Мой желанный мужчина

Лететь пришлось долго, больше четырех часов, и, когда флаер приземлился на небольшой стоянке, укрытой за деревьями, день перевалил за середину. Несколько минут я просто дышала, проникаясь этим чудесным местом и немного жалея, что не выбралась сюда раньше, а после, подхватив вещи, направилась к небольшому снятому домику, расположенному на берегу океана.

Он оказался удаленным на приличное расстояние от остальных, последним на побережье, тянувшемся и пропадавшим за скалистым утесом. Уединенное место, тихое и вполне подходящее для моего отдыха.

Я осмотрела дом, состоящий из спальни, гостиной, небольшой кухонной зоны и ванной комнаты, выглянула на веранду и вернулась к оставленным вещам. Едва открыла чемодан, как из ближайшего кармашка выпали ключи от лаборатории, которые я забыла сдать. И сразу нескончаемым потоком хлынули воспоминания и мысли о работе. Весь полет до Каллиастры я старалась об этом не думать, держалась, но сейчас казаться равнодушной не получалось. Эти злополучные ключи, случайно оставшиеся у меня, стали последней каплей в череде событий, произошедших после моего отлета.

Мое своевольное увольнение настолько не понравилось директору исследовательского центра, разрушив его планы, что, пока я летела на Каллиастру, он не поленился и связался со всеми ведущими земными институтами и центрами, изучающими океаны, и дал им обо мне весьма нелестную характеристику. Об этом я узнала от расстроенной Инги, когда межзвездный экспресс только приземлился на Каллиастру. Теперь найти работу станет еще сложнее.

Только о своем решении я не жалела, оно для меня было единственно верным. Кусая губы, сделала несколько глубоких вдохов, бросила ключи в сторону и рывком вытащила из чемодана легкое новое платье, которое еще не было повода надеть. Мне просто необходимо выплеснуть все негативные эмоции. Пора уже отпустить прошлое и начать жить!

Выбравшись наружу, глянула в сторону едва виднеющихся за пальмами макушек административных зданий и развлекательных центров, и направилась к ним. Следующие несколько часов я стреляла в тире в голографически созданный портрет бывшего шефа, разрисовала пейнтбольными шариками с краской всю стену и вдоволь накричалась на водных горках. Выдохнувшись и чувствуя пустоту, отправилась в уютный ресторанчик на берегу океана. Неспешно ужиная, смотрела, как вода на закате раскрашивается в фиолетово-алые краски. Когда поднималась, о пол что-то звякнуло, выпав из кармана, и я вытаращилась на ключи из лаборатории.

Да что ж это такое! Когда я успела их прихватить с собой и как умудрилась не заметить этого и нигде не потерять? Бывшая работа, будто в насмешку, несмотря на все мои старания избавиться от мыслей о ней, до сих пор преследовала меня.

Я решительно щелкнула по меню, заказала бутылку вина и фрукты и, прихватив все это богатство, сжала в руке злополучные ключи, одним махом разрушившие так тщетно восстановленное душевное равновесие.

Снаружи к этому моменту потемнело, и мрак разгоняли многочисленные теплые огоньки, подсветка домиков и чуть мерцающие серебром накатывающие на песок волны.

Я разулась, и ноги сразу утонули в теплом песке, не успевшем за столь короткий срок остыть, и направилась к своему домику. Идти внутрь не хотелось, и я устроилась прямо на песке, смотря на набегающие волны. Молча вскрыла бутылку вина, достала фрукты и утонула в этом моменте.

Не знаю, сколько прошло времени. Давно закончилась еда, а я все слушала, как что-то шепчет океан, утешая шелестом, и вся злость и горечь уходили, оставляя лишь легкую грусть.

Я поднялась, вертя в руках ключи. Металлическая пластинка нагрелась от моих пальцев. Пора отпустить и их, и свою прошлую жизнь.

Я глянула в сторону темневшего скалистого утеса, обулась и вскоре забралась на него. Внизу волны бились о камни, рассыпаясь белоснежной пеной, шумел океан, манил… Я вдохнула, замахнулась и бросила ключи в воду. Едва они исчезли в воде, рассмеялась, чувствуя, как лицо щекочет ветер с солеными брызгами, долетевшими от скалы.

Я отпустила. Я справилась с этим. И впереди меня ждет новая жизнь и неизвестность. Только теперь мне вовсе не страшно! Кто сказал, что изменения не могут быть к лучшему? Моя бабушка вот считала, что человек всегда оказывается именно там, где он нужнее. И чтобы он не делал, уйти от этого невозможно. Пожалуй, пришел мой черед проверить эту теорию на практике.

* * *

Я проснулась посредине ночи с чувством неясной тревоги. Включила мягкий рассеивающий свет, прислушалась к тишине, но ничего необычного и странного в ней не ощущалось. Наверное, на мне все еще сказываются события последних дней, вот и шалят нервы.

Четыре дня прошло! Целая вечность! Все это время я много плавала, наслаждалась вкусной едой, восхитительными закатами, шепотом волн и одиночеством, сведя общение с кем бы то ни было к минимальному. На днях подумывала выбраться на экскурсию к водопадам и в заповедник с редкими видами бабочек, чувствуя, как волнения последних дней отпустили, а внутри проснулось желание более активного отдыха. А теперь эта неожиданная тревога посреди ночи…

Несколько минут я посидела в постели, надеясь, что меня отпустит, но этого не случилось. Я привыкла доверять своей интуиции, поэтому натянула бриджи и футболку, зашнуровала любимые кеды, которые надевала на утренние пробежки, и вышла из домика.

Над Каллиастрой звезды прочертили яркие дорожки, двумя полумесяцами виднелись луны, а вдали небо стало заметно светлеть. Скоро все звезды исчезнут, словно их сметет невидимая метелка, и вновь наступит ясный день.

Дул небольшой ветерок, и я подставила ему лицо, прикрывая глаза, а после бросила взгляд на пустой берег и замерла. Конечно, я видела отливы на острове, ночью океан достаточно далеко уходил от берега, но сейчас в этом простом явлении меня что-то беспокоило. Прикинув, что до прилива еще пара часов, я пошла по обнажавшемуся морскому дну и вскоре добралась до нужной отметки, где должна была плескаться вода, и ее не обнаружила.

Вгляделась вдаль, насколько позволило зрение, на мгновение зажмурилась и сделала глубокий вдох, уже понимая, что это означает. Цунами. Непредсказуемое, опасное… И так, как никого из отдыхающих не подняли по тревоге, о нем просто никто не знает!

К берегу я добиралась бегом, по пути набирая администрацию отеля, но в этот предрассветный час по какой-то причине никто не брал трубку. Значит, придется бежать к ним, чтобы сообщить об опасности и верить, что успею. Через сколько минут по времени остров накроют огромные волны, способные разрушить все до основания, я уже примерно знала, и с невероятным усилием сдерживала панику и вырывающийся наружу ужас.

Когда я добежала до первых домиков, на улицу толпой хлынул народ, в воздух начали подниматься флаеры, крики заполнили эту часть острова. Еще мгновение – и я вдруг почувствовала, как гудит океан, и поняла, что впервые ошиблась в своих вычислениях. У меня не было тех пятнадцати-двадцати минут, волна стремительно и неумолимо приближалась.

Я вдохнула и обернулась, уже догадываясь, что увижу. Огромная стена воды, закрывавшая почти все небо, страшным чудовищем неслась к острову. Меня учили, как действовать во время цунами: забираться во флаеры и нестись на всей скорости, если их нет – выбирать самое высокое здание или вершину и… надеяться на чудо. Только почему-то не учили откидывать парализующий тело страх, когда не слушаются ноги, а паника накрывает с головой.

Наверное, прошло всего несколько секунд, а волна стала казаться ближе, крики людей усилились, в воздухе не виднелось уже ни одного флаера. Большинство отдыхающих рвануло в лес, стало забираться на деревья и крыши домов, надеясь спастись, а я, собрав все силы, бросилась вдоль берега к возвышающемуся утесу, самой высокой точке острова в этом районе. Ноги скользили по песку, гудел приближающийся океан, шумело в ушах, в глазах темнело, когда я все же добралась до вершины. Спроси меня кто-то, как за такое короткое время я здесь оказалась, и сама не пойму.

Уцепилась за скалу, сделала глубокий вдох, готовясь все же через считанные мгновения оказаться под водой, волна явно выше этого утеса, он лишь оставляет мне шанс выжить, не больше. Как вдруг внизу увидела внезапно появившегося мужчину. Еще мгновение назад, я просто готова поспорить, его тут не было. Откуда он взялся? Погибнет же! Я не успела ему даже крикнуть, чтобы спасался, как он исчез где-то под скалой. В следующую минуту вода подошла совсем близко, грозя обрушится на остров и заставляя каменеть от ужаса.

Глава четвертая

Я как можно глубже вдохнула, готовясь к худшему, как весь океан замер, словно кто-то его… остановил. Стена воды нависала, закрывая собой все, даже небо над головой, но не двигалась. Я таращилась на это невозможное явление, не находя ему никаких объяснений. Еще больше поразилась тому, что вода вдруг стала отодвигаться, возвращаясь в океан, а стена воды медленно снижаться.

Может, мне все это снится? Я все еще прижималась к скале, когда волна стала метра три, не больше, возвращая предрассветное небо, и ушла от берега. Я отцепилась от камня, подошла к самому обрыву и увидела, как на песке, не двигаясь, лицом вниз, вытянув одну из рук к океану, лежит мужчина.

Я бросилась к нему, надеясь, что еще не поздно его спасти, за какие-то считанные мгновения умудрившись спуститься с утеса и оказаться рядом.

Мужчина был странно одет для тех, кто отдыхал на этом острове. В темно-синий комбинезон с серебристыми, едва мерцающими вставками. Я перевернула его на спину. Черные мокрые волосы облепили лоб, четко выделялись заостренные скулы. По лицу от лба до подбородка спускались синеватые светящиеся узоры. Похоже, это местный житель, работающий на острове. Но какое это имело значение?

Я нащупала пульс, убедилась, что мужчина жив, и поняла, что придется делать ему искусственное дыхание. Спасибо преподавателям родной академии за особую требовательность на курсах по оказанию первой медицинской помощи, когда навыки вбивались до автоматизма и могли примениться в любых экстремальных условиях.

Я наклонила голову незнакомца набок, зажала его нос и глубоко вдохнула, прижимаясь к его рту. Грудь мужчины немного приподнялась, и я повторила движение. Десять-двенадцать вдохов, быстрых, уверенных, когда нет никаких мыслей, а губы ощущают только чужие, мягкие и теплые. И мир замирает где-то там, пока ты надеешься удержать чужую жизнь.

А потом мужчина очнулся, закашлялся и открыл глаза. Цвета темного аквамарина, яркие, словно звезды. Я пропустила удар сердца, не сразу приходя в себя от потрясения. Сколько я общаюсь с представителями разных рас, никогда не видела таких поразительных глаз. В сочетании с узорами, по-прежнему поблескивающими на лице, незнакомец смотрелся совсем необычно.

Он полоснул меня острым взглядом, уперся рукой в песок, приподнимаясь, и тут же посмотрел на океан. Молниеносно вскочил на ноги, вздернул меня.

– На скалу, быстро!

Голос мужчины, хрипловатый и безумно притягательный, ударил в меня, заставив внутри что-то зазвенеть.

Что со мной происходит? Похоже, адреналин и пережитый стресс дают о себе знать, иначе откуда такая странная реакция на незнакомца?

Я уставилась на мужчину, все еще пытающегося выровнять дыхание.

– Это вместо «спасибо, что спасла мою жизнь»? – все же уточнила я, не удержавшись.

Не то чтобы я жаждала благодарности, но такое поведение выходило за рамки.

– Идет вторая волна! – не поворачиваясь, смотря на берег, отрезал он. – Беги!

Последнее слово прозвучало приказом, в котором почувствовалась невероятная сила, и я увидела вторую волну, идущую к берегу. Она была такой же высокой, как и первая, стена воды закрывала небо, заставляя цепенеть от ужаса. Она же не должна была прийти так быстро!

– Беги! – уже рявкнул он, поворачиваясь и сверкая аквамариновой тьмой в глазах.

– А ты? – выпалила я.

На мгновение мне показалось, он удивился, но понять, чему именно, я не могла.

– Я справлюсь.

– Ты сумасшедший? – вспыхнула я. – Я ведь чудом тебя сейчас спасла! На скалу, живо! – рявкнула, сама того не ожидая, и ухватила его за руку, потянув за собой.

Мужчина едва ощутимо, словно от легкого удара, вздрогнул, шумно выдохнул, а после вдруг подхватил меня на руки и с какой-то ненормальной скоростью, когда вокруг все размывается, за считанные мгновения оказался со мной на скале. Я даже и пару вздохов сделать не успела.

Он тут же отпустил, задвинул меня за спину. Волна уже закрыла собой небо, готовая обрушиться на беззащитный остров. Страх так и не исчез, лишь на время затаился, а теперь рвался наружу. Я держалась, не поддаваясь панике, уцепилась за скалу и глубоко вдохнула, не понимая, почему незнакомец так и стоит, смотря на воду, а не пытается спасти свою жизнь.

– Убери руки от камня, – вдруг совершенно спокойно, словно мы тут не находимся на краю гибели, сказал мужчина.

Он точно сумасшедший! Угораздило же меня с ним встретиться в такой момент! Или сумасшедшая я? Ведь почему-то отпустила же, как он сказал, оказываясь беззащитной перед чудовищной стихией, всего в двух шагах от мужчины, по-прежнему за его спиной.

Еще мгновение – вода готова была уже обрушиться на берег, как мужчина вскинул руки, вокруг нас появился энергетический щит, мерцающий синеватым светом, а волна замерла.

Я смотрела на эти мужские ладони, сильные, уверенные и не верила, что это именно они сейчас удерживают волну. Напряженная мужская спина, закрывающая меня собой, мокрые черные волосы, тяжелый вдох…

Вода отступала медленно, осторожно, повинуясь чужой воле, оставляя остров в безопасности, но часть водного потока все еще находилась перед нами, нависала над головой, грозя бедой.

Щит вдруг стал искриться, сужаться, и я непроизвольно сделала шаг к незнакомцу, а потом еще один.

Слева виднелся нетронутый остров, и только тут часть волны все еще висела и не желала отступать.

Напряжение мужчины я почувствовала буквально кожей, близость к нему была совсем опасной. Сузившийся щит практически прижал меня к нему, и пространство вокруг нас тотчас окружила вода. Руки незнакомца подрагивали, он, похоже, с трудом удерживал волну.

А я вдруг ощутила движение воды, ее злую, яростную силу. Почувствовала кончиками пальцев, каждой клеточкой себя, как никогда раньше, осознавая, что это проснулась моя способность, откликнулась, когда я была на пределе. Только чем это мне поможет? У меня лишь капля дара, не больше. И я впервые пожалела, что это так.

Мужчина держался, отталкивал воду, противостоял ей и не думал сдаваться, несмотря на то, что сил у него оставалось немного.

Не знаю, зачем я это сделала, наверное, тоже малость сошла с ума, но я прижалась к мужчине сильнее, обхватила его руками там, где билось сердце, вдохнула, прижимаясь лбом к его шее, и закрыла глаза, чувствуя в этом действии правильность.

И мне было неважно, кто он, этот мужчина. Один из местных жителей, сам морской бог или просто сумасшедший. Он отчаянно, безрассудно спасал сейчас десять тысяч человек, находящихся на этом острове. Делал то, что не в состоянии был сделать никто.

Кончики моих пальцев уже не покалывало, жгло, и тело стало наливаться непривычной тяжестью, когда я вдруг увидела, как резко схлынула волна, уходя в океан, распадаясь. Я вдохнула, отпуская мужчину из своего захвата, потерла виски. Незнакомец медленно обернулся, и я отметила, что узоры на его лице стали едва заметными, а вот глаза по-прежнему невыносимо аквамариновые, штормовые.

– Ты как? – тихо спросил он.

– Нормально, – машинально отозвалась я, так и не придя в себя после всего случившегося.

– Подожди здесь, я спущусь, проверю, успокоился ли океан, или ждать еще одной волны, – незнакомец по-прежнему не спускал с меня глаз, и его голос звучал так, будто он хотел о чем-то меня спросить, но никак не решался.

Не дождавшись моего ответа, сорвался с места, становясь размытой тенью. Нет, тогда мне все же не показалось. Вот и не верь после в сказки о морских богах. Я нервно хмыкнула и покачала головой, отмечая, что незнакомец зашел в воду по пояс, опустил в нее руки и закрыл глаза. Он словно слушал океан, и легкие волны отзывались на едва ощутимые движения его пальцев. Расскажу кому – не поверят ведь, что такое, в принципе, возможно. Даже у землян с третьим уровнем стихийный дар, если он касался воды, на подобное не способен.

Ноги что-то ласково пощекотало, и я отвела взгляд от незнакомца и едва не вскрикнула. Вода, пропитавшая песок на небольшом утесе, собиралась в капли, стремилась в мою сторону. Это все можно было бы списать на влияние дара мужчины, все еще находящегося в океане, если бы вода на добралась уже до моих коленей, залечивая царапины, полученные в тот момент, когда я карабкалась на утес. И, если бы, от едва заметного моего жеста рукой, она не потянулась бы следом.

Я закрыла глаза, сделала несколько глубоких вдохов, все еще отказываясь в это верить. Ну, не мог мой дар измениться так резко, скакнуть с едва приближенного ко второму, в третий. Но потоки собравшейся воды, ласкающие руки, быстрая регенерация и покалывание кончиков пальцев говорили об обратном. А еще я слышала океан. Рокотом, шумом волн, плеском он разговаривал о случившемся, успокаивался под действием силы мужчины, стоящего в воде, вновь становился собой прежним.

Я вновь посмотрела на воду, успевшую добраться практически до бедер. Смешно и представить, что еще несколько дней назад у меня мелькала мысль, что найти работу – это самое сложное, что мне предстоит сделать. После случившегося цунами, встречи с мужчиной, способным удержать океан, и проснувшегося третьего уровня дара, о котором я практически ничего не знаю, все остальное кажется теперь мелочью.

Несколько минут, превратившихся для меня в вечность, я пыталась избавиться от воды, даже принялась мысленно уговаривать ее отпустить меня. Не знаю, что подействовало, но я справилась с задачей. И едва это случилось, как тело начал бить озноб, навалилась резкая усталость, и я пошатнулась, с трудом устояв на ногах.

В небе вдруг появилось множество спасательных флаеров, опускающихся прямо на пляж, из леса стали появляться люди. Со скалистого утеса было видно, как они напуганы и растеряны, а некоторые – ранены.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности