Осколки легенд. Том 1

– Где? – удивился Витольд.

– Как-нибудь потом расскажу, – Анна пошевелилась. – Юр, подержи ребенка. У нас мало времени, я попробую встать.

Юр принял у нее малыша, посмотрел на его сморщенное личико и неожиданно улыбнулся.

– Нет, дружок, ты не уб-блюдок и не б-бастард, – сказал он жмурящемуся младенцу. – Ты п-принц. Принц В-вайлериус.

– А я дядя Витольд, – добавил сбоку новый сотрудник королевской канцелярии. – Если что – я тебе всегда помогу.

– Ну а я когда-нибудь расскажу тебе, что на самом деле случилось той ночью, которая стала днем твоего рождения, – подытожила Анна и бросила, обведя взглядом лица своих старых друзей: – А там ты сам решишь, кто ты, и что тебе делать.

Мюрат. Три свитка Миррона

Мюрат вытянул ноги – как ни крути, а сидеть почти полтора часа на не очень-то и удобном стуле хлопотно. Но – надо, все-таки его впервые пригласили на совещание такого уровня. Пусть как стороннего наблюдателя, пусть только с правом совещательного голоса, – но пригласили. А это и престижно, и полезно. В свете же последних событий – попросту необходимо. Но как же ноги затекают, даже несмотря на то, что это виртуальная реальность.

– Итак, подытожим. – Седая Ведьма, лидер клана «Гончие Смерти» обвела глазами присутствующих. – Еще раз – кто что делает? Седрик, ты говоришь первым.

Седрик Секира, координатор будущего рейда, великолепный боец со всеми шансами на то, чтобы в ближайшее время занять должность кланмастера, вместо постоянно отсутствующего и, по слухам, капитально бухающего Теодеса, встал и ответил:

– Мое место изначально у городских стен. После того, как они падут, я со своим штурмовым отрядом иду к дворцу шаха. До того я в бой не вступаю.

– Верно. – Седая Ведьма знаком показала, что он может сесть. – Дренг, твоя роль.

Дренг, один из главных бойцов клана односложно ответил:

– Стены. Дальше – поддержка Седрика.

– Хорошо. – Ведьма ткнула пальцем в маленького рогу с серьезным лицом. – Торник, твоя цель?

– Держаться позади штурмовой группы, по мере прохождения вскрывать все, до чего сможем дотянуться.

Так, по одному, ответили все лидеры основных направлений грядущего штурма.

Он же предполагался нешуточный. Миррон, один из заброшенных и полумифических городов Востока, открывался не вдруг и не всякому игроку. Для того, чтобы увидеть его стены, клан выполнил цепочку, состоящую из почти двух десятков квестов – и очень непростых.

Изначально удача улыбнулась игроку под ником Алдан. В пустыне, в каких-то экзотических развалинах, он обнаружил сосуд, практически занесенный песком. Кой черт занес его в самое сердце пустыни, он потом и сам не мог сказать. Но факт остается фактом – Алдан этот сосуд нашел и открыл. Оттуда, как полагается, вылез джинн и выдал ему задание, после чего испарился, гнусно выругавшись напоследок по-восточному.

Задание оказалось из разряда скрытых, да еще и не одиночное, а цепочка. Алдан влетел под домашний арест, скорее всего, проклянув и джина, и пески, и все на свете, поскольку в свободную игру до окончания квеста ему вернуться не светило. Понятное дело, чтобы он не сорвался и вел себя примерно, ему пообещали кучу плюшек в игре, а его банковский счет в реале потяжелел на весьма серьезную сумму.

Клан проходил одиночные задания и инстансы, особенно переживая во время одиночных – кто его знает, сложится, не сложится? И вот, наконец, заветная цель – в предпоследнем задании цепочки была получена карту затерянного города Миррона, который появляется лишь один раз в году, на три часа, после произнесения заветных слов. Причем слова каждый раз меняются, и с той же картой на следующий год ты вряд ли его сможешь найти.

Но кроме того, что город надо найти, его еще и надо за эти три часа взять на меч, что тоже не очень просто – с городом из-под песков появляется и его население, а это не только мастера, чайханщики и караванщики, которые, бесспорно, грудью встанут на защиту родного города, но и городская стража на пару с гвардейцами падишаха. Так что задача предстояла не просто очень сложная, невероятно сложная. За три часа надо захватить город, добраться до дворца падишаха и, перебив там всех, вынести его сокровищницу.

Именно она, сокровищница, и является наградой квеста. Там, судя по списку наград, должны быть три полных сетовых набора, куча предметов попроще, но не ниже элитных, около полусотни ограненных гномами Сумакийских гор камней для инкрустации оружия (а это очень и очень дорогое удовольствие), и несколько свитков, предположительно числом до семи штук, с высокоуровневыми и крайне редкими заклинаниями.

Вот и сидела на неудобных стульях элита клана, планировала рейд, благо карта самого города была, – хоть квест был скрытый и редкий, но до этого его все-таки кто-то успел пройти, а сделав это, составил карту Миррона. На дороге она, разумеется, не валялась, но когда серьезному клану что-то нужно, то он это добудет.

А поскольку Серая Ведьма исповедовала авторитарную демократию, было приглашено несколько молодых игроков клана, из тех, что подают большие надежды. Среди них был и Мюрат – боец шестьдесят первого уровня, уже хорошо показавший себя в нескольких инстансах, умудрившийся выжить в рейде на Клаторнаха, и не просто выжить, но и организовать в момент разброда после гибели всех офицеров три десятка растерявшихся бойцов, среди которых имелись даже те, кто повыше его уровнем, а после довести дело до конца. Этим он обратил на себя внимание Фитца, одного из старейших игроков клана, а тот довел свои наблюдения до Седой Ведьмы.

Ведьма же подумала, да и пригласила перспективного игрока на совет.

– Ну. – Седая Ведьма потерла руки. – А что нам скажет наша молодежь? Милли Ре, тебе слово.

Милли Ре, девушка-воин с совсем невысоким уровнем (по слухам, раньше он у нее был куда выше, но после какой-то темной истории понизился, что было делом совсем уж небывалым. Что там вышло на самом деле – никто не знал, но Седая Ведьма выделяла ее из прочих), встала и высказала свое мнение, заключавшееся в том, что план очень хорош, но вот только ее, Милли Ре, не надо оставлять в обозе, а следует пустить вперед, на предмет ударной силы.

В таком же ключе выступали и все остальные ораторы, которых Мюрат слушал вполуха, размышляя о своем и взвешивая все «за» и «против». Впрочем, этим он занимался уже полтора дня, с момента некоего разговора.

– Мюрат, твое мнение? – Седая Ведьма, улыбнувшись кивнула ему.

Мюрат встал, обвел глазами собравшихся и тоже улыбнувшись, негромко сказал:

– Все, что тут все это время говорили, это здорово и правильно. Это правильно и с точки тактики, и с точки стратегии, и даже с точки зрения честного боя. Но это не совсем верно с позиции достижения цели рейда.

– Поясни, – нахмурился Седрик, основной автор плана рейда. – Что ты имеешь в виду?

– Айн момент, мой генерал, – лукаво прищурился Мюрат и продолжил вещать своим бархатным голосом. Он вообще всегда говорил очень примечательно – вполголоса, немного загадочно и слегка иронично. Возникало ощущение, что он рассказывает собеседникам какую-то скрытую информацию, причем по секрету и только им. – Какова цель рейда, высокое собрание?

– Завершить квест, – бухнул Фитц.

– Взять город, – дополнил Секира.

– Не темни, – потребовала Милли.

Ведьма промолчала, покачивая головой.

– Нет, не так, друзья мои, точнее – не совсем так. Цель рейда – вынести закрома дворца. Желательно целиком, и желательно без потерь. Потери случатся, это неминуемо, а вот закрома… Не факт, что мы их заберем, особенно если действовать так, как было предложено здесь.

– Изложи свой вариант, – потребовал Седрик. – Если он будет неплох – я готов его обсудить.

Мюрат поаплодировал себе в душе – первый рубеж взят.

– О чем речь? – Мюрат принял деловой вид. – Что я предлагаю – после падения стен и входа в город основная масса бойцов идет к дворцу по главной улице. Это правильно, с этим я согласен. Одновременно несколько маленьких групп – немного, три-четыре, не больше, по разным боковым улицам города идут к дворцу. Сопротивления там быть не может, все основные силы противника будут на главном направлении, а пять-десять горожан мы всегда сможем прирезать, штрафов тут не наложится, они же изначально агрессивны по отношению к нам. Группы подходят к дворцу с тыла и проникают внутрь в тот момент, когда основные силы клана начинают его штурм. Опять же – все на защите входа. Кто будет у сокровищниц? Пара стражников, которых убить ничего не стоит. Ну а дальше – дело техники.

Мюрат хлопнул в ладоши.

– Независимо от результата штурма, мы все равно что-то да уносим в своем клюве. А что-то – это лучше, чем ничего.

Фитц нахохлился.

– Мне это не по душе, – пробурчал он. – Как-то это…

– Ну да. Не слишком достойно воина, – закончила его фразу Седая Ведьма. – Немного по-читерски и некрасиво. Согласна, но это игра, и нашу цель Мюрат сформулировал абсолютно верно. И еще – очень толково спланировано и изложено. Что вы на меня смотрите? Вроде бы простенько, а из офицеров никто до этого не додумался.

– Спасибо, – вежливо поблагодарил лидера Мюрат.

– Какие по размеру должны быть группы? – Седая Ведьма остановилась напротив Мюрата. – Твое мнение?

– Пять человек, – тут же ответил тот. – Четыре воина и вор, задача последнего – замки и ловушки. Не больше. Иначе будет трудно остаться незаметными.

– Еще раз молодец. – Ведьма несколько раз хлопнула в ладошки, выражая свое одобрение. – Что-то еще?

– Ну как творцу идеи, мне бы хотелось попасть в одну из групп, – застенчиво сказал Мюрат.

– Хорошо. – Ведьма кивнула. – Седрик, распорядись.

Несколькими днями позже где-то в песках Восточной Марки.

Ворота наконец-то рухнули. Путем огромных усилий и потерь, которые составили не менее четверти личного состава клана, путь в город был открыт. Седрик возглавил штурмовую группу, как и планировал изначально, он был очень взбудоражен и адски зол, поскольку все еще был под впечатлением от взбучки, которую устроила ему Седая Ведьма. Причем нагорело ему не столько за потери личного состава – тут ничего страшного по факту не случилось, это игра, никто ведь по-настоящему не умирает. Взбучка была за потерянное время. Вместо планируемых 50 минут клан потерял под стенами Миррона почти два часа, а впереди была еще не слишком-то короткая главная улица и дворец, который еще захватить надо. И на мародерку время тоже нужно, причем не пять минут, а поболе того. В этой ситуации на Мюрата смотрели уже не с усмешкой, а вполне серьезно и даже с уважением, – ишь как ситуацию предугадал.

Как только штурмовой отряд отошел от ворот на достаточное расстояние, на внешне абсолютно пустынные боковые улицы Миррона проскользнули четыре группы диверсантов-добытчиков. Да и откуда там кому взяться, если все местные мужчины, способные носить оружие, были там, где разворачивалась главная битва, или уже полегли под стрелами и файерболами на стенах.

– Бегом, – скомандовал Босх, лидер группы, к которой был приписан Мюрат. – Время дорого.

Группа припустила по кривой улочке, бежали цепочкой, один за другим, затылок в затылок. До дворца, выдерживая такой темп, они должны были добраться минут за семь, как раз к тому времени, когда туда дойдет бой.

– Ллля-ихху! – на спину замыкающего цепочку Ланга из-за приземистого глинобитного забора свалился смуглый подросток с кривым ножом. – Ллля-исса, умры!!!

Кинжал чиркнул по горлу воина, уровень жизни у того скакнул в желтый сектор.

– Твою мать! – негромко, но эмоционально выдал Босх, одним ударом сбивая парня со спины Ланга на землю. – Чтоб тебе!

Еще один удар прервал жизнь НПС, но из-за забора выскочили еще трое.

– Да что за Мальчиши-Кибальчиши, а? – не выдержал Герв, опытный рога, приданный группе Босха. – И братья ушли, и отцы ушли, а эти, чтоб им, остались!

– Идите, – прохрипел Ланг. – Я их сам!

Он загородил дорогу своим телом, благо улица была узкая, его альшпис, на первый взгляд неудобный для боя в помещении, но такой уместный тут, описывал восьмерки в воздухе. Смуглые опасливо смотрели на него, но не отступали, сжимая в руках кинжалы.

– Уходим, – скомандовал Босх. – Бегом!

Звон стали еще некоторое время слышался, но после группа ушла уже достаточно далеко, чтобы понять – жив еще их собрат по оружию или уже нет?

Бой шел у входа в дворец, Седрик явно спешил и не слишком считался с потерями. Площадь перед входом превратилась в поле брани, пока не было понятно, за кем будет победа.

– Месиво. – Герва передернуло.

– Война, – философски ответил ему Мюрат. – Вон в то окно полезем, проверь его.

Он присел, Герв влез ему на плечи и ловко вскарабкался по стене к большому окну, забранному узорной решеткой.

– Остальных не видно, – Босх оглянулся вокруг.

– Да и с чего бы? – Мюрат пожал плечами. – Дворец здоровый, сокровищницы в четырех разных концах. Да и не дойти могли, просто-напросто.

Сокровищницы и впрямь были разбросаны по разным концам дворца. Каждая группа шла в свою, конкретную сокровищницу, чтобы забрать там вполне конкретные ценности. В южной это было оружие, в северной – доспехи. Мюрату дано было право выбрать группу, в которую он должен попасть, и он остановился на группе Босха, той, что шла в восточную сокровищницу за свитками.

– Ага, здоровый дворец, – согласился с Мюратом четвертый член группы, мечник Фларг. – Не успеют наши его весь обшмонать, меньше часа осталось.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности