Кристальный пик

– Двенадцать, – поправила я. – Ты всего на четыре года ее старше.

– Вот именно! Целых четыре года! Она еще совсем дитя.

– Зато теперь ты понимаешь, каково мне, – усмехнулась я, и Гектор растерянно заморгал.

– Что? В каком смысле?

Я прикусила себе язык и уж больно хотела извиниться за неуместную шутку – в конце концов, кому как не мне знать, что мы не выбираем, кого любить. Но голос Матти из-за угла спас меня от позора, а Гектора – от уязвленного самолюбия:

– Долго вы там копошиться будете, как блохи? Волки в зимний Эсбат и то тише воют!

Мы оба втянули головы в плечи и покаянно вышли из-за угла.

Оставшись сидеть в алькове, Матти повернулась к нам и многозначительно нахмурилась. Если она услышала, как мы обсуждаем Тесею, то наверняка слышала и то, как мы обсуждали ее саму. Тем не менее вертеть в пальцах сапфировый медальон Маттиола не перестала, да и не сердилась вроде бы. Звенья золотой цепи позвякивали, а сам камень, чья форма напоминала желудь, расписывал альков васильковыми бликами. Только настоящие драконьи драгоценности могли так сиять: даже алмазной песчинке, привезенной из Сердца, было достаточно одного зажженного серного черенка, чтобы озарить светом целый зал.

– Мы не хотели нарушать твой покой, Матти, – сказала я извиняющимся тоном, ступив к ней в альков.

– Какой уж с вами покой, – вздохнула она, подперев ладошкой подбородок с очаровательной ямочкой под нижней губой. – Разве что посмертный.

Маттиола снова повертела в руке медальон, под цвет которого будто специально подбирала платье, и я заметила, что на коленях у нее, оказывается, лежит наполовину исписанный рунами пергамент, а рядом – стопка писем и воронье перо с уже высохшими чернилами.

Так вот почему она прячется здесь! Неужто ведет с кем-то переписку?

– Ну, чего стоите? Присаживайтесь, коль пришли.

Матти пододвинулась, освобождая мне и Гектору место на скамье. Та была длинной и изогнутой, охватывала три-четыре окна в ряд, но половину ее занимала раскинувшаяся юбка Маттиолы и те самые письма, мятые и неаккуратно сложенные. Я не удержалась и развернула одно из них, пока Гектор пытался пристроиться на самом краешке, ничего не задев и не сломав (он рос так быстро, что сам не успевал к этому привыкнуть).

– Ох, боги! Чье это? – ахнула я, пробежав взглядом по строчкам: корявым, размазанным, где руны путались между собой, образуя какие-то бессвязные предложения неправильной длины и формы. – Если бы Солярис писал с таким количеством ошибок, я бы от него отреклась!

Маттиола встрепенулась и выхватила у меня письмо, не дав Гектору, вытянувшему шею, тоже подглядеть.

– Он всего полгода учится! – фыркнула она. Черные локоны, вьющиеся по бокам от фарфорового лица, всколыхнулись, как от ветра, хотя поблизости не было открытых окон. – Это сейчас общий язык кажется нам простым, а вспомни себя в детстве…

– Подожди… О ком ты говоришь? – нахмурился Гектор, и я закусила нижнюю губу, уже зная ответ.

«Читать и писать? Драконам не нужно ни то, ни другое!» – заявил Вельгар однажды, пытаясь унизить Соляриса и человеческий быт, который тот вел. Все, что было привнесено в драконий мир людьми, он априори считал бесполезным и отвратительным. Но, видимо, лишь до тех пор, пока оно не понадобилось ему самому.

– Я догадывалась, что ты поддерживаешь связь с Вельгаром, раз тот продолжает посылать тебе дары, но письма… – выдохнула я потрясенно и оглядела кипу на скамье еще раз.

Писем насчитывалось здесь порядка пятнадцати. Некоторые свертки пожелтели и пошли пятнами, навевая мысли о брызгах соленой воды, которую Кипящее море подбрасывало весьма высоко. Где-то же на бумаге пошли заломы – такие проступают, если складывать письмо, разворачивать и снова складывать по несколько раз на дню.

– Полгода, – повторила я. – Вы общаетесь с Вельгаром целых полгода?!

– Я бы не назвала это прямо-таки общением, – проблеяла Маттиола, быстро перевязывая письма кожаным шнурком и пряча их в потайной карман, вшитый в боковой шов ее юбки. – Я смогла разобрать, что он пишет, только с третьего письма. Но да, иногда мы… разговариваем. О всяком. Ничего такого, чему стоило бы так удивляться. И выпучивать глаза! – Последнее Матти добавила, взглянув на Гектора: хоть он и молчал, но выражение его лица было весьма красноречиво.

– Маттиола, ради тебя драконьи мужчины грамоту осваивают! И это ты называешь «ничего такого»? – Я всплеснула руками в негодовании. – Это же как сильно ты тогда стукнула Вельгара башмаком? Зато теперь понятно, что с тобой происходит.

– А что со мной происходит? – нахмурилась Матти.

– Сидишь тут вся в мечтах, взора с окна не сводишь. Сердце, от любви томящееся, за лигу видно. Но не горюй! Сильтан шустрый, уже завтра планировал возвращаться в Сердце, так что заодно и твой ответ Вельгару доставит. А попозже, может, тот и сам прилетит, кто знает…

Маттиола развернулась ко мне всем корпусом и вдруг расхохоталась, а затем постучала ногтем по оконному стеклу. То запотело от ее дыхания, настолько близко она прислонялась к нему. От этого Рубиновый лес сделался матовым. Но указывала Матти, однако, вовсе не на него.

– Я не мечтать сюда присела, а посмотреть за исходом поединка, – сказала Маттиола. – Ты что, не в курсе? Солярис с Кочевником дерутся уже второй час кряду. Вся прислуга глазеет на них с балконов.

Солярис с Кочевником? Дерутся?!

Я вскочила с места и кинулась к окну, да так яростно, что стукнулась диадемой о стекло и едва его не разбила. Хоть она и представляла собой всего лишь тонкий золотой обруч, покрытый тесьмой рунических ставов, но весила столько, чтобы ею можно было забить и гвоздь. Придержав ее рукой, я сощурилась, привыкая к яркому солнцу, чтобы разглядеть на маковом поле знакомые силуэты.

И действительно: средь высоких порослей мельтешили Солярис и Кочевник. Еще перед тем, как спуститься в катакомбы к Ллеу, я заповедовала первому разыскать второго, но лишь потому, что была уверена: время, когда они хотели убить друг друга, давно миновало.

Как же можно было так оплошать?!

Драконьи когти остервенело полосовали полотно топора, увенчанного талиесинским орнаментом. Тут и там мелькали вспышки перламутра – в отличие от сражения в неметоне сейчас Солярис больше нападал, нежели защищался. Они с Кочевником двигались по кругу, и никто не собирался отступать, словно на кону стояла их жизнь, а не обычная мужская гордость. Над маками вилась белоснежная ткань – несколько раз топор Кочевника прошелся в опасной близости от груди Сола и распорол на нем рубаху.

Лишь потому, что бились они на ковре из алых цветов, я не сразу смогла разглядеть на земле свежую кровь.

– Рубин, постой! – воскликнула Матти, но я не расслышала ни нее, ни Гектора, тоже крикнувшего что-то вдогонку. Не колеблясь ни секунды, я подхватила подол платья и бросилась по лестнице вниз.

Что в детстве, что сейчас замок Дейрдре казался мне бездонным, как чрево Дикого: не зная верной дороги, здесь легко можно было заблудиться и плутать до самого утра. Различать одинаковые коридоры помогали петроглифы – я отлично помнила, что там, где стены рассказывают о нисхождении Дейрдре из мира сидов в мир человеческий, начинается южное крыло, а там, где Дейрдре несет на руках мертворожденного сына Талиесина, возвращенного с острова Тир-на-Ног, оно заканчивается. Так я по наитию миновала несколько секций замка, следуя за рассеянным светом подвесных зеркал, и достигла ближайшего выхода во внутренний двор.

– Солярис! Кочевник!

Послышался треск – подол платья все-таки порвался, когда я преодолела ров, едва хускарлы успели поднять для меня герсу. Они оба дрались куда дальше от замка, чем казалось из окна: к тому моменту, как я добежала до края макового поля, мое дыхание успело сбиться, а лицо и спина вспотеть. Юбка путалась под ногами, и я, отринув приличия, подобрала ее почти до бедер, чтобы бежать еще быстрее.

– Кочевник!

Вихрь жемчужного хвоста, ониксовых когтей и топора. Чирк!

От этого звука перед глазами вспыхнули страшные воспоминания – кроваво-красные, как туман, который мы прогнали. Моя первая встреча со смертью и первый с ней поцелуй, оставивший после себя фиолетовый синяк на виске и порванную одежду. Ошметки плоти, усеявшие плиты священного дома богов. Расколотые алтари и запах амброзии, окислившийся от смрада бойни. Оторванные головы, руки и ноги… Бездыханный Кочевник с перерезанным горлом, лежащий меж них.

Едва я успела приблизиться к вихрю, как все повторилось. Когти Соляриса снова полоснули Кочевника по горлу. Брызнула темно-бордовая кровь на алые маки, и Кочевник выронил топор, пошатнувшись.

– Кочевник! – взвизгнула я и застыла в ужасе.

– Тьфу ты! – выплюнул он, держась за кровоточащую шею. – Опять помер.

Когда Кочевник опустил ладонь, под той оказалась длинная узкая полоса – крошечная ссадина, которая не несла ему гибели, но зато несла Солярису победу.

– А ты рассчитывал на иной исход, дикарь? Вот он – твой заслуженный реванш! Всего лишь очередное поражение, – усмехнулся Сол высокомерно, хотя сам глотал ртом воздух, сотрясаясь в мелкой дрожи. Кочевник явно заставил его хорошо потрудиться. – Рубин?.. Что ты здесь делаешь?

Судя по головокружению и боли в груди, я тоже собиралась снова помереть. Согнувшись, я сделала несколько глубоких вдохов и выдохов и успокоилась, прежде чем подойти к ним. Не признаваться же, что я решила, будто они сражаются не понарошку, а всерьез.

– В этом году месяц благозвучия, похоже, намерен превзойти Рок Солнца. Вы что, хотите получить солнечный удар?! Какой это реванш по счету? – возмутилась я, сложив руки на груди. – Кочевник?

Тот вытер кулаком шею и прошел мимо, едва не задев меня плечом, из которого торчал кабаний бивень. Теперь, когда для накидки из бобрового меха было действительно слишком жарко, Кочевник таскал на себе целый ворох ожерелий из животных рогов и костей, будто в одной лишь рубашке чувствовал себя неуютно – обязательно нужно было что-то еще! Что-то массивное, внушительное и пугающее, что прибавляло бы ему суровости и компенсировало низкий, почти как у ребенка, рост.

От испарины красный узор на его лице поплыл, и крест, перечеркивающий лоб, переносицу и губы, превратился в круг. Красные точки на щеках и вовсе стерлись. Из-за этого юность, которую Кочевник отчаянно пытался замаскировать такими усилиями, вынырнула на поверхность. Она выделялась на общем фоне так же ярко, как и его глаза, голубые и полупрозрачные.

– Эй, Кочевник! – снова позвала я, когда тот так и не обратил на меня внимания. – Ну хватит. Неужто ты до сих пор сердишься?

– Я с предателями не разговариваю! – огрызнулся он, подобрав с земли топор, и принялся обтирать лезвие от земли и крови рукавом.

– Но с Солом же говорил…

– Не говорил. С ним я только дрался, – Кочевник указал на него, вставшего рядом, обтесанным древком. – Вам обоим нет прощения!

– Опять ты за свое! Ты ведь клялся медовухой, что наконец-то перестанешь ворчать и скалить зубы, если я соглашусь сразиться с тобой, – напомнил Солярис, приглаживая когтями растрепанные волосы, стоящие торчком.

Кочевник фыркнул, поворачиваясь к нам спиной. Ах, так вот зачем Солярис согласился на его пресловутый реванш, коим он бредил, пока мы боролись с Красным туманом, но о котором позабыл с появлением Тесеи. Следовало догадаться, что новая обида на нас пробудит в нем былую жажду. А печаль оказалась непомерно велика, ведь мы отправились в Свадебную рощу без него.

Все последние дни он избегал нас, пропадая то в кленовых лесах за охотой, то за играми с Тесеей, во время пряток с которой однажды спрятался так хорошо, что мы втроем искали его целые сутки. Я надеялась, что раз мне не удалось вымолить у Кочевника прощения, – свиной рулькой с бочкой пива и новым блестящим топором, так и оставшимся нетронутым, – то это удастся Солярису. Мол, не пряником, так кнутом – не королевой, так драконом! Но и этого, очевидно, оказалось мало.

– Вы предпочли мне Дайре, маменькиного сынка с тремя волосинами белобрысыми! Да у него на морде щетина жиже, чем у меня пух на яй… – Солярис громко кашлянул в сжатый кулак, и Кочевник осекся. – Таким даже брагу принести доверить нельзя, а вы доверили ему тыл ваш прикрывать! Я уже не говорю про ту полуголую бабу, которая на дикарку даже больше меня похожа.

Я глубоко вздохнула, понимая, что в одном Кочевник точно прав: только ему и Солярису я готова по-настоящему доверять на поле боя. Однако он никогда не разговаривал с самим собой, а потому не знал, до чего же упертым и непробиваемым бывает! Скажи я ему о переживаниях Тесеи, он бы только ввязался в очередной спор – коль не со мной, так с ней. Или просто смолчал бы о своем уходе и покинул ее без предупреждения.

– Эх, вот так и сгубила молодого берсерка жизнь в королевском доме, – протянул неожиданно Солярис голосом, преисполненным разочарования.

– Чего? – взбух Кочевник тут же. – Как это понимать?

– Нюни ты распустил, вот что. Размяк, красна девица!

– Солярис, перестань… – проблеяла я, дернув его за порванный рукав, но тот уже разошелся:

– Прыгаем тут вокруг тебя, как скоморохи вокруг ярловой дочки, уж как вину свою искупить не знаем. И яства свежие, и сражения славные, и слова добрые, слаще меда. А тебе все не то! Ты кем себя возомнил?! Принцем Булыжник? Довольно с нас! Идем отсюда, Рубин. Пусть и дальше обиду свою лелеет, Дикий с ним!

Солярис схватил меня под локоть, не дав вставить и слова, и решительно потащил к стенам замка. Я с детства выучила, как выглядит его ярость: раздутые ноздри, лентовидные зрачки, губы до того плотно поджатые, что полностью съедают друг друга… И это была не она. Сол вовсе не злился и, более того, едва сдерживался, чтобы не дать уголкам рта поползти вверх – еще бы чуть-чуть, и улыбнулся.

– Раз, два… – услышала я его шепот. Он считал наши шаги.

– Эй! – окликнул нас Кочевник, как только Солярис дошел до пяти. Уже в следующую секунду я услышала, как хрустит и содрогается маковое поле под громоздкой медвежьей поступью, устремившейся нам вслед. – А ну стоять! Мы еще не закончили! Ты уже позабыл, скольким мне обязан?! «Спасибо, что присматривал за Рубин, пока я сидел на цепи у злого сейдмана», – передразнил Кочевник Сола, и у него настолько хорошо удалось изобразить его утробный, лишенный эмоций голос, что я не выдержала, остановилась и засмеялась. – «Без тебя мы оба давно бы сгинули с этого света. Ты поистине воин Медвежьего Стража. Отвага твоя и благородство не человеческие и не божественные, а драконьи!»

Судя по тому, как забегали у Соляриса глаза, Кочевник цитировал его дословно. В это верилось с трудом, но все-таки: сначала потеряв меня, а потом вернув, Сол какое-то время и впрямь был преисполнен благодарности ко всему миру и тем, кто его населял. Только длилось это, по правде говоря, недолго. Может, недели две или три…

– Да, не спорю, ты был нам полезен. – Солярис растягивал слова, как древесную смолу, будто хотел убедиться, что до Кочевника дойдет смысл сказанного, и он точно заглотит наживку. – Вот только вряд ли от тебя будет столько же пользы теперь. Посмотри на свои бока! Всю форму растерял. Потому мы и не стали брать тебя с собой в Свадебную рощу.

– Ах ты!.. – Кочевник аж затрясся от гнева. Я побледнела и снова дернула Соляриса за руку, но он остался недвижим – кажется, был решительно настроен дождаться, когда Кочевник снова начнет размахивать топором. – Как ты смеешь сомневаться в моем превосходстве и называть меня жирным?! Это мышцы! Я на прошлой неделе тушу лося на своем горбу в одиночку приволок. Я могуч, свиреп и несокрушим, как и всегда!

Я решила промолчать, чтобы не покривить душой. Если раньше Кочевника можно было смело назвать поджарым, то сейчас он был скорее… плотным. Бугристые мышцы по-прежнему перекатывались и играли под одеждой, но вот на боках рубаха и впрямь имела на одну складочку больше, чем задумывалось фасоном.

– Умеешь играть в кубб? – спросил Солярис ни с того ни с сего, и Кочевник оторопел.

– Разумеется! Я мастер в кубах… кубинах! – воскликнул тот, выпятив грудь колесом, и не нужно быть всевидящим филидом, чтобы догадаться: на самом деле он понятия не имеет, что это такое.

Солярис тяжко вздохнул.

– Это традиционная дейрдреанская игра на поле, где нужно сбивать фигуры противника колышками. Похоже на метание бревна, только там важнее меткость, а не сила броска. Я никогда не бывал на Эсбатах, но слыхал, что ни одно городское празднество без кубба не обходится.

– Сбивать противников?! – Кажется, это все, что услышал Кочевник. – В этом мне нет равных!

– Значит, сыграем? Только ты и я. Одно условие: если я побеждаю, ты больше никогда не вспоминаешь о Свадебной роще и перестаешь называть нас предателями. А если побеждаешь ты…

– Договорились! Клянусь мясом, элем и силой Медвежьего Стража! На этот раз честно-честно!

Даже не дослушав, Кочевник плюнул на свою раскрытую ладонь и пожал Солярису руку. Затем он заткнул топор себе за пояс и бросился стремглав к замку, оставив Сола кривиться и брезгливо обтирать слюнявую ладонь о маковые лепестки.

– Летний Эсбат? – переспросила я, хлопая глазами. Все случилось так быстро, что мне оставалось лишь смириться. Впрочем, лезть в мужские разборки было себе дороже. По крайней мере, пока они не доходили до столь странного примирения.

– Да, все верно. Летний Эсбат. – Солярис задрал голову, оставшись сидеть на корточках, и я невольно подивилась непривычному выражению его лица: он улыбался! – Что такое? Боишься, что я Кочевнику в кубб проиграю? Уверен, он забудет о нем уже через полчаса. Главное, вывести его куда-нибудь и увлечь, чтобы он наконец-то перестал дуться на нас, как мышь на крупу. Скажи, у тебя же есть подходящее платье для похода в город?

– Ты хочешь, чтобы мы пошли на летний Эсбат вместе? – уточнила я и даже попятилась от Сола.

После того как мы вернулись из Свадебной рощи, Солярис еще несколько дней был сам не свой. Хоть и не выказывал страха, но определенно его испытывал. Не лег рядом, когда я снова осталась ночевать у него, чтобы не видеть кошмары об искуроченных стеблях вербены и трупах. Просто сидел всю ночь на подоконнике, а с рассветом отправился в зал Руки Совета, чтобы обсудить с Гвидионом письма, приносимые воронами из военных лагерей. Даже сегодняшним утром он в первую очередь нагрянул именно к нему, не ко мне. А теперь Сол вдруг предлагает… повеселиться?

– Что на тебя нашло? – спросила я в лоб, и Солярис вопросительно накренил голову, поднявшись на ноги. От этого один рукав его рубахи, распоротой Кочевником, соскользнул с плеча, приоткрывая широкую ребристую полосу от ошейника и острые ключицы. Их покрывали мелкие перламутровые чешуйки, спускающиеся к груди. – Ты и веселье – вещи несовместимые! Да ты даже на танец меня ни разу сам не пригласил. А сейчас зовешь пойти на ярмарку? Когда в Круге происходит… такое! Ты испытываешь меня? Или хочешь обмануть?

Я привстала на носочки и шутливо ущипнула Соляриса за щеку. Лишь потому, что он любил мои прикосновения, а обменивались мы ими слишком редко из-за обоюдной занятости, Сол не сразу стряхнул с себя мою руку, а сначала шумно вздохнул и прикрыл глаза.

– Не дури, – сказал он. – Твое присутствие на летнем Эсбате – хороший политический ход.

– С каких пор ты разбираешься в политике?

– Так сказал не я, а Гвидион. Король Оникс ведь до болезни тоже всегда спускался к жителям Столицы накануне Эсбатов, – произнес Солярис, и в окнах северного крыла замка за его спиной снова замелькали любопытствующие слуги. Мы с Солярисом не занимались ничем предосудительным, но я все равно смутилась и мягко отстранилась от него на несколько шагов. – Весенний Эсбат ты и так пропустила. Это могут счесть дурным предзнаменованием. Сначала Красный туман, потом смерть короля, теперь восстания… В тяжелое время людям как никогда нужны забавы и зрелища, и твое появление вселит в них надежду. Они решат, коль королева веселится, значит, слухи о беде – всего лишь слухи. Вот что нужно сейчас твоему народу. И нам, кстати говоря, тоже.

Последнее Солярис признал неохотно. Возможно, он был прав, ведь война для правителя, что шахматная партия: остается только ждать, когда твой противник сделает следующий ход. А это может занять недели, если не месяцы. Сидеть сложа руки и ждать новостей было даже мучительнее, чем смотреть на усеянное телами поле. Такими темпами я скорее паду жертвой безумия, нежели жертвой стрелы или ножа.

– Раз ты считаешь, что это будет уместно… Хорошо, – сдалась я. – Только никакого засилья стражи и горна! Меня и так все заметят. А еще возьмем с собой остальных.

– Остальных?

– Маттиолу, Гектора, Тесею, Сильтана и Мелихор. Трое последних никогда на таких празднествах не были. Хочу показать им, что дейрдреанцы не всегда такие мрачные и угрюмые, как те, кого они видят в замке.

С каждым новым именем, что я называла, лицо Соляриса вытягивалось все больше. Но на иные условия я была не согласна: мало того что мне еще никогда не доводилось присутствовать на городских увеселениях, так еще и следовало убедить своим поведением горожан, что восстания не несут никакой угрозы Кругу, и наш союз с другими туатами по-прежнему процветает. Словом, я должна была веселиться, но как это делается, уже и не помнила. Оттого и надеялась, что друзья освежат мою память.

Так вместе мы приступили к сборам на летний Эсбат. Они заняли у меня куда меньше времени, чем подготовка к сейму или Вознесению. Я не хотела сильно выряжаться туда, где шелк, привезенный из Ши, уже считался роскошью, а самыми искусными украшениями были серебряные заколки. Мне хотелось стать частью народа, и для этого не стоило вызывать зависть. Потому я остановилась на хангероке из грубоватой бязи, расшитой золотистой плетенкой и выкрашенной в абрикосово-оранжевый цвет – такого цвета в летний Эсбат, как в самый длинный день в году, было небо до глубокой ночи.

Оставив волосы распущенными, я заплела в косу лишь рубиново-красные локоны, куда Тесея после продела несколько таких же ярких красных бусин – с ними моя коса походила всего лишь на изощренное украшение, а не на проклятую отметину.

– Мы идем смотреть на человеков! В этот раз на живых, розовых и свежих. Танцевать с человеками, пить и есть с человеками, – мурлыкала Мелихор на песенный мотив, пока Маттиола, сидя на табурете посреди купальни, старательно расписывала ее лицо традиционными узорами Дейрдре алого цвета, какими чуть раньше украсила мое. – Эй, ты собираешься до самой смерти ее прятать, энарьят? У драконов и рога бывают, и гребни порой на спине торчат. Чего стесняться? Очень даже симпатичная культяпка!

Я не сразу поняла, о чем говорит Мелихор, но затем Маттиола вдруг отложила баночку с кошенильными червецами[15 — Червецы – насекомые, из которых добывается красный краситель (кармин).] и выхватила у меня перчатку, в которой я собиралась спрятать костяную руку.

– Тут я полностью солидарна с Хорой, – заявила она. – Разве берсерки прячут свои шрамы и увечья? Они гордятся ими! И ты гордись.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности