Кристальный пик

– У тебя совсем гордости нет, сестрица, – пожурил ту Сильтан, когда она продолжила скакать вокруг меня на цыпочках и распевать непонятные мольбы на драконьем языке. – Госпожа ведь мудра не по годам и прекрасно знает, что даже зайцы роют из норы несколько ходов. Так с чего бы ей запрещать нам делать то, что другие готовы выпрашивать у нас стоя на коленях?

Сильтан всегда льстил и оскорблял одновременно, поэтому его собеседник сам был волен выбирать, остаться ему польщенным или оскорбленным соответственно. Решив предпочесть сегодня первое, я сказала с улыбкой, изобразив ненавязчивый поклон:

– Кто я такая, чтобы что-то вам запрещать. Я могу лишь попросить, и я прошу: не надо. Это не ваша битва.

– Почему не наша?! – взбеленилась Мелихор, и хвост ее снова лихорадочно заметался по воздуху, едва не отхлестав Соляриса по щекам. – Ты вхожа в наше гнездо! Ты ширен Соляриса! Нападение на тебя то же самое, что нападение на него.

– Пойми… Если люди увидят, как несколько драконов выступают на стороне Дейрдре против других туатов, то решат, будто мы с драконами официально заключили мир. Старшие потом непременно спросят с вас за это.

– Но мы не выражаем волю Старших! – Мелихор насупилась, и я впервые увидела, чтобы Сильтан поддержал сестру, часто-часто закивав. – Мы выражаем волю свою. Многие в Сердце стали уважать и почитать наследницу Дейрдре, узнав, на что ты пошла ради их спасения. Помочь и слегка подкоптить несколько глупых мужей в железных одеждах – ничто по сравнению с твоим поступком.

Мелихор вдруг приблизилась и положила когтистую ладонь мне на грудь, прямо туда, где билось сердце под росчерком бледных шрамов. От нестерпимого жара ее кожи, присоединившегося к летней духоте, стало так тяжело дышать, что я даже не нашла сил напомнить ей, что спасала не столько драконов, сколько людей. Зато взгляд невольно прилип к каменным плитам под ногами: мы стояли прямо на том месте, где я умерла. Хоть слуги хорошенько и вымыли башню, но, если приглядеться, до сих пор можно было заметить продольные темные пятна на швах – моя запекшаяся кровь.

– Да и что нам сделает это каменеющее старичье? Такие полезные и важные, ага, что никто десять лет не замечал их отсутствия, – хмыкнул Сильтан, запрыгнув босиком на зазубренный мерлон и уже принявшись расстегивать шелковую рубаху, чтобы дать крыльям прорезаться, не повреждая ткань. – Старшие – не более, чем пережиток прошлого, когда драконы не умели сдерживать свои инстинкты в одиночку, потому им приходилось сдерживать инстинкты друг друга. Сейчас же от булыжника и то больше проку будет, чем от Старших – его хотя бы в голову кинуть можно.

– Хорошо, – вздохнула я в конце концов, мягко отстраняясь от Мелихор, а вместе со мной вздохнул и Сол. Хотя нет, он скорее застонал. – Тогда будьте готовы к сражению. У Фергуса не были замечены баллисты, однако это не значит, что кто-то из хирдманов не прихватил с собой стрелы с наконечниками из черного серебра. Мы не сможем зараз подавить все восстание, но это и не нужно – просто напомним Кругу, кто я такая. Драконье пламя отлично освежает память.

«Но, надеюсь, ее освежит и просто наше появление», – добавила я мысленно, не осмелившись признавать вслух, что вряд ли смогу обречь людей на огненную смерть и лицезреть, как она их настигнет. Интересно, испытывал ли то же самое отец? Или жажда крови – врожденный порок? Что, если она проявится, стоит мне хоть раз пролить ее?

Солярис был единственным, кто не усмехнулся в ответ на мои слова, прекрасно понимая, каково мне приходится. В доспехах, выкованных из пластов собственной чешуи, закаленной в его же солнечном огне, Сол будто был весь укрыт жемчугом с головы до ног. Плотно прилегающие друг к другу чешуйки образовывали кольцевидные узоры у него на груди, лишенные пуговиц и застежек – точь-в-точь вторая кожа. В ней Солярис всегда чувствовал себя комфортнее, чем в человеческой одежде, пускай доспех этот и обошелся ему во много месяцев страданий.

– Что-то не так? – спросила я, когда заметила, что Сол все это время рассматривает меня в ответ; да так пристально, будто впервые увидел, как летом я меняю куртку из сыромятной кожи на свободную рубаху, а летный пояс с кольцами-креплениями сдвигаю под ребра, дабы тот не сползал с похудевшей без слоев меха талии.

Солярис медленно моргнул и немо отвернулся. Похоже, не меня одну одолевали мрачные думы. Хоть мы и не впервые отправлялись навстречу врагу, но впервые враг этот был нам понятен, осязаем и уязвим. И впервые нас сопровождал кто-то, кого Сол любил гораздо больше, чем показывал.

– Кстати, с нами полетят еще два гостя. Вы не против подбросить их? – спросила я осторожно, и позади своевременно раздалось:

– Драгоценная госпожа?

Я обернулась на дрожащий голос, не сразу признав его обладательницей ярлскону Ясу. Уж если мне и было что-то известно о жителях Ши, так это то, что все они не робкого десятка. Вдобавок культура их разительно отличалась от культуры остального Круга, чем порой даже могла шокировать. Вот и сейчас я, пожалуй, испытывала именно шок, когда смотрела на боевое облачение Ясу: бронзовые поножи защищали лишь ее щиколотки и голени, в то время как бедра оставались нагими. Золотой обруч вокруг шеи соединялся с нагрудником, а тот в свою очередь переходил в широкий золотой пояс и короткую юбку из цепей и подвижных щитков. При этом руки Ясу тоже оставались открытыми, мускулистые, загорелые. Неудивительно, что в столь юном возрасте шрамы распускались на ней соцветиями.

– Госпожа! – снова вскричала Ясу и взялась на оружие: одна ее рука легла на эфес короткого меча в ножнах, а вторая – на древко копья за спиной.

Ее реакция была вполне естественна: далеко не каждому человеку доводится узреть сразу двух драконов в первородном обличье. Я даже не заметила, как Сильтан и Мелихор обратились, предварительно сбросив одежду возле мерлона. Как только мы с Ясу повернулись, Сильтан демонстративно расправил крылья во всем их великолепии и блеске, красуясь, и даже я, которая уже видела драконов тысячу раз, затаила дыхание.

Похожий на драгоценную статуэтку, Сильтан имел куда более тонкие крылья, лапы и хвост, чем его сестра, и в целом казался изящнее, несмотря на бо?льший размер. Чешуя Мелихор же казалась неровной и матовой, будто шершавый камень, но было нечто завораживающее в том, как она серебрилась в лучах восходящего солнца. Если Сильтан и был этим самым солнцем, то Мелихор была луной.

«Подвинься!»

«Сама двигайся! Что, увлеклась черничными тарталетками? То-то видно, лапы задние толще передних в два раза стали».

«Что ты сейчас ляпнул, змея?!»

Они принялись пихать и пинать друг друга, и неопытному взору сия картина представилась бы жестокой дракой двух зверей, пытающихся вонзиться друг другу в глотки. Клыкастые пасти щелкали и клацали, хвосты с острыми гребнями вились, кроша мерлон, а шум стоял такой, будто лавина сходила с гор. Конечно же, Ясу отказалась убирать оружие, заняв вместо этого боевую стойку, пока я не взяла ее за плечи.

– Все в порядке, – произнесла я мягко и для пущей убедительности повторила это несколько раз, как делал Сол в детстве, когда успокаивал меня после расцарапанных коленей. – Обычная перебранка брата с сестрой. На самом деле они добрее, чем кажутся – уж точно добрее Сола! Кстати, кто из них вам больше по душе, ярлскона?

Ясу округлила глаза, почти такие же черные, как ее губы и скулы, покрытые боевым узором из сурьмы.

– Госпожа, я не совсем понимаю…

– Жители Круга не могут ждать, пока королевский хирд прибудет и спасет их от мятежников. Маттиола сообщила, что вы и ярл Дайре готовы оказать мне поддержку. Она ведь не соврала?

– Конечно, нет, но…

– Вы боитесь высоты? Ну, если так…

Я снисходительно улыбнулась, склонив голову набок, и вдруг подумала о том, что мне стоило бы ограничить общение с Сильтаном – уж слишком заразны его повадки! Ведь сейчас я бессовестно играла с гордостью Ясу, а этой гордостью все воины, мечтающие однажды стать берсерками, были известны так же, как драконы своей изобретательностью, а талиесинцы – любовью к пьянству.

Услышав, что я сомневаюсь в ней, Ясу действительно встрепенулась и тут же взялась за чтение клятвы:

– Я пойду за госпожой, куда она скажет, и мой меч станет ее мечом! Я добуду все сокровища мира, и они станут ее сокровищами. Я содею тысячу…

– Отлично! Думаю, вам лучше подойдет Мелихор, – перебила я, когда Солярис нетерпеливо защелкал языком у меня за спиной, поторапливая. – Тогда ярл Дайре полетит на Сильтане. К его самодовольству и светлым волосам как раз отлично подойдет золотая чешуя.

Стоило мне позвать Дайре по имени, как тот наконец-то соизволил появиться на крыше. В отличие от хорошо подготовленной к бою Ясу Дайре выглядел так, будто только-только вышел из купален – вчерашнюю одежду не сменил, но зато весь лоснился и румянился от пара. А еще набросил сверху плащ из отороченного кисеей вадмала, переплел косы покрепче и вооружился спатой, раскачивающейся на эмалевом поясе. Видимо, и впрямь не ожидал, что придется помогать мне не только словом, но и правым делом.

Остановившись, Дайре сначала лениво потянулся, разминая мышцы, а затем неспешно оглядел меня, Ясу, Мелихор и Сильтана по очереди. Решив, что молчание его неприлично затянулось, я многозначительно кашлянула, незаметно указав на Ясу в надежде, что он поймет, чего именно я от него хочу.

– О боги, госпожа! – сообразил Дайре в конце концов и притворно схватился за сердце. – Вы просите, чтобы мы полетели на драконах? Уму непостижимо! Людям не место в небе. Чтобы отважиться на такое, нужно быть или глупцом, или берсерком!

– Ярл Дайре! Чего вы разнылись, как девица на сносях?! – осекла его Ясу раздраженно, и я едва сдержала смешок, пораженная тем, как легко, оказывается, поменять людей местами. – Я и драконов вживую-то никогда не видела, но все еще стою здесь, рядом с госпожой, и не собираюсь отступать. Не посрамите свою честь и вы! Скажут оседлать сам ветер – так седлайте. Скажут оседлать дракона – значит, седлаете дракона!

– Ну, ладно, – пожал плечами Дайре.

И, сочтя, что этого отыгрыша вполне достаточно, он двинулся к Сильтану, оставив Ясу гордиться своим небывалым даром убеждения.

«Что ж, Ясу ведь хотела заслужить мое доверие, не так ли? Так пусть заслуживает», – сказала я самой себе, чтобы приглушить муки совести при виде того, как ярлскона с опаской подходит к Мелихор и ежится от ее оскала, который на самом деле являл собой не что иное, как приветливую улыбку.

– А я уж было решил, что этой женщине неведом страх, когда она с ярлом Тиви препираться стала, – поделился со мной Солярис, пока мы вместе стояли у мерлона и дожидались, когда же Ясу взберется Мелихор на шею: цепляясь за рога, та все время соскальзывала и заваливалась на бок от малейшего движения драконицы.

– Говорят, лучший способ узнать человека – это напугать его, – ответила я. – Так что сейчас ярлскона кажется мне весьма… разумной.

– По ее наряду я бы так не сказал. По-моему, ярлскона жаждет трагической смерти от стрелы, не иначе. Еще и этот Дайре… – Солярис сморщился, как изюм, лишь посмотрев в его сторону. – Зачем он нам?

– Три дракона и впрямь лучше одного. Но вот четыре… Мераксель ведь наверняка продолжает снабжать его своей кровью. Готова поспорить, он и в Дейрдре таким способом прибыл. Интересно, ему так же больно каждый раз, как было мне? – протянула я задумчиво, перебирая пальцами заколки в волосах, среди которых нащупывалась и материнская фибула с тремя лунными ипостасями. Теперь, когда волосы отросли, ее одной, чтобы сдержать их, было уже недостаточно.

Солярис проворчал что-то нечленораздельное, но спорить не стал. Пускай Дайре и был способен превратиться в дракона лишь от крови его приемной матери, флакон с которой всегда носил во внутреннем кармане, это его умение могло сослужить нам добрую службу в случае непредвиденных проблем.

– А где тот, который тупой? – осведомился Солярис следом, и мне тут же стало ясно, почему он все еще облокачивается о мерлон и не перевоплощается, как давно сделали остальные. – Кочевник что, не полетит?

– Не полетит. Тесея чуть не заплакала, когда услышала, что брат вновь ее покинет, поэтому на сей раз я не стала его звать. Нужно будет обязательно прикупить свиную рульку на обратном пути… Ибо, когда Кочевник узнает, не простит.

Солярис вздохнул, и мне померещилось в этом вздохе больше расстройства, чем облегчения. Его броня из чешуи, покрывающая тело от щиколоток до шеи, наконец-то ощетинилась. Я тут же поспешила отойти на безопасное расстояние. Молодые драконы всегда обращались быстрее старых, поэтому Солу и потребовалось всего несколько секунд. К тому моменту Ясу как раз забралась на Мелихор, наконец-то найдя точку опоры между ее лопатками, а Сильтан с Дайре, невозмутимо сосущим горлышко фляги прямо на его спине, уже вскарабкался на мерлон. Солярис был в два, а то и в три раза меньше их обоих, но восхищение все равно переполняло мое сердце, даже когда я просто смотрела на него. Лишь одна вещь, неподвластная никому, кроме богов, омрачала мою радость на протяжении долгих лет – наше проклятие.

«Если бы не наше проклятие, ты бы давно была мертва», – сказал голос Соляриса в моей голове, и я вздрогнула, лишний раз поражаясь тому, насколько хорошо он знает меня, раз мог читать мои мысли по глазам.

– Не начинай, – буркнула я, отталкиваясь от подставленного крыла и подтягиваясь вверх, чтобы устроиться у Сола на хребте. – Я все равно однажды найду способ его снять.

«Ну да, конечно».

Прижав к его твердым бокам икры, я сняла с пояса железные кольца и пристегнулась к костяным гребням.

– Свадебная роща, – сказала я. – Знаешь, где это?

«Я все знаю, рыбья косточка», – ответил Солярис, с хлопком расправляя перепончатые крылья. Тень от них, как чернила, затопила собою крышу.

Я уткнулась ему в шею и постаралась не дать дыханию сбиться, когда Сол, вспрыгнув на мерлон следом за братом и сестрой, вместе с ними рывком взмыл к облакам.

Удивительно, что при этом в небе не раздалось ни звука. Ясу молчала, как на церемонии погребения, и мне пришлось велеть Солу подлететь к ней поближе, чтобы проверить, не сорвалась ли та еще на взлете. К счастью, нет: Ясу сидела на месте, крепко держась за шею Мелихор, и более того, с интересом поглядывала вниз, будто не впервые оказалась на высоте, которую не ведал никто из ее предков.

– Красиво! Это так красиво, госпожа! – разобрала я ее восторженный крик сквозь свист ветряного потока в ушах.

Летом весь Круг зацветал, и Дейрдре начинал походить на полотно из самшита, покрытый лесами и чащами больше, чем наполовину. У подножия Меловых гор на ветру качались остролистые клены, а кусты дикой малины и черной смородины ломились от ягод. Где-то там же плескались воды Цветочного озера, поросшего маками и белыми ландышами по всему берегу. С другой стороны, под уходящим вниз склоном, кипела жизнь.

Даже в той вышине, где летали лишь мы и птицы, можно было разглядеть подготовку к летнему Эсбату, что шла в Столице полным ходом. Весь королевский тракт занимали телеги купцов, а деревянные прилавки, увенчанные сезонными цветами, стояли вдоль пешеходных улиц столь плотно, что там образовалось столпотворение. К месяцу благозвучия священный тис, растущий в центре каждого поселения, всегда принаряжался стараниями вёльв и озорной ребятни: ветви пестрели от бумажных гирлянд и атласных лент, а ствол, расписанный оранжево-желтой краской, издалека напоминал столп солнечного огня. Жаль, мы не могли подлететь поближе и хорошенько все рассмотреть: три громоздкие тени, скользящее по городу, и так заставили жителей заозираться.

Я похлопала Соляриса по плечу, немо прося его сменить траекторию, и уже через несколько минут мы облетели Столицу, оставив грозный замок из серо-синего камня позади. А когда под нами зарябили верхушки алых деревьев, где даже птицы не вили гнезда, я наклонилась вниз, всматриваясь в просветы между ними. Утопленный в согревающей человеческой крови, Рубиновый лес сохранял одинаковый облик и летом, и зимой – ничего в нем не менялось, кроме ощущения, словно теперь он стал чуточку живее, чем прежде.

Не сомневаясь, что Хагалаз хорошо заботится о нем, и это ощущение результат ее невидимых усилий, я мысленно простилась с лесом и устремилась вперед. До Свадебной рощи, располагавшейся между Найси и Фергусом, было часа четыре лёта, но на попутном ветре мы добрались в полтора раза быстрее. Для меня, погруженной в раздумья, это время и вовсе пронеслось, как один миг. Солярис возглавлял драконий клин, потому мы с ним первые увидели, как топкие болота и крестьянские хибары сменились древними курганами, а затем равниной, обычно усеянной однотонными шатрами по весне.

Как средоточие могущества Кроличьей Невесты, Свадебная роща испокон веков влекла паломников и вёльв, особенно из Найси – сельского туата, что почитал ее пуще всех остальных. Те никогда не ленились ухаживать за кустами вербены, и во многом именно благодаря им Свадебная роща дожила до наших дней. Они облагораживали кусты, состригали слабые пожухшие ветви и уносили их с собой для ритуалов, бережно храня. Хоть роща и звалась именно рощей, но то был скорее сад, принадлежащий не людям, а богам. Протянувшись на несколько лиг к западу, даже в месяц пряжи она источала благовоние нектара и пыльцы, а зимой, укрывшись одеялом снега, будто исчезала, отчего даже жители близлежащих деревень порой не могли отыскать ее до возвращения тепла.

Поговаривали, будто сама Кроличья Невеста пробуждает рощу от спячки. Нисходит на землю и, одаривая любовью лепестки, заставляет снег таять, а цветы распускаться. Но в этот раз она не пришла, потому что никаких цветов здесь не было. И самой Свадебной рощи тоже.

«Рубин…» – позвал меня Сол.

– Садись.

«Руби, не надо…»

– Приземляйся, Солярис! – настойчиво повторила я.

Все два часа, которые Дайре чинно спал, а Ясу охала и любовалась на просторы, я посвятила подготовке к этому моменту. Я успела просчитать тысячу вариантов от беспощадного сожжения повстанцев до надежды ограничиться громогласным ревом, если при виде нас они падут на колени и добровольно сложат оружия. Я предусмотрела все исходы своего полета сюда, кроме одного-единственного…

Если здесь меня будут ждать не воины, а трупы.

Когда Солярис сел, земля под ним противно хлюпнула. Вязкая и мокрая, она почти проваливалась, словно зыбучие пески. Даже в Рубиновом лесу встречались растения, не тронутые сейдом, тусклые, но зеленые ростки… Однако здесь все было алым, как человеческая изнанка, сырое мясо. Вся вербена погибла: соцветия опали, оставив лишь голые скрюченные ветви, иссыхающие на раскаленном от солнца воздухе. Вокруг не осталось ничего священного, в чем можно было бы узреть присутствие Кроличьей Невесты – отныне здесь царствовала смерть. Сломанные мечи хрустели под драконьими когтями, катились по горкам мятые шлемы и щиты, лежали стрелы с колотыми наконечниками. Но, что куда страшнее, лежали и раскуроченные части тел.

– Осторожно, – шепнул Солярис, придержав меня под локоть. Он обернулся человеком сразу после того, как высадил меня на чей-то брошенный щит, погнутый и превращенный в маленький помост. Сам же Сол грязи не чурался: стоял в кровавых лужах босиком по щиколотку и лишь следил, чтобы в них не наступила я.

– Что здесь произошло?!

Ясу спрыгнула с Мелихор, тоже не обратив внимания на поднявшиеся брызги крови, запачкавшие ее сапоги и бедра. Бегло осмотрев лужи, она зажала острый нос ладонью, пытаясь спасти от смрада крови и разложения, усиливающегося под прямыми солнечными лучами. Дайре же, спустившись с Сильтана, отвернулся. Его стошнило.

– Разное я на свете видывал, – пробормотал он, когда пришел в себя и угомонил взбунтовавшийся желудок, задрав голову наверх. Смотреть на небо, а не на землю, было сейчас лучшим решением. – Но такое… Похоже, дружины не дождались вас, госпожа.

– Если это и впрямь сделали ваши дружинники, госпожа, то они, должно быть, сплошь берсерки, – прошептала Ясу с ужасом и благоговением одновременно.

Но созванные с пограничных городов дружины точно были к этому непричастны: по пути в Свадебную рощу нигде не реяли черно-красные знамена Дейрдре, и здесь никаких намеков на их присутствие не наблюдалось тоже. Благодаря попутному ветру мы прибыли раньше, чем планировалось, а потому обогнали дружины минимум на полдня.

Понимая это так же хорошо, как и я, Солярис смотрел на меня в упор, сжимая губы и часто сглатывая – даже его тошнило.

«Бедные человеки! Однажды мама делала кровяные колбаски из тритонов, так они и то лучше выглядели. Что за звери водятся в ваших краях?! Что может быть таким злым?!» – завизжала Мелихор. Хвост ее трясся и вился по воздуху, как хлыст, поднимая за собой брызги крови. Замызганный ею со всех сторон, Сильтан вышел из себя и взревел.

«Это уже слишком!» – воскликнул он, оттолкнув и сестру, и опирающегося на него Дайре. Крылья затрепыхались в воздухе, раскинувшись. Багрянец смешался с золотом, будто алые розы распустились в драгоценной вазе.

– Что такое, братец? – поддел его Солярис. – Не так ты себе поле брани представлял?

«Я не переношу вида крови!»

– Тогда зачем ты полетел?!

«Так я думал, мы жечь их будем, а не грызть! От пламени крови ведь совсем не остается»

Сол закатил глаза и, заметив, что Мелихор тоже на взводе, – крутится на месте волчком – махнул рукой.

– Облетите все на десять лиг вокруг. Проверьте ближайшие селения, леса и холмы. Найдите дружины Дейрдре, а затем возвращайтесь. На рожон не лезьте. И смотрите в оба, чтобы не было баллист.

Сильтан кивнул и воспарил уже в следующее мгновение, с радостью воспользовавшись шансом поскорее оставить это забытое богиней место. Мелихор тоже последовала за ним без всяких вопросов, но напоследок обернулась и бросила не то Солу, не то мне:

«Береги ширен».

Мы оба кивнули и присоединились к Ясу с Дайре, которые уже вовсю ковыряли землю, изучая останки. Первая делала это прямо голыми руками, перебирая пальцами отрубленные конечности и торчащие кости, в то время как Дайре даже искореженный металл доспехов ворочал мечом, не желая к нему притрагиваться. Но сколько в этом поле не возись, причину все равно не узнаешь: если кто-то смог перебить столько воинов за одно утро, то этот «кто-то» наверняка смог и замести следы.

Там, где бирюзовое небо сталкивалось с алой землей холмов, рваный горизонт походил на шрам от пламенеющего клинка. Он будто становился все тоньше и тоньше, размываясь по мере того, как мы обходили рощу. Иногда сверху нас накрывали длинные тени парящих Сильтана и Мелихор, и я стыдливо ловила себя на мысли, что охотно присоединилась бы к ним, будь у меня с собой хотя бы несколько капель драконьей крови.

Было легко потерять счет времени, то и дело останавливаясь, чтобы побороть тошноту, и потому я с опаской оглядывалась вокруг каждую минуту: не подходят ли к роще дружины? Ведь если они увидят меня здесь, посреди кровавой бойни, то слухов станет только больше. Кто поверит, что это не моих рук дело, когда меня и без того считают вёльвой, Диким и отродьем-полукровкой в одном лице?

– Рубин! – позвал Дайре тоном, далеким от его привычного озорства и веселья. К тому моменту мы уже почти прочесали поле – все в такой же мертвой тишине, как и сама земля. – Сюда! Ты должна это увидеть. Живее, камушек наш драгоценный!

Похоже, мне действительно стоило как можно скорее подойти к нему, раз от удивления он напрочь забыл о манерах. Оттого Солярис издал короткий грудной звук – выражение недовольства напополам с угрозой. За все время он так и не отошел от меня ни на шаг, любезно подставляя свой локоть там, где лужи становились слишком глубокими и скользкими, чтобы я смогла перебраться через них без происшествий. Несколько раз он и вовсе перенес меня на руках – просто взял в охапку, не спрашивая согласия, и переставил на место почище и поопрятнее – но тем не менее полностью грязи избежать не удалось. Ведь быть королевой – значит быть омытой кровью. Рано или поздно.

Жестом отринув протянутую Солом руку, я ступила прямо в запекшееся на жаре месиво, держа подбородок задранным вверх, дабы не видеть, что именно хрустит у меня под башмаками – хворост или все-таки кости. Солярис держался рядом, бесшумный, даже когда под ноги ему попадали чьи-то останки. Зрачки его постоянно пульсировали: сужались при взгляде на усопших и расширялись, если он смотрел на меня. Челюсти сжаты, когти длинные и заостренные, кровь покрывает и портит почти каждую чешуйку брони. В последний раз Сол был таким собранным и напуганным, когда я собиралась убить себя у него на глазах. Тогда я молилась, чтобы никогда более мне не пришлось видеть его в подобном состоянии, но боги и эту молитву не услышали.

– Не подходи, – сказал вдруг Солярис и выставил передо мной руку, не позволяя приблизиться к Дайре. Точнее, к тому, кто сидел перед ним и Ясу на земле, перепачканный в крови настолько, что та капала даже с его волос.

Воин Фергуса. Живой!

Культя вместо правой руки болталась у него под грудью, перевязанная, но мужчина – лет тридцати на вид, весь в ожогах и старых боевых отметинах, – был еще в сознании. У него под локтем лежали пустые ножны из шкуры горностая, с традиционной нейманской выделкой и латунной бутеролью. Но самого оружия нигде видно не было. За спиной же стоял вонзенный в примятую траву щит – именно на него воин облокачивался, вытянув перебитые и неестественно согнутые ноги. Полосы, прорезавшие и его штанины, и икры, все еще кровили.

– Ярлскона Ясу, одолжите несчастному свою флягу, – попросил Дайре, присаживаясь возле мужчины на корточки, на что ярлскона выразительно приподняла правую бровь.

– У вас на поясе тоже висит фляга, ярл Дайре.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности