Нулевая планета: Нулевая планета. Пепел на обелиске

– Что нового? – спросил врач, входя в комнату.

– Пока тихо, – вздохнул Стас. – Наберись терпения, старина. Пока мы можем только ждать.

* * *

К удивлению опытного «нюхача», Влад быстро сумел ухватить суть объясняемого ему процесса и уже через пару дней начал очень успешно закрываться от ментального сканирования Рашида. Понимая, что пора усложнить задачу, следователь собрал всю свою группу и, встав с ними в круг, приказал разведчику сопротивляться изо всех сил. Стоявший неподалёку Влад лишь усмехнулся и, закрыв глаза, сосредоточился.

В тот же миг ему на голову словно бетонная плита упала. Во всяком случае, ощущение было именно такое. Медленно выпрямившись во весь свой немаленький рост, разведчик сжал кулаки и, старательно контролируя каждую мысль, принялся отодвигать от себя внезапно обрушившееся давление. Главное для него в этот момент было удержать рвущуюся наружу ярость. Ведь закрывать свои эмоции означало не просто избавиться от всех мыслей, а сделать так, чтобы никто и нигде не смог бы почувствовать твоё настроение.

Стоявшие в сомкнутом кругу следователи заметно напряглись, снова пытаясь продавить защиту разведчика, но Влад упорно удерживал вокруг себя мысленный кокон, сквозь который не могла пробиться ни одна посторонняя мысль. Именно так объяснял ему суть этого процесса Рашид, и именно так старался действовать разведчик. Мощь противостояния достигла своего апогея. Влад понял, что теперь всё зависит только от его собственных сил и выносливости.

Не ожидавшие такого упорного сопротивления следователи сгрудились плотнее, достигая благодаря тактильному контакту наибольшего единения усилий, но существенных плодов это не принесло. Между тем Влад, продолжая удерживать кокон, успел подумать, что подобное противостояние не более чем очередной способ указать на себя тому, кто пытается тебя найти. Мелькнувшая в голове опытного разведчика мысль подала ему новую идею. Не сопротивляться, а пропускать любое сканирование мимо себя. Так, словно бы оно проскальзывает по стеклянной поверхности.

И едва идея успела оформиться во что-то конкретное, Влад, недолго думая, решил испытать её на деле. Кокон, который он себе до этого представлял, покрылся зеркальной плёнкой, с которой все направленные на разведчика мысли просто соскальзывали. Не ожидавшие подобного финта эм-паты потеряли точку, на которой они сосредотачивали своё усилие, и дружно покачнулись. У одного из молодых ребят подкосились ноги, и вся группа повалилась на пол, словно костяшки домино.

– Ну и команда! Они же у тебя на ногах не стоят, – не сдержавшись, рассмеялся разведчик.

– Что это, чёрт тебя возьми, было?! – возмущённо прохрипел с пола Рашид.

– Решил сменить тактику, – усмехнулся Влад.

– Зачем? Думаешь, если сумел устоять против моей группы в течение нескольких минут, то стал профессиональным эмпатом? – возмутился Рашид.

– И в мыслях не было, – фыркнул разведчик. – Просто неожиданно понял, что такой способ защиты всё равно что носить на себе маяк. Опытному бойцу сразу станет понятно, где именно прячется противник.

– Влад, это только начало. Неужели непонятно, что мне пришлось начинать с азов? – вздохнул «нюхач». – А вообще, ты молодец. Я ещё не слышал, чтобы неподготовленный человек смог бы вот так, с ходу обучиться удержанию целой группы. Силён.

– У нас очень мало времени, Рашид. Общий принцип я понял, но мне нужно стать невидимым для крокодилов. И именно этому ты должен меня научить.

– Человек не может стать невидимым, старина, – тяжело вздохнул следователь. – Даже ваши корабли, оборудованные самой современной системой защиты от технических средств обнаружения, всё равно имеют слабые места, и их можно заметить. А уж человека – тем более.

– Знаю. Но другого выхода у нас просто нет, – ответил Влад, вздохнув в ответ не менее тяжко. – Я должен научиться прятаться.

– Знаешь, я уже начинаю жалеть, что у тебя обнаружились такие способности, – буркнул Рашид, задумчиво почёсывая в затылке.

– Жалей, не жалей, а дело делать надо, – криво усмехнулся разведчик. – Так что давай думать.

– А чего тут думать. Всё давно уже придумано без нас. Есть несколько способов укрыться от ментального сканирования местности. Первый ты уже почти освоил. Второй – это перехват. Ты не сопротивляешься сканированию, а перехватываешь луч и, быстро внедрившись в сознание противника, внушаешь ему, что всё в порядке, и он ничего не видит. И третий – мимикрия. Ты старательно изучаешь какого-то представителя местной фауны, и в момент соприкосновения с лучом сканирующего начинаешь изображать из себя какого-нибудь оленя или кабана. Объясняю грубо, но на доступном уровне.

– Понятно. Для тупых и военнослужащих, – усмехнулся Влад в ответ. – Нет, на подобные штуки у нас нет времени. К тому же мы и понятия не имеем, что там за звери водятся и что они ощущают. Нужно что-то вроде «меня здесь вообще нет, и всё вокруг просто кусты». Как-то так.

– А кусты там какие? – иронично спросил Рашид.

– Не занудствуй, а! – фыркнул в ответ Влад. – Понятия не имею, какие там кусты. И если честно, мне очень хочется плюнуть на всё, просто высадиться на этот шарик, решая все возникающие проблемы просто и без затей.

– Ага, кинжальным огнём штурмового бластера, – рассмеялся в ответ Рашид. – Забудь об этом…

Договорить «нюхач» не успел. Его фразу прервал рёв тревожного баззера. Удивлённо переглянувшись, офицеры, не сговариваясь, сорвались с места и галопом понеслись в сторону рубки управления. Ловко уворачиваясь от нёсшихся по коридорам матросов, они добежали до мостика, где уже собрались разведчики и группа Рашида. Имея команду пропускать всю эту шоблу на мостик без доклада, вахтенные матросы только мрачно переглядывались, морщась от подобного нарушения боевого расписания.

Из дверей рубки вышел сам командир корабля Егоров и, оглядев собравшихся, мрачно сообщил:

– Значит, так, господа офицеры. Только что из пятна аномалии вывалились пять кораблей неизвестной конструкции и с ходу атаковали корабль, принадлежащий нашим оппонентам. Они оказались ближе к точке выхода чужих. Экспедиционный флот с представителями человеческой расы не пострадал, и теперь они все дружно отходят к разгонной точке перехода для быстрой эвакуации.

– А что делаем мы? – настороженно спросил Влад, как самый старший по званию в собравшейся группе.

– Я принял решение остаться на месте и приготовиться к бою. Наша миссия ещё не завершена, поэтому если кто-то решит покинуть корабль и вернуться обратно в империю самостоятельно, сейчас самое время.

– Егоров, ты сам-то понял, чего сейчас сказал? – мрачно поинтересовался Рашид.

– Господин капитан, ваша группа свою задачу выполнила уже давно, так что вы вполне можете покинуть место военных действий. Это не ваше дело и не ваша драка, – пожал плечами каперанг.

– Я бы так не горячился, – усмехнулся в ответ Рашид, но его усмешка сейчас больше напоминала оскал.

– Понятно, – кивнул, помолчав, Егоров. – В нашем богоспасаемом отечестве всё как всегда. Правая рука понятия не имеет, что левая делает.

– Ну, где-то так, – развёл руками «нюхач».

– Надеюсь, вы свою связь сюда протащить не додумались? – с подозрением поинтересовался Егоров.

– Аналитики решили, что это слишком дорого. Предпочли обойтись выделенным каналом с системой кодировки, – продолжал улыбаться Рашид.

– И то ладно. Если что, хоть режим радиомолчания не нарушите, – вздохнул Егоров.

– Не переживай, первый после Бога. Сейчас нам всем передавать просто нечего. Результат-то нулевой, – утешил его Влад.

– Это точно, – нехотя признал Рашид.

– Ладно, хрен с ним, с результатом, – резко сменил тему Влад. – Ты можешь перевести картинку с камер внешнего наблюдения на мониторы в кают-компании?

– Зачем? – не понял Егоров.

– Хотелось бы знать, кто там кого долбит и кому пора помогать, – пожал плечами разведчик.

– С чего это ты вдруг собрался крокодилам помогать? – удивился Рашид.

– Есть у меня одна идея, – задумчиво протянул Влад. – Но это только в том случае, если кальмары сумеют отпинать крокодилов.

– Может, пояснишь? – настороженно спросил Егоров.

– Нечего пока пояснять. Сам ещё не понял, чего придумал, – признался Влад с неожиданной откровенностью.

– Ладно, тогда думай. А я пока прикажу связистам переключить вам картинку, – устало вздохнул Егоров.

Офицеры дружно затопали в указанное помещение, на ходу поглядывая на идущих рядом следователей. Заметив взгляды разведчиков, Рашид усмехнулся и, кивнув, негромко ответил на невысказанный вопрос:

– Дерутся. А крокодилы просто из шкур выскакивают от ярости. Приходится даже прикрываться, чтобы облегчить восприятие.

– Ярость это хорошо, – всё так же задумчиво протянул Влад.

– Чем именно? – быстро уточнил Рашид.

– В ярости все существа делают ошибки и не замечают очевидного. Так что нам нужно подождать и как следует понаблюдать за их манерой ведения боя.

– И что это нам даст? – не унимался «нюхач».

– А хрен его знает, – пожал плечами разведчик. – В любом случае знать хоть что-то лучше, чем не знать вообще ничего.

– Тоже верно, – ничего не понимая, ответил Рашид.

Они добрались до кают-компании, и первым, что увидели вошедшие, была яркая картина боя, транслируемая в реальном времени. Влад с порога прикипел взглядом к мониторам, остановившись прямо посреди каюты. На это стоило посмотреть. Пять неизвестных кораблей кружились в смертоносном танце, то и дело окутываясь маревом защиты. Крейсер крокодилов уже имел несколько пробоин, сквозь которые медленно вытекали кристаллики кислорода.

Но крейсер продолжал сражаться. Все орудийные порты по верхнему поясу корабля были открыты, однако порядок ведения огня казался каким-то странным. Потом порты верхнего яруса закрылись, и им на смену были открыты порты среднего яруса. И снова всё повторилось. Даже неподготовленные следователи сумели заметить, что огонь из орудий крейсера ведётся в строго определённой последовательности, которая не меняется в зависимости от ярусов.

– И как это понимать? – спросил Рашид, тыча пальцем в монитор.

– Слабые накопители, – с хищной усмешкой выдал Влад. – Внеся эту последовательность в навигационный компьютер десантного бота, я рискну взять эту калошу на абордаж.

– А если рисунок стрельбы меняется в зависимости от количества и мощности защиты противника? Что тогда? – тут же спросил Рашид.

– Отстань, зануда. На мониторы смотри, – огрызнулся Влад, не отрывая взгляда от экранов.

А там корабли неизвестных вовсю палили по крейсеру крокодилов из всех своих орудий. Жаркое марево щита становилось всё слабее. Теперь даже не особо разбирающимся в тонкостях ведения космического боя молодым следователям стало ясно, что гибель огромного корабля дело недалёкого будущего.

– Похоже, дела у наших заклятых друзей не очень, – проворчал Рашид, поглядывая на замершего, словно статуя, разведчика.

Вместо ответа Влад подошёл к коммуникатору внутренней связи, попросил вахтенного связать его с командиром и, дождавшись ответа Егорова, сказал:

– Командир, сбрось им по открытому каналу предложение огневой поддержки.

– Зачем? – не понял каперанг.

– Вышибем этих монстров, и переговоры начнутся снова. А у нас появится шанс сделать своё дело, – быстро пояснил свою мысль Влад.

– Понял. Сделаю, – коротко ответил Егоров, отключая связь.

– И что теперь? – с интересом спросил Рашид.

– Теперь будем ждать. Если они действительно воины, как сами говорят, то от помощи не откажутся. А если дураки или из-за какого-нибудь древнего завета откажутся, то так тому и быть. Чем меньше их останется, тем нам проще.

– А переговоры? – снова пристал к нему «нюхач».

– Сколько раз тебе повторять? Отвянь, зануда! – вызверился Влад. – Да я понятия не имею, что там дальше будет. Я даже логики этих зверей понять не могу. Просто знаю, что это будет правильный ход, – добавил разведчик, остывая.

– Ладно. Значит, будем ждать, – согласился Рашид с неожиданной лёгкостью.

* * *

Весь перелёт до Спокойствия Майк Корман безвылазно просидел в выделенной ему каюте, пытаясь строить хоть какие-то планы. Но всё оказалось бессмысленно. Слишком мало информации у него было и слишком всё было зыбко. Теперь вся операция зависит только от наёмников. Хотя, с другой стороны, Майк уже внутренне приготовился к своей преждевременной отставке и старательно отслеживать происходящее особого смысла не видел.

Командир наёмников посетил Майка почти сразу после выхода из подпространства. Войдя в каюту без стука, наёмник окинул Майка задумчивым взглядом и, еле слышно вздохнув, сообщил:

– Мы почти достигли планеты. Через полчаса стандартного времени начинается торможение, и с этого момента мы переходим в боевой режим. Средства пассивного наблюдения обнаружили дюжину зондов дальнего слежения, значит, придётся включать камуфляж.

– Откуда здесь такое оборудование? – удивился Майк.

– Скорее всего, от русских. По нашим данным, на полюсах планеты в режиме постоянного патрулирования висят два эсминца, укомплектованных русскими экипажами. Короче говоря, империя создаёт здесь свою базу.

– Зачем? – спросил Майк, уже зная ответ.

– Официально – для патрулирования пояса астероидов. Пираты снова активизировались. А неофициально – дьявол их знает, – пожал плечами наёмник. – С этими русскими вечно всё не так. Чего ни коснись, обязательно всё сделают по-своему.

– Это верно, – помолчав, кивнул Майк. – Русские исторически были неудобным противником.

– Знаю. Приходилось сталкиваться с их «медведями», – поморщился наёмник от неприятных воспоминаний.

– Вам? – удивился Майк.

– Да. Одна горнодобывающая корпорация наняла наших ребят для наведения порядка на планете, где восстали шахтёры. А те успели запустить в эфир сигнал SOS до того, как мы разнесли вдребезги ретранслятор. Мимо проходил линейный крейсер русских с двумя ротами «медведей» на борту и отреагировал на сигнал. Рассказывать вам всю эту историю я не стану, но после высадки этих ненормальных нам пришлось набирать целый батальон и влезать в долги, чтобы купить новый корабль.

– Сурово, – с усмешкой кивнул Майк.

Он уже понял, о какой именно операции идёт речь и чего не договаривает наёмник. Сводку по этому столкновению он анализировал лет десять назад, но это совсем не означает, что со временем русские стали слабее. Скорее наоборот. Нельзя было отрицать тот факт, что войска Российской империи имели огромный боевой опыт, приобретённый ими в сотнях различных конфликтов. А самое интересное, что эта страна умудрялась воевать как на чужой территории, так и на своей. Причём последнее случалось даже чаще, чем первое.

Все эти мысли промелькнули в голове у Майка, как вспышка молнии. С интересом глядя на наёмника, он скупо улыбнулся и, поднимаясь на ноги, спросил:

– Выходит, вы успели повоевать на своём веку?

– Понюхал пороху, – кивнул наёмник, криво усмехнувшись. – Но сейчас не об этом. Начинайте готовиться к высадке. Скафандр для вас уже приготовлен. Через час вас будут ждать в арсенале корабля.

– Думаете, он мне потребуется? – удивился Майк.

– Спокойствие – планета с тяжёлыми условиями пребывания. К тому же практически всё население планеты живёт охотой и рыболовством. Это значит, что без драки не обойдётся.

– Такое впечатление, что вы их боитесь, – помолчав, с расстановкой произнёс Майк.

– Боюсь – неправильное слово, – покачал головой наёмник.

– А какое тогда правильное? – надавил Майк, пытаясь выяснить хоть что-то.

– Скажем так, у меня возникло стойкое убеждение, что мы влезли в свежее и вонючее дерьмо, из которого будет очень трудно выбраться. Сигнализирует мне что-то подобное орган, ответственный за нюх. Так что выдвигаемся в лёгких скафандрах. Я хотел взять штурмовые, но начальство решило, что это будет слишком.

– Слишком что? – уточнил Майк.

– Слишком вызывающе и откровенно. Свидетели всё равно останутся. Ведь полной зачистки нам не заказывали, – скривился наёмник. – А лёгкие скафандры без опознавательных знаков, стандартной комплектации, поэтому указать на кого-то конкретно будет сложно.

– Конспирация, – усмехнулся Майк.

– Можно сказать и так, – кивнул наёмник. Не прощаясь, он вышел из каюты, и Корман, впервые за весь этот долгий перелёт понял, что именно ему предстоит. А предстояло ему окунуться с головой в самую настоящую кровавую баню. В очередной раз обругав начальство, сунувшее его в эту заваруху, Майк быстро переоделся в термобельё и, выйдя в коридор, отправился в арсенальный отсек, прихватив с собой полученную на складе бюро камеру с опечатанным блоком выхода и извлечения кристалла памяти.

Процесс облачения в скафандр был несложным, но требовал соблюдения определённого порядка действий. Майк, жизнь которого давно уже протекала в тиши кабинетов и коридоров бюро, то и дело вынужден был обращаться за помощью к каптенармусу, выдававшему оружие и снаряжение. Наконец, процесс одевания был окончен, и Майк, тяжело топая башмаками, отправился в шлюзовой трюм на погрузку.

Два десантных бота уже прошли предполётную подготовку, и наёмники быстро, но без суеты рассаживались по своим местам. Заняв указанное ему место, Майк пристегнулся к неудобному, жёсткому ложементу и достал камеру. С этой минуты все действия наёмников должны были быть зафиксированы. Заметив эти манипуляции, командир наёмников, имени которого Корман так и не узнал, криво усмехнулся, кивком головы указал на камеру и сказал:

– Уже начали готовить отчёт о наших подвигах?

– Вы же знаете, это условия контракта, – пожал плечами Майк, всем своим видом показывая, что ему и самому эта идея не очень нравится.

– А чем бы предпочли обойтись вы? – не унимался наёмник.

– Таким же видеоотчётом, сделанным одним из вас, – развёл руками Майк.

– И сочли бы это достаточным? – продолжал спрашивать наёмник.

– Вполне. Заключение эксперта, что видео настоящее, сам материал – и всё. Это обычная практика.

– Знаю. Потому и удивился, когда узнал, что вас отправляют с нами, – кивнул наёмник.

– А уж как я удивился, узнав об этой поездке, – не сдержал сарказма Майк.

– А вообще, на мой взгляд, это большая глупость, – неожиданно заявил наёмник, глядя прямо в камеру.

– Э-э, что вы имеете в виду? – не понял Корман.

– Всю эту операцию. Чует моё сердце, надерут русские нам задницу.

– Откуда такой пессимизм? – спросил Майк, глазами указывая собеседнику на работающий прибор.

– Все доклады внешней разведки просто вопят, что империя обосновалась на планете всерьёз и надолго, а наши бонзы продолжают вести себя так, словно им сам чёрт не брат. Но любому здравомыслящему человеку понятно, что это не так. Русские слишком сложный, опасный и непредсказуемый противник. Причём не только для нас, – ответил наёмник, чуть прикрыв глаза и показывая тем самым, что знает о съёмке.

– И из чего вы сделали такой вывод? – осторожно спросил Майк.

– Об этом говорит вся их история. У нашей армии нет такого опыта, как у русских. Ни регулярная армия, ни наёмники не умеют воевать так, как это делают имперцы. Мы слишком привязаны к нашей системе обеспечения. Они же, наоборот, готовы плюнуть на жилые модули, пищевое снабжение и прочие удобства и драться на любых условиях. Точнее, их главное условие: ввяжемся в драку, а дальше видно будет. И при этом умудряются регулярно побеждать. Что в локальных конфликтах, что в серьёзном столкновении.

– И многие из ваших людей так думают? – задал Майк самый главный вопрос.

Корман давно уже понял, к чему ведёт этот опытный, грамотный вояка, и теперь давал ему возможность полностью высказать всё, что он думает.

– Считайте все. Вопреки устоявшемуся мнению, в наёмники идут отнюдь не дураки. А дураки у нас долго не живут. Вернее будет сказать, не выживают, – ответил наёмник, хищно усмехнувшись. – Имейте это в виду, когда будете давать очередное задание нашему отряду.

– Надеюсь, мне не придётся этого делать, – усмехнулся в ответ Майк.

Десантный отсек огласился воплем сирены, и беседу пришлось закончить. Захлопнув забрало шлема, Майк быстро проверил связь с остальными членами группы, потом привязные ремни и приготовился к высадке на планету. Сирена мявкнула ещё раз, и бот плавно сдвинулся с места. Майк сглотнул подступивший к горлу комок, и в ту же секунду на всех сидевших навалилась перегрузка.

Свободное падение бота, приданное ему катапультой, сменилось стремительным полётом. Пилоты выводили транспорт на крутую траекторию приземления, которую трудно было отследить при помощи радаров. Точно так же на планету мог падать какой-нибудь космический мусор. Система камуфляжа не позволяла компьютерам слежения идентифицировать летящий объект. Точнее, так было задумано.

Борясь с подступающей тошнотой, Корман успел вспомнить, что именно эти моменты десантники называют дорогой в один конец. Системы раннего обнаружения постоянно совершенствовались, и то и дело случалось так, что, казалось бы, абсолютно надёжная система маскировки таковой на самом деле не была. В итоге часть десантных ботов оказывалась уничтоженной ещё на подлёте к атакуемой планете.

Бросив быстрый взгляд на сидящего напротив командира наёмников, Майк с удивлением понял, что пришедшие ему на ум мысли вдруг обретают весомое доказательство. Лицо офицера было напряжено так, словно его перекосило сильнейшей судорогой. При этом он явно говорил с кем-то по командирской связи, и услышанные новости его явно не радовали.

– Что случилось? – спросил Майк, решившись.

В ответ наёмник сделал ему рукой знак не мешать и снова углубился в свой разговор. Спустя минуту он откинулся на жёсткую спинку ложемента, и Корман услышал его тяжёлый вздох.

– Значит, так, парни, – собравшись с мыслями, начал офицер. – Наш старт успели зафиксировать и без всяких рассуждений атаковали. Один бот был уничтожен до того, как успел запустить двигатели, второй лишился компьютера управления и теперь дрейфует в пространстве. В обоих десантах есть потери. Думаю, до планеты доберёмся только мы. А самое паршивое, что кроме двух эсминцев у планеты болтается ещё какая-то военная калоша.

И это её экипаж успел засечь наше появление. Так что наш корабль тоже обстреливают. Причём делают это профессионально. Похоже, русские успели рассчитать траекторию движения корабля матки и теперь старательно накрывают все вектора отхода. Если им удастся его зацепить, мы просто застрянем на планете. Уходить в объём нам будет не на чем. Услышав эту новость, Майк Корман почувствовал, как сердце провалилось куда-то в живот, а по спине пробежал ледяной ручеёк. Собравшись с мыслями, Майк прочистил горло и, оглянувшись на замерших на своих местах десантников, сказал:

– Ваши люди не проводили разведку?

– Конечно проводили, – скривился наёмник.

– И?

– Что и?! – зарычал наёмник в ответ. – У нас нет агентов на этом шарике и нет постоянного доступа к системе наблюдения. На тот момент, когда наша разведка прошла здесь, всё было именно так, как я рассказывал. Никто и понятия не имеет, откуда взялся этот третий корабль и что он здесь делает.

– Есть какие-нибудь предположения? – спросил Майк, одновременно продолжая снимать всё на камеру.

– Ни одного, – покачал головой офицер. – До смены экипажей кораблей охраны ещё далеко. Торговые суда таким оборудованием не обеспечиваются. Так что даже пытаться придумывать не буду.

– И что будем делать? – спросил один из наёмников.

– Надеяться, что наши пилоты сумеют выкрутиться. А сами действуем по плану, – решительно ответил офицер.

В этот момент над люком пилотажного отсека трижды вспыхнул и погас красный сигнал. Это означало, что бот вошёл в атмосферу планеты и до посадки остались считанные минуты.

– Господи, спаси нас, – еле слышно прошептал Майк, закрывая глаза и вцепляясь в подлокотники.

* * *

Появление из пятна аномалии пяти кораблей неизвестных стало для Альказа полной неожиданностью. Увлёкшись тщательным слежением за каждым вздохом мягкотелых, его наблюдатели и думать забыли про другую опасность. И теперь весь экипаж пожинал плоды собственной глупости. Стоя на мостике, ксеноброн с ненавистью смотрел на легко маневрирующие корабли противника, с мрачной обречённостью отмечая медленно падающее напряжение энергии в накопителях.

Ярость Альказа сквозила в каждом его движении, но боевой генерал продолжал держать себя в узде, не сводя взгляда узких вертикальных зрачков с экранов мониторов. Только роговица глаз казалась золотой, что в переводе на человеческую физиологию было равносильно покраснению. Рядом с ним в своём переносном ложе лежал верховный линкора. Сильно ороговевшая кожа ограничивала движения техножреца. Теперь он даже почесаться не мог без посторонней помощи. Но ум старца всё ещё оставался острым, словно абордажная сабля. Не отрываясь от созерцания картины боя, он тихо, так чтобы слышал только Альказ, произнёс:

– Накопители слабнут. Что собираешься делать?

– Драться, – коротко ответил Альказ.

– И с кем именно ты драться собрался? – иронично спросил верховный. – Их пятеро, если ты забыл.

– Ты как всегда вовремя начал надо мной издеваться, – рявкнул Альказ, и в голосе его прозвучал лязг вынимаемой из ножен стали.

– Сдохнуть мы всегда успеем. А для начала нужно сделать так, чтобы этих, – тут техножрец ткнул когтем в сторону экрана, – осталось как можно меньше. Помнишь, что я говорил тебе про союз с мягкотелыми?

– Такое, пожалуй, забудешь, – фыркнул Альказ.

– Так вот сейчас самое время сделать для этого первый шаг, – продолжил свою мысль верховный.

– Ты предлагаешь мне забыть о чести воина Ксены и просить помощи у мягкотелых?! – зарычал Альказ, разворачиваясь к нему всем телом.

– Сейчас речь не о чести и красивой смерти, а о том, что мы должны сделать, – не менее жёстко отрезал верховный. – Если тебя это утешит, то можешь считать мои слова приказом, которому ты обязан подчиниться. Считай, что это мой грех и моё падение.

– Я не собираюсь считаться с тобой грехами, – огрызнулся Альказ, заметно успокаиваясь. – Что ты предлагаешь?

– Прикажи установить связь с мягкотелыми.

– Связисты постоянно контролируют их канал, – ответил Альказ.

– Не сомневался, – кивнул техножрец, встопорщив гребень, что соответствовало человеческой усмешке.

– Генерал, корабли мягкотелых отходят, – громко доложил один из наблюдателей.

– Все? – быстро повернулся к нему Альказ.

– Нет. Только те, что пришли позже, в составе большого конвоя.

– А два крейсера, пришедшие сюда первыми?

– Остались на месте. Точнее, медленно маневрируют, обходя нас с нижнего правого угла.

– И как это понимать? – повернулся Альказ к верховному.

– Убрали с места боестолкновения лишний балласт, – помолчав, предположил техножрец. – Если память мне не изменяет, на тех кораблях были только те, кто собирался проводить переговоры о рабах.

– Это верно, – помолчав, кивнул ксеноброн. – Но что собираются делать военные?

– Прикажи вести за ними постоянное наблюдение, – посоветовал техножрец.

– Считаешь, что они могут ударить в спину?

– Нет. Скорее они будут наблюдать.

– Наблюдать за чем? – не понял Альказ.

– За нашей манерой ведения боя. Тактика наших действий им неизвестна, и упустить такую возможность просто верх глупости.

– Согласен. Я бы тоже не стал упускать шанса понаблюдать за ними, – вздохнул Альказ.

– Вот и не упускай. Свяжись с ними и предложи вступить в бой на нашей стороне, – моментально нашёлся верховный.

– Мне слишком трудно переступить через себя, – скрипнув зубами, признался Альказ. – С того дня, как я получил свой первый шрам, мне внушали, что воины Ксены не ищут союзников и никто не может сравниться с нами в доблести и боевой ярости. А теперь ты требуешь от меня сломать всё то, на чём я вырос.

– Уступить в малом, чтобы выиграть в большом, разве не этому тебя учили в корпусе воинов? – нашёлся с ответом техножрец.

– Ты изворотлив, как горный урт, – прошипел Альказ.

Это высказывание можно было расценивать двояко. Горный урт, небольшое хищное животное, обитавшее в горах Ксены, считалось одним из самых опасных на планете. Гибкое, быстрое, а самое главное – смертельно ядовитое. Как выглядит этот зверь, толком не знал никто, кроме всё того же сословия техножрецов, но слава о его повадках давно уже стала источником для шуток и оскорблений. Сам Альказ, выросший на орбитальной крепости и ни разу не бывавший на тверди, даже представить себе не мог, как этот самый урт выглядит.

– Приму твои слова за комплимент, – хитро прищурился техножрец. – Ведь урт умеет выбираться из самых хитроумных ловушек.

– А я надеялся, что ты натравишь на меня парочку своих прихвостней, – не сдержал злости Альказ.

– И потерять двух толковых адептов ради удовлетворения твоей ярости? Обойдёшься, – рыкнул в ответ верховный. – Лучше подумай, с кем из экипажа мягкотелых тебе проще было бы договориться.

– Воин со шрамом, – не задумываясь, ответил ксеноброн. – Он мой враг, но он настоящий воин.

– Я не сомневался в твоём ответе, – помолчав, вздохнул верховный. – Но почему именно он?

– Я уже сказал. Он настоящий воин, – пожал плечами Альказ.

– Тогда начинай готовить своё сообщение для него. Но помни. Это воин, и говорить с ним ты должен как с равным. Повторюсь, это воин. Ты сам так сказал.

– Сказал, – нехотя признался ксеноброн.

– Генерал, корабль мягкотелых вызывает нас, – раздался голос связиста.

– Соединяй, – приказал Альказ, бросив взгляд на индикатор накопителей.

На экране монитора связи появилось лицо командира крейсера. Увидев напряжённо замершего ксеноброна, человек быстро поправил фуражку и, откашлявшись, спросил:

– Господин генерал, у меня только один вопрос. Точнее, предложение. Если вам требуется помощь, то мы можем её оказать до прихода вашего подкрепления.

– Вы готовы вступить в бой? – растерявшись от неожиданности, переспросил Альказ.

– Да. Пятеро против одного – не очень честно, – ответил капитан крейсера с едва заметной усмешкой.

– А второй ваш корабль? – не удержавшись, уточнил Альказ, всё ещё не веря в честность мягкотелых.

– Он будет прикрывать экспедиционную эскадру. Там слишком много гражданских, которые и понятия не имеют, что такое настоящий бой, – ответил офицер, презрительно скривившись.

– Я знаю, что такое ваши чиновники, – кивнул Альказ, невольно оскаливаясь в ответ.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 4
  1. Саня

    Отличное чтиво, рекомендую!!!

  2. татьяна

    Я в восторге от книги

  3. Елена

    Мне не понравилось ((((

  4. Сергей Владимирович

    Задумка постапокалиптического мира интригует, но сюжет кажется затянутым и перегруженным деталями, которые мало продвигают действие. Герои выписаны блекло, их мотивация порой неубедительна. Несмотря на увлекательную завязку, роман не оправдал моих ожиданий, и финал разочаровал ((((

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности