Нулевая планета: Нулевая планета. Пепел на обелиске

Увидев вернувшуюся группу, рыжий пилот с интересом обвёл мрачные физиономии разведчиков взглядом и, не удержавшись, ехидно поинтересовался:

– А чего так быстро? Погоды стоят не майские?

– А в глаз? – огрызнулся Руслан.

– Грубый вы народ, разведка. Ну, никакой куртуазности. Чуть что, сразу в морду, – пожаловался Вася, скривив жалостливую физиономию.

– Помолчи, Вась. Без тебя тошно, – угрюмо попросил Влад.

– Без меня точно тошно, – не остался в долгу пилот. – Так куда вас тащить?

– Обратно. Здесь больше нечего ловить, – ответил Влад, устраиваясь в ложементе.

– Как прикажете, большой белый бвана, – поклонился Василий, скорчив почтительную физиономию.

– Да помолчи ты, балаболка, – рыкнул на него Влад. – Трещишь, как погремушка. Я из-за тебя собственных мыслей не слышу.

Рыжий замолк, но, судя по ехидным взглядам, которые парень то и дело бросал на молчащий экипаж, в душе он высказал разведчикам всё, что наболело. Спустя полтора стандартных часа вся группа, включая всё того же рыжего, молча пила кофе в отведённой разведчикам каюте. Узнавший о возвращении разведки Егоров ввалился в импровизированную кают-компанию и с ходу принялся задавать вопросы:

– Ну, чего? Рассказывайте, как слетали?

– Нечего рассказывать, – отмахнулся Влад.

– Как это нечего?! – удивился каперанг. – Мне наблюдатели всю плешь проели, ваши манёвры расписывая. Дежурная вахта уже подробности вашего выхода смакует.

– Да уж. По скорости распространения слухов флот уступает только монастырю и борделю, – презрительно фыркнул Руслан.

– Врут? – уточнил Егоров с заметным огорчением.

– Как в том анекдоте. Не Кац, а Рабинович, не в казино, а в домино, не сто рублей, а десятку, и не выиграл, а проиграл, – криво усмехнулся в ответ Влад.

– Вот ведь трепачи, – покрутил головой каперанг.

– А ты вроде взрослый, тёртый мужик. Всю жизнь на флоте, а в сказки веришь, – не удержавшись, поддел его Андрей.

– Что, так плохо? – спросил Егоров у Влада, не обращая внимания на подначку Андрея.

– Не плохо, а очень плохо, – всё так же мрачно кивнул разведчик.

– И в чём проблема?

– В нём, – ответил Влад, коротко кивнув на насупленного Рашида.

– И что с ним не так? – не унимался Егоров.

– Слабый. Всю группу сразу прикрыть не может. А бродить всем стадом в одном направлении можно до ишачьего заговенья, – жёстко отрезал Влад, сминая в кулаке пластиковый стаканчик.

– Выходит, вся операция под большим вопросом? – уточнил Егоров, мрачнея.

– Пока не знаю. Подумать надо, – нехотя протянул Влад.

– Я уже сказал, выход только один. Взять ещё четверых ребят из моей группы, – вступил в разговор «нюхач».

– А где я тебе группу прикрытия возьму? – окрысился в ответ разведчик. – Это мы понимаем, с кем столкнёмся и что в этом случае делать. Здесь все с опытом нулевого выхода собрались. А твои гаврики замрут, как статуи, рты раскрыв, и с ходу на мясо отправятся. Нет у вас нужной подготовки, и взять её неоткуда.

– Твоё предложение? – жёстко спросил Рашид.

– Расскажи, как ты закрываешься. Если получится, пойду один, а вы с парнями будете группой прикрытия, – помолчав, ответил Влад.

– Так не работают, – попытался остановить его Руслан.

– Рус, ну хоть ты не начинай, – отмахнувшись, попросил разведчик. – Сам же понимаешь, или так, или вообще никак.

– Это самоубийство, – покачал головой Андрей. – Забудешься, вспылишь, и всё дело псу под хвост.

– Не забудусь. Я здесь не сам по себе весь такой могучий, красивый и ломом подпоясанный, а по службе. А служба превыше всего, – упрямо возразил Влад, криво усмехнувшись.

– Думаешь, это так легко? – иронично усмехнулся Рашид.

– А ты вместо того, чтобы ехидничать, лучше объясни, как это делается. Медленно и доступно, для особо бестолковых и военнослужащих, – не остался в долгу Влад.

– Ну, у вас, хозяин, и задачки, – усмехнулся Рашид. – Даже не знаю, с чего начать.

– С начала. Как ты сам это делаешь, что чувствуешь, какие приёмы используешь, – принялся перечислять разведчик.

Внимательно слушавший их разговор Андрей не удержался и, поднявшись, направился к двери.

– Ты чего? – остановил его вопросом Руслан.

– На меня все эти мозгокрутные истории ничего кроме жути не нагоняют. Откровенно говоря, я всю эту команду боюсь до заикания, – неожиданно признался Андрей.

Слова опытного разведчика прозвучали для собравшихся как гром среди ясного неба. Удивлённо переглянувшись, офицеры дружно уставились на Рашида, ожидая его реакции. Понимая, что должен как-то разрядить обстановку, следователь негромко откашлялся и, неопределённо пожав плечами, сказал:

– Психологи говорят, у каждого свой страх. Думаю, для тебя лучше всего будет обратиться к специалисту из вашей службы. Мне кажется, вам ещё не раз придётся столкнуться с людьми, подобными нам.

– Где это? – насторожился Андрей.

– Там, на Спокойствии, – коротко ответил Рашид.

– С чего ты взял?

– Вы кое-чего не знаете, – нехотя ответил «нюхач». – После нашего с тобой, Влад, разговора, я отправил в центр докладную о том, что на вашей планете, вполне возможно, могут найтись подходящие для нашей службы ребята. И сейчас там работает группа следователей, тестирующих подростков.

– А ты не боишься, что твоих «нюхачей» местные просто перестреляют? – угрюмо поинтересовался Влад, непроизвольно сжимая кулаки.

– Не боюсь. Во-первых, они не станут сразу забирать детей у родителей. Во-вторых, для самих подростков это отличный шанс получить хорошее образование совершенно бесплатно. И в-третьих, это такая же служба, как любая другая, а платят за неё гораздо лучше. Не говоря уже о различных льготах, доплатах и остальном обеспечении. А самое главное, я попросил отправить туда побольше женщин. Во избежание, так сказать, неприятностей, – ответил Рашид, с уважением поглядывая на кулаки разведчика.

– Влад, ты не говорил, что на планете мозгокруты живут, – угрюмо буркнул Андрей.

– Я и сам толком не знал. Так, только догадки кое-какие были, – скривился в ответ разведчик. – А вообще, Рашид прав. Слетай на базу, поговори с нашими психологами.

– Зачем? – ещё больше насупился Андрей.

– Должен же тебе хоть кто-то объяснить, что они такие же люди, как и мы. Если, конечно, ты собираешься и дальше на Спокойствии жить, – решительно ответил Влад.

– Ну, может, ты и прав, – нехотя согласился Андрей. – Только как я до нашей базы доберусь?

– А с Егоровым и полетишь. Прямо отсюда. А потом с первым же грузовиком на планету, – пожал плечами Руслан.

– Кстати, это очень необычная фобия, – неожиданно сказал Рашид. – Обычно нас опасаются, стараются держаться подальше, но не боятся. Странно. Откуда у тебя взялся именно страх?

– Если б я сам знал, – нехотя ответил ветеран.

Андрей быстро вышел из каюты, стремясь побыстрее закончить неприятный для него разговор. Оставшиеся офицеры устало переглянулись и вернулись к насущному вопросу: как исследовать планету и не оказаться пойманными на месте. Испустив очередной тяжёлый вздох, Влад повернулся к Рашиду и, собравшись с мыслями, повторил свой вопрос:

– Как ты закрываешься?

– Ну ты и зануда! – покрутил головой Рашид. – Ну сколько раз тебе повторять? Не научишься этому за день. Даже за неделю не получится.

– А ты не спорь. Ты просто расскажи, – продолжал гнуть своё разведчик.

– Чёрт с тобой, осёл упёртый. Слушай, – сдался «нюхач» и, помолчав, начал объяснять.

Сидевшие в каюте Руслан, Егоров и Василий, переглянувшись, дружно поднялись и, направились к двери. Проводив их долгим, задумчивым взглядом, Влад неопределённо махнул рукой и, повернувшись к Рашиду, приказал:

– Продолжай.

Спорить с ним Рашид не решился. В эмоциях и голосе разведчика мелькало что-то такое, что заставило его поверить. Получится. У этого не может не получиться. В очередной раз, собравшись с мыслями, он начал пояснения с самого начала. Теперь главным было набраться терпения и, доведя рассказ до логического конца, заставить разведчика на собственном опыте убедиться, что владеть эмоциями, не так просто, как кажется на первый взгляд.

* * *

Вылет корабля наёмников состоялся через шесть часов после памятного для Кормана разговора. Вошедший в каюту без стука командир группы окинул Майка насмешливым взглядом и, уперев кулаки в бока, резко приказал:

– Ваши боссы перевели аванс. Мы взлетаем. Но учтите. Ваш статус на данный момент не изменился. Сидите в каюте и не совершайте ненужных телодвижений. Едой и всем необходимым вас обеспечат. В коридоре постоянно будет дежурить пара моих ребят. Если вам потребуется что-то, обращайтесь к ним. Но до конца перелёта каюту без разрешения не покидать.

– И не собираюсь, – искренне уверил его Майк. – Скажу больше. В эту минуту там, внизу, уже готовится приказ о моём увольнении. И рвать себе задницу ради их дурацких идей я не собираюсь.

– Скандал в благородном семействе? – с изрядной долей ехидства спросил наёмник.

– Можно сказать и так. Но если быть честным перед самим собой, надоело, – решительно ответил Майк, вставая.

– Что именно? – с интересом уточнил наёмник.

– Надоело исполнять дурацкие приказы кучки идиотов, мнящих себя знатоками жизни на улицах и вершителями человеческих судеб. Болваны! Им даже невдомёк, что стоит только нескольким бандам сбиться в кучу под руководством толкового командира – и всё. Планета, где это произойдет, будет потеряна для содружества.

– Вы так уверены? – спросил наёмник с заметно возросшим интересом.

– Я начальник оперативного отдела управления ФБР. Пусть не самая высокая, но это должность, дающая доступ к самой прямой информации с улиц. Заметьте, я говорю не с планет, а именно с улиц, – ответил Майк с неожиданной для себя самого гордостью.

– Выходит, среди обывателей возросло число недовольных политикой правительства? – уточнил наёмник.

– Да плевать они хотели на правительство. Они недовольны политикой местных властей. А это хуже всего. Местные чинуши сделают всё, чтобы прикрыть свои задницы, утаивая наличие недовольных.

– А разве они не всегда существовали?

– Не путайте божий дар с яичницей, – отмахнулся Майк. – Одно дело десятки, сотни. И совсем другое – сотни тысяч. Они будут скрывать истинное положение дел до последнего, а потом начнут с визгом требовать прислать на планету дивизию солдат и полк спецназа. А в итоге всё закончится кровавой баней и очередной порцией ненависти, направленной на простых офицеров полиции. И это в лучшем случае.

– А в худшем?

– А в худшем у недовольных появится толковый лидер, способный не только гладко говорить, а ещё и думать. Он трезво оценит экономическое положение планеты, определит все её сильные и слабые стороны, после чего попросту направит толпу на отделение планеты от содружества. Не нужно далеко ходить за примером. Десятки вольных планет существуют совершенно автономно и живут себе припеваючи. Сами выбирают себе торговых партнёров и сами заправляют всеми делами на своих шариках.

– Похоже, дела у содружества и вправду не так безоблачны, как это скандируют в новостных лентах, – задумчиво протянул наёмник.

– Только не говорите мне, что ваша разведка не сообщала вам подобные данные, – скривился Майк.

Подобного неуважения к себе он не переносил. Естественно, что наёмник делал вид, будто ничего подобного не слышал, но считать, что начальник оперативного отдела ФБР не знает об их попытках изучить политическое положение дел изнутри, было верхом глупости. А глупыми Майк этих наёмников не считал. Хотя бы просто потому, что глупые в этом деле не выживали.

Сообразив, что его давно уже раскусили, наёмник усмехнулся и ответил:

– Одно дело донесения разведки, и совсем другое – слова человека, находившегося внутри системы. Согласитесь, разница между этими данными огромная.

– С чего вдруг? – не понял Майк. – Не думаю, что ваш человек в сенате сливает вам откровенную дезу. Это слишком глупо.

– Нет, это не деза, но подробностей он не сообщает. К сожалению, деньги не всегда самый надёжный способ добычи нужной информации.

– Ого! Похоже, кто-то из сенаторов слишком усердно поклоняется золотому тельцу, – иронично усмехнулся Майк.

– А кто из них не поклоняется? – ответил наёмник вопросом на вопрос.

– Но не все готовы рискнуть, – продолжал выводить его на откровенность Майк.

– Люди везде одинаковы. Особенно те, кто дорвался до кормушки. Жадность, властолюбие, похоть, любовь к наслаждениям, азарт. Думаю, ваша служба дорого бы дала, чтобы заглянуть в досье, собранные на наших политиков.

– Хотите сказать, что собираете компромат на чиновников правительства? – сделал стойку Корман.

По законам содружества американской конституции, это было тяжким федеральным преступлением. Ведь нарушалось право чиновников на частную жизнь. Но наёмник оказался не так прост.

– Это давно уже секрет Полишинеля, – рассмеялся он. – На ваших политиканов досье не собирает только ленивый. Мы, ФБР, АНБ, ЦРУ, мафия, даже их личные охранники старательно фиксируют всё, что может помочь им в случае необходимости взять этих ублюдков за глотку.

– Не бывает безгрешных людей, – вздохнул Майк, мысленно признавая правоту оппонента.

– Это верно. Но почему-то грехи власть предержащих обретают гипертрофированные размеры, стоит им только дорваться до этой самой власти, – презрительно скривился наёмник. – Один всю жизнь изображал из себя святошу и стоика, а усевшись в тёплое кресло тут же пустился во все тяжкие, вынюхивая кокс килограммами и проигрывая в казино сотни тысяч. Другого изображали прекрасным семьянином и заботливым отцом, а он вот уже три года насилует свою падчерицу. Мерзко. Я далеко не святой. Да в нашем деле святых и не бывает. У всех руки по локоть в крови и не всегда это кровь виноватых. Но даже среди наших подонков подобные мрази не задерживаются.

– И что с ними происходит? – спросил Майк с неподдельным интересом.

– Гибнут почему-то. В первом же деле, – ответил наёмник, презрительно скривившись.

– Хотите сказать, что наёмники очищают собственные ряды столь кардинальным способом?

– А что с ними ещё делать? Как ни поверни, а подобные отбросы – это слабое звено, которое может привести к гибели всю группу.

– И как это происходит? – не сдержал любопытства Майк.

– Я же сказал, в деле. Неудачное десантирование или неправильное обращение с оружием. Всякое бывает. Но прежде мы должны быть уверены, что за человеком действительно водятся подобные грехи.

– Проводите расследование?

– Что-то вроде, – кивнул наёмник.

– Но среди обывателей бытует мнение, что вы принимаете в свои ряды всех подряд. Главное, чтобы кандидат умел обращаться с оружием, и был физически здоров, – не унимался Майк.

– А как ещё обеспечить себе постоянный приток рекрутов? – усмехнулся наёмник. – Кроме того, при наличии большого количества кандидатов мы всегда имеем возможность выбора. Если это не лучшие из лучших, то пусть хотя бы будут лучшие из худших.

– Умно. Но, насколько мне известно, у вас уже давно возникли проблемы с наймом. Содружество много лет не ведёт открытых военных действий.

– Мы не афишируем свои контракты, – пожал наёмник широченными плечами. – Но работы хватает. Крупные корпорации, владельцы частных планет, иные государства. Далеко не всем хочется, чтобы их разногласия с плебсом стали достоянием широкой гласности.

– Однако. Вы говорите как строевой офицер высшего эшелона, а не как обычный наёмник.

– А кто вам сказал, что я всегда был наёмником? – иронично хмыкнул боец и, развернувшись, вышел из каюты.

Не ожидавший такого поворота Майк плюхнулся обратно на койку и в голос выругался. Только теперь до него дошло, что этот человек и есть командир группы, которой поручено провести акцию. Если переводить его должность на войсковые звания, то с Корманом говорил человек в чине полковника. Не ниже.

«Серые гуси» давно уже отказались от армейских званий и чинов, словно подчёркивая тем самым разницу между регулярной армией и собой. Десятник, взводный, ротный – вот и все обозначения, которые они применяли в общении между собой. Словно показывая всем, что их отряды не скованная приказами и уставами масса, а группа отдельных людей, собравшихся вместе ради достижения своей цели. Впрочем, так оно и было.

Запутавшись в собственных мыслях, Майк с облегчением услышал сообщение по внутренней связи, что корабль готовится к старту и всем находящимся на борту нужно занять места в разгрузочных гамаках. Отбросив ненужные мысли, Корман быстро забрался в гамак и, накинув страховочную сеть, прикрыл глаза. Нужно было успокоиться и осмыслить произошедшее. У него в мозгу никак не вязались слова командира группы с тем, что наёмникам предстояло сделать.

Решив вернуться к этой теме после взлёта, Майк усилием воли задвинул свои волнения подальше и попытался максимально расслабиться. Он всегда тяжело переносил взлётные перегрузки. Но тщательно отгоняемые мысли не желали отгоняться. То и дело Майк возвращался к полученному заданию, и чем больше он обдумывал будущую операцию, тем меньше она ему нравилась.

Кормана нельзя было назвать пацифистом или борцом за права всех обиженных и оскорблённых. Более того, за время своей службы агент Корман не раз применял оружие, но устраивать бойню на планете, которая ничем не угрожает содружеству, ему тоже не нравилось. Ведь вся вина обитателей Спокойствия заключалась только в том, что они не желали иметь дело с чиновниками содружества.

Само собой, политика содружества американской конституции давно уже свелась к простому и незатейливому постулату: все добываемые ресурсы, независимо от того, где именно они добываются, должны принадлежать содружеству. В особенности это касается углеводородов и уранидов. Следующими в списке стоят лекарственное сырьё и производные для предметов роскоши.

К большому огорчению поселенцев Спокойствия, у них было почти всё из этого списка. А значит, поселенцы должны в срочном порядке поделиться. А поделиться, в понятии чиновников, означает скромно отойти в сторонку и подождать, когда им что-нибудь бросят с барского стола. Майк всегда знал о подобном отношении власть предержащих ко всему остальному миру, но одно дело знать, и совсем другое – уткнуться в это носом.

Преодолев приступ тошноты, накативший на него во время взлёта, Майк дождался разрешения покинуть гамак и, тяжело поднявшись, первым делом отправился в санузел. Умывшись и прополоскав рот, Корман вернулся в каюту, присел к столу и снова принялся размышлять. Что-то в полученном задании казалось ему странным. Неправильным. Но что именно?

На первый взгляд, всё было логично. Чиновники решили покарать тех, кто осмелился указать им на то, что они слишком зарвались. Естественно, что нанятые на стороне исполнители должны находиться под неусыпным контролем спецслужб во время проведения порученной им операции. И кого же ещё отправить для подобного контроля, как не агента, имеющего достаточно высокий допуск секретности.

Но тратить огромные деньги для показательной экзекуции на крошечной планете, где-то на окраине миров, по меньшей мере расточительно. Бросать на ветер такие деньги только ради поддержания имиджа самого крутого просто несерьёзно. А самое главное, почему едва начавшись, операция с ходу начала преподносить неприятные сюрпризы?

Короче говоря, вопросов было больше, чем ответов. Понимая, что уже ничего не понимает, Майк поднялся на ноги и, пройдясь по каюте, направился к переговорному устройству. Нужно было выпить. Неважно чего, лишь бы это что-то содержало алкоголь. Корман не был любителем выпивки, но иногда позволял себе ослабить вожжи, чтобы успокоиться или просто привести мысли в порядок. Сейчас был именно такой случай.

* * *

Отбор одарённых детей затянулся. Мишель, проклиная всё на свете, возил приехавших гостей из посёлка в посёлок, с удивлением отмечая, сколько детей обладают эмпатическим потенциалом. Нет, он безусловно знал о наличии одарённых детей, но никогда не думал, что их окажется так много. Обычно люди, умеющие считывать эмоциональный фон других людей, отмечали для себя подобных ребятишек и начинали потихоньку обучать их воспринимать свои способности не как проклятье, а как дар, способный облегчить жизнь им самим и их близким.

Практически в каждом посёлке находилась пара человек, обнаруживших у себя подобные способности и научившихся правильно использовать их. Именно они и обучали подрастающих эмпатов. Приезжих встречали по-разному. Даже присутствие среди гостей всем известного врача и по совместительству председателя совета планеты не сразу приводило хозяев в благостное расположение духа.

Услышав о проверке детей, кто-то из поселенцев вёл себя спокойно, кто-то настораживался, а кто-то даже не ленился сходить домой за оружием. Но, к удивлению Мишеля, каждый раз всё проходило спокойно. Приехавшие женщины быстро рассредоточивались среди родителей, и вскоре даже самые отчаянные заметно расслаблялись. Наблюдая за действием женщин из приехавшей группы, Мишель испытывал двоякое чувство.

С одной стороны, попавшие в сферу внимания этих людей подростки автоматически лишались любой альтернативы. Их судьба была решена – служба в следственном отделе империи. Но с другой, это был их шанс на блестящее образование, хороший заработок и интересную работу. Кроме того, как сказала глава приехавшей группы, о них будут старательно заботиться всю их оставшуюся жизнь. Именно эти сомнения не давали врачу покоя.

То и дело задумчиво поглядывая на приехавших женщин, Мишель пытался решить для себя, как поступить. Заметив его сомнения, глава группы, седая следователь жестом отозвала врача в сторону и, глядя ему прямо в глаза, решительно спросила:

– Доктор, что происходит?

– О чём вы? – сделал удивленный вид Мишель.

– Вот только этого не надо, мсье Мишель, – улыбнулась женщина. – Я же вижу, что вы всё ещё не верите нам.

– Если честно, да. Не верю. Мы слишком долго были отрезаны от любой помощи, чтобы теперь так безоглядно доверять своих детей кому попало.

– Я знаю, – помолчав, кивнула седая. – Перед отлётом сюда мне дали изучить материалы по истории вашей планеты. И не скажу, что всё увиденное мне понравилось. Вы, безусловно, правы, мсье Мишель, и имеете полное право на недоверие. Но тогда скажите откровенно, что мы должны сделать, чтобы убедить вас в своей лояльности?

– Не знаю, – помолчав, буркнул Мишель.

– Понимаю, – вздохнула женщина. – Но скажите, есть в империи хоть один человек, который сможет убедить вас в нашей честности?

– Есть. И не один, а даже двое, – улыбнулся Мишель.

– И кто же это? – с интересом спросила седая.

– Капитан «драконов» в отставке Влад Лисовский и начальник службы безопасности Российской империи граф Кудасов.

– Однако и знакомства у вас, мсье, – удивлённо покачала головой женщина. – Но хоть связаться с кем-то из них вы можете?

– Где сейчас Влад, я не знаю, – покачал головой Мишель. – А вот с графом связаться можно. У нашего Стаса есть все необходимые коды для прямой связи с конторой.

– Хотите сказать, что ваш «дракон» имел прямую связь с самим Кудасовым? – удивленно переспросила седая.

– Капитан в отставке Лисовский является также и подполковником службы безопасности, и официальным представителем империи на этой планете. Сейчас, в его отсутствие, его замещает Стас.

– Тот ветеран без ног, что сидит в космопорту на таможне и иммиграционном контроле? – ещё больше удивилась женщина.

– Именно он. Открою вам маленький секрет. Стас не просто ветеран и инвалид. Он ещё и коллега Влада. Тоже бывший «дракон».

– О чёрт! Я слышала, что правительство нашло тихую планету, куда могут переселяться ушедшие в отставку ветераны, но не думала, что это будут «драконы», – задумчиво протянула женщина.

– А что с ними не так? – удивился Мишель.

– Вся беда в том, что они уходят в отставку или полными отморозками, опасными даже для самих себя, либо заторможенными инвалидами, не способными обслуживать собственные потребности.

– Кто вам такое сказал? – возмутился Мишель, от удивления даже забыв про свои сомнения.

– Слухи, – нехотя призналась седая, неопределённо пожимая плечами.

– Чушь собачья! Нормальные сильные парни, не всегда целые, но у них работа такая. А соображают так, что нам с вами позавидовать можно, – решительно отрезал Мишель.

– Ну, вам виднее, – поспешно согласилась женщина, вскидывая руки, словно защищаясь. – Так мы можем связаться с графом, чтобы он наконец развеял все ваши сомнения?

– Для этого нам придётся вернуться в космопорт, – вздохнул Мишель.

– Тогда не будем терять времени, – твердо ответила седая.

Понимая, что этого разговора всё равно не избежать, Мишель дождался, когда члены группы закончат проверку и рассядутся по снегоходам, ловко развернул свою машину и решительно направил её в сторону космопорта. Сидевшая на пассажирском сиденье седая то и дело поглядывала на врача задумчивым взглядом, словно решая что-то для себя. Почувствовав её сомнения, Мишель не удержался и начал разговор сам:

– Думаете, можно ли мне доверять?

– Можно сказать и так, – с мягкой улыбкой кивнула женщина.

– А если точнее?

– Если точнее, пытаюсь понять, есть ли у вас нужный допуск, и если есть, то каков его уровень, – откровенно призналась седая.

– Я председатель совета правления этой планеты. А что касается допуска к вашим секретам, так я, сам того не желая, уже столько узнал, что и рад бы не знать, да забывать не умею, – грустно усмехнулся Мишель.

– Хорошо. Будь что будет. По линии внешней разведки прошла информация, что в обитаемой галактике стало известно о наличии на планете большого количества эмпатов. Думаю, вы понимаете, чем это вам грозит?

– Догадываюсь, – кивнул Мишель, резко помрачнев.

Он действительно догадывался, о чём именно пытается его предупредить бывшая рабыня. В том, что она побывала в самом настоящем рабстве, Мишель не сомневался. Седая была права, когда говорила, что он легко мог отличить правду от вымысла. И ещё лучше это умела делать его кузина Дженни. Именно поэтому всех вновь прибывших на планету первым делом отправляли к ней.

– Выходит, вы просто решили опередить всех остальных? – уточнил он, повернувшись к седой.

– Да поймите же вы наконец! – завопила седая во весь голос. – Наша служба вышла на департамент иностранных дел с предложением отобрать одарённых детей для дальнейшего обучения и устройства их на работу в нашу службу. Слышите, вы. На работу! И прежде чем начать работать, они закончат школу, получат несколько каких-нибудь смежных профессий и только потом начнут служить.

– Хотелось бы верить, – мрачно вздохнул Мишель, одновременно внимательно считывая её эмоциональный фон.

В данной ситуации это было несложно. Здесь было всё: злость, обида, удивление и даже презрение. Но не было того, что Мишель так боялся ощутить. Лжи. Она говорила правду. Или то, что считала правдой. И именно последний факт отравлял Мишелю жизнь. Больше всего он надеялся на слово графа Кудасова. Ведь именно этот человек сумел помочь им избавиться от многолетнего рабства в корпорации, и именно его решения помогли поселенцам усилить свои позиции.

Сообразив, что горлом ничего не докажешь, седая замолчала, старательно подыскивая аргументы для убеждения упрямого врача. Заметив её мучения, Мишель чуть усмехнулся и, пожалев страдалицу, сказал:

– Расслабьтесь. Если Кудасов даст мне слово, что с нашими ребятами всё будет именно так, как вы описываете, я позволю вам забрать детей и помогу уговорить их родителей.

– А не много ли вы на себя берёте? – разозлившись, зашипела седая. – Кем вы себя возомнили, чтобы человек такого ранга давал вам своё слово?!

– Ранг, чин, титул и тому подобные регалии не имеют для меня никакого значения. От такого недостатка, как чинопочитание, я избавился много лет назад, когда один из высочайших чинов в корпорации «Созидание» клялся мне, что наёмники прилетели на планету только для того, чтобы защитить лаборатории и оборудование, а на самом деле начали уничтожать наших людей, – тихим, безжизненным голосом ответил Мишель.

Задохнувшись от растерянности, седая медленно перевела дух и, помолчав, так же тихо ответила:

– Простите. Я не знала.

– Об этом вообще знают только местные. Поэтому не удивляйтесь, что во многих посёлках вас встречают с оружием в руках.

Седая не нашлась, что ответить. Они так и молчали всю дорогу. Точнее, всё время, пока Мишель гнал снегоход по одному ему известным тропам. Напрямую, через лес. Уже на подъезде к посёлку под простым названием Предпортовый, комплекс связи, лежавший в машине Мишеля, вдруг зашёлся пронзительным верещанием. Понимая, что просто так Стас не стал бы его вызывать, Мишель резко остановился и, развернув комплекс, откинул крышку, быстро вбивая на клавиатуре код доступа.

Увидев на экране знакомое, украшенное шрамами лицо, врач кивнул вместо приветствия и с ходу спросил:

– Что случилось?

– С орбиты сообщили, что зонды дальнего обнаружения засекли странный след вроде ионного выхлопа от корабельных дюз. Дежурная вахта на обоих эсминцах приведена в состояние повышенной боевой готовности. Командир корабля твоих гостей считает, что есть опасность десантирования на ботах, оборудованных камуфляжем.

– И что бы всё это значило? – растерянно протянул Мишель. – На планету напали? Кто?

– Ещё ничего не известно, – покачал головой Стас. – Но я на свой страх и риск сообщил о происшествии во все посёлки. Наши ветераны знают, что делать в таких случаях. А вам будет лучше всего вернуться сюда. Да, и ещё. На станции тоже объявлена тревога, и две штурмовые группы готовы в любой момент высадиться в точку вызова.

– А не получится так, что мы попусту панику разводим? – помолчав, спросил Мишель.

– Лучше быть живым параноиком, чем мёртвым оптимистом, – невесело хмыкнул Стас. – Поторопитесь. Я жду вас на таможне.

– Едем, – кивнул Мишель и отключил комплекс.

– А почему именно на таможне? – с интересом спросила седая.

– Космопорт – единственная точка, откуда можно связаться с любым посёлком на планете. Там самый мощный узел связи и ретранслятор, связанный с орбитальной станцией. И самое цивилизованное место на Спокойствии, – усмехнулся Мишель. – Так что любое нападение начнётся именно оттуда.

– Похоже, у вас большой опыт обороны планеты, – протянула женщина.

– Раньше все неприятности начинались именно там. Не думаю, что в этот раз будет по-другому. К тому же, как я уже сказал, это единственный очаг цивилизации на планете, и место, куда может приземлиться большой корабль.

– Лес не должен быть препятствием для приземления современного корабля.

– При чём здесь лес? Поверхность планеты вся изрезана оврагами, расселинами, покрыта холмами, скальными выступами и другими естественными неровностями.

– Думаете, что, садясь, крупный корабль может подломить стойку и оказаться в ловушке? – уточнила седая, всё ещё недоумевая.

– Во всяком случае, именно так мне когда-то объясняли механику этого действа бывшие пилоты, – пожал плечами Мишель, направляя снегоход в очередную прогалину.

Ещё через три часа вся группа дружно ввалилась в здание космопорта, гомоня и с интересом оглядываясь. Прибыв на планету, гости с ходу были рассажены по машинам и увезены в посёлок, поэтому времени на осмотр местных достопримечательностей у них до сих пор не было. Оставив членов группы в зале терминала, Мишель, сопровождаемый седой, направился на узел связи.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 4
  1. Саня

    Отличное чтиво, рекомендую!!!

  2. татьяна

    Я в восторге от книги

  3. Елена

    Мне не понравилось ((((

  4. Сергей Владимирович

    Задумка постапокалиптического мира интригует, но сюжет кажется затянутым и перегруженным деталями, которые мало продвигают действие. Герои выписаны блекло, их мотивация порой неубедительна. Несмотря на увлекательную завязку, роман не оправдал моих ожиданий, и финал разочаровал ((((

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности