздохнул профессор, усаживаясь за стол.

– Гм, и вам здравствовать, – кое-как нашёлся Гриша на такое заявление.

– Вы были правы, юноша. Во всём, – продолжал тихо стенать профессор, не обращая внимания на его слова.

– Профессор, что это с вами? – на всякий случай поинтересовался парень.

– А? Да, простите, – очнулся Невинский от своих дум. – Я говорю, вы были абсолютно правы в своих подозрениях, а я – просто старый глупец.

– Это всё весьма содержательно, но сейчас меня больше интересует другое. Как вы меня нашли? – жёстко спросил Гриша.

– Случайно, – отмахнулся профессор. – Ермил проезжал мимо и увидел вас.

– Ермил – это ваш слуга, который смотрит сейчас на меня с такой любовью? – иронично спросил Гриша, бросая на слугу такой взгляд, что тот невольно шарахнулся в сторону.

– Да. Он увидел, как вы вошли в это заведение, и сообщил мне. Ну, а я, в свою очередь, поспешил сюда.

– И зачем же, позвольте узнать?

– Сообщить, что вы были правы, – снова вздохнул профессор.

– Это вы уже говорили. А нельзя ли как-то конкретизировать? В чём именно я вдруг оказался прав?

– Одной карты мало. Точнее, рубина и ножен мало. Нужен ещё пергамент.

– О как! И вы знаете, где его искать?

– Пока нет. Но я обязательно узнаю, – моментально воспрял духом профессор, аки та птица феникс.

– А вы хоть представляете, что должно быть написано в том пергаменте?

– Подробное описание дороги к тайнику и способ прохождения ловушек. Само собой, всё это завуалировано в виде стихов, но понять можно. Но мне не даёт покоя один вопрос.

– Какой же?

– Как вы об этом узнали? Откуда?

– Можете мне не верить, но я и понятия не имел, что тот пергамент вообще существует, – вздохнул Гриша.

– Но почему тогда вы так упорно твердили, что вам мало конкретики?

– Да потому, что не бывает всё так просто. Разгадай загадку сабли, и получай огромное могущество. Так не бывает. Понимаете? Не бывает, – повторил Гриша едва ли не по слогам. – Подобные тайны просто должны охраняться так, чтобы к ним и близко не подобрался кто-то случайный. И кстати, тот, кто обещает отдать огромное могущество, вполне мог бы посадить на его охрану какого-нибудь демона. А я, если вы забыли, не святой и не экзорцист, чтобы с демонами воевать.

– А демона зачем? – растерялся профессор.

– Чтобы выбрать самого достойного, например. Но это я так, фантазирую. А вообще, вся эта история и вправду какая-то странная.

– У вас на всё есть ответ, – проворчал профессор, со злостью глянув на собеседника.

– А чего вы ожидали от инженера, привыкшего решать только те задачи, результат которых можно пощупать руками? – усмехнулся Гриша. – И ещё. Где вы собираетесь искать тот пергамент?

– Как это где? В древних манускриптах, конечно.

– Ну, удачи вам в ваших поисках, – иронично кивнул парень.

– Что вы хотите этим сказать? – насторожился Новинский, уже наученный собственным опытом, что этого парня лучше послушать.

– Вы кое-что забыли, Карп Савельич.

– И что именно я забыл?

– Саблю и брошь с боя взял казак, у которого эти вещи пролежали долгие годы. Потом они по наследству перешли ко мне, и закрутилась эта история. А теперь скажите мне, где, по-вашему, может оказаться пергамент, если эти две вещи проделали такой долгий путь?

– Я не совсем вас понял, – помолчав, признался профессор.

– Я хочу сказать, что тот, кто создал всю эту тайну, не станет хранить все три части разгадки в одном месте. Во всяком случае, получая саблю, про пергамент я ничего не слышал. А это значит, что он мог остаться в доме того паши, с которого дядька Василь саблю снял. Его могли отправить в какую-нибудь библиотеку, которая потом оказалась разграблена или сожжена. В конце концов, его могли просто положить в шкатулку, залить смолой и зарыть в землю. А это значит, что в ваших манускриптах текста этого пергамента может и не быть. Во всяком случае, я бы не стал его обнародовать. Вы же сами всё время повторяли, что это тайна.

– Да, пожалуй, вы правы, – задумчиво протянул профессор. – Но в старинных текстах может быть указание, где этот пергамент искать.

– Вполне, – подумав, кивнул парень.

– Хорошо. Значит, я занимаюсь его поисками, и как только мне что-то станет известно, я снова найду вас, чтобы начать подготовку к экспедиции, – вдруг заявил Невинский, разом обретя прежние задор и пыл.

– А вот этого я вам не обещал, – с ходу осадил его Гриша.

– Ну, по крайней мере, вы не отказали сразу, – нашёлся профессор и, вскочив, устремился к выходу.

Сидевший за соседним столом его мажордом и личный слуга, тяжело поднявшись, шагнул к парню и, наклонив голову, еле слышно прошипел:

– Придёт время, сочтёмся, щенок.

– Братца твоего пощадил, а тебя, если сунешься, пополам порву, – рыкнул в ответ Гриша, зло усмехнувшись.

Вздрогнув всем телом, мужик растерянно отступил в сторону и, мелко перекрестившись, поспешил за хозяином. У стола тут же появился половой и, собирая опустошённую посуду, тихо сказал:

– Вы бы, сударь, так больше не усмехались в общественных местах. У меня посетители аж заикаться начали, когда увидели.

– Неужто так страшно? – поинтересовался Гриша с некоторым смущением.

– Чисто волк. Даже глаза так же сверкнули.

– Да ты меня прямо монстром описал, братец, – не поверил Гриша.

– Сказал как есть, сударь. Не знай я, кто вы такой и с кем дружбу водите, ей-богу, уже бы попа позвал.

– А я не оборотень, святой воды не боюсь, – фыркнул Гриша, широко перекрестившись. – Просто злить меня не надо.

– Да уж избави меня бог от такого врага, – бледно усмехнулся половой. – Ещё чего подать прикажете?

– Благодарствую, братец, – мотнул Гриша чубом и, поднявшись, вложил ему в ладонь полтину. – Хозяину передай, что я его гостеприимством весьма доволен.

– Не извольте беспокоиться, сударь, – понимающе усмехнулся половой.

Выйдя на улицу, Гриша сел в машину и задумался. Слова профессора о необходимости найти третью часть разгадки нужно было срочно передать Залесскому. Ведь генерал, упирая на государственную необходимость, уже собирался готовить большую экспедицию. Запустив двигатель, парень решительно погнал автомобиль к зданию отдела. Войдя в кабинет капитана, он поздоровался и, присев к столу, коротко пересказал Залесскому содержание беседы с профессором. Внимательно выслушав всё сказанное, капитан закурил и, чуть подумав, уточнил:

– Значит, он сам к тебе пришёл?

– Именно.

– И ты делаешь из этого вывод, что пергамент действительно существует или существовал?

– А как иначе-то? Вы бы видели его физиономию, когда он об этом рассказывал. Словно в воду опущенный. И кстати, ваш половой это тоже видел.

– Митька? Он рядом был? – быстро спросил капитан.

– Разговора не слышал, но по залу крутился так, чтобы под рукой быть, – кивнул Гриша.

– Вот прохиндей, – тихо рассмеялся Залесский. – Ловок, бес.

– Толковый человек, Пётр Ефимович. Чего вы его в своих делах не используете?

– Думаешь, пойдёт? – с сомнением спросил капитан.

– Да по всему видно, скучно ему там. Размаху не хватает.

– Вот и бери его себе.

– Куда? – растерялся Гриша.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности