Чужая сила

– Нет, – повертел головой он. – Мне можно сказать: «Этого ты знать не должен». И я не буду знать.

Вроде как и объяснил, но в голове все равно это как-то не состыковывалось. Ладно, пес с ним. Не думаю, что там изба размером с коттедж олигарха, найду. Главное в эту избу попасть.

– Хорошо, – я встал и прошелся по комнате. – Где книга лежит, ты не знаешь. Но где дом стоит, в котором эта книга находится, ты представляешь?

– В деревне, – с готовностью ответил Родька.

– Название деревни какое, остолоп ты мохнатый! – не выдержал Вавила Силыч.

– Лозовка, – тут же ответил мой слуга.

– Очень хорошо, – я присел на корточки рядом с ним. – А как туда добраться?

– На поезде! – выпучил свои глаза-пуговки Родька. – Ох, он и быстро едет! Не то, что раньше. И дымом не воняет. А потом пешком, через лес и поле.

Мы бились с ним еще минут пять, пытаясь вызнать, на какой вокзал они с бывшим хозяином прибыли, сколько времени были в пути, как далеко эта самая Лозовка от станции, в общем – хоть что-то еще. Увы, но впустую. Родька просто ничего не знал. Он мог перечислить все доски в заборе возле дома, но сказать, где именно этот самый забор стоит – не мог.

Хорошо, что хоть название деревни знает. И на том спасибо. А дальше – «Яндекс» мне в помощь.

А еще в какой-то момент мне стало стыдно. Говорю о чем угодно, а самое-то главное не сделал.

– Родька, – я снова присел на корточки напротив своего помощника, который, выбросив осколки в мусорное ведро, вернулся в комнату. – Спасибо тебе. По сути, ты меня спас ведь. Прихватила бы меня эта ведьма прямо в кровати и на лоскуты порезала без твоей помощи.

– Так, а как по-другому? – без всякого наигрыша изумился тот. – Я тебя защищать должен.

– И вам, Вавила Силыч, спасибо огромное, – встав, повернулся я к домовому.

– Пустое, – махнул рукой он. – Не хватало еще, чтобы всякая погань по моему дому шастала. Мне Витицких с пятого этажа хватает.

Это да. Витицкие с пятого этажа – это было что-то. Лично я трезвыми их ни разу не видел с тех пор, как сюда переехал. А года три назад они даже своеобразный рекорд поставили, прослушав ночью песню Михаила Круга «Кольщик» где-то раз тридцать подряд. И, возможно, еще столько же раз прослушали бы, но им не дали соседи, которые чуть не вышибли их дверь, барабаня в нее кулаками. Просто Витицкие, как добрые люди, хотели поделиться творчеством великого шансонье со всеми, а потому врубили это дело на полную громкость.

Очень интересные люди. И слава богу, что они живут на другой стороне лестничной клетки и на два этажа выше чем я. Хотя «Кольщика» и я тогда слышал.

– Пошли чай пить, – предложил я. – Все равно мне уже не уснуть. Да и смысла ложиться нет – скоро рассвет, чего там осталось-то.

Что интересно – спал всего ничего, а голова днем была светлая и зевота не пробила. Как видно, очень сильный адреналиновый всплеск был. И потом – мне было над чем подумать.

Перво-наперво я пробил населенный пункт с названием «Лозовка» и изрядно опечалился. Всего было найдено на территории России двадцать восемь объектов, из которых деревнями являлись девятнадцать. Вроде бы немного, но вот какая беда – восемь из них находились в Московской области, в разной степени отдаления от столицы. И до каждой из них можно было добраться на электричке – а именно ее Родька и называл поездом.

Восемь – это много. Не чрезмерно, но тем не менее. Объехать их реально, но вот только сколько подобные вылазки у меня времени займут? Нет, если взять отпуск, то за полторы недели, опять же, это все реализовать можно. Но есть ли у меня эти полторы недели? Да и отпуск получить задача непростая, он у меня по графику только через полтора месяца. У нас с этим строго.

Хотя, если поразмыслить, то получается дурь несусветная. В смысле, с отпусками. Ну вот откуда я в январе могу знать, что у меня к лету случится? Напишешь «июль», а он вон, в июне понадобится. Тьфу, кто такое только придумал?

Ладно, это все не главное. Главное теперь – книгу найти.

Еще я размышлял о том, что, возможно, мой ночной импульс по поводу звонка Нифонтову был верным. Нет, верить я ему не верил. Не то, чтобы я не доверял полиции, это не так. В конце концов, когда паленым пахнет, мы куда бежим? К ним. Больше некуда. Но при этом мой личный опыт говорил о том, что все-таки лучше от них держаться подальше и без особой нужды с ними не сталкиваться.

Был у нас один случай года два назад. Нагрянули к нам ребята в штатском, но с погонами, через него просвечивающими. Как положено нагрянули, с бойцами в масках, с видеокамерами, народ к стенам прислонили и давай три юридических дела фирм изымать, со всеми выписками. Еще заняли кабинет предправа и начали народ на допросы таскать, причем исключительно из операционного и юридического отделов. И все про эти фирмы расспрашивают – кто приходил, кто открывал счета, что вы помните, кто еще этих людей видел?

А фирмы не новые, им года по два было. С тех пор много народу из банка уволилось, в нашей среде это дело обычное. Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. Потому никто им ничего толком не рассказал, хоть они и крутили людей по полной, даже вроде как с угрозами.

Короче – изъяли эти архаровцы дела, да и ушли.

А через месяц выяснилось, с чего они такие настырные были. Оказывается, это их фирмы были. В смысле – под них открытые, через эти счета откаты проходили, уж не знаю, за что именно. Не знаю и знать не желаю. У них что-то где-то засбоило, прокол какой-то вышел, на хвост ССБ села, вот они следы и заметали. Но – не замели, поскольку наши ездили потом еще куда-то, уже по поводу той выемки показания давать.

Увы, но такая у нас работа, у банковских служащих. Мы хорошего в жизни не видим, потому что на чужих деньгах сидим. А где деньги – там светлого и доброго не жди, неоткуда ему взяться. Даже самые приятные люди могут в любой момент тебе такую свинью подбросить, что только держись, или выкинуть что-то такое, чего ты от них в жизни не ждал. И почти всегда в этом замешана полиция, которая в силу своих обязанностей, после этих выходок ведет расследование, как законом и предписано. То есть по каким-то хорошим поводам мы с ними не сталкиваемся и, как правило, выступаем свидетелями. А это, согласитесь, на позитивный лад не настраивает. Хотя – какие к ним претензии, это их работа.

Вот и выходит, что полиция – это вариант, но непонятно, в какую сторону события вырулить могут в этом случае.

Короче, я решил так – дождусь звонка Маринки, может, она чего накопает. Если это случится – буду решать по результатам услышанного. Если не накопает ничего, и ситуация совсем перекос даст – плюну и позвоню. В конце концов, может они мне с этой Лозовкой как-то помогут. Даже наверняка – личность старика установлена, а значит, и его место жительства тоже.

Так-то вроде они ребята нормальные. Рыжая, правда, язва еще та, но это я переживу. Мне с ней под одним потолком не жить.

Маринка, кстати, так и не позвонила в течение дня. Ближе к вечеру я сам ее было набрал, но она буркнула в трубку что-то невразумительное и сбросила вызов.

Короче – так этот день ничего и не прояснил. В результате я плюнул на все, наелся от пупа, завесил все зеркала в квартире тряпками, посмеявшись над собой, положил на прикроватную тумбочку охотничий нож, что мне в прошлом году на днюху подарили, и лег спать.

Вот только и этой ночью мне выспаться была не судьба.

Разбудил меня Родька. Он тер мои щеки своими мохнатыми лапами и бормотал:

– Хозяин! Хозяин!

– Чего? – сонно отмахнулся я от него. – Дай покоя!

– Хозяин! – жалобно бормотал мой помощник, не оставляя своих попыток меня разбудить. – Хозяин!

– Ну, хозяин, – открыл я глаза наконец. – И что?

– Да нет, – всхлипнул Родька. – Хозяин!

И он вытянул лапку, показывая ей в угол комнаты, где у меня стояло кресло.

Я посмотрел туда, икнул и обреченно произнес:

– Твою-то мать!

Глава шестая

Мой ночной гость, устроившийся в кресле, поднял руку и погрозил мне пальцем. Как видно, не любил ругань. Ну оно и понятно – человек старой формации.

Хотя слово «человек» здесь являлось не очень верным. Больше к нему подходило словосочетание «бывший человек» или даже слово «призрак».

Ну да – призрак. И ведь что примечательно – я даже не очень-то его и испугался, хотя вроде и следовало это сделать. Как видно, психика, утомленная за последние дни новыми и яркими впечатлениями, уже попривыкла ко всему потустороннему и включила защитный механизм.

А может, я просто устал и окончательно смирился с тем, что на белом свете есть домовые, ведьмы, тролли, сатиры, наяды и дриады. И вон – призраки ведьмаков.

В кресле сидел тот самый старик, который мне и подложил эту сверхъестественную свинью. Как там его? Захар Петрович.

Он выглядел точно так же, как и три дня назад на Гоголевском бульваре, только теперь сквозь него шкаф было видно.

А вообще – забавно. Мне всегда казалось, что призраки – они немного другие. Ну, более пугающие, что ли. Здесь же – просто голограмма, как в кино. Сидит, отбрасывает голубоватый свет, на меня смотрит. Правда – не моргает.

Стоп. Три дня назад. Сегодня третий день, как он в лучший из миров отправился. Три дня, сорок дней… Что-то я об этом слышал. Или читал?

Вот так мы и сидели – я на кровати, он в кресле. В комнате царило солидное мужское молчание.

Ровно до той поры, пока мертвый со всего маха не хлопнул по подлокотнику кресла. Звука не воспоследовало, но я дернулся и на автомате спросил у него:

– Чего?

– Того, – немного сварливо ответил ведьмак. – Дубина ты стоеросовая! Пока ты со мной в беседу не вступишь, я так и буду молчать. Таковы законы бытия – не может мертвый первым с живым заговорить.

– Надо же, – удивился я.

– Классику надо было читать, а не ерунду всякую, – лицо призрака передернула гримаса, выглядело это любопытно, как помеха на телевизоре. – Например – Шекспира.

И тут я захохотал, причем в голос.

Ну а что? Вдумайтесь в комизм и идиотизм ситуации – призрак мертвого ведьмака объясняет мне, что надо Шекспира читать.

Кстати – а голос у него изменился. Он стал таким-то глухим, как когда из-под одеяла говорят. Хотя – чему удивляться? Он же там… Откуда не возвращаются. Ну во плоти не возвращаются, имеется в виду.

– А вы зачем здесь? – неуверенно спросил у него я.

Неуверенно, потому что не знал, что еще можно спросить у мертвого человека. Не доводилось мне раньше с покойниками общаться. Я вообще в загробную жизнь не верю.

Не верил.

Да и еще – как-то мне зябко стало. Первые ощущения миновали, и ко мне пришли обычные для нормального человека чувства. Все-таки дискомфортно живому рядом с мертвым находиться.

– Что жаться начал? – глаза ведьмака блеснули. – Страшно?

– Есть немного, – решил не врать я. – Вы поймите, я обычный человек, далекий от всех этих ваших штучек-дрючек. У меня за эти три дня вся жизнь чуть на слом не пошла. Ведьмы, коты, полицейские эти странные…

– Какая ведьма? – тут же спросил ночной гость.

– А мне всегда казалось, что мертвые все знают, – изумился я. – Ну им сверху видно все, и так далее.

– Чушь какая, – снова хлопнул ладонью по подлокотнику кресла ведьмак. – Дел у нас там других нет, только что за вами смотреть. Да и если бы захотели, кто нам это позволит?

– А кто запретит? – заинтересовался я.

Ну интересно же знать, что ТАМ? Может, как-то подготовиться. Да и вообще…

– Много будешь знать – плохо будешь спать, – усмехнулся покойник.

– Уже, – не удержался от сарказма я. – Каждую ночь невесть что происходит. Вчера – эта ерунда с зеркалом, сегодня вы…

И я поведал ему эпопею моего противостояния с мерзкой старухой.

– Не повезло тебе, – заметил мой гость после того, как я закончил свой рассказ. – Просто не повезло. На самом деле, ведьма эта как противник ничего не значит, смею тебя заверить. Сам посуди – что это за ведьма, коли она травы в городском парке копает? У вас тут земля дрянная, химия одна, что на ней вырастет? Настоящие сильные травы можно только в настоящем лесу или поле взять. Или на болоте. Это как еда, понимаешь? Есть настоящая сметана, а есть сметанный продукт. Или – масло и маргарин. А почему эта пачкуля не может взять настоящие травы?

– Почему? – с любопытством спросил я, поняв, что именно этого и ждет от меня призрачный собеседник.

– Да кто ее, безродную, на свои делянки пустит? – пояснил ведьмак. – Какую-то мелочь – «иван-чай» там или что-то в этом роде она, может, и выкопает недалеко от города. А настоящие травы, вроде «адамовой головы» или «плакуна», из тех, что надо собирать в определенное время и в нужном месте – это нет. Там свои владетельницы есть, и они ни с кем ничем делиться не станут. Так что тебе просто не повезло на нее наткнуться. Ну а остальное ты сам по своей собственной дури получил.

– Ну да, – даже как-то обиделся я. – А мне кто-то что-то объяснил? Использовали меня, а теперь еще и дураком вот назвали.

– Дурак и есть, – даже не подумал извиняться мертвец. – Был бы умный – прошел бы в парке мимо нее. Ладно, не об этом речь. Времени мало, а сказать мне тебе надо много чего.

– Стоп-стоп, – замахал руками я. – Прежде чем чего-то скажете, ответьте мне на один вопрос. Я имею на это право.

– Право он имеет, – усмехнулся ведьмак. – Ладно, задавай свой вопрос.

– Как мне от вашего подарка избавиться? – выпалил я. – Можно ли его кому-то передарить, или что-то в этом роде? Ну вот не нужно мне это все, совсем не нужно. Я хочу жить как раньше – просто и предсказуемо, без всех этих гоголевских мотивов.

– Нельзя, – ведьмак, как мне показалось, улыбнулся. – Пока жив – никак ты от него не избавишься. Это насовсем.

Я только вздохнул. Ответ этот меня не удивил, но опечалил. Все-таки какая-то надежда теплилась – а вдруг? Но – увы, увы…

– Не грусти, – неожиданно мягко произнес мертвец. – Не так все плохо, поверь. Есть в том, что с тобой случилось, и плюсы. Ты женщин любишь?

– Да, – я спустил ноги с кровати на пол. – Вот только они ко мне не всегда ответные чувства питают.

– Если с силой совладаешь – почти все твои будут, – заверил меня призрак. – Правда-правда. А еще сокровища, скрытые в земле, без проблем находить сможешь. Правда, не всякие из них брать можно, но это уже нюансы. Змеи тебе не страшны, не возьмет тебя теперь их яд. Ну и другое разное всякое, в зависимости от того, куда тебя стезя заведет. Подашься в лес – со зверями да птицами общий язык найдешь. Если врачевать станешь – ни одна лихоманка тебя не возьмет, и жить долго будешь. Ты у тех, кого спасешь, в качестве гонорара часть их здоровья забирать имеешь право. С каждого по крошке – вроде немного, а на пару-тройку лишних столетий наберешь.

– Долгая жизнь? – заинтересовался я. – Это любопытно. А еще какие плюсы будут?

– Много, – сказал старик. – Вот только все это для тебя начнется тогда, когда тебя сила признает.

– Вот! – хлопнул ладонью о ладонь я. – Как это сделать-то? Мне тут домовой про какую-то книгу говорил…

– Я так посмотрю, ты шустрый малый, – перебил меня ведьмак. – Домовой тебе помогает, советы даже дает. Мой-то меня недолюбливал.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности