Осколки легенд. Том 1

– Н-ну, этого и следовало ож-жидать, – прокомментировал происходящее Юр. – Б-беспечность в вопросах в-власти всегда п-приводит только к одному – ее п-потере.

Увы, но в очередной раз следовало признать, что он прав.

Где-то пять месяцев назад в Эйген, столицу Западной Марки, невесть откуда заявился принц Федерик. Если быть более точным, принцем себя называл только он сам, да еще его свита, прибывшая с ним и более всего походившая на разбойничью шайку, для отвода глаз прилично одевшуюся.

Незваный гость истребовал аудиенции у короля, предъявил ему бумаги, подтверждающие тот факт, что Федерик является сыном королевской сестры, которая лет двадцать назад сбежала куда-то с молодым гвардейцем, раз сорок назвал его «дядюшкой», и в результате остался при дворе.

Уже тогда наиболее разумные придворные посоветовали Вайлеру выгнать новоявленного племянничка вон, а еще лучше – тихонько удавить его вечером в коридоре, тот же порекомендовал им не лезть в семейные дела венценосцев. Просто примерно в то же время как раз и выяснилось, что Анна непраздна, а потому король болезненно воспринимал любые разговоры, затрагивающие честь своей фамилии, которую, получается, носил и Федерик.

Собственно, именно эти придворные первыми и переметнулись на сторону принца через несколько месяцев. Они были разумными людьми, а потому быстро разобрались, кто, похоже, скоро будет сидеть на троне. Какая разница, как именуется король – Вайлер или Федерик, главное состоять при власти и всех тех благах, которые она дарит.

Надо отметить, что племянник короля оказался на редкость шустрым малым, ну или имел хороших советников на стороне. Он сумел склонить на свою сторону гвардию, ввести в город две сотни наемников и даже найти общий язык с Эразмусом дар Фронбахом, ректором Академии Мудрости. И все как-то исподволь, не привлекая общего внимания. Точнее – кое-кто все подмечал, но королю об этом не сообщал. Не хочет он ничего знать – ну и не надо. Ему же хуже.

Заговор (а это был именно он) за считанные месяцы созрел, как гнойный нарыв, а вчера прорвался.

Виной тому был все тот же Вайлер, который во всеуслышание заявил, что ребенок Анны унаследует его трон, разумеется, при том условии, что он будет мужского пола. А что будет мальчик, в этом король уверен, это определили лекари и подтвердили маги. Более того – маги предсказали, что того, кто находится в чреве принцессы, ждет великое будущее.

Федерика такой вариант совершенно не устраивал. Он не слишком надеялся стать официальным наследником Вайлера, но король был уже стар и неспособен к деторождению, именно потому он, принц, являлся наиболее вероятным претендентом на престол. Да, Анна вроде бы как была дочерью Вайлера, но она же женщина? Женщина, при наличии иной персоны королевской крови мужского пола, безусловно исключается из списка претендентов на трон Западной Марки, так было всегда.

И принц обещал всем тем, кто его поддержит сейчас, деньги, земли и должности после того, как он напялит на свою голову корону, которая, кстати, должна была достаться ему абсолютно бескровным путем. Подданные любили короля Вайлера, и силовой захват власти мог не оправдать себя. Предполагалось, что в какой-то момент нынешнему монарху просто предложат передать бразды правления более молодому человеку, исходя из государственных интересов. Ну а сам Вайлер будет доживать свой век в почете и уважении где-нибудь в загородном имении. Подальше от столицы.

На такой вариант придворные и гвардия соглашались. А другой принц даже не рискнул им предложить, отлично понимая, что это для него хорошо не кончится.

И тут – на тебе. Еще один наследничек нарисовался.

Это препятствие следовало устранить. И принц с подручными взялся за дело.

В ход пошли кинжалы и яд, всего за сутки мир живых покинули последние верные королю советники и офицеры гвардии. На улицах Эйгена творилось что-то немыслимое, наемники Федерика убивали, насиловали и грабили, гвардия же бездействовала. Ее сдерживали оставшиеся офицеры, выполнявшие недвусмысленный приказ своего нового повелителя: «Не препятствовать».

Среди всего этого безумия по улицам таскались горластые типы в рванине и с посохами, оравшие, что:

– Король-то нас предал! Мы тут мрем, а он во дворце своем в три горла жреть и пьеть, нет ему до наших страданий делов! И дочка-то его – шлюха, шлюха! Что в ней за семя, кого она принесет? От кого она понесла? Не от демона ли, те, говорят, королевские кровя сильно уважают!

Озверевшие люди охотно подхватывали эти слухи и несли их дальше, как и водится, разбавляя новыми подробностями, выдуманными на ходу.

Вайлер уже ничего не мог сделать, он пытался пойти в народ, но толпа чуть не забросала его камнями. Он спрашивал совета у своих придворных, но те, заранее сговорившись, убеждали его, что такое бывает, мол – перекипят народные массы и успокоятся. До его правления такое тоже случалось – и ничего, обошлось как-то.

И в результате все пришло к закономерному финалу – король мертв.

– Они блокировали его в тронной зале, – отводя глаза в сторону, бормотал Гейнор. – Его и последних преданных ему людей. Я был среди них. Федерик приказал королю доброй волей передать ему власть, тот отказался и пообещал устроить с полсотни показательных казней. Короче – началась драка. Анна, король думал о тебе в этот момент. Он не стал пробиваться в южное крыло дворца, понимая, что тем самым подвергает тебя опасности, и попробовал пройти к центральному входу. Но там его уже ждали наемники, это я точно знаю. У него не было шансов спастись. Я ему это успел сказать, но король только засмеялся, а после велел мне найти тебя и вывести из дворца. Он не знал, что ты уже покинула свои покои.

– Т-то есть, король п-поручил тебе в-вполне конкретное з-задание, и р-расплатился за него свой ж-жизнью? – уточнил брат Юр. – А ты вместо этого ц-целуешь живот Анны и н-несешь всякий ром-мантический б-бред, воруя у нас др-рагоценные минуты? Это на т-тебя похоже.

Анна тихонько завыла, раскачиваясь на кровати, глаза ее при этом оставались сухими. Отец, самый главный мужчина в ее жизни, который всегда заслонял ее собой от ужасов мира, был мертв. Он ушел, и она осталась одна. Никто больше не стоял между ней и смертью.

– Я полагал, что Витольд уже здесь, – зарычал Гейнор, даже не поворачиваясь к Юру. – Думал, что Анна родит, а потом уже…

– И после этого т-ты говоришь, что т-ты думал, – вздохнул Юр, вставая с кресла. – Н-не льсти себе. Я же п-предлагал п-покинуть дворец еще два ч-часа назад, нас сейчас уже и в г-городе не было бы. А т-теперь п-почти нет ш-шансов на то, чтобы в-выжить. Хорошо хоть, что м-меня послушали и спрятались здесь, в к-крыле прислуги. Ув-верен, что часть з-заговорщиков даже не ждала т-того, когда убьют Вайлера, сразу н-направившиськ покоям Анны. Т-там они ее не нашли, и сейчас п-проверяют все дв-ворцовые помещения. Раньше или п-позже доберутся и с-сюда.

В дверь забарабанили, скрежетнула сталь, – Гейнор моментально выхватил из ножен свой меч.

– Это я, – раздалось за дверью. – Открывайте, ну!

– Н-не психуй, люб-безный братец, – насмешливо сказал Юр, которого, похоже, совершенно не тронула новость о смерти короля. Ну или не удивила. – Вот и В-витольд.

Лязгнул засов, и в комнату ввалился худощавый невысокий человек, задыхавшийся от бега. Это и был Витольд, третий младший помощник королевского казначея.

– Ф-фух, – отдышался он и вытер пот со лба. – Плохо дело.

– Повитуха где? – спросил у него Гейнор, сузив глаза. – Тебя же за ней посылали.

– Дома, – совершенно не испугавшись его, ответил Витольд, и шмыгнул красным хрящеватым носиком. – Она не дура. Сейчас все умные люди по домам сидят, и правильно делают. Так что давайте, собирайте принцессу и вперед.

– Как? – граф показал на Анну, которая все еще пребывала в прострации. – Она почти не в себе, да и ходить ей тяжело. Ты на нее посмотри.

– Поясню для ясности – в соседнем крыле какие-то молодцы в черных плащах выламывают двери во всех помещениях, – Витольд коротко глянул на Юра. – Интересно – зачем? Кого ищут? Я не знаю. А вы?

– Ч-что и требовалось д-доказать, – пожал плечами тот.

– Короче, – Витольд приоткрыл дверь, прислушался, кивнул и продолжил: – Или уходим прямо сейчас, через подвалы, или, уж извините, но я сваливаю тем же путем, но уже один. Я Анне друг детства, это так, но жить мне хочется. И желательно – долго. Юр, ты со мной?

– Р-разумеется, – подтвердил тот, подошел к принцессе, и со всего маха отвесил ей пощечину, потом еще одну.

Анна перестала завывать, и с изумлением посмотрела на него.

– Ттты!!! – вскипел Гейнор и было дернулся вперед, но его остановил запрещающий жест принцессы.

– Спасибо, Юр, – сказала она. – Не слишком учтиво, но зато действенно.

– Потом поплачешь. – Юр протянул ей руку. – С-сейчас надо покинуть дворец. Т-ты должна д-думать не о себе, а о том, кто в тебе. О п-последнем из рода Альбиусов.

– Когда я думала о себе? – невесело спросила у него принцесса и охнула, с трудом поднявшись на ноги.

– Быстрее. – Витольд нервно хрустел пальцами. – Чую, они скоро здесь будут, голоса слышны. Или кто из слуг притащится и нас увидит. Это такой подлый народ, они непременно расскажут Федерику, кто помог принцессе сбежать.

– Тебе-то что? – Гейнор оттолкнул Юра от Анны, взяв ее под руку. – Ты же не собираешься этому подонку служить?

Юр, взявший из угла свою наплечную сумку, услышав это, хмыкнул.

– Я? – Витольд ткнул себя пальцем в грудь. – Конечно, нет. Но, с другой стороны, – кто-то из верных слуг старой фамилии должен тут остаться, так ведь? Чтобы вовремя предупредить нашего славного короля и ненаглядную Анну о том, что замыслил Федерик. Он ох какой злокозненный! Юр не может, тебе честь не позволит, кто остается? Я. А значит, мне нельзя себя вот так сразу компрометировать.

– Р-разумно, – сдержав улыбку, заметил Юр. – С-свой среди чужих.

Молодые люди успели покинуть комнатку почти в последний момент, задержись они там еще минут на пять, и не миновать им встречи с десятком хорошо вооруженных подручных нового короля Западной Марки.

Удача была на стороне Анны и ее спутников, они все-таки смогли добраться до дома повитухи, которая, на удачу, жила не так далеко от дворца. Дорога далась тяжело, Анна несколько раз чуть не потеряла сознание, поскольку ребенок, так упорно не желавший являться на свет, теперь запросился наружу. Мужчины фактически несли ее на руках – другого выхода не было.

– Воды отошли, – заявила повитуха, только глянув на пребывавшую в полузабытье принцессу. – Как она дорогой у вас не родила?

– Ч-чудом, – ответил ей Юр.

– Делай что-нибудь, – нервно потребовал Гейнор. – Ну!

– Хорошо, – покладисто согласилась повитуха, тетка мордатая, немолодая и, похоже, не боящаяся ничего. – Давай-ка, красавчик, выметайся отсюда на улицу, и вон того прохиндея с собой забирай. А ты, заика, мне помогать будешь. Иди, руки помой, да как следует, слышишь? Занесем девке заразу какую, да и сгорит она вмиг. Все ж таки королевская дочка, жалко будет. И папаша ее мне этого не простит, коли жив останется.

– Это вряд ли – пробормотала Анна. – Папа мертв.

– Эх ты! – похоже что искренне расстроилась тетка. – Славный был мужчина. Видный.

– Король убит? – Витольд посмотрел сначала на Гейнора, потом на Юра. – Это точно?

– Точнее не бывает, – хмуро буркнул граф.

Юр досадливо поморщился.

В этот момент Анна закричала в голос, схватившись руками за живот.

– Вон! – коротко скомандовала повитуха двум мужчинам и рыкнула на Юра: – Мойся, тебе говорю!

Юр за свою жизнь, не очень долгую, но при этом яркую, видел много всякого разного, но все это меркло перед тем, что ему довелось испытать за эти несколько предрассветных часов.

– Ж-женщины – странные существа, – сообщил он повитухе, принимая у нее из рук пищащего ребенка. – П-пережить такие м-муки и б-беременеть снова? Н-не понимаю, решительно н-не понимаю.

– А тебе и не надо, – буркнула повитуха, ловко перевязывая пуповину. – Вам только бы война да пьянка, вот и вся ваша жизнь. Детки же – они всегда при нас. Жалко, что парень родился, ей бы девку лучше.

– Мальчик? – еле слышно спросила Анна. – Мальчик?

Она протянула руки к Юру.

– Дай ей дите-то, – велела повитуха и с жалостью посмотрела на бледное, в испарине, лицо принцессы. – Измаялась, бедная, порвалась вся.

– Д-даже не желаю знать, что в-вы имеете в виду, – поспешно сказал Юр, сунул ребенка Анне, и направился к выходу. – П-пойду воздухом подышу.

Он был у самого порога, когда дверь резко открылась, буквально сшибив его с ног, в следующую же секунду его вздернули вверх крепкие руки королевских гвардейцев и припечатали к стене.

– Это, видимо, Юр, – сообщил кому-то тщедушного вида юноша с редкими волосами, вошедший в дом. – А вот и моя родственница. Разродилась-таки? Эх, не дожил дядюшка Вайлер до радостного события. И кто у нас?

Анна прижала ребенка к груди, словно пытаясь его скрыть от взгляда юноши.

– Чего молчим? – в голосе вошедшего послышалась угроза.

– Мальчик, – поспешно сказала повитуха. – Крепенький такой.

– Ну, есть в кого, – заметил юноша. – Отец-то у него хоть куда. Хоть куда, хоть кого и хоть где.

Юноша засмеялся над своей шуткой первым, его поддержали еще двое вельмож, вошедших в дом. А вот Гейнор, которого тоже втащили в комнату, этого веселья не разделял. Он только вертел окровавленной головой, по которой его, похоже, здорово ударили, да зло поглядывал на двух воинов, которые заломили ему руки за спину.

Зато смеялся Витольд, вошедший следом за Гейнором. Он даже похлопывал себя по бокам, показывая, как ему весело, и пару раз подмигнул брату Юру.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности