Нулевая планета: Нулевая планета. Пепел на обелиске

– А кто первый? – с интересом спросил Илья.

– Стас.

– Понятно.

– Чего тебе понятно? – неожиданно вызверился Мишель.

– То, что мы оба правы. Мы приехали сюда, чтобы найти себе новый дом, и нашли его. А значит, и защищать эту планету мы будем как свой дом, – рявкнул в ответ Илья и, развернувшись, тяжело затопал к посёлку.

Окончательно запутавшись в собственных чувствах и мыслях, Мишель испустил долгий, протяжный вздох и, плюнув на все сложности, не спеша поплёлся следом за приятелем. В глубине души врач отлично понимал, что всё происходящее является прямым продолжением всей многолетней борьбы поселенцев за свою свободу. Что называется, за что боролись, то и расхлёбываем. И что проблемы жителей планеты никто кроме них решать не обязан.

Участие в этой истории Российской империи случайность и огромная удача. Так что складывать лапки и пищать, что всё плохо, поселенцы, а главное, он сам, просто не имеют права. Но острое чувство опасности никак не покидало Мишеля, заставляя его зябко ёжиться и непроизвольно оглядываться через плечо. В очередной раз поймав себя на подобном жесте, врач разозлился, выругался в полный голос и проворчал:

– Дьявол! Вот только мании преследования с паранойей мне и не хватало.

– Ты чего там бурчишь? – послышалось из кустов, и на дорогу выбрался Илья, отряхивая снег с широченных плеч.

– Да так, мысли вслух, – отговорился Мишель, заметно смутившись. – А ты чего по кустам ползаешь? Дороги уже мало?

– Решил одну свою догадку проверить, – неопределённо ответил гигант.

– Илья, ну не темни. Ну не умеешь ты врать, – укоризненно протянул Мишель. – У тебя же все твои хитрости на морде лица нарисованы.

– Нахватался от наших, – буркнул добродушный гигант, обиженно насупившись.

– Вот уж правду Влад говорил, ты не медведь, ты телок, – прыснул Мишель, разглядывая его обиженную физиономию. – Старина, я ведь ещё и по психологии степень имею. Забыл?

– Я и не знал, – ответил Илья, пожав плечами.

– Ну и бог с ним. Так чего ты там вынюхивал? – вернулся Мишель к начатой теме.

– Да заметил несколько валунов гранитных, вот и решил посмотреть, чему эти камушки сопутствовать могут, – вздохнув, признался Илья.

– Дружище, очень тебя прошу. Оставь пока свои изыскания. Честное слово, не до них сейчас, – попросил Мишель, едва не взмолившись.

– Да чем тебе мои поиски так мешают?! – возмутился Илья.

– Ты мне сейчас в посёлке рядом нужен. Сам видел, какие дела на пустом месте закручиваются. Поэтому просто побудь рядом, – ответил врач, не зная, как правильно обосновать свою просьбу.

– Случилось что? Или я чего-то не знаю? – насторожился Илья.

– Даже не знаю, как тебе это объяснить. Вот нюхом чую, что история эта ещё не закончена, – нехотя ответил Мишель, приготовившись выслушать порцию насмешек, но, к его удивлению, бывший «медведь» повёл себя неожиданно.

Несколько минут огромный боец задумчиво рассматривал стоящего перед ним врача, после чего кивнул и негромко ответил:

– Нюх – дело серьёзное. Раз так, то давай сразу договоримся. Из посёлка без меня ни шагу. Я, может, и не самый лучший боец из всех сюда приехавших, но кое-что умею. Так что, если так уверен, что дерьмо учуял, значит будь добр в него не вляпаться. Два по полбойца, глядишь, за одного полноценного и сойдут, – пошутил он, удручённо разведя руками.

– С чего у тебя вдруг начал комплекс по этому поводу развиваться? – вдруг спросил Мишель, настороженно глядя богатырю в глаза.

– Да какой там комплекс. Так, осознание реалий, – отмахнулся Илья, снова смутившись.

– Опять врёшь? – укоризненно спросил Мишель.

В ответ Илья только вздохнул.

– Ты пойми, Илюша. Если я прав, то твои дурацкие мыслишки нам в нужный момент очень помешать могут. Так что колись, пока мы тут с глазу на глаз, – продолжал наседать врач.

– Да понимаешь, вот смотрю я на них и на себя и не понимаю, как такие заморыши могут такие вещи делать, – несколько сумбурно начал исповедь Илья.

Мишель только головой покачал. Назвать заморышами здоровенных, без малого двухметровых мужиков мог только такой гигант, как Илья.

– И ведь что ни возьми. Стрельба, рукопашка, навыки управления любым видом транспорта, аналитика – и я любому из них во всех этих делах и в подмётки не гожусь. При всей своей силе и выносливости, – грустно закончил Илья.

– Зато геолог от бога, – мрачно буркнул в ответ Мишель. – А почему тебя в разведку не перевели при таких-то данных?

– Психологические показатели, – снова вздохнул Илья. – Армейские мозгокруты сразу в научный отдел отправили, даже желания не спрашивая. А вообще – в разведку отбор очень жёсткий. Там психика нужна такая, словно в голове не мозг, а биокомпьютер.

– Это как? – не понял Мишель. – Влад говорил, что их с самого детства отбирают и готовят.

– Это верно. Но с детства берут детей с дефектом. Ну, он говорил, наверно… – Илья запнулся, не зная, как правильно объяснить.

– Да, внешние отклонения, не мешающие нести службу, – быстро кивнул Мишель.

– Вот-вот. Но таких детей не много. А остальных набирают из кадетских училищ. По спецотбору. Одного из тысяч. Но лучшие всё равно из тех получаются. А вот почему – никак понять не могу.

– Ну, тут более или менее всё ясно, – помолчав, ответил Мишель. – Слышал выражение: природа не терпит пустоты?

– Да.

– Ну, так это один из примеров его подтверждения. Проблема внешности компенсируется повышенными психофизическими показателями. Как говорится, что-то отбирается, а что-то даётся взамен. Так что брось свои думы и давай делом заниматься.

– Хочешь сказать, что у меня ничего лучше геологии всё равно не получилось бы? – не унимался Илья.

– Думаю, да. О способах подбора деятельности в империи я много читал и слышал. И пришёл к мысли, что твои соплеменники умудрились лучше других использовать все имеющиеся системы тестирования детей. Во всяком случае, про серьёзные сбои вашей системы я не слышал.

– Я тоже, – подумав, кивнул Илья.

– Вот и ладно. Тогда кончай ерундой заниматься, и пошли домой. Темнеет уже, – вздохнул Мишель и зашагал к посёлку.

* * *

Такой оплеухи отдел Майка Кормана ещё не получал. Придя утром на службу, мистер Корман по привычке заглянул на новостную страничку межпланетных объявлений и, едва пробежав глазами первые строчки, замер. Главным известием со свободных планет было объявление о приведённом в исполнение приговоре двум преступникам, обвинённым в покушении на убийство. Из сообщения становилось ясно, что покушались они ни много ни мало на члена совета планеты Спокойствие.

Растерянно посмотрев на фотографии своих агентов, Корман ещё раз перечитал заметку и, набрав на коммуникаторе номер своего шефа, потребовал срочной встречи. Судя по реакции начальства, у того день тоже не задался. Быстро пройдя длинными коридорами управления, Корман на секунду замер перед знакомой дверью и, сделав глубокий вдох, шагнул в кабинет.

– Входи, сядь и слушай, – прорычал шеф, швыряя на стол какую-то папку.

Послушно выполнив команду, Корман мысленно приготовился к очередной куче дерьма. Что называется, предчувствия не обманули.

– Судя по тому, что мне только что сообщили из департамента внешних сношений, твои люди не просто опоздали, а ещё и позорно провалились, – помолчав, заговорил шеф. – Объявление о заключении контракта с русскими уже светится по всем информационным каналам промышленных новостей. Ну и как такое могло получиться?

– Мои люди были арестованы и казнены за покушение на члена совета планеты, – коротко ответил Корман, начиная мысленно составлять рапорт о выходе в отставку.

– Что-о?! – во весь голос завопил шеф, вскакивая с кресла.

– Я сам только что узнал из новостей, – тихо выдохнул Корман.

– Как… это… могло… случиться?.. – спросил шеф едва ли не по складам.

– Не знаю. С ними не было связи с момента высадки на планету. В сообщении говорится о двух преступниках, но на планету они должны были спуститься втроём. Думаю, мы скоро всё узнаем от бизнесмена, обеспечивавшего нам прикрытие.

– И это всё, что мы можем? Сидеть ровно на заднице и фиксировать собственные провалы? – устало спросил шеф, медленно усаживаясь обратно в кресло. – Может, объяснишь мне, почему в последнее время у нас провал следует за провалом? Почему русские постоянно обходят нас?

– Я долго думал над этим, сэр, и нашёл только один ответ, – ответил Корман, чувствуя какую-то бесшабашную злость. – Русская служба безопасности не лезет не в свои дела. Они занимаются тем, чем и должны заниматься. Обеспечивают безопасность своей страны, а не сопровождают всякие бизнес-проекты и сомнительные авантюры. Все сопутствующие дела они быстренько перекидывают своим подконтрольным фирмам и присматривают за ними краем глаза, не вмешиваясь в процесс. Мы же ввязываемся во все подряд свары и попросту распыляем силы, вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями. Взять хотя бы эту историю с контрактом. Ну почему этим дерьмом должны были заниматься мои люди? Почему нашим бонзам было не скинуть всю информацию подходящей компании и не попытаться просто подкупить поселенцев? Но нет. Это же слишком дорого. Куда проще отправить на планету пару полевых агентов и запугать совет. Но никому и в голову не пришло, что на планете полтора десятка бывших бойцов спецназа одной из самых мощных империй лиги. И это не считая их «драконов».

– Ты чего разорался? – удивлённо спросил шеф, задумчиво рассматривая своего подчинённого. – Думаешь, я всего этого не знаю? Знаю. И поверь, мне самому очень не нравится такое положение вещей. Но политику агентства определяю не я и даже не наш директор. Так что перестань рвать волосы на заднице и возвращайся к делам.

– А разве я не уволен? – откровенно удивился Корман.

– Хватит с меня и двух трупов, – огрызнулся шеф. – И к концу недели я должен иметь на столе отчёты обо всём, что случилось. Понял?

– Так точно, – быстро ответил Майк, вскакивая со стула.

– А раз понял, тогда проваливай и займись делом, – рыкнул шеф, подтягивая к себе брошенную папку.

Выскочив из кабинета, Корман вернулся к себе и, схватив коммуникатор, приказал срочно соединить его с яхтой мистера Доу. Ответ был получен через десять стандартных минут. Внимательно выслушав историю перепуганного до колик бизнесмена, Корман отключил коммуникатор, откинулся на спинку кресла и задумался. Оказывается, его люди были просто не готовы к тому, что бойцов русского армейского спецназа обучают приёмам антитеррористической подготовки. А самое главное – их выдало оружие.

Иметь игломёты в собственности было не просто запрещено. Любой пойманный с подобным оружием автоматически получал пять лет каторжных работ, без особых разборов. Аналитики назвали игломёты самым подходящим оружием для этой операции, но именно оно и сгубило его людей. Короче говоря, их сгубило отсутствие оперативной информации о положении дел на самой планете.

Осмыслив первые данные, Корман принялся составлять черновик отчёта, когда его коммуникатор издал мелодичный писк, и начальник отдела понял, что его снова требуют в кабинет шефа. Откуда появилась такая уверенность, Майк так и не понял, но нажимая на кнопку ответа, уже был точно уверен в том, что услышит. Внимательно выслушав сказанное секретаршей шефа, Корман мрачно вздохнул и, поднявшись, вышел.

В кабинет шефа его пропустили без проволочек, но едва переступив порог, Корман с ходу сообразил, что произошло что-то экстраординарное. Сидевший за столом шеф не отреагировал на его появление, продолжая растерянно пялиться на личный коммуникатор.

– Что случилось, сэр? – осторожно спросил Корман, пытаясь вывести шефа из ступора.

– Господи, я уже слишком стар для такого дерьма, – выдохнул шеф, беря себя в руки. – Новостей две. Первая – от русских пришла информация о возможном обнаружении всех пропавших пассажиров судов. В связи с этим нам приказано в срочном порядке сформировать комиссию из всех представителей стран членов лиги. Как тебе шуточка?

– А почему мы? – растерялся Майк. – Это дело совета лиги. У них есть свои силы безопасности и свой флот.

– Заседание начальников штабов уже идёт. Но это не просто полицейская операция или очередной дипломатический скандал. В деле всплывают неизвестные факты.

– Это какие же?

– Людей держат на планете, населённой неизвестной нам расой.

– К-к-как это? – спросил Майк, заикаясь от волнения.

– Перестань кудахтать. Вот так. Русские снова обошли нас, умудрившись обнаружить неизвестную расу. А самое главное, существует вероятность, что данная раса не совсем дружелюбна. Точнее совсем не дружелюбна.

– И почему я не удивлён? – не удержался Корман. – Но это не объясняет, почему этим занимаемся мы?

– На данном этапе от нас требуется составить списки всех пропавших за последние два года и срочно предоставить их в совет лиги. А также разработать список мероприятий по освобождению данных людей. Изначально ты прав, и заниматься этим будет совет лиги, но мы должны быть готовыми и к тому, что всю эту муть свалят на нас.

– Но почему?! – едва не завопил Корман.

– Понятия не имею. Мне просто скинули приказ, даже не соизволив поинтересоваться, есть ли у меня для этого люди и ресурсы, – вздохнул шеф.

– Понятно. А вторая?

– Что вторая?

– Вы сказали, что новостей две. Первую я услышал, и, должен признаться, от неё у меня мурашки по коже. Так какова же вторая?

– Не менее дерьмовая. Нам приказано разработать операцию, призванную наказать поселенцев этого Спокойствия. И это не экономические меры. Операция силовая. Кто-то там, наверху, решил, что всем жителям свободных планет нужно преподать урок. Чтобы запомнили, что агентов нашей страны трогать нельзя ни в коем случае. А спорить и ссориться с нами опасно для жизни.

– Но ведь это означает открытое противостояние с имперскими службами. На орбите планеты висят два эсминца с русскими экипажами.

– А то я не знаю, – рыкнул в ответ шеф.

– Так чего они хотят от нас? Чтобы мы десантировали на планету пару батальонов десанта, разнесли там всё вдребезги и пополам, а потом сделали вид, что ничего об этом не знаем?

– Вроде того, – скривился шеф.

– Это самоубийство. Точнее это будет убийством наших людей. Про поселенцев я сейчас не говорю. Русские не станут сложа руки смотреть, как кто-то безобразничает на подконтрольной им планете. А они, по своему обыкновению, сначала стреляют, а потом начинают разбираться, кто это был и чего вообще хотел. Их отмороженные «медведи» способны порвать на тряпочки любое подразделение в обитаемой галактике. Кроме того, организовав на орбите свою базу, имперцы готовы в любой момент подогнать к ней десяток боевых кораблей.

– Майк, перестань рассказывать мне прописные истины. Хочешь, чтобы я отказался от задания? Так скажу тебе откровенно, я не готов расстаться с работой.

– Я лишь хочу, чтобы вы объяснили всё это нашим бонзам, – вздохнул Корман. – Вы сами сказали, что это прописные истины. А значит, они должны понять, что наша служба так не действует. Это не просто вызов. Это открытое противостояние. А мы к такому не готовы.

– Заткнись и отправляйся работать, – зарычал шеф, хлопнув ладонью по столу.

Сообразив, что разговор окончен, и в данный момент лучше всего для здоровья убраться отсюда,

Майк вскочил на ноги и быстрым шагом вышел в коридор.

* * *

Полученное внушение произвело на рыжего пилота серьёзное впечатление. Сидя в каюте, которую разведчики использовали как свой штаб, он то и дело с уважением косился на чуть улыбающегося Руслана, автоматически потирая ушибленную челюсть. В это время Влад внимательно просматривал личное дело пилота, и время от времени бросал на него непонятные окружающим взгляды. Наконец, дочитав до конца, разведчик отложил документы и, оперевшись локтями о стол, задумчиво спросил:

– Одного понять не могу: зачем ты всё время дураком прикидываешься? Ты же пилот от бога. Можешь отличную карьеру сделать. Так зачем?

– Врубился всё-таки, – кивнул Вася, мрачно вздохнув.

– А почему, ты думаешь, он у нас командиром группы идёт? – усмехнулся в ответ Руслан.

– Понятно, – кивнул пилот.

– Так ты ответишь на мой вопрос? – продолжал настаивать Влад.

– А я должен? – мрачно поинтересовался пилот.

– Нет. Не должен. Приказать я тебе могу, но толку от этого действа не будет. Мне нужен пилот, которому я со спокойной душой смогу доверить спины своих ребят. Про себя я не говорю. Мне терять нечего, а вот их семьи ждут. Но без откровенного разговора я тебя не возьму, будь ты даже трижды лучшим, – тихо ответил Влад.

– Ладно, спрашивайте, – помолчав, вздохнул пилот.

– Уже спросил. Зачем ты всё это делаешь? Зачем сам себе карьеру губишь?

– Хочу уволиться досрочно. Но не по состоянию здоровья и не с запретом летать.

– Зачем?

– Скучно мне во флоте. Серьёзных боевых вылетов почти не бывает, а рутиной заниматься и без меня желающих много. К тому же серьёзную карьеру без мохнатой лапы не сделаешь. Не хочу всю жизнь вторым пилотом торчать.

– А почему ты не попросишь перевода в истребители? Уж они-то постоянно летают, – с интересом спросил Влад.

– Летают, – презрительно фыркнул Василий. – Ползают они, а не летают. Меня перевели сюда именно из истребительной эскадрильи.

– А почему в документах этого нет? – тут же спросил Влад, поворачиваясь к Егорову.

– Решили замять дело без шума, – ответил за него пилот. – Я на учебных полётах во время отработки перехода из атмосферы в невесомость и обратно трёх инструкторов в землю загнал, а ещё двоих заставил о борт крейсера свои машины разбить.

– Ни хрена себе полетали, – охнул молчавший до этого Андрей. – Пять инструкторов против одного пилота, и все всмятку…

– Вот я и говорю, они ползают, а не летают, – с гордостью усмехнулся Вася.

– Ну да. Признать, что свежеиспечённый лейтенант сумел в учебном бою пятерых инструкторов без стрельбы уничтожить, наши бонзы никогда не смогут, – помолчав, кивнул Влад. – А чем заниматься после увольнения собираешься?

– В частники пойду. Богачам хорошие пилоты всегда нужны.

– Им нужны хорошие исполнители, а не бешеные истребители, – усмехнулся Руслан. – Вот там ты точно со скуки загнёшься.

– Значит так. Сумеешь нас на планету доставить и обратно без шума вытащить, похлопочу за тебя перед графом Кудасовым. Уж он-то твоим талантам применение точно найдёт, – подумав, предложил Влад.

– Это в безопасники, что ли? – насторожился пилот.

– Ага. У них в службе всякий народ есть, так что дело тебе точно найдётся.

– А к вам в разведку нельзя? – осторожно поинтересовался рыжий.

– Ну наглец! – рассмеялся Руслан. – Ему выход предлагают, а он ещё и торгуется.

– Не получится в разведку. Там подготовка другая требуется. Отдельно пилотов у нас нет. Группа уходит в автономку на боте и возвращается на нём же. Один из бойцов садится за пилота, а потом прикрывает группу на выходе. Он же возвращает всех на точку рандеву. Кто именно будет пилотом на выходе, определяет командир группы перед стартом.

Так что идея хорошая, но невыполнимая, – ответил Влад, глядя пилоту прямо в глаза.

– Жаль. А про безопасников не врёшь? – неожиданно спросил рыжий.

– Вась, ну ты совесть-то имей. Перед тобой подполковник СБ, – возмутился Егоров.

– Не вру, – ответил Влад, делая ему знак, что всё в порядке. – Но учти. Привёз, дождался группу и увёз. Всё. Никакой самодеятельности, никаких фокусов и фортелей. Неисполнение приказа карается только одной карой – смертью. Приговор будет приведён в исполнение любым из членов группы или командиром крейсера. Исключений не будет.

– Так не бывает, – растерянно помотал головой пилот.

– У вас – нет. А у нас бывает, – ответил Андрей.

– Так что? Согласен? – спросил Влад.

– Согласен, – азартно кивнул Вася, сверкая улыбкой в сорок четыре зуба.

– Тогда готовь машину. Слетаем в район обломков, заодно и посмотрим, что ты умеешь, – усмехнулся Влад, отдавая документы пилота каперангу. – Теперь с тобой, – добавил он, поворачиваясь к «нюхачу».

– А что со мной не так? – делано удивился Рашид.

– Всё не так, – мрачно вздохнул Влад. – Рассказывай, сколько раз в задержаниях участвовал и где спецподготовку проходил.

– Ну, задержаний у меня уже за полторы сотни перевалило, а подготовка наша, стандартная. На базе «медведей», – коротко ответил следователь, пожимая плечами.

– Понятно. Крови не боишься, стрелять кое-как умеешь, а со всем остальным полный швах, – всё так же мрачно вздохнул разведчик.

– Понимаю твою реакцию, но в этот раз я вам действительно нужен, – помолчав, тихо ответил Рашид. – И дело тут не в моих амбициях. Поймите, мужики. Моя команда в этой экспедиции не просто так оказалась. Расследование нападения на судно лиги только повод. Мы получили приказ как следует исследовать окраины обитаемой галактики и по возможности определить зону обитания неизвестной расы. А уж то, что на борту крейсера оказалась ваша команда, просто подарок свыше.

– Это всё очень познавательно, но совсем не объясняет того, зачем тебе идти с нами, – фыркнул Руслан.

– Как я уже говорил, эта раса – эмпаты. Кто-то больше, кто-то меньше, но практически все могут чувствовать эмоциональный фон. И я нужен вам не для того, чтобы рассматривать происходящее на планете, а для того, чтобы прикрыть ваши мысли и эмоции. Особенно твои, Влад, – добавил Рашид.

– О как?! А с чего вдруг прикрывать требуется именно меня? – удивился Влад.

– Твой эмоциональный фон настолько ярок, что у меня иногда начинает от него голова болеть. Странно, что в наших отчётах об этом ничего не сказано. Ведь ты сталкивался с нашими парнями, а они такую информацию ни за что бы не упустили.

– Чего это вдруг? – насторожился Влад.

– После такого отчёта тебя в приказном порядке отправили бы в наш центр обучения для проверки.

– Проверки на что? – не понял разведчик.

– На возможность перевода тебя в нашу службу.

– Это вряд ли, – покачал головой Влад. – Уйти из разведки в «нюхачи» – это не для меня.

– А твоего мнения никто бы и не спрашивал. Перевели бы приказом, и всё, – пожал плечами Рашид.

– Что значит приказом?! – растерялся Андрей. – А годы обучения, подготовки, годы службы в конце концов? Это что, не считается?

– Всё считается. И стаж службы учитывается в послужном списке со всеми привилегиями и наградами. Но вся беда в том, что люди с подобными способностями – большая… нет, огромная редкость. Именно поэтому наши спецы носятся по всей обитаемой галактике, высунув языки и старательно отслеживая любую, даже самую бредовую информацию о людях с необычными способностями. А уж военнослужащего в ярмо загнать – просто святое дело. Даже напрягаться не нужно, достаточно просто приказ написать.

– А что было бы, прояви я норов и откажись от перевода? – с интересом спросил Влад.

– В ход пошли бы все способы убеждения, от предложения больших денег до банального шантажа, – пожал плечами Рашид. – Но обычно до крайностей не доходит. Наша служба ничем не хуже любой другой, а оплата выше. Вся беда в том, что нас слишком мало. А пользы от нас много.

– Может, и так, но сменить чёрный берет на кожаный плащ… – Влад удивлённо покачал головой.

– Ладно. Чего теперь об этом говорить, – вздохнул Рашид. – Но идти с вами я должен. В противном случае, можете прямо сейчас себе панихиду заказывать. Вас услышит первый же крокодил, оказавшийся в радиусе двадцати метров. Повторюсь, они очень сильные эмпаты. Причём, похоже, прирождённые. Чем это обусловлено, мы, естественно, не знаем, но очень хотим выяснить.

– Кто это «мы»? – мрачно поинтересовался Руслан.

– Империя вообще и наша служба в частности, – пожал плечами Рашид.

– Только не говори мне, что в твою задачу входит склонение этих крокодилов к дружбе, – пробурчал Влад, задумчиво потирая шрам на щеке.

– Это ты сказал, – ответил «нюхач», усмехнувшись. Сидевшие в каюте офицеры удивлённо переглянулись.

– Во! Видел? – зарычал в ответ разведчик, складывая пальцы в известную конфигурацию. – Эти звери понимают только кулак. А люди для них не более чем пища.

– Скорее полезное животное, – уточнил Рашид, всё так же загадочно усмехаясь. – Точнее инструмент. Данных об использовании рабов в пищу нет.

– Ну и хрен с ним, – отмахнулся Влад. – Главное, что ничего путного из этой затеи не получится. Надеюсь, ты хоть штурмовиком пользоваться умеешь.

– Любое оружие, от игломёта до штурмового бластера, – кивнул Рашид. – В снайперы не пойду, но и ногу себе не отстрелю.

– И то слава богу, – вздохнул разведчик.

– Похоже, прогулочка у нас ещё та намечается, – протянул Андрей, поглядывая на напарников.

– М-да. Давненько я в таких антисанитарных условиях не выходил, – мрачно кивнул Влад. – Пилот непонятный, пассажир невнятный, а задачу решает инвалидная команда. Про прикрытие я вообще молчу. Отсутствует за наличием.

– Зато в плюсе опыт, знания и эмпатическое прикрытие, – не остался в долгу Рашид.

– Тогда скажи откровенно. Ты идёшь нас прикрывать или контакты с крокодилами налаживать? – спросил Руслан, глядя следователю прямо в глаза.

– Если откровенно, то по обстановке, – помолчав, нехотя ответил Рашид.

– Ещё веселее, – хмыкнул Влад. – Ты хоть понимаешь, что с нами будет, если ты, плюнув на группу, начнёшь свои задачи решать? И не только с нами, но и с тобой.

– Мужики, ну не держите вы меня за полного идиота, – скривился Рашид. – Всё я отлично понимаю. И готов слово офицера дать, что мои задачи никоим образом не повлияют на выход. Согласитесь, что для любого контакта требуется предварительная подготовка. Это же не в кабак ввалиться. Тут посмотреть, подумать надо.

– То есть ты с нами не только для прикрытия идёшь, но ещё и разведку для своих дел проводишь? – настырно уточнил Андрей.

– Сообразили, наконец, – усмехнулся Рашид.

– Ох и любит наше начальство тень на плетень наводить, – проворчал Влад, качая головой. – Вечно у них правая рука не знает, что левая делает. А что б ты делать стал, если бы мы от выхода отказались?

– Так не отказались ведь, – ответил следователь, загадочно усмехаясь.

* * *

Приказ о разработке операции по наказанию дикарей Майк Корман получил спустя три недели после выхода памятной заметки в новостях. Излив душу в долгом монологе о том, что подобные задачи должны решать армия, флот, АНБ и тому подобные структуры, начальник отдела пнул ни в чём не повинный стул и, пройдясь кабинету, принялся размышлять. Отлично зная, что сенат и совет безопасности ни за что не повысят конторе финансирование, он мрачно усмехнулся, присел к столу и принялся быстро составлять докладную записку, в которой делал упор на полное отсутствие необходимой материально-технической базы и людских ресурсов.

В конце своего эпистоляра Корман решил обнаглеть окончательно и предложил направить для решения данной задачи отряд наёмников. Благо несколько подобных отрядов в секторе американской конституции существовали и даже, можно сказать, процветали. Убедившись, что его докладная является произведением бюрократического жанра,

Корман быстро распечатал документ и со спокойной душой отправил его по инстанциям своему начальству.

Теперь оставалось только дождаться реакции из высоких кабинетов. И таковая не заставила себя ждать. Очевидно, шефу надоело дожидаться результатов размышлений подчинённых, вследствие чего Майк Корман был вызван на ковёр. Сунув второй экземпляр своей докладной в папку, Майк вышел из кабинета и, быстро поднявшись на два этажа, вошёл в приёмную.

Секретарша одарила Кормана дежурной улыбкой и, протягивая крошечный квадратик настоящей бумаги, сказала:

– Присядьте, мистер Корман, я сейчас доложу о вас.

– Спасибо, – кивнул Майк, быстро пробегая глазами несколько строчек, написанных от руки.

«Старик в бешенстве, похоже, всё плохо», – было написано там. Смяв записку в кулаке, Корман благодарно кивнул секретарше и, убрав комок в карман, сделал глубокий вдох.

Секретарша сообщила шефу о приходе Кормана и, выслушав в ответ несколько рычащих фраз, кивнула головой на дверь. «Видимо, кто-то где-то опять умудрился ткнуть наших бонз носом в дерьмо», – подумал он, входя в кабинет шефа.

– Ты придумал, как провести операцию устрашения? – спросил шеф вместо приветствия.

– Моя докладная по этому вопросу была отправлена по команде ещё вчера, – ответил Корман нейтральным тоном.

– Ты бы её ещё по почте отправил, с применением дальней связи, – зарычал в ответ шеф. – Где она?

– Это копия, – на всякий случай уточнил Корман, подавая ему докладную.

Быстро пробежав текст глазами, шеф удивлённо посмотрел на него и, покачивая листом, чуть ли не по слогам спросил:

– Это что такое?

– Это всё, что я могу предложить, – пожал плечами Корман. – У моего отдела нет необходимого оружия, транспорта, а главное, у меня нет для этого людей. Это не полицейская операция, это военная акция.

– С чего ты взял? – отложив документ, мрачно спросил шеф.

– С того, что поселенцы на этой планете вели партизанскую войну много лет подряд. А если вспомнить, что сейчас там проживает куча имперских военных пенсионеров, то военная операция грозит вылиться в локальную войну. Простите, шеф, но это не притон наркоторговцев накрыть. Я не говорю уже про то, что нашим транспортом туда просто не добраться. Или нам позволят нанять чартер? Если да, то в таком случае нас уничтожат ещё до того, как мы начнём стыковку с орбитальной станцией. На полюсах планеты постоянно висят два эсминца, прошедших капитальный ремонт и переоборудование на верфях Российской империи. Выход в подпространство им заблокировали, но вооружения там хватит, чтобы разнести по всему объёму практически любого агрессора. Данные точные, получены оперативным путём полтора месяца назад. При таком раскладе проще и дешевле будет собрать весь оперативный состав в подвале и без затей расстрелять. Возни и мучений на порядок меньше.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 4
  1. Саня

    Отличное чтиво, рекомендую!!!

  2. татьяна

    Я в восторге от книги

  3. Елена

    Мне не понравилось ((((

  4. Сергей Владимирович

    Задумка постапокалиптического мира интригует, но сюжет кажется затянутым и перегруженным деталями, которые мало продвигают действие. Герои выписаны блекло, их мотивация порой неубедительна. Несмотря на увлекательную завязку, роман не оправдал моих ожиданий, и финал разочаровал ((((

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности