Встречный удар

Мы с Ингой вернулись на Землю как раз к тому моменту, когда переговоры с ящерами подходили к концу. Для первой встречи наши дипломаты достигли впечатляющих успехов, что, в общем, не удивляло, поскольку плюсов от нашей встречи с ящерами для обеих сторон явно просматривалось неизмеримо больше, чем минусов. Тобольский остался настолько доволен результатами работы дипломатов, что решил-таки лично встретиться с Лит-той, чего изначально не планировал, – все же уровень переговоров не тот, президенту Федерации следует встречаться с первым лицом государства союзников, – но уж больно случай оказался неординарным.

Конечно, названа эта встреча была не переговорами, а приемом, что несколько смягчало ситуацию с неравенством статусов сторон, но суть от этого не менялась. Делегацию ящеров перевезли вместе с их кораблем в Солнечную систему и пригласили в президентский дворец. Официальная часть встречи транслировалась по Сети и, как водится, не обошлось без торжественных речей. Тобольский в своем выступлении ничего для меня нового не сказал, так, спел мужеству ящеров хвалебную песню и разлился соловьем про «плодотворное сотрудничество», «широкие перспективы», «совместные усилия» и прочее «плечом к плечу». А вот Лит-та оказалась той еще штучкой. Она, естественно, тоже спела долженствующую моменту песенку, но потом уже без всякого официоза продолжила:

– Нашш наррод помнит ссвою иссторрию. И эта иссторрия не ссодерржит войн. Мы вссегда ррешшали нашши рразноглассия мирром, путем перреговорров и взаимныхх усступок. Воевать насс науччили кваррги, на перреговорры соверршшенно несспоссобные. У меня было досстаточчно врремени, пока я была госстьей на боррту коррабля контрр-адмиррала Лавррова, и сс его помощщью я ссмогла ознакомитьсся сс иссторрией людей. Вы много воевали дрруг сс дрругом, но потом вссе-таки нашшли в ссебе ссилы пррекрратить воорружженные конффликты и объединитьсся. Всспомнить пррошшлое васс засставили те же кваррги. У меня нет ссомнений, что ррезультатом этой войны сстанет нашша общщая победа. Я увидела досстаточчно для того, ччтобы понять это ссо вссей опрределенносстью. Но поссле победы насступит новое врремя, когда нашшим нарродам прридется ссовмесстно ссущесствовать ссреди звезд. Это будет исспытанием нашшей дрружбы, посскольку рразноглассия межжду нами наверрняка возникнут, это неизбежжно. Но я убежждена, что изначчальное мирролюбие нашшего наррода и прравильная оценка иссторричческого опыта вами позволит нам ссоххрранить мирр навссегда.

Очень правильная речь, на мой взгляд. В переводе на нормальный язык она должна была звучать примерно так: «Дорогие союзники, мы рады встрече с вами и готовы приложить все силы, чтобы совместно навалять злобным врагам, но учтите, что мы умеем смотреть вперед, и не думайте, что после победы вы сможете диктовать нам свои условия, опираясь на силу».

Заканчивать свою речь на такой ноте Лит-та все же не захотела и неожиданно для меня продолжила:

– Нашша всстрречча прроизошшла в бою. Так вышшло, ччто трридцать пять ччеловек погибли от нашшего орружжия. Мы не ссрразу рразобрралиссь, кто дрруг, а кто врраг. Но вашши ссолдаты не ссделали в ответ ни единого высстрела… Мы благодаррны людям за выдерржжку и террпение. Мы ссожжалеем о гибели досстойныхх… – Литта сделала небольшую паузу и качнулась все телом, изменив положение хвоста, на который она опиралась, как на еще одну ногу. – Я ххоччу вырразить прризнательноссть командирру этихх людей, благодарря масстеррсству которрого нашша всстрречча из перрвой не прреврратилассь в посследнюю. Нашш наррод вссегда будет ррад видеть ссрреди насс контрр-адмиррала Лавррова.

Это была ритуальная фраза. Я это знал из наших предыдущих разговоров с Лит-той, но ее точный смысл не был для меня вполне ясен, а глава ящеров явно придавала своему заявлению большое значение.

Я подозревал, что в будущем эта история имеет все шансы получить самое неожиданное развитие.

* * *

Вызов Лит-ты застал меня в рабочем кабинете. После нашего с Ингой возвращения с Барнарда-3 департамент министерства обороны по новой технике и вооружениям стоял на ушах уже третий день. Ну, еще бы, начальника не было на рабочем месте полтора месяца…

– Игоррь, добррое врремя! – произнесла с экрана планшета Лит-та, продемонстрировав мне свой раздвоенный язык, что в некоторых случаях означало у ящеров улыбку, но в тонкостях их мимики я пока еще так и не разобрался.

– Доброе, Лит-та, – ответил я, жестом давая понять сотрудникам, что совещание временно откладывается. – Ты довольна результатами переговоров?

– Я получчила то, ради ччего ссюда летела, – ответила глава ящеров, не вдаваясь в подробности. – Дальшше рработать сс людьми будут дрругие. Я не дипломат, я генеррал-губеррнаторр, и мне нужжно возврращщатьсся в ссвою звездную ссисстему и восстанавливать разррушшенное. Но я помню нашш разговорр о пленныхх, контрр-адмирраллсс. У меня было врремя подумать. То, о ччем ты сспррашшивал, может получчиться. Это важжно, и я готова потрратить врремя на рработу с кварргами, но не большше двухх вашших недель.

Мне опять пришлось все бросать и заниматься новым делом, но дело того стоило. Вопрос, что делать с пленными кваргами, встал почти сразу после начала войны. Как только интерес к ним угас у спецслужб в силу их полной бесполезности как источника информации, проблему размещения и содержания пленных переложили на службу тыла, возглавляемую весьма деятельным генералом Баррингтоном. Тогда еще не был известен неприятный факт, что кварги больше десяти лет в плену не живут и, независимо от условий содержания, умирают от лавинообразно нарастающего отказа всех систем организма, вызванного совершенно неясными причинами. Поэтому перед Баррингтоном встал вопрос, что делать с уже довольно многочисленным и постоянно растущим контингентом нахлебников, которые потребляют ресурсы воюющего государства и будут их потреблять дальше совершенно неопределенное время.

В плену кварги вели себя на удивление прилично. Поэтому Баррингтон решил вопрос весьма радикально.

В системе двойной звезды Крюгер-60 нашлась подходящая планетка, скачущая по замысловатой орбите вокруг двух красных карликов, один из которых еще и вспыхивает каждые восемь минут, вдвое увеличивая свою светимость. Ценность этого небесного тела была весьма сомнительной, и от статуса «никчемный булыжник» его спасало только довольно крупное, но весьма рассеянное месторождение америция, металла редкого, умеренно радиоактивного и весьма востребованного экономикой Федерации.

Колонизация планеты с целью его добычи промышленными методами была признана экономически нецелесообразной, и про планету забыли, даже не удосужившись ее как-то назвать. Но тут пришел генерал Баррингтон, и речь пошла о применении рабочей силы не просто бесплатной, а вообще имеющей отрицательную стоимость, то есть получающей от минобороны дотации на свое содержание и охрану.

При таком раскладе экономические показатели неожиданно стали вполне положительными, и в Земной Федерации появилась первая колония кваргов.

Баррингтон не стал создавать пленным врагам невыносимые условия существования. Стандартное искусственное солнце согрело планету своими ласковыми термоядерными лучами, гравикорректор привел в норму силу тяготения, атмосферные генераторы укутали каменный шар воздушной шубой, а дальше… Дальше Баррингтон передал все в руки самих кваргов. На планету было завезено продовольствие на первое время, горнодобывающее оборудование для разработки рассеянных месторождений, модульные конструкции для строительства жилья и общественных зданий, а также минимально необходимый набор промышленных блоков для создания первичной инфраструктуры города. Правило жизни новым жителям колонии было озвучено очень простое: вы нам америций, а мы вам все, что попросите, ну, кроме… сами понимаете.

Идея оказалась очень продуктивной. Помимо прочего, она позволила вести наблюдение за кваргами в, так сказать, естественных условиях существования. Охрана не лезла на планету – зачем? Людей можно было встретить только в нескольких приемочных пунктах, где кварги могли обменять на америций необходимые им товары. В остальном пленные справлялись сами. Они быстро создали некое подобие колонии-поселения со своей администрацией и даже полицией, поскольку преступность среди них оказалась столь же обычным явлением, как и среди людей.

Спустя три года стало ясно, что модель себя оправдала. Полиции кваргов даже разрешили закупать ручное оружие и заказывать для себя легкие бронекостюмы. На этот шаг пошли после того, как с орбиты были зафиксированы несколько крупных столкновений преступных элементов с силами охраны порядка, вылившихся в массовые драки, в которых полиция не имела перед криминалом никакого преимущества. Баррингтон решил, что проще вооружить легким оружием самих кваргов, чем брать на себя поддержание порядка в колонии, и оказался совершенно прав. Во всяком случае, крупные беспорядки больше не повторялись.

И вот теперь мы с Лит-той прибыли в эту колонию-поселение. К Крюгеру-60 нас доставил крейсер «Москва», любезно выделенный мне адмиралом Нельсоном из состава Пятого ударного флота. Глава ящеров притащила с собой пятерых сородичей, отвечавших, как я понял, за научно-инженерную часть операции.

– Игоррь, – обратилась ко мне Лит-та, – оччень жжелательно, ччтобы кваррг, которрого ты мне прриведешшь, пррожжил здессь уже около десяти вашших лет. Если он умррет, это не так ужж важжно, блок в мозгу вссе рравно скорро убьет его сам.

– Почему так происходит?

– Мы не знаем. Возможжно, блок нужжно перриодиччесски обновлять, иначче он убивает носсителя. Но заччем так ссделано, нам неизвесстно.

– Лит-та, сколько времени нужно твоим помощникам, чтобы вырастить кокон для снятия блока?

– Около тррехх ччассов.

– За это время я отберу десять кандидатов. Мы доставим их на крейсер всех вместе и вежливо объясним, что хотим провести полную медицинскую диагностику их организмов, чтобы попытаться выяснить причины их смертей в плену. Такие процедуры со многими из них проводились уже не раз. Они обычно молча соглашаются и терпят обследования. В этот раз мы будем укладывать их в капсулу полной диагностики, разработанную специально под их организмы. Первые пять пленных пройдут обычную процедуру на глазах друг у друга. Они будут видеть, как очередной пациент ложится в капсулу, как она закрывается и через некоторое время выпускает его обратно живым и здоровым. Вот только капсулы будут все время разные, а в пятой по счету вместо нашей начинки будет находиться ваш кокон. Твои люди… прости, а как вас называть, чтобы вам было комфортно?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности