Нулевая планета: Нулевая планета. Пепел на обелиске

– Я полный, беспросветный идиот! Они же ждали чего-то подобного и разыграли всю сцену как по нотам. Влад остался непоколебим, а Руслан попросту размазал меня по стенке.

– Виноват, господин капитан первого ранга… кто вас размазал? – осторожно переспросил посыльный, споткнувшись на ровном месте и разворачиваясь к командиру всем телом.

– Не обращай внимания, это фигура речи, – выкрутился Егоров и, взяв себя в руки, направился дальше.

Старт бота он уловил даже не привычным ощущением лёгкого толчка, а всем нутром, чувством, которое появляется у всех офицеров флота, привыкших отправлять малые корабли на выполнение больших дел. Войдя в рубку, он жестом остановил доклад дежурного офицера о старте бота, подошел к консоли связи и взял гарнитуру.

Тем временем покинувший шлюз бот окутался маревом камуфляжа и, выписав неимоверную петлю, исчез в неизвестном направлении. Сидевшие в десантных ложементах разведчики переглянулись и, дружно хмыкнув, с интересом уставились на рыжего пилота, азартно молотившего пальцами по клавиатуре навигационного компьютера. Бот резко ускорился, после чего, закрутив замысловатую спираль, устремился в сторону медленно дрейфующих останков кораблей чужих.

– Что на радаре? – негромко спросил Влад, даже не пытаясь взглянуть на экран.

– Выход наш заметили, но, похоже, так ничего и не поняли, – презрительно фыркнул Василий, бросив короткий взгляд на экран радара.

– Хочешь сказать, что крокодилы даже не пытаются сканировать место, где был зафиксирован старт? – уточнил Влад.

– Пытаются, и ещё как, – усмехнулся пилот. – Да только нас там давно уже нет.

– Они сканируют объём не только радарами, – неожиданно вступил в разговор молчавший до этого момента Рашид. Сосредоточенный вид «нюхача» заставил всех насторожиться.

– В каком смысле? – настороженно уточнил Андрей.

– Чёрт! Никогда бы не подумал, что эти твари могут быть такими сильными менталами, – вместо ответа выругался «нюхач».

– Мента… чего? – переспросил Андрей. – Ты можешь по-человечески всё объяснить?

– Тумблер дурака выключи, – огрызнулся Рашид. – Менталы это люди, умеющие использовать свои ментальные способности. Или не люди, как в нашем случае.

– И чего? Хочешь сказать, что они пытаются прочесть наши мысли? – не унимался Андрей.

– Сколько раз тебе повторять, никто не читает мысли. Считывается эмоциональный фон, и, да, они пытаются уловить наши эмоции. Именно об этом я и говорил, когда требовал взять меня с собой.

– Чем мы можем помочь? – быстро спросил Влад, всмотревшись в разом побледневшее лицо «нюхача».

– Постарайтесь держать себя в руках и избегать ярких эмоций. И рыжему то же самое скажите. А то он в экстазе светится, словно очередная сверхновая.

– С чего ты взял, что он светится? – не понял Андрей, на которого подобные разговоры наводили какой-то подсознательный ужас.

– Эмоции у него яркие, – коротко пояснил Влад, связываясь с пилотом по внутренней связи. – Вася, кончай балдеть. Просто подтащи нас к этой рухляди и следи за радаром, – добавил он, продолжая отслеживать перемещения вражеских кораблей.

Хаотично-спирально-зигзагообразный полёт бота стал ровным и прямолинейным, а Рашид заметно приободрился. Бросив на разведчика благодарный взгляд, «нюхач» с тихим стоном размял затёкшую шею и, покачав головой, негромко проворчал:

– Вроде успокоились, но продолжают отслеживать сектор обломков. Чёрт! Вот это силища! В жизни бы не поверил, если бы сам не почувствовал. Поэтому при выходе далеко от меня не отходите и старайтесь думать о чём-нибудь приятном.

– А человек может научиться самостоятельно закрываться от такого сканирования? – задумчиво спросил Влад.

– Решил в нашу службу податься? – иронично усмехнулся Рашид.

– Своего дерьма хватает, чтоб ещё ваше разгребать, – огрызнулся разведчик. – Так можно или нет?

– Можно, но быстро этому не научишься. Да и получается не у всех, – подумав, кивнул следователь.

– Объясни, как это делать, – потребовал Влад.

– Зачем тебе? – насторожился «нюхач».

– Шоб было, – фыркнул разведчик. – Как широко ты можешь раздвинуть свой колпак, которым закрываешь нас?

– Десять метров для меня максимальный радиус. Потом плотность колпака начинает падать, – вздохнув, ответил Рашид.

– И с чем это связано? Ведь говорят, что расстояние для мыслей значения не имеет, – не унимался разведчик.

– Меньше слушай, что говорят. Дело тут не в расстоянии, а в человеческих возможностях. Говорю же, чтобы понять всю механику этого действа, нужно год теорию изучать.

– Оставь теорию себе, а мне коротко, в двух словах расскажи, что надо сделать, чтобы тебя «нюхач» не учуял, – решительно потребовал Влад.

Удивлённо посмотрев на него, Рашид испустил очередной мученический вздох, а-ля «вот докопался», и, собравшись с мыслями, начал рассказывать.

* * *

Группа наёмников, нанятых для выполнения деликатного заказа, была завербована людьми из АНБ. Майку Корману оставалось только познакомиться с командиром наёмников и погрузиться в корабль типа фрегат, согласно классификации стран американской конституции. Заняв отведённую ему каюту, Майк разложил вещи по рундукам и полкам, после чего уселся на койку и мрачно уставился в противоположную стену бездумным взглядом.

С момента получения задания он то и дело порывался подать рапорт об отставке, но мысль о том, что рапорт может быть удовлетворён только после выполнения задания, удерживала его от этого шага.

«Испортить себе карьеру я всегда успею», – думал Майк, то и дело возвращаясь к размышлениям о том, как избежать прямого участия в карательной экспедиции. Заканчивать службу с руками по локоть в крови он не хотел.

В принципе, как координатор, Корман имел полное право появиться на точке проведения акции уже после того, как всё будет закончено, но совет безопасности, словно в отместку за то, что ФБР не смогло решить проблему собственными силами и заставило их потратиться, приказал Майку привезти неопровержимые доказательства проведения акции. Это означало, что он должен был предоставить совету ни много ни мало – видеоматериалы действий наёмников.

Этот приказ значительно ограничивал Корману возможности для манёвра. Так или иначе, но агенту ФБР придётся лично присутствовать на каждой операции. И это здорово портило Майку аппетит. Кроме того, его так называемый вещун, а точнее орган, ответственный за нюх, старательно сигнализировал об очень больших проблемах, с которыми всем участникам этого похода придётся столкнуться. Уснувшие за годы, проведённые в кабинете, инстинкты разом ожили.

Размышления Кормана были бесцеремонно прерваны распахнувшейся без стука дверью в каюту. На пороге стоял детина двухметрового роста, закрывавший собой весь проём. Окинув сидевшего на койке Кормана мрачным взглядом светло-карих глаз, детина прорычал:

– Ваша контора до сих пор не перевела авансовый платёж по контракту. Как это понимать?

– Понятия не имею, – равнодушно пожал плечами Корман, стараясь держать себя в руках. Он с самого начала чувствовал себя неуютно рядом с этим головорезом.

– Сообщите вашему начальству, что если в течение стандартного часа платеж не пройдет, контракт будет аннулирован. Связью вас обеспечат, – не терпящим возражения тоном потребовал детина.

– У меня есть свой канал связи, – буркнул Корман, пытаясь прощупать почву.

– Нет. Говорить с ними вы будете по нашему каналу, – рявкнул в ответ наёмник, даже не пытаясь скрыть тот факт, что переговоры Кормана с начальством будут тщательно слушать.

– Как хотите, – сделав вид, что ему всё равно, согласился Майк.

В конце концов, спорить с наёмником по вопросу, где он ничего не решает, Корман не собирался. Вопрос оплаты услуг наёмников решался сенаторами из совета безопасности. Так что прыгать выше головы бессмысленно. Пройдя следом за наёмником в рубку, Корман молча взял у связиста гарнитуру и, надев её на голову, вопросительно покосился на стоящего рядом детину.

Тот кивнул связисту, слегка наклонился к Майку и, понизив голос до шёпота, прошипел:

– Или ваши боссы заплатят, или вы не вернётесь.

– Послушайте, при чём здесь я?! – попытался возмутиться Корман.

– Заткнись. Мы с самого начала были готовы к тому, что правительство попытается кинуть нас с деньгами.

– Да с чего вы это взяли? – окончательно растерялся Майк.

– С того, что одну группу русские у этой планеты уже уничтожили, а ваши бонзы быстренько сделали вид, что не имеют к заказу никакого отношения, удержав платёж, – ещё тише прошипел наёмник.

– Богом клянусь, я к этому не имею никакого отношения, – истово поклялся Корман. – Я только представитель, которого отправили в эту командировку приказом. ФБР вообще не занимается подобными делами. Ведь это не полицейская операция.

– Может быть, – подумав, мрачно протянул наёмник. – В любом случае можете смело считать себя заложником.

Вздрогнув, Корман обескураженно посмотрел на стоящего рядом наёмника и, чувствуя, как сердце скатывается куда-то в левую пятку, проворчал:

– Я должен был догадаться, что идея с координатором появилась не у вас. Вам лишние свидетели совсем не нужны.

– Умный мальчик, – хищно оскалился наёмник.

В этот момент в наушнике гарнитуры раздался чей-то голос:

– Алло, говорите, вас слушают.

– Алло, это начальник оперативного отдела ФБР Майк Корман. Меня направили координатором с группой независимых исполнителей на одну из пограничных планет. Но из-за задержки авансового платежа операция может оказаться под угрозой срыва. Прошу прояснить ситуацию.

– Вопрос оплаты решается не с вами, а с командованием группы, – послышалось в ответ.

– Я знаю, но мне только что было официально заявлено, что если платеж в течение часа не проведут, то контракт будет аннулирован, – ровным, ничего не выражающим голосом ответил Майк.

– Подождите на связи, – ответил оппонент после короткой паузы.

Неопределённо пожав плечами, Корман чуть сдвинул гарнитуру и, повернувшись к наёмнику, сказал:

– Похоже, они там окончательно запутались, кто кому и за что платит.

– Это их проблемы, – огрызнулся детина. – Можете сообщить этому болвану, что если платежа не будет, вы станете заложником. А потом, возможно, и трупом.

– Похоже, вы не очень лояльно относитесь к нашему правительству, – не удержался Майк.

– Лояльно? Да плевать я хотел на лояльность и на правительство. Эти ублюдки привыкли загребать жар чужими руками, рассказывая всем подряд про патриотизм и демократические ценности. Для нас же существует только два вида ценностей: наши жизни и наши кошельки. А патриотизм и всё остальное они могут засунуть себе куда подальше.

В голосе наёмника звучало столько презрения, что Майку поневоле стало стыдно за свою неуклюжую попытку сыграть на чувствах этих людей.

– Мистер Корман, вы ещё там? – послышалось в наушнике, и Майк быстро ответил:

– Слушаю вас, сэр.

– Эта линия принадлежит судну?

– Так точно.

– В таком случае передайте направившим вас наёмникам, что деньги будут переведены через два дня. У нас возникли кое-какие проблемы с федеральным казначейством.

– Вы слышали? – повернувшись к наёмнику, спросил Майк.

– Их проблемы нас не интересуют. Эти дни будут внесены в рабочее время, а старт состоится только после получения аванса, – отрезал наёмник.

Корман быстро повторил всё услышанное и, добавив, что в случае отказа платить, станет заложником, сорвал с головы гарнитуру. Абсурдность ситуации всё больше выводила его из себя. Не оглядываясь на громилу, Майк решительно вышел из рубки и тут же оказался зажатым с двух сторон шкафообразными телами двух конвоиров. Не вступая в разговоры и даже не пытаясь пояснить своё поведение, сладкая парочка подхватила его под локти и почти унесла к отведённой Корману каюте.

Услышав, как дверь каюты заперли снаружи, Майк криво усмехнулся и, достав из рундука чемодан, аккуратно вскрыл второе дно. Личный коммуникатор его службы размером с ладонь и толщиной в полпальца имел впечатляющие возможности и кодированный канал связи, расшифровать который можно было только при наличии специального оборудования. Включив прибор, Корман ввёл код авторизации, после чего, в течение пяти секунд – код деактивации системы безопасности.

Теперь можно было выходить на связь с начальством. Подсоединив к коммуникатору крошечную гарнитуру на тоненьком проводе, Майк набрал номер своего шефа и, дождавшись ответа, тихо сказал:

– Это я. Похоже, я влип в серьёзные неприятности.

– Насколько мне известно, ваше судно ещё даже не вышло в космос, – саркастически отозвался шеф Майка. – У тебя прямо талант находить приключения на собственную задницу.

– В том-то и дело. Наши бонзы что-то мудрят с оплатой заказанных услуг, а я оказался заложником этого спора.

– В каком смысле заложником? – насторожился шеф.

– В прямом. Десять стандартных минут назад мне объявили, что если денег не переведут, то предметом торга станет моя голова, – зашипел в ответ Корман.

– Они совсем озверели?! – пораженно охнул шеф. – Забыли, что им в этом регионе ещё жить и работать?

– На мой взгляд, этого они боятся меньше всего, – презрительно фыркнул Майк. – Это же наёмники. Ни дома, ни семьи, ни привязанностей.

– Не ори, я не глухой, – огрызнулся шеф. – Следующий сеанс связи через час. Я попробую что-нибудь узнать.

Покорно отключив коммуникатор, Корман обвел каюту долгим задумчивым взглядом. То, что его вещи не обыскали, а самого даже не проверили на наличие оружия, говорило только об одном. Вся эта затея с захватом заложника не более чем местная самодеятельность или проверка властей на вшивость. Но даже при этом Майк чувствовал себя несколько оскорблённым.

Выходит, наёмники настолько презирают агентов ФБР, что даже не беспокоятся о наличии у них оружия. Впрочем, в данной ситуации для подобного отношения были свои причины. Его или забыли, или просто не сочли нужным поставить в известность, кем именно является Майк Корман в данной операции. Определённой легенды для этой командировки не разрабатывалось, но светить своей бляхой на каждом углу Майк тоже не хотел. Но, что сделано, то сделано.

Спустя ровно стандартный час Корман снова связался со своим начальством и, услышав ответ, скривился, как от зубной боли. На этот раз, словно для разнообразия, ему ответил чиновник из совета безопасности. Майк много раз слышал этот скрипучий голос с нотками презрения, завуалированными под ледяную вежливость, чтобы не понять, кто именно находится на том конце.

– Мистер Корман, что это за история с заложником? – спросил чиновник вместо приветствия.

– Это не история. Это моя нынешняя действительность. В данный момент я сижу под арестом в собственной каюте, и если наёмники не получат денег, то ваша контора получит мою голову. Отдельно от туловища.

– Они вас уже арестовали?

– Именно так.

– И при этом не отобрали коммуникатор? – скептически спросил чиновник.

– Я вполне допускаю мысль, что сделали они это специально.

– Вообще-то совет безопасности ожидал от вас несколько других действий.

– И позвольте же узнать, каких именно? – мрачно поинтересовался Майк.

– Что вы проявите свой талант дипломата и руководителя и сумеете подчинить себе эту толпу, попутно сэкономив стране серьёзные деньги.

– О таких вещах принято предупреждать заранее.

– Могли бы и догадаться, – мрачно проскрипел чиновник. – Не первый день служите. Похоже, пришло время провести в вашем ведомстве кадровую чистку.

– Тогда объявите о моей отставке наемникам, и я с удовольствием отправлюсь домой, – глухо зарычал от едва сдерживаемой злости Корман.

– Вы ещё не закончили своё дело.

– Считайте, что я уже завалил его.

– Хорошо. Пожалуй, мы слишком горячимся в создавшемся положении, а это вредно для дела. Не беспокойтесь. Деньги им будут переведены в соответствии с договором. Правительство не бросает преданных ему людей на произвол судьбы. Можете так и передать этим подонкам.

– Я не сомневался, – презрительно фыркнул Майк и отключил коммуникатор.

– Надутая сволочь. Правительство не бросает преданных людей. Как же! Расскажи это кому-нибудь другому.

С этими словами Корман сунул коммуникатор в тайник и, убрав чемодан обратно в рундук, улёгся на койку, заложив руки за голову. Теперь оставалось только ждать, чем закончится это странное противостояние между наёмниками и жлобствующими чиновниками.

* * *

Появление на планете десятка странно одетых людей из империи было принято обитателями Спокойствия настороженно. В драку никто не лез, но и с распростёртыми объятьями гостей не принимали. Сами приезжие вели себя со всеми ровно, но доброжелательно. Только иногда особо отчаянные насмешники, коих можно отыскать на любой планете и в самом глухом захолустье, втихаря заключали между собой пари, как долго продержатся приезжие на морозе в своих кожаных плащах.

Крейсер «Огневой», доставивший посетителей на планету, завис на дальней орбите, подключившись к патрулированию объёма. А тем временем гости, погрузившись в восемь снегоходов, отправились с вояжем по посёлкам планеты. Вынужденный сопровождать их Мишель кривился, плевался, злился, но отказаться от участия в поездке так и не решился. Оттащивший его в сторону Стас долго и популярно растолковывал врачу, чем чревата такая невежливость.

Подумав, Мишель вынужден был согласиться. Как ни крути, а для нескольких подростков это был очень серьёзный шанс получить бесплатное обучение и важную работу в одной из богатейших стран обитаемой галактики. Упустить такой шанс Мишель просто не имел права. Поэтому, тихо ругаясь насчет даром потраченного времени, он уверенно вёл головной снегоход в сторону ближайшего посёлка. Врач и самому себе не хотел признаваться, что был до дрожи заинтригован происходящим, впрочем, это не мешало ему внимательно отслеживать каждый жест гостей.

Вкатившись в посёлок, кавалькада снегоходов остановилась на центральной улице, и приехавшие без каких-либо команд начали выгружаться. Так как о приезде гостей никого не предупредили, детвора и подростки тут же высыпали из дворов и домов, с любопытством рассматривая неизвестных. Вскоре подтянулись и взрослые. Основная часть мужчин как обычно была на промысле, и в собравшейся толпе в основном были женщины.

Выступив вперёд, Мишель коротко обрисовал поселенцам причину появления гостей и, заметив, как настороженно подобрались матери и старшие подростки, внутренне поморщился. Вступать в спор, а уж тем более в драку, он совсем не хотел. Но, к его удивлению, женщины из прибывшей группы быстро смешались с толпой, завязались разговоры, и очень скоро обстановка разрядилась.

Стоя в стороне, Мишель с интересом наблюдал, как женщины в чёрных плащах то и дело касались головы того или иного ребёнка, после чего снова возвращались к беседе. Присмотревшись, Мишель заметил, что, касаясь детей, гости словно отключались от окружающего мира. Взгляды их становились отрешёнными, а лица расслабленно-сосредоточенными. Аккуратно подобравшись поближе, врач ясно ощутил лёгкий посыл от стоящей рядом женщины и робкий, еле заметный ответ от девочки лет пяти, которую она ласково гладила по головке.

Чуть улыбнувшись, женщина удовлетворённо кивнула и, убрав руку, сосредоточилась на разговоре с матерью ребёнка. К вящему удивлению Мишеля, вскоре все матери прониклись важностью момента и даже начали сами приводить детей на проверку. Как оказалось, только в одном посёлке гости обнаружили семерых готовых к обучению подростков и двенадцать детей с серьёзным потенциалом, которых можно было отправлять на учёбу уже через пару лет. Взяв всех найденных на заметку, гости распрощались с хозяевами и, собравшись у снегоходов, устроили импровизированный совет.

Первой заговорила рослая худощавая женщина с длинными седыми волосами, забранными в хвост.

– Я в этой жизни многое повидала, но чтобы на одной планете сразу столько эмпатов… – Она удивлённо покачала головой.

– А ведь мы только начали, – поддержала её молодая девушка.

– Даже ради половины найденных имело смысл гнать корабль на край системы, – кивнул ещё один черноплащник.

– Исходя из всего услышанного, я делаю вывод, что останавливаться вы не собираетесь, – решившись, вступил в разговор Мишель. Судьба соплеменников никогда не была для него пустым звуком.

– Наткнувшись на такой клад, мы обнюхаем всю планету, – усмехнувшись, решительно ответила седая тётка.

– Зачем вам столько эмпатов? – задал Мишель самый волнующий его вопрос.

– Вы даже не представляете, доктор, как редко встречаются подобные люди, – помолчав, вздохнула женщина. – Наша служба, так называемые «нюхачи», занимается расследованием самых сложных, самых кровавых преступлений, а таких, к сожалению, происходит всё больше и больше. Надеюсь, вам не нужно объяснять, как важно доводить подобные дела до логического завершения?

– Не надо, – кивнул Мишель.

– Отлично. Тогда вы должны понимать, что для ведения подобных дел требуется команда от пяти до семи тренированных эмпатов. На каждое, подчёркиваю. К тому же подобные преступления происходят в самых разных уголках обитаемой галактики, а время для нас самый важный фактор. Поэтому обнаруженные на вашей планете подростки для нашей службы просто манна небесная. Кстати, должна вас предупредить, что если слухи о наличии здесь такого количества потенциальных эмпатов просочатся в обитаемую галактику, здесь начнётся настоящее нашествие. Более того, многие службы не остановятся даже перед похищением ваших детей с применением оружия. В этом случае эмпат становится кем-то вроде раба у похитившей его службы. Обучение он пройдёт за счёт конторыпохитителя, а потом вся его жизнь будет подчинена интересам этой конторы. Сразу после похищения ребёнок объявляется сиротой и ему судом назначается опекун, который подписывает с конторой бессрочный договор. С этой минуты эмпат становится вечным должником конторы.

– Но ведь это противозаконно, – пораженно пролепетал Мишель.

– Интересы государства или крупной корпорации важнее прав и свобод одного человека, – пожала плечами женщина.

– Вы так хорошо знаете их систему. Откуда, если не секрет? – не сдержал любопытства Мишель.

– Я сама была таким рабом, – грустно улыбнулась седая. – В одном расследовании мы нарвались на вооружённую засаду. Основная часть нашей группы была уничтожена. Меня тяжело ранили, но прикрытие так и не появилось. От смерти меня спасли русские «медведи». Их аппаратура засекла пальбу, и они решили посмотреть, кто это так бестолково воюет. А когда огонь открыли по ним, они, по своей милой привычке, сначала разнесли в зоне конфликта всё вдребезги, а потом принялись выяснять, кто с кем воюет. Там они меня и нашли. Мой отличительный знак службы с ходу привлёк внимание командира отряда, и он приказал засунуть рабыню в реанимационный танк. А так как вся наша группа погибла, то и меня списали как пропавшую без вести. Это дало мне шанс начать новую жизнь.

– И как? Много отличий? – не удержался Мишель.

– Здесь мы все свободные люди, – пожала плечами седая. – Нам платят серьёзные деньги, предоставляют необходимое лечение, психологическую поддержку и ещё много чего такого, чего нет у рабов. Так что можете мне поверить. Отличий очень много, – решительно ответила женщина, разом посуровев лицом.

Мишель поверил. Сразу и безоговорочно. Стоявший рядом с ним молодой мужчина успокаивающе коснулся плеча Мишеля и, отдёрнув руку, удивленно протянул:

– Быть того не может.

– Что случилось, Рик? У тебя такой вид, словно ты самого дьявола увидел, – усмехнулась седая.

– Он…

– Что он?

– Он тоже эмпат, – пролепетал испуганный Рик.

– Ты ошибаешься. Уж проводника бы мы с ходу почувствовали, – снисходительно улыбнулась седая.

– Я не мог ошибиться. Он эмпат, – взяв себя в руки, упрямо покачал головой Рик.

– Хорошо, давай проверим, – потеряв терпение, рыкнула седая и, стремительно шагнув к Мишелю, сжала ладонями его виски.

Движение её было столь неожиданным, что врач не успел отреагировать. Но опомнившись, он привычно закрыл свои мысли, как всегда делал это в присутствии некоторых поселенцев. Ладони на его висках чуть напряглись, и мягкое давление на мысли Мишеля усилилось. Усмехнувшись, врач представил, как на голове его появилось что-то, напоминающее шлем космического скафандра.

Лицо женщины приобрело растерянное выражение, и она усилила нажим. В ответ Мишель представил шлем из зеркала, по которому все направленные на него силы соскользнули в сторону. Уронив руки, седая отступила на шаг и, покачав головой, выдохнула:

– Ничего не понимаю.

– Что не так? – с интересом спросил Рик.

– Я не могу пробиться к его эмоциям. Он словно спрятан под колпаком.

– А я что говорил?! – фыркнул Рик, разом повеселев.

– Хочешь сказать, что он стихийный эмпат и научился закрываться подсознательно? – задумчиво спросила седая, повернувшись к попутчику. – Но ведь для этого кто-то должен был показать ему элементарные приёмы защиты и просто объяснить, что с ним не так.

– А ничего, что я всё ещё здесь? – спросил Мишель, разозлившись. – Учтите, будете действовать мне на нервы, отправитесь обратно с пустыми руками.

– Ты прав. Извини, это было невежливо, – тут же отозвалась женщина, посылая врачу волну успокаивающих эмоций.

Но Мишель уже успел разозлиться. Врач отлично понимал, что ссориться с одной из самых закрытых служб империи глупо и что у него слишком мало опыта для открытого ментального противостояния с настоящими профи, но сдержаться уже не мог. Его всегда бесила глупая манера некоторых людей говорить о присутствующих в третьем лице. Моментально закрыв всего себя коконом, врач ответил женщине толчком злости.

Не ожидавшая такого ответа седая негромко охнула, ошарашенно отступив назад. Бросок Мишеля почувствовали все «нюхачи». Моментально образовав вокруг седой круг, они сосредоточились, направив на неё все свои эмоции. С легкой усмешкой Мишель усилил нажим, неожиданно для себя сообразив, что ни один из этих профессионалов не может сравниться с ним по силе воздействия. Это было так странно и неожиданно, что Мишель и сам растерялся.

Потом, собрав все чувства в один комок, наддал ещё и с удовлетворением отметил, как покачнулась седая, а вместе с ней и вся её группа. Врач готов был к эскалации этого странного противостояния, но женщина вдруг тихо застонала и, резко разорвав контакт, дрожащим голосом сказала:

– Это невозможно, но это правда. Он один сильнее всех нас, вместе взятых. А ведь его никто не учил.

– Я учился сам. И да, ты права, я сильнее всех вас. А ещё – я не самый сильный эмпат на этой планете. Так что будьте аккуратны в своих действиях и высказываниях, – не сумев сдержать самодовольства, ответил Мишель.

Мальчишество, но слишком много времени прошло с тех пор, как он и Дженни устраивали такие потасовки между собой. Именно она, его кузина Дженни, была самым сильным эмпатом на планете и обучала всех детишек умению правильно использовать эти способности. А вскоре её должна была заменить Санни. Уже сейчас девчонка запросто противостояла натиску своей бабушки, умудряясь одновременно наносить ответные удары. Это умение было самой большой тайной поселенцев, которую они сумели скрыть даже от служащих и наёмников корпорации. Ведь благодаря таким способностям, повстанцы умудрялись избегать ловушек. Среди поселенцев ходили рассказы о том, как у родителей отбирали одарённых детей, и сколько крови пролилось из-за поисков подобных самородков.

Именно поэтому поселенцы так настороженно встречали всякие комиссии и проверки. И именно поэтому Мишель так долго спорил с самим собой, встречая этих странных гостей. Придя в себя, седая глубоко вздохнула и, кивнув, осторожно спросила:

– Выходит, вы знаете о подобных способностях своих детей и обучаете их?

– Конечно. Мы всегда это знали и обучали, как умели, – ответил Мишель, пожав плечами. – Лучше скажите, как часто мы сможем видеться с нашими детьми?

– Думаю, мы сможем обговорить порядок и способ связи, – помолчав, кивнула седая. – В конце концов, мы не крадём их и не отгораживаем от всего мира. Они будут просто учиться.

– Надеюсь, это правда, – тихо вздохнул Мишель.

– Мне нет смысла обманывать вас, – так же тихо ответила женщина. – Вы эмпат, и всегда можете проверить меня на ложь.

* * *

Подогнав бот к медленно дрейфующим в объёме обломкам, рыжий пилот ловко пристыковал своё транспортное средство к самому большому куску и, переведя двигатели в режим ожидания, повернулся к Владу:

– Если я всё правильно понял, сматываться отсюда мы будем тоже очень быстро?

– Правильно понял, – кивнул Влад, криво усмехнувшись.

– И держи свои эмоции под контролем, – быстро добавил Рашид, медленно поднимаясь со своего ложемента. – Сейчас тебя железо прикрывает, но если начнёшь подпрыгивать, и оно не защитит.

– В смысле мне лучше в спячку завалиться? – иронично уточнил Вася.

– Лучше всего книжку почитать, – не принял шутки Рашид, глядя на парня тяжёлым взглядом.

– Не, книжки у меня нету. Я лучше навигационную систему погоняю, – вздохнув, согласился пилот.

– Терпи. Сам хотел с нами идти, – напомнил ему Руслан.

– Хоть часок от души покатался, и то хлеб, – не остался в долгу рыжий.

– Если он так катается, то как тогда он в бою летает? – задумчиво протянул Андрей, глядя на пилота непонятным взглядом.

– А тебе не всё равно? – ответил Влад вопросом на вопрос. – Главное, что летает, а как опасно – дело десятое.

– Тоже верно, – подумав, кивнул Андрей. – А то опасного пилотирования мы не переживали.

– Вот и я про то же, – кивнул Влад и, развернувшись, тяжело протопал к шлюзовой камере.

Вскоре вся четвёрка, звонко щёлкая по обшивке разбитых кораблей подошвами ботинок, принялась обследовать обломки. Точнее, обследовали корабль разведчики, а «нюхач», прислонившись к переборке, сосредоточился на чём-то своём. Но стоило только Андрею скрыться в одном из коридоров, как по внутренней связи прозвучал требовательный голос Рашида:

– Мужики, далеко не расходитесь. Андрей, ты уже на самой границе моего периметра. Вернись.

Разведчики сошлись рядом с «нюхачом» и, закрепившись, настороженно переглянулись.

– Что-то не так? – спросил Рашид, чутко отреагировав на их настроение.

– Всё не так, – мрачно вздохнул Влад. – При таком раскладе мы все как собачонки на сворке. Это не разведка, а насмешка.

– А как вы обычно действуете? – помолчав, спросил Рашид.

– Выбираем точку сбора и от неё расходимся. Один остаётся на месте поддерживать связь и является боевым резервом, если кому-то из напарников потребуется помощь. Угол расхождения составляет около сорока пяти градусов. И таким треугольником группа движется по выбранному маршруту. А при твоём прикрытии мы движемся одной кучей, и толку от такой разведки не много.

– Единственное, что я могу предложить, это взять с собой ещё четверых ребят из моей группы, – помолчав, ответил Рашид. – Зона охвата увеличится до сотни метров…

– Я тебя-то брать не хочу, – скривился Влад.

– Что делать будем? – мрачно спросил Руслан.

– Возвращаемся, – решительно ответил Влад после короткого размышления.

– И что потом? – с интересом спросил Андрей.

– Думать будем, – ответил Влад, направляясь к пробоине, где был пристыкован бот.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 4
  1. Саня

    Отличное чтиво, рекомендую!!!

  2. татьяна

    Я в восторге от книги

  3. Елена

    Мне не понравилось ((((

  4. Сергей Владимирович

    Задумка постапокалиптического мира интригует, но сюжет кажется затянутым и перегруженным деталями, которые мало продвигают действие. Герои выписаны блекло, их мотивация порой неубедительна. Несмотря на увлекательную завязку, роман не оправдал моих ожиданий, и финал разочаровал ((((

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности