Нулевая планета: Нулевая планета. Пепел на обелиске

– Ты ещё плюнь в нас и крикни «изыди», – фыркнул Влад, заметивший его жест.

– Да ну вас к чёрту! – огрызнулся майор. – Несётесь по коридору, как привидения, да ещё этот за спинами весь в чёрном. Вот уж точно – ворон над падалью кружит.

– В древности ворон не только вестником смерти был, а ещё и символом мудрости, – не остался в долгу Рашид, успевший расслышать ответ майора.

– Вот это, пожалуй, к ним больше подходит, – усмехнулся Влад.

– Ты вообще в Бога не веруешь? – неожиданно спросил спецназовец.

– С некоторых пор нет, – отрезал Влад, резко помрачнев.

Не дожидаясь очередного вопроса, разведчик круто развернулся и зашагал дальше. Остановившийся рядом с майором «нюхач» молча проводил его глазами, а потом, повернувшись к майору, тихо сказал:

– Ты, мужик, хоть иногда для разнообразия головой пользуйся. Нашел, кого о таких вещах спрашивать.

– Так ведь я не из-за него… – затоптался майор, заметно смутившись.

– А про нас я тебе так скажу. Вот из-за таких дураков, как ты, мои ребята вынуждены от всего света прятаться. Неужели так трудно понять, что мы такие же люди, как и все, только чувствовать умеем то, чего другим не дано? – жёстко спросил он, глядя в лицо собеседнику.

Несмотря на тёмные очки «нюхача», майор просто кожей чувствовал, как взгляд следователя скользит по его физиономии. Не найдя, что ответить, майор неловко пожал плечами и, судорожно сглотнув, прохрипел:

– Прости, приятель. Но про вас столько рассказов ходит, что поневоле во всякую чертовщину поверишь.

– Дурак ты, хоть и майор, – беззлобно огрызнулся Рашид и, развернувшись, направился следом за разведчиками.

Проводив его растерянным взглядом, майор быстро перекрестился, украдкой сплюнул и проворчал:

– Может, вы и обычные люди, а держаться от вас лучше подальше.

К рубке Рашид подошёл в тот момент, когда разведчики уже загнали капитана корабля в угол и, не обращая внимания на его слабые попытки вырваться, потребовали отчёта, кто из его пилотов ботов самый безбашенный. Не понимая, зачем им это знать, Егоров пытался задавать свои вопросы, но разведчики были неумолимы. Сообразив, что капитана корабля нужно выручать, Рашид решительно вклинился между бойцами и, быстро погасив начинавшийся спор, негромко сказал:

– Алексей, ты просто ответь на вопрос. А потом я тебе всё объясню.

– Ну есть у меня один псих. Списал бы его давно к чертям, но пилот от бога, – подумав, протянул капитан.

– Прикажи его на наш ярус прислать, – тут же потребовал Влад.

– Зачем? – моментально вскинулся Егоров.

– Поговорить. Если подойдёт, с нами пилотом отправится.

– Куда?

– Туда, – ответил Влад, ткнув пальцем куда-то в пол.

– Мужики, вы совсем ума лишились? Это же обычный летун. Пусть без башки, но обычный. Его на ваши высадки никто не учил, – растерянно забормотал Егоров.

– Всё когда-то случается впервые, – пожал плечами Руслан. – Без пилота нам не обойтись.

– Почему? – тут же задал очередной вопрос Егоров.

– Угадай с трёх раз, – зарычал в ответ Влад. – У тебя же всё оборудование последнего поколения, аналогов которому ещё просто нет. Вот и получается дилемма. Либо твой отморозок высаживает нас на планете и дожидается окончания поиска, либо все планы начальства так планами и останутся. Никто из нас этими калошами управлять не умеет, а на обучение времени нет.

Сообразив, что операция может оказаться под угрозой срыва, Егоров ненадолго задумался, после чего с глубоким вздохом ответил:

– Ладно. Чёрт с вами. Забирайте. Только сразу предупреждаю: от тебя, подполковник, я требую письменного приказа на перевод моего подчинённого под твоё непосредственное командование. Раз уж ты тут всем заправляешь, так будь добр соблюдать правила.

– Пришли парня в нашу кают-компанию, и если он подойдёт, получишь свой приказ, – вздохнул Влад, махнув рукой.

– Тогда заготовь сразу ещё один, – подлил Рашид масла в огонь.

– О чём? – не понял Влад.

– На моё сопровождение вашей группы.

– С ума сошёл?! – ахнул Руслан.

– Я-то в своём уме, а вот вы точно последние мозги растеряли, – весело огрызнулся «нюхач». – Пошли в кают-компанию, там поговорим.

– Через десять минут у нас, – скомандовал Влад, ткнув Егорова пальцем в грудь.

– Будем, – кивнул тот, задумчиво поглядывая на следователя.

Спустя указанный срок вся группа офицеров сидела в кают-компании, не спеша попивая кофе из пластиковых стаканчиков, и с интересом разглядывала молодого, рыжего, как огонь, пилота. Среднего роста, коренастый, с ярко выраженными мускулами и синими глазами, пилот напоминал язычок пламени на ветру. Казалось, ему не терпится сорваться с места и ринуться куда-то бегом. Общую картину довершала россыпь веснушек на лице и руках и шапка завитых мелким бесом волос.

– Рыжий, рыжий, конопатый… – не удержавшись, вполголоса пропел древнюю дразнилку Руслан. – И чего ты умеешь?

– А чего надо-то? – не остался в долгу пилот.

– Лейтенант, перед тобой офицеры, старше по званию. Так что не нарывайся на грубость, – чуть усмехнувшись, ответил Влад. – Если спрашиваем, значит надо.

– Лётную академию закончил семь лет назад. Пилотировал всё, от спасательных челноков до комбинированных истребителей. Участвовал в пяти вооружённых конфликтах. Ещё кое-где отметился, – коротко ответил пилот, чуть пожав широченными плечами.

Именно из-за их ширины, глядя на парня можно было подумать, что он одинаковый во всех измерениях. Что в высоту, что в ширину.

– Хороший послужной список, боевой пилот, и всё ещё лейтенант? – спросил Влад, покосившись на Егорова.

– Говорил же, не будь он пилотом от бога, давно бы списали, – буркнул тот, разведя руками.

– Что, малыш, с дисциплиной не дружишь? – спросил Андрей, чуть склонив голову набок.

– Ненавижу на поводке ходить, – мрачно буркнул парень и насупился.

– Дурак ты, хоть и смелый, – вздохнул Влад. – Приказы, они не просто так отдаются.

– Вы ещё добавьте, что уставы и правила кровью написаны, – фыркнул пилот.

– Именно что кровью. Не стану за примером далеко ходить. Вот мы четверо собираемся внулевой выход. А пилота толкового нет. Брать обычного – глупо. Он не сделает того, что нужно нам. Сами мы десантный бот вести не можем. Оборудование нового поколения, подготовки не хватает, а учиться некогда. А тебя брать ещё глупее, чем обычного. Всё дело завалишь.

– С чего это я дело завалю?! – возмущённо вскинулся пилот.

– А ты приказов не слушаешь. И с терпением у тебя проблемы. Прикажу я тебе на дне водоёма с ботом затаиться, а ты вместо того чтобы ждать и быть готовым в любую секунду нас с поверхности выдернуть, примешься пьянствовать или, чего хуже, машину поднимешь для «посмотреть». И вся маскировка коту под хвост, – негромко проговорил Влад, словно размышляя вслух.

– Я, может, с дисциплиной и не в ладах, но ещё никого никогда не подводил. Одно дело, когда тупо на орбите болтаешься, и начальство по пустякам гоняет, лишь бы народ без дела не сидел. И совсем другое – в бою, – угрюмо проворчал парень.

– Так ведь боя для тебя и не будет. Тебе придётся на заднице у монитора сидеть и быть готовым в любой момент нас выдернуть. Терпения-то хватит? – чуть усмехнувшись, спросил Влад.

– Дело есть дело, – решительно ответил пилот, сжав кулаки.

– Верно. Но это не означает, что ты с ним справишься.

– Издеваетесь? – снова возмутился парень.

– Тебя как звать, чудушко? – иронично спросил Руслан.

– Сам ты чудушко, – огрызнулся пилот. – Мать Василием назвала, так и зови.

– Не напрягайся, Вася. Для нас ты пока и вправду чудо непонятное, – поддержал приятеля Влад.

– Я же сказал, меня Василием звать. А если кто не понял, могу и популярно объяснить, – зарычал пилот, напрягаясь и сжимая пудовые кулаки.

– Вот только этого не надо, – фыркнул Андрей, поморщившись. – Парень ты, может, и сильный, да только против разведчика в коленках слабоват. И дело тут не в опыте и уж тем более не в силе. Нас с самого детства учат. И не так, как в вашей академии, а так, что тебе и не снилось. Поэтому лучше успокойся и отвечай на вопросы.

– Как же, слышали, – всё так же мрачно проворчал пилот. – Великие и непобедимые «драконы». Одним махом семерых побивахом. А как один на один выйти, так сразу «уровень у тебя не тот».

Это прозвучало так по-детски, что разведчики, не удержавшись, в голос заржали.

– А чего смешного? – не унимался рыжий.

– А может, и вправду, вывести малыша в спортзал да показать, с какого конца редьку едят? – спросил Руслан, азартно подмигивая Владу.

– Похоже, придётся. Не уймётся ведь, – поддержал Андрей напарника.

– Ну, давайте. Только аккуратно. Ему летать ещё, – усмехнувшись, кивнул Влад.

– Пошли, малыш. Посмотрим, из какого ты теста слеплен, – с улыбкой скомандовал Руслан, пружинисто вскакивая со своего места.

– Неужели и вправду решился? – не сумел промолчать Василий.

– Похоже, урок тебе и вправду не помешает, – мрачно проворчал Влад, неодобрительно покачав головой.

– Ты на самом деле собираешься его брать? – удивлённо спросил Егоров, удержав разведчика в коридоре за рукав.

– Если он летает так же, как языком молотит, точно возьму, – решительно кивнул, Влад.

– Звиздец боту, – охнул Егоров, хватаясь за голову.

– Не имей привычки хоронить нас раньше времени, – сурово осадил его Влад.

Офицеры прошли на жилой уровень для рядового состава, где находился спортзал, и с интересом принялись наблюдать, как бойцы готовятся к спаррингу. Оба офицера сбросили куртки, рубашки, ботинки, оставшись голыми по пояс и босиком. При этом Рашид и Егоров во все глаза уставились на изрезанный шрамами торс разведчика. И если рыжий пилот был просто образцом мужской силы, то Руслан изначально казался хищником. Зверем, перед которым накачанные мускулы пилота становились чем-то несерьёзным.

– Волк и домашний бойцовый пёс, – еле слышно озвучил свои мысли Рашид.

– Что? – не понял его Егоров.

– Сравнение возникло. Дикий зверь и домашнее животное, – коротко пояснил «нюхач».

– Он хоть чем-то мордобойным занимался, или так, только пальцы веером? – быстро уточнил Влад у капитана корабля.

– Второе место на чемпионате академии по рукопашному бою. Ты же его документы смотрел, – удивился Егоров.

– Так далеко я не забирался. Меня больше его лётные качества интересовали, – отмахнулся Влад.

Тем временем бойцы вышли на свободную от тренажёров площадку и медленно двинулись по кругу. Василий явно пытался выбрать момент, когда можно будет атаковать. Руслан, чуть улыбаясь, просто наблюдал за ним, готовый ответить на любое движение противника. Наконец, сообразив, что просто так тут ничего не выходит, пилот резко выбросил левую руку в голову разведчику и тут же попытался нанести удар правой ногой.

Плавно, словно играючи, Руслан сместился влево от противника, моментально ответив ударом ноги по опорной ноге. Не ожидавший такого коварства пилот с грохотом приземлился на спину. Зашипев от злости, он извернулся, как кот, и, моментально оказавшись на ногах, с ходу ринулся в бой. У наблюдателей сложилось впечатление, что пилот собирается забодать противника. Голова парня была втянута в плечи, а из-за роста он казался вполовину ниже разведчика.

Но бодаться Вася не собирался. Оказавшись на нужной дистанции, он нанёс три молниеносных удара по корпусу, которые Руслан принял на предплечья, одновременно смещаясь в сторону и заставляя парня кружить вокруг себя. Потом, сделав неожиданный шаг в обратном направлении, разведчик снова умудрился подбить пилоту опорную ногу, в очередной раз отправив его на пол.

Поднявшись, пилот кое-как справился с бешенством и снова попытался сократить дистанцию, двигаясь на этот раз короткими приставными шагами. Теперь парень решил сделать ставку на выносливость и силу. Удары сыпались на разведчика, как горох из прохудившегося мешка. Но Руслан всё с той же едва заметной усмешкой успевал блокировать все удары, при этом продолжая двигаться. Зрителям казалось, что пилот пляшет вокруг противника, словно дрессированный медведь в цирке.

Наконец, Руслану эти игрища надоели, и он, выбрав момент, нанёс один резкий точный удар, после которого пилот снова оказался на полу.

– Думаю, с него хватит, – усмехнулся разведчик и направился к своим вещам.

– Ну, и как он тебе? – с интересом спросил Влад.

– Силы, как у коня, нахальства ещё больше, а ума, как у телёнка, – рассмеялся Руслан. – Но если ещё пару раз подобный воспитательный процесс провести, то, может, и поумнеет.

– Сам такой, – простонал с пола пришедший в себя пилот.

– О, раз хамить начал, значит очухался. Тогда поднимайся и пошли дальше разговаривать, – сквозь смех скомандовал Влад и, не дожидаясь, когда пилот соизволит выполнить команду, вышел из зала.

* * *

Ожидание прихода новых кораблей мягкотелых затянулось, но Альказ, собрав в кулак всё своё терпение, продолжал наблюдать за тремя кораблями. Несмотря на всю свою ярость и неудержимое желание атаковать, он не сводил мрачного взгляда с тактического монитора, где три корабля отображались во всей своей величественной мощи.

Это было действительно величественное зрелище. Огромные, с хищными обводами и оружейными портами, способными вести огонь сразу во всех направлениях, корабли мягкотелых производили угнетающее впечатление. Глядя на монитор, Альказ думал, как много залпов его линкор успеет дать по противнику, прежде чем они ударят в ответ всей своей мощью? И сколько залпов его линкор сумеет выдержать, прежде чем разлетится по бездне жалкими обломками?

И чем больше ксеноброн раздумывал об этом, тем меньше ему нравились ответы на эти вопросы.

В очередной раз убедившись, что все его прежние выкладки о столкновении с мягкотелыми были верными, Альказ вздохнул и, развернувшись, тихо скомандовал:

– Продолжайте наблюдение и в случае каких-либо изменений тут же сообщайте мне. Я буду в каюте техножреца.

Не дожидаясь ответа, Альказ покинул рубку управления. Быстро пройдя на нужный уровень, он толкнул знакомую дверь, вошел в каюту техножреца и мрачно проворчал:

– Ещё немного, и я сам впаду в боевую ярость.

– Что тебя так бесит, ксеноброн? – устало спросил верховный, медленно переворачиваясь на другой бок, чтобы видеть собеседника.

– Пустое ожидание и неизвестность. Нам нужно или атаковать, или начинать переговоры о совместном уничтожении тех, из аномалии.

– А если те, из аномалии, вдруг предложат тебе совместно уничтожить мягкотелых? Что тогда? – неожиданно спросил техножрец.

– Как это? – растерялся Альказ. – Они же уничтожали наши корабли.

– И что? Мы тоже уничтожали корабли мягкотелых. Но ты готов предложить им сотрудничество. Так что же меняется в отношении других?

– Что ты хочешь этим сказать? – озадаченно спросил Альказ, тяжело опускаясь в кресло.

– Что ты снова торопишься. Теперь, когда их тайна раскрыта, нам остаётся только ждать.

– Чего именно?

– Дальнейших действий других. Наши аналитики пришли к выводу, что эта аномалия является переходом в другую галактику, и наши соседи имеют особую технологию, позволяющую им открывать подобные проходы. Как только эта аномалия достигнет нужных им размеров, они переместятся сюда, и вот тогда станет ясно, с чем они пришли.

– И если это будет экспансия?..

– То нам придётся срочно заключать союз с мягкотелыми, – вздохнул верховный.

– Не объяснишь, почему именно с ними? – осторожно спросил Альказ.

– Как бы то ни было, но с расой людей у нас больше общего, чем с этими чужаками, – очень тихо ответил верховный.

– Как это? – снова не понял Альказ.

– Обе наши расы кислорододышащие. Люди называют нас гуманоидами. Это значит, что мы отдалённо напоминаем им их самих. А самое главное, о людях мы уже имеем хоть какое-то представление, тогда как о чужаках мы не знаем практически ничего. Как ни крути, но союз с мягкотелыми нам более выгоден, чем союз с неизвестной расой.

– Но почему? – недоумевал Альказ.

– Да потому, что в случае войны с чужаками мы можем использовать ресурсы и базы мягкотелых, тогда как в случае союза с чужаками такой возможности у нас точно не будет.

– А почему вы решили, что мягкотелые позволят нам использовать свои ресурсы? – насторожился Альказ.

– В крайнем случае мы можем купить такую возможность за металл, – ответил верховный, хитро усмехнувшись.

– Ах да. Металл, – со вздохом кивнул Альказ. – Как же мне надоели эти интриги!

– Перестань, – скривился верховный. – Придёт время и для твоих игрушек. Но пока наберись терпения.

– Но для чего? Чего мы дожидаемся? – зарычал Альказ, теряя терпение.

– Наши аналитики пришли к выводу, что в следующий свой прорыв на нашу сторону чужаки обязательно схватятся с мягкотелыми. Тогда у нас будет, что им предложить. Ведь территория аномалии находится в нашей системе. И чтобы как следует ответить этой агрессии, людям придётся договориться с нами. Ведь в противном случае…

– Мы можем договориться с чужаками, – закончил за него Альказ, начиная понимать игру властителей Ксены.

– Ты снова доказал, что не глуп, – с легкой усмешкой кивнул верховный.

– Но тогда такой договор будет означать, что все наши предыдущие усилия оказались напрасными.

– О чём это ты? – не понял верховный.

– Об истории с оружием.

– А разве я сказал, что всё уже закончилось? – иронично спросил техножрец. – Война с чужаками позволит нам намного лучше оценить технический потенциал мягкотелых и их военные возможности.

– Прости, верховный, но от всех этих интриг у меня уже голова болит. Я солдат, а не политик, – устало вздохнул Альказ.

– Ты ленишься думать, ксеноброн, – ответил техножрец неожиданно жёстко. – Да, ты солдат. Но ты движешься по карьерной лестнице и уже стал генералом. И не надо забывать, что ты ещё и избранный.

– Как же мне надоела эта ерунда. Избранный, как же, – фыркнул Альказ. – Солдатские бредни, которые вы старательно поддерживаете.

– А вот об этом никто не должен знать. Ты избранный, и этим всё сказано, – осадил его техножрец.

Их беседу прервал тихий стук в дверь, и на пороге появился вахтенный.

– Генерал, навигаторы засекли больше пятнадцати отметок. Идут походным ордером мягкотелых. Дежурный офицер считает, что это те самые корабли, которые вызвали участники экспедиции, – быстро доложил он.

– Хорошо. Передай на вахту, я скоро подойду, – кивнул Альказ и, повернувшись к техножрецу, тихо сказал: – Они пришли за рабами. И что нам теперь делать?

– А кто сказал, что у нас есть рабы? – пожал плечами верховный.

– Они могут спуститься на твердь…

– И что? – снова спросил техножрец. – Запомни раз и навсегда. Псионическая энергия рабов используется только в генераторах кораблей. Ни на тверди, ни на работах по добыче ресурсов рабов не используют. Поэтому они могут спускаться куда угодно, осматривать всё вокруг, но так ничего и не узнают. А на корабли и уж тем более в генераторные залы их никто не допустит.

– Судя по всему, верховный управляющий уже готов допустить мягкотелых на нашу планету, – с тихой ненавистью прошипел Альказ.

– Не спеши впадать в боевое безумие, генерал, – устало вздохнул верховный. – Это и есть политика, которую ты так не любишь. Но благодаря ей наша раса может избежать серьёзных проблем.

– Не уточнишь, каких именно? – скептически поинтересовался Альказ.

– Как ты помнишь, использование псионической энергии привело к тому, что очень много сильных, перспективных в плане размножения особей погибли только ради свободы перемещения частных кораблей. Это сильно ударило по численности нашей расы. Короче говоря, мы на грани вымирания. И если разразится война, мы будем обречены.

– М-да, – мрачно протянул Альказ. – Я знал, что война может оказаться для нас гибельной, но не думал, что всё настолько плохо.

– Ты и не мог этого знать, – вздохнул верховный. – Я в очередной раз превысил свои полномочия и раскрыл тебе одну из наиболее засекреченных тайн нашей расы.

– Значит, мне остаётся только скрежетать клыками и смотреть, как рабы суют свои носы туда, куда их не пускают даже под конвоем? – мрачно спросил Альказ.

– Отложи на время кинжал чести и наберись терпения. Твой враг от тебя никуда не денется.

– Драться с мягкотелым ритуальным кинжалом?! Слишком много чести, – презрительно фыркнул Альказ. – Я вырву ему сердце когтями и напьюсь крови прямо из глотки. Но ты прав, я должен быть терпеливым. Ради империи. Ради Ксены.

– Я надеялся на твоё благоразумие, – кивнул техножрец с заметным облегчением. – А теперь иди. Тебе нужно быть на посту, когда караван окажется рядом.

Кивнув, Альказ тяжело поднялся и вышел из каюты. Шагая по еле освещённым коридорам линкора, он продолжал обдумывать услышанное. Информация оказалась нерадостной. Бездумное использование живых ресурсов поставило его расу на грань вымирания, и теперь, оказавшись на пороге глобальной войны, ксеносам придётся не сражаться, как полагается воинам, а хитрить и изворачиваться, пытаясь сохранить то немногое, что осталось.

* * *

История о попытке убийства главного и единственного врача на планете моментально облетела всех жителей, после чего в «Предпортовом» собрались все члены совета планеты. Понимая, что для участников нападения это может плохо закончиться, Мишель собственноручно запер мистера Доу в камере, приставив для охраны пару пенсионеров из бывших «медведей». Пользуясь предоставленной связью, бизнесмен старательно и долго доказывал, что он именно тот, кем представился, и никто другой.

Убедившись, что его контору использовали просто как прикрытие, Мишель пообещал Доу вернуться к разговору о поставках деликатесов и отправился в складской ангар, где полным ходом готовился открытый судебный процесс. Сам Мишель на данном процессе являлся не более чем свидетелем и жертвой нападения, поэтому был вынужден держать своё мнение при себе. Хотя давно бы передал обоих фигурантов русской службе безопасности, старательно забыв о случившемся.

Но, как ему популярно объяснили обжившиеся на планете пенсионеры, делать этого совсем не стоило. Как источник информации данная парочка ценности явно не представляла, а возможность их перевербовки была слишком низкой. Оба фигуранта являлись такими же волкодавами, как и сами пенсионеры, а значит, давить на них было бесполезно. Выход оставался только один: провести показательный суд, приговор которого будет обнародован по межпланетной связи. Жителям планеты уже давно пора было объявить всем, что у них есть законы и не исполнять их себе дороже.

Понимая, что в подобных игрищах пенсионеры понимают больше него, Мишель махнул на всё рукой, решив на этот раз плыть по течению. Но земляки в очередной раз преподнесли ему неожиданный сюрприз. Заслушав показания свидетелей, обозрев вещественные доказательства и посовещавшись, суд вынес неожиданный, а самое главное, удивительно жёсткий приговор. Оба нападавших были приговорены к исключительной мере наказания.

Судя по реакции собравшихся, такого не ожидал никто. Даже видавшие виды пенсионеры удивлённо переглядывались и недоуменно крутили головами. Сомнения поселенцев неожиданно развеял вынесший приговор судья. Грохнув деревянным молотком по столешнице, он выпрямился во весь свой небольшой рост и во весь голос заорал:

– А ну заткнитесь все и слушайте меня! Эти ублюдки явились сюда с оружием и попытались убить одного из нас. Я не стану напоминать, что Мишель единственный врач на планете и глава совета планеты. Прежде всего, он один из нас, а значит, попытавшись убить его, они готовы убить всех нас. Мы много лет подряд пытались выпросить помощи у их хозяев, а вместо помощи получали только молчание. А теперь они вдруг решили учить нас жизни? Этого не будет. Скажу вам больше. Их хозяевам неинтересно, как мы тут живём. Им нужно только то, что они могут получить от нашей планеты. Так что закройте рты и считайте эту историю законченной.

Не ожидавший от судьи такой экспрессии Мишель удивлённо покачал головой и, выбравшись из ангара, тяжело вздохнул. Ему только что в голову пришла очередная неприятная мысль. Вынесенный приговор означал, что кому-то из поселенцев придётся сыграть роль палача. Из мрачных размышлений Мишеля вывел тихий гул миниатюрной гравиплатформы. Рядом с врачом остановился Стас и, задумчиво подкидывая на ладони кристалл памяти с записью всего процесса, спросил:

– Ты чем опять недоволен, коновал?

– Да как тебе сказать. Приговор-то вынесли. А исполнять его кто будет? – вздохнул Мишель.

– Нашёл о чём думать, – неожиданно жёстко усмехнулся инвалид. – Любого из наших попросишь – сделают.

– А я думал, вы солдаты, – ошеломленно проворчал Мишель.

– Дурак ты, хоть и профессор. Судья правильно сказал. Они не только тебя, они всех нас уничтожить готовы, лишь бы до руды добраться. Потому мы свой солдатский долг и исполняем. Вас уберечь пытаемся и врагов уничтожаем.

– Хочешь сказать, что для вас и тут служба продолжается? – удивился Мишель.

– Не дури, приятель. Говорю же, теперь это и наша планета. А значит, мы защищаем наш дом. А что до приговора, то я сам могу исполнить, – решительно добавил Стас.

– Я тебя за язык не тянул, – тут же ухватился за предложение Мишель.

– Значит, завтра и закончим, – подытожил Стас, ловко развернул свою платформу и направил её в сторону посёлка.

Мишель удивлённо посмотрел ему вслед, испустил очередной тяжёлый вздох и, услышав рядом тяжёлые шаги, не оборачиваясь, сказал:

– Вы теперь все меня утешать будете. Тогда пришли бы уже хором.

– Делать мне больше нечего, как утешать тебя, – обиженно прогудел Илья. – Я спросить хотел, когда планы по разработке месторождения придут?

Мишель пожал плечами.

– Стас сказал, в вашей службе этот вопрос усиленно прорабатывается. Так что, как только, так сразу.

– Я, пожалуй, тогда снова в поле уйду, – подумав, сказал Илья.

– Зачем? – не понял Мишель.

– Ну, может, ещё чего интересного нарою, – неопределённо протянул гигант.

– Нет уж, приятель. Ты уже и так тут нарыл столько, что нам за десять лет не разобраться, – осадил его трудовой энтузиазм Мишель. – Посиди пока в посёлке.

– Зачем? – удивился Илья.

– Не нравится мне вся эта история. И чует моё сердце, что она ещё не закончилась, – нехотя признался врач.

– Ты это о чём? – насторожился Илья.

– Не знаю, где у нас протекло, но добром всё это не кончится, – уставившись бездумным взглядом куда-то в пространство, тихо сказал Мишель. – Будет кровь. Много крови.

– Ты чего?! – озадаченно спросил гигант, осторожно встряхивая его за плечо.

Вздрогнув, словно очнувшись, Мишель виновато покосился на приятеля и, вздохнув, ещё тише ответил:

– Боюсь, нас не оставят в покое, и мы ещё пожалеем о твоей находке.

– Ну, это мы ещё посмотрим, – ответил Илья, сжимая пудовые кулаки.

– На что именно ты собрался смотреть? – иронично усмехнулся Мишель.

– Посмотрим, кто здесь кровью умоется. Сегодня же Стасу скажу, чтобы никого кроме торговцев на планету не допускал, а ещё свяжусь с кораблями на орбите и попрошу отгонять все суда не из нашего сектора.

– Ты чего развоевался? – удивлённо спросил Мишель.

– Того. Свой дом защищать надо, а не сопли жевать, – рыкнул в ответ Илья.

– Странно, – покачал головой Мишель.

– Чего тебе опять странно? – не понял Илья, успокаиваясь.

– За прошедшие полчаса ты второй, кто назвал Спокойствие своим домом.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 4
  1. Саня

    Отличное чтиво, рекомендую!!!

  2. татьяна

    Я в восторге от книги

  3. Елена

    Мне не понравилось ((((

  4. Сергей Владимирович

    Задумка постапокалиптического мира интригует, но сюжет кажется затянутым и перегруженным деталями, которые мало продвигают действие. Герои выписаны блекло, их мотивация порой неубедительна. Несмотря на увлекательную завязку, роман не оправдал моих ожиданий, и финал разочаровал ((((

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности