Осколки легенд. Том 1

Тем не менее, первый и второй уровни были совершенно безопасны, освещены никогда не гаснущими факелами, по большим праздникам сюда приходили представители правящего дома, дабы поклониться могилам предков, а в остальное время сюда водили экскурсии, состоящие как из местных жителей, так и гостей столицы Западной Марки.

Третий уровень тоже не считался опасным, хотя на него вельможные особы и экскурсанты уже не спускались. Здесь бывали только местные служители, проверяющие, все ли в порядке в усыпальнице, нет ли на стенах трещин, не проникли ли внутрь злоумышленники. Такое, увы, время от времени случалось, какие-то воришки забирались в некрополь. Детали этих проникновений не разглашались, хотя на рынках Эйгена говорили всякое, в том числе и то, что более этих удальцов никто никогда не видал.

С четвертым уровнем дела обстояли похуже, там начинались владения темноты (не Тьмы, но темноты), туда не спускались служители, и последний, кто там бывал, это король Герхард, прапрадед Вайлера. Он тоже ходил за советом к Максимусу, и вернулся обратно, видимо, получив его, правда, после этого он велел закрыть вход на нижние уровни большой, тяжелой и надежной металлической дверью, а также никогда больше не упоминать при нем о королевской усыпальнице. Ну, по крайней мере, пока он жив.

Именно об этом размышлял Юр, бредя по коридорам усыпальницы вслед за Анной, которая, несомненно, знала дорогу, поскольку бывала тут с отцом. Она уверенно спустилась сначала на второй, а потом и на третий уровень.

– А дверь небось закрыта. На четвертый-то уровень, – пробубнил Витольд, немного опечаленный тем, что ничего стянуть пока не удалось. – И как мы туда попадем?

– Все так же, – раздраженно ответила Анна. – Или ты думаешь, что я только ключ от входа в сам некрополь позаимствовала?

– Анна, это очень плохая идея, – нейтрально заметил Юр. – Подумай еще разок, может, вернемся назад?

– И это говорит мне будущий служитель Ордена Плачущей Богини! Краса и гордость рыцарства, зримое воплощение отваги и мужества, – язвительно сообщила в пространство Анна, уверенно идущая вперед. – Бедный Орден!

– Бедные мы, – тихонько сказал Витольду Юр. – Если эта история вылезет наружу, ее только посадят под замок, а что будет с нами… Лучше не думать.

– У меня и так жизнь не сахар, – буркнул Витольд. – Хуже, чем есть, не будет. Но если говорить честно – то мне жутковато. Не люблю темноту и замкнутые пространства.

Дверь, ведущая в глубины некрополя, была сделана на славу – многослойная сталь, по-другому и не скажешь. Король Герхард явно не пожалел денег, поскольку, судя по качеству материала и вычурности рунных рисунков на ней, это была гномья работа.

– Это сколько же такая дверь стоит? – протянул Витольд, потрогав массивное сооружение. – Не иначе как по весу золотом платили.

– Не знаю, мне не рассказывали, – ответила Анна, ковыряясь ключом в замочной скважине. – Юр, зажигай факелы.

Те затрещали, рассыпая искры, дверь беззвучно растворилась, открыв глазам авантюристов темноту проема.

– Что, не струсили, защитники Короны? – Анна улыбнулась. – Если нет – то пошли.

– Стой, я пойду первым, – Юр отстранил ее с дороги и шагнул вперед. – Витольд, ты замыкающий.

– И на том спасибо, – сглотнул послушник. – А то, может, я вас тут подожду? Опять же – если что, на помощь сбегаю позову. Ну если вас долго не будет?

Юр, повернувшись, смерил его взглядом, и Витольд встал за спиной Анны, приговаривая:

– Я ж как лучше хотел, только о вас и думал…

Да, четвертый уровень был совершенно не похож на предыдущие. Мрачные закутки, в которых стояли потемневшие от времени саркофаги, шорохи и загадочные звуки, несущиеся из темноты, кости, там и сям валявшиеся на полу, – все это настраивало молодых людей на довольно невеселый лад.

Анна так и вовсе потихоньку начала жалеть, что сама влезла в эту историю и ребят в нее втравила, но ее упрямство было сильнее рассудка, как это частенько бывает у властных, избалованных и вдобавок очень молоденьких девушек. Они не могут позволить себе фразу «Да, я была не права», поскольку произнести это выше их сил.

Именно поэтому трое искателей приключений все сильнее углублялись в переходы четвертого уровня усыпальниц, все дальше и дальше уходя от выхода.

– Кажется, пришли, – остановилась Анна спустя некоторое время, и осветила факелом внушительных размеров саркофаг, опутанный паутиной, и с находящимся на его верхней крышке огромных шлемом, похожим на перевернутое жестяное ведро. – Это и есть последнее пристанище Максимуса.

– Уверена? – Юр почесал затылок. – А почему это, а не вон то?

Он посветил в сторону, где стояли еще несколько саркофагов.

– Так шлем же, – развела руками Анна. – Я читала в старой хронике, что великого короля похоронили в его доспехах, он, по слухам, из них и при жизни особо не вылезал. Ну а шлем, наверное, на саркофаг поставили.

– Наверное, может быть, возможно. – Юр недовольно скривился. – Тут не игра в бирюльки, тут наверняка надо знать, мы же не в кабаке, мы в места мертвых пришли…

– Да ну тебя, зануда, – сжала губы Анна, не терпящая тех, кто сомневается в ее правоте. – Сейчас все выясним. Максимус, я Анна, принцесса из правящего королевского дома Альбиусов. Я требую ответа на свой вопрос, согласно данной тобой клятве!

– Ты это, Анна, – перепугано прошептал Витольд. – Ты давай как-то поскромнее, мало ли чего, духи они такие, обидятся еще…

– Верно сказано, обидеться мы можем, поскольку очень не любим непочтительности, – согласился с ним кто-то. – А эта юная дева, стоит признать, хамовата.

Молодые люди обернулись и увидели невысокого, достаточно тщедушного и какого-то пошарпанного призрака.

– Максимус? – неуверенно спросила Анна, недоверчиво глядя на плешивого духа, который смотрел на нее, при этом теребя прозрачной рукой прозрачную же козлиную бородку.

– А то кто же? – ответил дух, показав мелкие зубы. – Максимус, как есть. Король, между прочим.

– Вот и верь древним летописям, – удивленно сказала принцесса друзьям. – А в них писали, что был сей владыка зело мощен телом и высок ростом.

– Летописи пишут при живых королях, а кто же захочет, чтобы про него сказали, что он тщедушен и лыс? – резонно заметил призрак. – Я точно не хотел, а потому придворные летописцы меня отобразили так, как я им сказал.

– Никому веры нет, а? – Витольд высунул голову из-за плеча Юра. – Везде враки.

– Ну ладно, чего теперь выяснять, кто каким был, – дух потер ручонки. – Так вы, девушка, стало быть, носитель королевой фамилии, и, соответственно, персона королевской крови?

– Ну да. – Анна приосанилась. – И по праву хочу получить ответ на один вопрос.

– Это можно, это можно – дух приблизился к принцессе и внимательно осмотрел ее. – У тебя как со здоровьем, все ли в порядке?

– А при чем тут это? – непонимающе спросила Анна. – Какое отношение мое здоровье имеет к моему пожеланию?

– Прямое. – Дух вздохнул. – Вдруг ответ будет сногсшибательным, и ты прямо здесь помрешь? А у нас здесь и так места мало, очень остро квартирный вопрос стоит, понимаешь? Так что со здоровьем?

– Хорошо у меня все со здоровьем! – Анна зло глянула на духа, вьющегося около нее. – Замечательно все!

– Ну вот и ладушки! – дух внезапно очутился нос к носу с Анной. – Тогда задавай вопрос, и скажи в самом конце следующую фразу: «И я открываю тебе дорогу к себе».

– А это зачем? – Анна нахмурилась. – К чему бы?

– Так ответ-то только для тебя. – Дух всплеснул руками. – Этим двум зачем его слышать?

– Ну, вообще-то, это, конечно, верно, – согласилась с ним Анна.

– Что верно? – переспросил Витольд, который последние реплики вообще пропустил мимо ушей, пытаясь втихаря отколупнуть с саркофага Максимуса кусочек барельефа.

– Все верно, – огрызнулась Анна и, воздев руки вверх, сообщила: – Скажи мне дух короля прошлого, буду ли я королевой? И я открываю тебе…

Позже Юр даже и сам не мог сказать, что именно его смутило во вроде бы гладких речах призрака. Нет, так-то все вроде бы звучало логично и верно, но уж больно дух был скользкий, неискренний, даже учитывая то, где он обитает. Вдобавок Юр отметил, что при первых словах Анны дух стал как бы вплывать в нее, растворяться в ее фигуре, причем сама принцесса этого как будто и не видела.

– Не говори ничего, молчи! – Юр прыгнул на Анну, и повалил ее на плиты усыпальницы, не дав закончить фразу. Дух Максимуса, уже совсем было слившийся с телом Анны, с пронзительным визгом отлетел к потолку.

– Анна, ты дура? – завопил Витольд, наконец отвлекшийся от разграбления гробницы. – Ты ему свой ментальный план хотела открыть?

– Сволочь гадская! – вопил дух. – Все почти вышло!

Призрачное лицо тщедушного старикашки исказилось, его черты стали жесткими и пугающими, вместо глаз теперь были красные всполохи молний.

– Не захотели добром отсюда уйти, так здесь и останетесь! – дух спикировал к Юру, ухмыльнулся, увидев его кинжал, который без какого-либо вреда для него входил в призрачное тело, и вцепился юноше в горло.

– Витольддд, – прошипел Юр – Спппп…

Анна, пусть и с небольшим опозданием, завизжала, Витольд бормотал все известные молитвы, пригодные для изгнания духов, Юр хрипел и синел в руках злобного призрака.

– Так, что это здесь происходит? – громыхнул басом чей-то голос.

Все присутствующие, кроме оседающего на землю Юра повернулись к новому участнику драмы.

Это, конечно же, тоже был призрак, но какой! Высоченный здоровяк, в призрачных доспехах и мечом на поясе, с удивлением смотрел на глазевших на него молодых людей и одного духа, который снова принял вид безобидного старичка.

– Так, Традор, опять ты безобразничаешь? – сдвинул брови великан. – Я сколько раз тебя предупреждал? Нельзя на минуту на обход территории отойти, ты уже тут как тут.

– Да ладно тебе, Максимус, – залебезил противный старикашка, разжимая руки, которыми он все еще сжимал горло Юра. – Так, пошутил немного с молодежью, такие они потешные!

Юр мешком осел на пол, он был без сознания.

– Пошутил… – Гигант нагнулся над телом юноши. – Ты ему чуть горло не раздавил, старый осел.

Максимус возложил руку на лицо Юра, что-то треснуло, заискрило, в подземелье запахло грозой. Юр захрипел и зашевелился.

– Жив?! – Анна подскочила к юноше, который держась за горло, силился встать с пола.

– Ж-жив, – сипло ответил Юр. – Н-ничего себе п-прогулялись, а?

– А почему он вас назвал Максимус? – спросил Витольд, глядя на великана в доспехах. – Максимус же он сам?

– Кто, Традор? – громыхнул король. – Вот шельма, а? Так и норовит что-нибудь стащить, даже после смерти.

Максимус повертел головой, в надежде найти хитрого старика, но тот уже успел улизнуть, возможно, прямиком через стену.

– Какой он Максимус? – продолжал громыхать гигант. – Он даже не из нашего рода, это бывший ректор Академии Мудрости, причем проворовавшийся. Когда это выяснилось, то его тихонько удавили свои же соратники, чтобы сор из избы не выносить, и всем сообщили, что он скончался от удара, после чего быстренько захоронили. Вот только не понимаю, как он попал сюда, в королевскую усыпальницу?

– Бывает – застенчиво сказал Витольд, видимо немного сочувствуя подлому Традору. – Мудрость и величие всегда идут рука об руку!

– И одна другую г-греет – добавил Юр, все еще тяжело дыша.

– А чего он от меня хотел? – Анна подняла глаза на короля.

– Тебя, – ответил гигант, невесело усмехнувшись. – Ты же королевской крови, я это ощущаю, причем без каких-либо сомнений.

– И? – Юр, держась за горло, тоже слушал короля.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности