(Не)Идеальная пара для дракона

Боевики вечно таскали с собой такие. Говорят, у них там были специальные настойки восстанавливающе-укрепляющие. Ничего незаконного, просто особым образом заваренные травки.

– Здесь уйма столов. Почему ты сел сюда?

– Мы не договорили.

– Договорили.

Дракон поставил термос, вдруг резко подался вперед, заставив меня отшатнуться, и оскалился:

– Мне не отказывают, Уайт.

– Чего? – опешила я, удивленно хлопая ресницами.

Впрочем, недоумение длилось недолго, уступив место злости, которая ядовитой волной распространялась по телу, туманя рассудок. Все советы о правильном дыхании, мысленном подсчете и прочих духовных практиках как-то быстро растворились в этом яде.

– Да кем ты себя возомнил? – прошипела в ответ, специально понизив голос, чтобы нас не услышали случайные студенты.

Пусть их сейчас было не так много, но мы и так привлекли к себе лишнее внимание. Точнее, это дракон привлек своей персоной ко мне лишнее внимание. И мне это не нравилось.

– Хантер Корф, шестой курс боевого факультета академии Уатерхолл. Лучший специалист по боевым заклинаниям в академии. Тем самым, которые ты завалила вчера. Кроме того, ты мне должна, Уайт.

– Чего? Что я тебе должна?

– Ты вчера едва меня не поранила во время зачета, после того, как неправильно поставила заслонку. Профессор Мар не стал придавать это огласке, а я могу, – заявил он, отстраняясь и откидываясь на спинку скрипучего стула.

– Ты что, меня шантажируешь? – опешила я, пока еще с трудом веря, что все это мне не снится.

«Надо было все-таки согласиться на предложение Сэлли и отправиться танцевать с эльфами, фавнами, феями и дриадами».

– Лишь напоминаю о том, какой я добрый, милый и внимательный, что не поступил так некрасиво и не создал тебе серьезных неприятностей, – спокойно произнес чешуйчатый, закидывая ногу на ногу.

Темно-рыжая волнистая прядь упала на его лоб.

Честно говоря, никогда не любила рыжих. Но этот дракон… ему шло быть таким огненным и ярким.

– Ты!.. – У меня даже слова закончились от такой наглости. – Ты просто… просто…

Хотелось выругаться. Громко и неприлично. Но таким как Корф не стоило показывать слабость – растопчет и глазом не моргнет. Да и кто мог ждать подобного от какой-то серой мыши в огромных круглых очках?

Дракон терпеливо молчал, продолжая внимательно наблюдать за мной. А я не нашла ничего лучше, как выпалить:

– Я совершенно не виновата в том, что произошло на арене, и заслонку поставила правильно. Там было нестабильное поле!

– Это ты в учебнике прочитала, да? – хмыкнул дракон, вновь откидываясь на спинку стула и делая очередной глоток из термоса. – И заклинания по учебнику учила, не так ли?

– Разумеется.

– Боевая магия не терпит сухих цифр и расчетов.

– Серьезно? Любая магия требует расчетов и цифр. Иначе легко ошибиться и провалиться в раскол, – возразила я.

– Это тебя на факультете артефакторики учили?

В его голосе звучало столько ехидства, что у меня пальцы начали зудеть от желания схватить чашку с недопитым чаем и швырнуть в мага.

– Что поделаешь, – с улыбкой отозвалась я, – нас на факультете артефакторики действительно учат работать головой, а не мышцами, как на вашем боевом факультете.

Дракон слегка обалдел от такой наглости. Застыл, не донеся термос до губ. В глубине янтарных глаз полыхнуло такое пламя, что я трижды успела возненавидеть свой длинный язык, который приносил мне одни лишь неприятности. Тем временем Корф медленно поднялся, взял термос и неспешно, четко выговаривая каждое слово, произнес:

– Допивай свой чай. Через двадцать минут жду тебя на арене.

– Но…

– И очень советую не злить меня, Уайт.

– Зачем тебе все это? – вскочив, горячо зашептала я. – Вот только не надо рассказывать мне про скуку! Дело в другом.

Корф смотрел на меня секунды три, а потом равнодушно выдал:

– Я просто хочу сделать тебе больно, Уайт. А арена для этого идеально подходит. Двадцать минут. Время пошло.

ГЛАВА 3

Хантер

Все с самого начала пошло не так.

Совсем!

Согласно его идеальному плану, эта Уайт должна была прыгать от счастья от одной только мысли, что дракон удостоил ее вниманием, радоваться и соглашаться на все. А она… это лохматое чудо в тапочках с зелеными мордами драконов и нелепом халате, из-под которого торчали тощие ноги… она не то, что не радовалась… она посмела ему отказать! Ему! Хантеру Корфу! Будто одной Ливаны ему было мало!

Может, его прокляли? Ну а что? Приворотные зелья ведь подливали и не раз. Дуры безграмотные, которые не учили теорию. Драконов никакие зелья не брали, ни ядовитые, ни приворотные. Может, кто от досады решил проклясть? Иначе как объяснить эту харгову ерунду, что творилась в его жизни?

Хотя, может, всему виной эта… ненормальная девица в огромных очках и с толстой седой косой.

Дракон уже успел навести справки, узнать об этой лучшей студентке потока, заучке, настолько влюбленной в свои винтики, шестеренки и магические руны, что не замечала ничего вокруг.

И образ, который сложился в голове, совершенно не вязался с этим чудом, что посмела спорить с ним и отвергать помощь.

Пришлось опуститься до шантажа.

Гордился ли он этим? Нет. Но раз подружиться не получилось, будем действовать другим путем.

Огненный дракон стоял в центре арены, убрав руки в карманы штанов, и ждал. На каменной стене висели огромные круглые часы, и Корф внимательно следил за большой минутной стрелкой, которая делала один круг за другим, отсчитывая время.

Пошла девятнадцатая минута отведенного времени.

Успеет или нет?

Хантер даже не знал, чего хотел больше: чтобы Уайт явилась или отказалась. В голове одно за другим вертелись всевозможные виды наказаний. Весьма соблазнительные, между прочим.

Громко хлопнули двери и послышались быстрые, решительные шаги.

«Успела», – мысленно усмехнулся дракон и медленно повернулся.

Мышь была зла. Настолько зла, что голубые глаза за огромными стеклами очков метали молнии. Губы поджаты, спина прямая, а подбородок упрямо вздернут, давая понять, что его мелкая хозяйка даже не думала признавать свое поражение.

«Нет, не мышь, боевой бурундук, – неожиданно развеселился Хантер, слегка склонив голову на бок. – И кто, во имя Светочей, назвал эту девчонку заурядной? В ней же загадок больше, чем в ольманской шкатулке с секретами».

– Я пришла, – заявила она, продолжая крепко сжимать ручку висевшей на плече сумки.

– Вижу, – усмехнулся Хантер, нарочито медленно изучая девчонку, из которой ему предстояло сделать королеву.

«И где была моя голова, когда я на это соглашался?!»

Невысокая, худощавая, смешная и какая-то… нелепая. В ней не чувствовалось красоты, грации и стати древней крови. В ней вообще ничего не чувствовалось кроме поразительного упрямства. Не то, чтобы страшная… наверное, даже симпатичная, вот только за большими очками лица особо не рассмотреть. И зачем она носила очки? Все артефакторы их снимали, как только покидали аудиторию, а она нет. Если присмотреться, глаза голубые, а волосы… волосы – это проблема. Почему они такого странного оттенка? Смотришь на них и сразу бабулю вспоминаешь.

«Работы много. Времени мало», – с неудовольствием подытожил он.

Девчонке быстро надоели эти странные гляделки.

– Ну и? – нетерпеливо спросила она, притоптывая на месте. – Ты будешь учить или как?

– Ты не переоделась, – заметил дракон, встречаясь взглядом с ее глазами.

Было в них что-то завораживающее, чего он сам себе объяснить не мог.

– Ты дал мне всего двадцать минут, – парировала девчонка. – Я бы не успела в любом случае, так что потерпишь мою юбку вместо тренировочных штанов.

На ней оказалась обычная темно-коричневая юбка длиной чуть ниже колен. Вот только отчего-то она делала девчонку еще более мелкой и незначительной. Да и пиджак сидел неудачно: топорщился на плечах, шел волнами на спине.

Осталось понять, как уговорить ее сменить гардероб, снять очки и что-то сделать с волосами. Легко точно не будет.

От его пристального внимания Уайт еще сильнее разозлилась и запыхтела как ежик.

– Слушай, Корф, если это какая-то шутка…

– Сумку положи на лавку, – равнодушно приказал он, отступая и отворачиваясь, – и возвращайся.

Она закатила глаза и что-то проворчала себе под нос. Кажется, советовала ему отправиться прямиком в Раскол покорять пламя Гаргарда.

Вот только Хантер там уже был. И метка темного огня навсегда осталась на его теле.

«Хм… а это может быть интереснее, чем я предполагал», – неожиданно подумал он и с предвкушением улыбнулся.

Бриана

Медленно опустила сумку на лавку и выпрямилась, стараясь успокоиться. Впервые за три года учебы в Уатерхолле я была готова сорваться и наорать на этого… невыносимого, высокомерного, наглого, беспринципного, раздражающего ДРАКОНА!

Но не стоило. Эмоции следовало держать под контролем. Себя следовало держать под контролем. Это единственное условие, которое мне поставили, отпуская сюда.

– Выходи в круг.

Приказ прозвучал резко, как удар магического шеста.

«Давай, Бри, ты сможешь!»

Я послушно шагнула в ближайший и застыла, ожидая дальнейших указаний.

– Вставай в первую позицию.

Не удержав тяжелый вздох, я слегка поменяла положение. Поставила ноги на ширине плеч, развела руки, внимательно следя, чтобы они находились друг от друга на расстоянии в…

– Ну и что ты делаешь?

Вопрос Корфа заставил меня врасплох. Дернувшись, я потеряла концентрацию, забылась и… злобно посмотрела на навязанного учителя.

– Становлюсь в первую позицию. Как ты и сказал.

– А такое ощущение, что ты решила станцевать, – усмехнулся дракон. – Руками взмахнула, глазками по сторонам стреляешь…

– Чего? – оскорбилась я. – Я не стреляла, а измеряла расстояние между руками! Оно должно составлять не менее одного ярда.

– В учебнике прочитала, – догадался он, продолжая стоять чуть в стороне со скрещенными на груди руками.

На арене не имелось окон. Стекла не выдерживали магических взрывов и точно бы разбились от первого же удара. Сумрак большого помещения разгоняли многочисленные мелкие светильники на потолках и узоры на полу. И это освещение оставляло на лице дракона причудливые узоры и краски, отчего глаза выглядели темными и непроницаемыми, а черты лица острее. Он больше не казался красивым, скорее очень опасным. Настоящий хищник.

– Да. В учебнике, который написал известный боевой маг…

– Боевые маги учебники не пишут, они воюют. Пишут тыловые крысы, которые любят отсиживаться по углам, – фыркнул дракон. – Скажи, пожалуйста, Уайт, сколько раз тебя убили, пока ты это самое расстояние измеряла?

– Чего? – растерялась я.

– Напомни, что я тебе говорил? Боевая магия не терпит расчетов, точности и техники. Тебе нужно не считать, а чувствовать магические потоки, использовать их по назначению и уж точно не думать о расстоянии между руками.

– Я артефактор, боевая магия мне ни к чему, – привычно отмахнулась я, уже не пытаясь скрыть раздражение.

– Да неужели?

Дракон вдруг оказался рядом. Так быстро, что я и моргнуть не успела, а он уже в полушаге от меня. Но и это крошечное расстояние парень преодолел за долю секунды. Схватил меня за руку чуть ниже локтя, наклонился так близко, что мы почти столкнулись носами и тихим зловещим голосом произнес:

– И что ты теперь будешь делать? Какой артефакт применишь?

– Есть артефакты кольца, браслеты, кулоны, – с трудом прошептала я, утонув в янтаре его хищного взгляда.

– Правда? Но сейчас их у тебя нет. Как жаль. А потом ты можешь их… забыть… потерять… или они разрядятся. Артефакты имеют свойство разряжаться. И что тогда, Уайт?

Его голос звучал хрипло и напряженно, словно стилусом по стеклу царапали. И ощущения он вызывал схожие: по телу пробежали болезненные мурашки, а дыхание сбилось. Янтарь в его глазах тут же зажегся победным огнем.

А вот это он зря! Я еще не сдалась.

Слегка отстранилась и со всей силы наступила ему на ногу. Каблук на ботинках был небольшой, но все же наличествовал, подбитый толстой набойкой из специального сплава. Он блокировал магические потоки, которые все артефакторы использовали в своей работе.

В общем, стукнула сильно. Дракон вздрогнул, отступая. Но скорее не от боли, а от неожиданности. Ехидная улыбка на его губах погасла, а вот пламя в глазах разгорелось ярче. И с чего я вообще решила, что там может поселиться холод?

Воспользовавшись моментом, дернула руку, чтобы высвободиться из захвата и тоже отступила, сдувая прядь со лба.

– Не переживай, Корф, защитить себя я смогу и даже без боевой магии.

Хотела, чтобы мои слова прозвучали уверенно, но не получилось. Голос прерывался, дыхание сбилось, а тело дрожало от одного только воспоминания о неожиданной близости с этим драконом.

– Отличная попытка, Уайт, – кивнул он. – Продолжим?

Слова заклинания призыва легко сорвались с его губ, активируя узоры на полу и сверкающий защитный купол вокруг нас.

– Нас этому не обучают, – заметила я.

Впервые оказавшись внутри купола, я с интересом осмотрелась. Древняя магия сверкала в воздухе, готовая к новым свершениям. Протянула руку, словно хотела коснуться полупрозрачных стенок.

– Я бы не советовал, – тут же предупредил Корф. – Потом сутки не сможешь рукой шевелить. А для артефактора это весьма болезненное наказание.

– Знаю, – убрав руки за спину, повернулась к нему. – Что дальше?

– Начнем с азов, которые ты из-за своего упрямства пропустила.

– Что? – привычно оскорбилась я.

– Профессор Мор – уникальный преподаватель с очень сильной древней кровью. Пусть требовательный, резкий, но свое дело он знает. Если ты что-то не уяснила из уроков, то явно из-за собственного упрямства и уверенности, что боевая магия тебе ни к чему.

Самое обидное, что именно так все и было. Но не признаваться же сейчас в своих ошибках, да еще этому дракону.

– Будем заново учиться воспринимать магию, Уайт.

– Я умею ее воспринимать. Я лучшая на курсе, – напомнила я.

– Но не здесь. Становись в центре, – снова скомандовал он, указав на сияющую алым спираль.

«Сегодня же отправлюсь в деканат и поговорю с профессором Голх!»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности