(Не)Идеальная пара для дракона

«Точно лич! Именно так они воют, подзывая свою жертву!» – подумала я.

Корф напрягся сильнее, сразу же призывая боевую магию.

Он сделал это так легко, естественно и привычно, словно нос почесал. Мне для призыва требовалось сосредоточиться, пару раз выругаться и только потом, может быть, что-то и вышло бы.

– Стоишь за спиной и никуда не лезешь, – не сводя глаз с тропинки, где в темноте притаился лич, приказал дракон, в то время как оранжево-желтое пламя принялось пожирать его пальцы.

– Хорошо. Это же лич, да?

– Не разговаривай и не мешай, – проигнорировав вопрос, продолжил раздавать указания Корф.

Если нам встретился лич, то повезло, что моим спутником оказался именно огненный дракон, поскольку умертвие такого уровня мог уничтожить либо некромант, либо священный огонь. А кто способен владеть пламенем лучше, чем огненный дракон? Хотя, с другой стороны, не потащи меня Корф этой тропинкой, встречи с нежитью и вовсе не произошло бы.

– Если что, беги и зови на помощь. Поняла?

– Ага.

Тревога нарастала, и я поймала себя на мысли, что мне очень хочется прижаться к Корфу сильнее, ну или хотя бы взять его за руку. Подумала и скривилась от собственных мыслей. Что за глупости лезут в голову! Просто кошмар! Всему виной стресс и опасность, которая витала в воздухе, перемешиваясь с ароматом пробуждающейся силы.

На всякий случай я отступила еще на один шаг назад.

Дракон не стал что-то кричать или требовать, просто создал в руках огненную сферу – совершенную, между прочим, без единого изъяна, – и отправил ту в ближайший куст. Не швырнул, а отправил.

Огненный шарик понесся вперед, освещая темноту и существо, которое пряталось в зарослях. Тому такая подсветка явно не понравилась. С жалобным воем нечто темное, странное, с торчащими в разные стороны клоками шерсти бросилось прочь, трусливо поджав хвост.

– Стой! – крикнула я, забыв о наставлениях, и схватила Корфа за локоть. – Не надо. Это же собака.

– Не обманывайся, Уайт. Где ты видела такую собаку со светящимися глазами? – отозвался парень, но нападать на животное не спешил.

А пес, продолжая жалобно плакать, метался из стороны в сторону в стремлении как можно быстрее сбежать от огненного шара, который кружил за ним следом.

– Прекрати издеваться над животным! – возмутилась я, снова дернув его за рукав.

Шарик качнулся и застыл. Пес тут же воспользовался передышкой и рванул в сторону. Однако побег закончился быстро и весьма плачевно. Животное провалилось в кем-то открытый колодец и с жалобным воем рухнуло вниз.

– Великие Светочи, – ахнула я и, подхватив юбку, бросилась вперед.

– Уайт!

Поминая совсем не Светочей, а их извечных противников, Корф последовал за мной.

Утопая в рыхлом снегу почти по щиколотку, я направилась к колодцу. Приблизившись, присела рядом с ним, заглянула в черную дыру и прислушалась. Кажется, снизу донеслись возня и тихий жалобный писк.

– Посвети, – велела я Корфу, который опустился рядом.

– Ты же не знаешь, что это такое, – заметил он, но послушно создал световой шарик, который несколько секунд висел в воздухе, а потом начал медленно и плавно опускаться вниз.

– Угу.

– И это точно не собака, а какое-то неизвестное магическое создание.

– И что теперь? – спросила я, повернувшись к нему. – Оставить его умирать? Существо вряд ли опасное. Оно испугано, возможно, ранено. И там до утра точно не доживет. Мы не можем бросить его так.

– Уверен, уже завтра я об этом пожалею, – пробормотал дракон, наклоняясь вперед, чтобы вместе со мной попробовать разглядеть, что там на дне.

ГЛАВА 7

Стоило огоньку спуститься всего на пол-ярда, освещая верхнюю часть колодца, как существо внизу вновь взвыло, заскулило и зашевелилось.

– Стой! – Я схватила Корфа за руку и покачала головой, не отрывая взгляда от ямы. – Убирай свет. Он боится.

Корф щелкнул пальцами, и огонек тут же исчез.

– Ну и как ты собралась в потемках доставать это создание? – насмешливо поинтересовался он, а следом предположил: – Надеюсь, ты туда не полезешь? – Пара секунд тишины, и он выдал новый вариант дальнейшего развития событий: – Я туда точно не полезу!

– А я и не собиралась тебя просить, – ответила я и принялась осматриваться. – Мне бы веревку.

Какую веревку можно найти на задних дворах, на безлюдной тропинке, утопающей в снегу, когда кругом лишь высокие заборы, кусты, да торцевые стены домов без окон?

Правильно – никакой.

Я с надеждой посмотрела на дракона.

– Ты же не думаешь, что я таскаю с собой пару футов веревки? – фыркнул тот, разведя руки в стороны.

Да, действительно, это было бы глупо. Взгляд опустился по его лицу ниже и задержался на раскрытом вороте пальто. И в ту же секунду дар артефактора проснулся, выдвигая одну интересную идею за другой.

«А ведь это может сработать!» – подумала я.

Судя по всему, в этот момент взгляд у меня стал довольно кровожадным, поскольку Корф удивленно приподнял брови и на всякий случай слегка отодвинулся.

– Мне нужен твой шарф, – заявила я, расстегивая собственное пальто.

Надо отдать должное, дракон не стал задавать вопросы. Спокойно стянул нужный предмет и вручил мне, с любопытством наблюдая за тем, что я собралась делать.

– Если ты надеешься, что, связав их, сумеешь вытащить это из ямы, то ничего не выйдет, – произнес он.

– У тебя бы, может, и не вышло, – парировала я, раскладывая два наших шарфа у себя на коленях, – но я-то артефактор. Не переживай, возможно, твой шарф мне и не понадобится. Обойдусь своим. Только не отвлекай.

Сосредоточиться, сидя на снегу, было довольно сложно. Артефакторика – это иная магия. Здесь требовался холодный расчет, уверенность, скрупулезность и дотошность. Все качества, которые у меня всегда имелись в избытке. Однако магичить в темноте рядом с огненным драконом, который еще и наблюдал с любопытством, оказалось сложно. Можно было, конечно, попросить его отвернуться, не глазеть и не нервировать, но это означало признаться в собственной слабости. А если этот чешуйчатый решит, будто я в него влюблена, то будет еще хуже. У него и так самомнение выше облаков.

Что обычно лежало в карманах настоящего артефактора? Да все что угодно. Нас за глаза называли то сусликами, то бурундуками, то белками-переростками. Все из-за привычки запасаться всякими, порой совершенно глупыми и ненужными, штуками.

Вот и сейчас, после небольшой инспекции по карманам, я достала несколько шестеренок из специального сплава, моток сверхплотной тончайшей нити, пару кожаных шнурков, ну и так, по мелочи.

Все это я положила кучкой себе на колени, расположив рядом с шарфами.

Флакон с зельем так и остался лежать в потайном кармане. Он был выполнен из ударопрочного стекла, так что падение на нем никак не сказалось.

Ну а дальше пришла пора магичить. Для начала я коснулась камешков, которые были впаяны в дужку очков. Пара нажатий, образующих необходимую комбинацию, и мир вокруг меня изменился, стал более объемным и ярким. Он даже слегка посветлел, обрисовывая контуры соседних домов и кусты у тропинки.

Легкое движение пальцев, и мой шарф медленно поднялся в воздух и начал распускаться. Пушистая, немного неровная пряжа соединялась с тонкой сверхпрочной нитью из катушки и закручивалась в моток.

Одновременно с этим я подняла в воздух шестеренки и занялась их расплавлением. Заклинание было сложное и довольно опасное. Требовалось разогреть металл до температуры плавления и не затронуть воздух вокруг. То есть целенаправленное воздействие на предмет. Мы это проходили еще на первом курсе.

Не буду рассказывать, сколько ожогов получила, прежде чем научилась делать это правильно. Мало было расплавить металл, следовало удержать его и не допустить кипения. Ведь любое кипение означает выброс тепла, а это контролировать сложно.

Данная процедура невозможна без точного расчета, сосредоточенности и уверенности в своих силах. Это не боевики, которые полагались на чутье и магию вокруг себя. Тут мало мочь, надо уметь и думать.

Моток в воздухе становился все больше, а шестеренки уже приближались к нужной температуре. Еще немного, и можно лепить из них все, что нужно.

Наконец я отложила довольно большой моток пряжи с вплетенной в него сверкающей нитью и полностью сосредоточилась на металле, создавая одно сверкающее звено за другим. Они получались небольшими и тонкими. Слишком тонкими. А потому каждое приходилось отдельно укреплять и питать магией. Процесс долгий, нудный и крайне энергозатратный.

Перед глазами в линзах очков мелькали одни расчеты за другими. Это раньше они отвлекали, путали и сбивали с работы. Сейчас, на третьем курсе, эти они воспринимались такими же естественными и нужными, как собственные руки. Без них просто никак.

Всего пятнадцать звеньев сделала, а устала так, словно час занималась на арене. Судорожно вздохнув, вновь приказала клубку подняться в воздух. Теперь осталось соединить и закрепить все три элемента. Цепь, конечно, выйдет кривая, некрасивая и не сильно прочная, но минуты на три ее хватит. Я очень надеялась, что этого будет достаточно, чтобы вытащить зверька из ловушки.

Не знаю, сколько еще минуло времени, но работа была проведена довольно успешно и в воздухе рядом с нами зависла самая настоящая цепь: кривая, странная, пушистая от нитей и с металлическим блеском, усиленная магией, но с коротким сроком действия.

Профессор Броуди мне бы за такие выкрутасы точно зачет не поставила. Она сама неукоснительно следовала и нас приучала правилу: либо делай хорошо, либо не берись.

К сожалению, сейчас по-другому было никак.

– Твой шарф не понадобился, – произнесла я, осторожно выдыхая и возвращая очки в привычное состояние.

Глаза болезненно зачесались и начали слезиться.

Обычно я не реагировала так бурно на использование магии. Но, видимо, дело в усталости, эмоциях и древней крови, которая медленно пробуждалась, давая о себе знать. А ведь капли я так их не использовала.

– Интересно, – задумчиво кивнул дракон, забирая свою вещь, которую просто повесил на шею. – Думаешь, это сработает? Цепь коротковата.

– Поэтому мне понадобится твоя помощь. Ты не мог бы создать магические силки и закрепить их на этом конце?

– Хм, – задумчиво выдал Корф, но вопросов лишних больше не задавал.

Просто кивнул, сделал несколько пассов руками, прошептал нужное заклинание и вот в воздухе едва заметно заискрили магические силки.

А вот для того, чтобы прицепить их к моей цепи, пришлось постараться. Все-таки конфликт магии никто не отменял. Стоило дракону только направить свою сеть к цепи, как та начинала медленно отплывать в сторону.

И снова, и снова.

За этой игрой можно было бы наблюдать бесконечно, если бы я не устала и не замерзла. Все-таки не стоило мне садиться в снег. И пусть я расположилась на собственных ногах, все равно было холодно и мокро. Кроме того, вновь заныл бок, да и копчик напомнил о неудачном падении.

Минуты две мы совместными усилиями боролись с конфликтом магии и кое-как побороли. Сеть все-таки удалось закрепить на цепи.

– У нас только одна попытка, – сообщил Корф, наблюдая за тем, как я скручиваю свою заготовку, чтобы запустить ее в дыру, где продолжало слабо скулить неизвестное создание.

– Угу.

– Свет нам сейчас точно не помешает.

– Давай одновременно запускать свет и бросать ловушку, – предложила я.

– Хорошо. Уверена, что справишься?

– Сеть тебе активировать, – отозвалась я, заглядывая внутрь черной дыры. Потом вновь обернулась к дракону, который застыл рядом. – На счет три? Раз… два…

– Три! – произнесли мы одновременно.

Корф щелчком пальцев вновь вызвал светлячка, а я бросила цепь вниз. Создание испугано взвыло и вновь попыталось сбежать, но дракон уже активировал сеть. И судя по новому жалобному вою, сделал это весьма успешно.

– Тяни!

Я послушно взвела в воздухе магическую рулетку, крутанула сверкающий диск на себя, и цепь вместе с пойманной жертвой начала медленно подниматься. Слишком медленно. Еще и зверь отказывался безропотно отдаваться на волю судьбы и забился внутри силков, стараясь вырваться.

«Вот же глупое создание! Мы ему помогаем, а он мешается!»

– Быстрее, – велел Корф.

Потом помянул харгов вместе взятых и бросился помогать.

Я даже сделать ничего не успела.

Вообще вмешиваться в чужую магию – дело крайне опасное. Достаться может всем. И дракон это отлично знал. Но все равно схватил цепь и рывком потянул на себя. Та зазвенела, заискрила и начала медленно рассыпаться.

– Осторожнее!

Но Корф и тут сумел опередить меня, сделав еще один рывок истлевающей цепи, которая распадалась прямо в наших руках. Одновременно с этим применил заклинание левитации. Сетка с чумазым ободранным существом уже наполовину вылезла из ямы, поэтому левитация сработала. Нельзя поднять то, что не видишь.

Дракон с тихим хлопком опустил сеть на снег. От удара та сразу же рассыпалась, и существо выбралось на свободу. Честно говоря, я думала, что оно попробует сбежать от нас как можно дальше. Похоже, и Корф придерживался того же мнения. Однако все опять пошло не по плану. Создание радостно взвизгнуло и бросилось прямо на нас.

– Какого харга? – только и успел выругаться он, схватив меня за руку и стараясь загородить от неизученного и, возможно, опасного зверя.

А в следующую секунду нам в глаза ударил такой столб света, что я едва не ослепла. Зажмурившись, отвернулась и внезапно поняла, что заваливаюсь назад. Прямо на снег.

Бам!

Следом послышался еще один БАМ.

Судя по звуку, Корф грохнулся рядом, не забыв вновь выругаться.

Свет исчез, так, словно его и не было. Зато странно заболела рука. Та самая, которую продолжал сжимать в своей дракон. Нет, слава Светочам, это был не ушиб и не перелом. Такое ощущение, что кожу на руке обдало огнем. Да таким, что он оставил ожог в том месте.

Что это может быть, подумать не успела, поскольку в следующую секунду мне на грудь кто-то прыгнул и начал старательно лезть в лицо. Судя по всему, не только ко мне. Очевидно, создание благодарило за спасение и старательно вылизывало нас обоих.

– Да уйди же ты! – рявкнул Корф, отпуская мою руку, и кожа в том месте, где обычно прощупывали пульс, вновь болезненно загорелась.

Я тоже мотнула головой, пытаясь увернуться от шершавого слюнявого языка.

Ну фу же! Еще непонятно, где это существо лазило и что ело.

– Уйди, я сказал! – снова приказал парень.

Удивительно, но дракона оно послушалось. Радостно заскулив, спрыгнуло с нас и отсело в сторону, не забыв тихо тявкнуть.

Вытирая рукавом лицо, я села. Охнув от очередного приступа боли в боку, недовольно покосилась на найденыша. Но стоило бросить в его сторону один-единственный взгляд, и все гневные слова застряли в горле.

Это была не собака… и не лич… но лучше бы они, честное слово! Потому что перед нами сидел мелкий белый и пушистый песец…

– Да чтоб тебя харги сожрали! – воскликнул дракон. – Этого не может быть! Это же королевский песец!

– Но как же так… мы ведь видели собаку. Страшную, черную, драную собаку, – прошептала я, отказываясь верить своим глазам.

– Его спрятали под личину. А он на радостях снял, когда мы вытащили его из ямы. Вспышку помнишь? Так вот это оно и было. Взгляни, он же совсем мелкий, силу не контролирует, поэтому всплески такие резкие и мощные, – процедил Корф и посмотрел на свою руку.

Его лицо тут же побелело, а глаза расширились.

Вздрогнув, я тоже принялась изучать свою руку. На запястье сияла золотом витиеватая руна. Пусть она и была незнакомой, но ее назначение я поняла очень быстро.

– Ох, нет-нет-нет, – зашептала я, пробуя стереть знак, – этого не может быть.

– Может, – мрачно отозвался Корф. – Он привязал нас к себе. Нас двоих. Ты понимаешь, что это значит?

Я судорожно кивнула.

– Конец. Нам точно конец.

Королевский песец был необычным волшебным животным. А еще невероятно редким, а очень и очень ценным. Численность популяции строго регламентировалась законами всех стран, королевств и республик нашего мира, согласно которым иметь песца могли лишь члены правящих домов. И никак иначе.

Все дело в том, что королевский песец приносил удачу.

Я не шучу. Самую настоящую, невероятную и волшебную удачу. И иметь ее могли лишь сильные правящие маги нашего мира. Любая попытка нарушить закон грозила смертью. И неважно, что стало тому причиной.

А он… а мы… мы только что нарушили закон.

Песец радостно взвизгнул и запрыгал вокруг нас, виляя пушистым хвостом.

– Этого не может быть, – прошептала я. – Это какой-то дурной сон.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности