Осколки легенд. Том 1

– Н-на! – Лейн никогда не был силен в мечном бою, зато неплохо наловчился метать ножи. И он не сплоховал – еще один из акробатов отлетел к стене и сполз по ней вниз, пятная кровью.

– Эшшш, – раздалось сзади, Лейн обернулся и увидел Толле, горло которого прибил к дверному косяку почти такой же метательный нож, как у него.

– Тварь! – Лейн поймал движение оставшегося в живых врага и в прыжке толкнул Лоссарнаха на пол. Сталь вместо человеческой плоти вонзилась в стену, акробат что-то буркнул и выскочил в окно, вынеся в прыжке раму.

– Брат. – Фолле смотрел на уже умершего Толле, он явно не понимал, что того больше нет. – Брат!

– Замок почти пал. – От веселости Лейна не осталось и следа, он выглянул в окно. – Двор полон воинами, и не нашими.

Лоссарнах тоже глянул в окно, луна, вышедшая из-за наплывшей было на нее тучки, осветила человека, стоявшего в центре двора.

– Кэннор-палач, – сказал, как плюнул, он. – И рядом с ним Стеббинс. Крыса, грязная вонючая крыса!

– Надо уходить. – Лейн был категоричен. – Замок пал, но остались друзья твоего отца. Есть совет вождей, есть законы Пограничья.

– Бейлиф, – в комнату вбежал Торк. – О боги, Толле!

– Как же ты так? – застыл в дверном проеме Кэлин, глядя на мертвого друга. – А?

– Что там? – Лоссарнах требовательно посмотрел на Торка.

– Все там. – Торк махнул рукой. – Резня. По дороге двух самых шустрых прибили, те уже грабить начали. Надо уходить, на тебя точно охоту объявили. Думаю, живым хотят взять.

– Возвращаемся наверх, – Лоссарнах нагнулся к отцу и закрыл рукой его глаза. – Некуда нам больше идти.

– А тайный ход? – Лейн даже подпрыгнул. – Тот, что ведет за рвы?

– Не дойдем, – послышался голос Стэна, после показался и он сам, бледный как смерть и с окровавленным плечом. – Там везде люди Кэннора.

– Где Лиззи? – требовательно спросил Лоссарнах.

– Там же, где и Слот, – как-то устало ответил стрелок. – Они убили ее, Лосси. Они ее просто изрезали на куски. Боги, мы опоздали всего лишь на пару минут… Слот вцепился в глотку одного из них и задушил, только пока он ему гортань ломал, из него самого выпустили кишки. Он всегда был плох в обращении с оружием, наш Слот.

– А второй? – Лоссарнах снова выглянул в окно.

Стэн поднял левую руку – она вся была в крови.

– Я взял его жизнь, – сказал он. – Правда, он меня тоже зацепил. Только вот теперь не знаю, на что мне моя жизнь?

– Где твой лук? – жестко спросил новый бейлиф, осознавая, что на все эти разговоры он тратит драгоценные минуты. – Есть достойная мишень.

– Там же, в комнате Лиззи, – Стен пошатнулся. – Я все равно не смогу стрелять. Это не врага кровь, а моя.

– Проклятье. – Лоссарнах еще раз глянул на Кэннора, впечатывая в память его лицо. – Уходим наверх.

Он нагнулся и достал из ножен отца фамильный меч, который некогда принадлежал первому Мак-Магнусу. Его никак нельзя было оставлять врагам.

Топот сапог он услышал сразу же, выйдя из отцовских покоев.

– Ну вот и все. – Лоссарнах сплюнул. – Опоздали!

– Идите. – Стэн достал из кармана кожаный шнурок, пропустил через дырку в черене меча, а после затянул на запястье. – Проход, конечно, широковат, но минуту-другую я для вас отыграю.

– Вдвоем нормально будет, – пробасил Кэлин, вставая рядом с ним. – Лосси, накой тебе два меча, а? Отдай мне свой старый, а то тут с двуручным несподручно будет управляться.

Великан был простодушен и незамысловат, но во всем, что относилось к драке, он разбирался отменно.

– Лосси, беги. – Стэн сплюнул кровью на пол. – Река, братья, река. Это ваш шанс.

– Не тяните. – Кэлин заревел от ярости, увидев первых врагов в цветах клана Стеббинсов, похоже, именно им поручили прирезать наследника. А может, и взять живьем, на потеху, не просто же так к нему не послали убийц? Прав Стэн, прав…

Четверо друзей возвращались к своей комнате, к той, которую покинули всего-то десять минут назад, за спиной у них оставались звон мечей и сумасшедшая ругань Кэлин, который никогда раньше этим не злоупотреблял.

Им оставалось проскочить через открытый замковый переход и подняться наверх. Лоссарнах бежал по нему, не понимая, зачем он вообще это делает. Может, разумнее было бы принять бой там, где сейчас гибнут его друзья? Ведь, по сути, этот бег, это не более чем отсрочка смерти в пять-десять минут?

– Ой, – как-то по-детски сказал Торк за спиной у друзей, когда трое из них уже вбежали в коридор, ведущий к лестнице.

Лоссарнах обернулся и увидел, что в груди друга дрожит стрела. Торк сделал еще один шаг, но вторая стрела пробила его шею, еще одна ударила в плечо, отбросив к стене. Юноша ударился об нее и неловко сполз вниз, оставляя на камнях кровавую дорожку.

– Вперед, – толкнул Лоссарнаха Лейн. – Он мертв. Вперед.

Наверное, это были последние слезы Лоссарнаха. Да и первые тоже – он не плакал тогда, когда Кэлин, никогда не соразмерявший свою силу, заехал деревянным мечом ему по пальцам и те распухли, тогда, когда отец за проделку на пасеке (они для того, чтобы поймать в яму медведя, выгребли мед из пяти ульев), посадил их голыми задницами на муравейник, и даже тогда, когда увидел Торка с девушкой, той самой, при виде которой хотелось сделать что-то хорошее (а если Торк идет с ней, то значит… Значит, все). Сейчас эти первые и последние слезы закипали у него на ресницах.

– Все. – Фолле встал у лестницы, ведущей в их комнату. – Идите, у вас еще есть дела, а я их здесь подожду.

– Не забудь подать сигнал, – деловито сказал ему Лейн, подталкивая Лоссарнаха в спину.

– Как пойдет, – уклончиво ответил Фолле, разминая кисти рук. – Тут наперед не загадаешь. Лосси, мы с братом тебя там подождем, но ты не слишком торопись, ладно?

Уже был слышен топот ног – это захватчики бежали за их головами, видать, неплоха была назначенная награда.

– Давайте, давайте, – поторопил Фолле друзей.

Лейн втолкнул Лоссарнаха в комнату и накинул засов на дверь.

– Шкаф двигай, – топнул он ногой. – Я один не сдюжу.

Под звон стали, доносящийся снизу, двое друзей сообразили у двери неплохую баррикаду.

– Лосс… – метнулся короткий вскрик, и через минуту в дверь ударили плечом.

– Вперед. – Лейн подбежал к окну и резким рывком распахнул его. – Тебе – туда.

– Это позор, – упрямо сказал Лоссарнах. – Меч предков туда, а мы с тобой останемся здесь.

– Я – да, ты – нет. – Лейн посмотрел на друга снизу вверх. – Ты последний из клана Мак-Магнусов. Последний. И если ты будешь жив, то сможешь отомстить. Да, твое имя уже сегодня покроют позором, но что этот позор? Так, пыль. Через год, через два, да хоть через десять лет ты вернешься и отомстишь. За отца, за Лиззи, за нас. Но только в том случае, если останешься жив.

– Это трусость. – Лоссарнах понимал, что Лейн прав, но переступить через то, что у него было впитано в кровь было очень трудно, почти невозможно. Честь воина несовместима с бегством.

– Нет, это смелость. Вот это – смелость. – Лейн был серьезен так, как никогда в жизни, показывая рукой на реку, мерно несущую свои волны под луной. – Трусость – не отомстить за нашу кровь. В окно, брат мой, в окно.

– Так давай со мной, – Лоссарнах все-таки принял решение и стягивал кольчугу. – Чего ты себя хоронишь?

– Э, нет. – Лейн подбежал к баррикаде, которая плавно поехала вперед, и подпер ее своим телом. – Они дверь вышибут и нас с тобой из наших же луков и расстреляют. Все, прощай.

Он отвернулся от Лоссарнаха, и напрягая мускулы, держал дверь сколько мог. Он успел услышать всплеск, говорящий о том, что последний бейлиф Мак-Магнус сделал свой выбор, и порадоваться этому. Его брат будет жить, и теперь уж точно отомстит за все и всех, в этом можно не сомневаться. И еще он был рад тому, что впервые в жизни он смог сказать не только что-то серьезное, но очень нужное.

А еще он успел взять одну жизнь врага, того самого, который первым ворвался в комнату, хотя тот был быстрее, и первым нанес Лейну-Весельчаку удар. Просто бейлиф Сэлар никогда не экономил на подарках, и кольчуга, его подарок Лейну, была отличной, гномьей работы, а потому этот удар выдержала.

Потом в комнату ворвались еще несколько врагов, и вскоре один из них, вытирая клинок от крови Лейна, подошел к окну и сказал:

– Ускользнул, змееныш. В реку прыгнул. Теперь уже, поди, далеко.

– Да и ладно, – отозвался второй, в цветах клана Стеббинсов. – Вода холодная, осень как-никак наступила. Либо утонет, либо лихорадку подхватит. А и выживет – невелик убыток. Он теперь опозорен. Он теперь изгнанник.

Долгая ночь кончалась, и костер почти прогорел. Мужчина, хотя годами и не старый, но уже порядком поседевший, в черной бесформенной одежде, подбросил в него немного хвороста и снова задумался, глядя в огонь.

Он всегда спал мало, а в путешествиях, до которых он был небольшой охотник, он и вовсе не тратил времени на сон, а потому охотно сторожил лагерь в «час волка».

Река плеснула, громче, чем обычно.

– Р-рыба играет, – сказал человек негромко. – С-стало быть, вот-вот рассветет.

Он взял котелок и пошел к реке – день следовало начинать с горячего питья, к этому его приучил многолетний опыт столь нелюбимых им странствий. В жизни ведь оно всегда так – чего мы больше всего не любим, то нам и достается.

Плеснула не рыба. На песочке лежал молодой мужчина, порядком посиневший от холода, и вроде даже не дышавший. В руке у него обнаружился меч, который он почему-то не выбросил, хотя и стоило бы, в такой-то ситуации.

Человек потрогал шею утопленника – жилка билась.

– В-везучий, – отметил он, покряхтывая, положил его животом на свое колено и несколько раз сильно ударил по спине.

После четвертого удара несостоявшийся утопленник закашлялся, его вырвало водой, но зато он задышал бодрее.

– Н-ну, вот как-то т-так.

Через полчаса мужчина сидел у костра и пил горячий отвар из трав, который любезно ему поднес его спаситель.

– К-как же это вы так? – покачал головой человек в черной рясе. – Это поаккуратней н-надо, не лето на дворе, какое уж к-купание?

– Лодка перевернулась, – коротко ответил спасенный. – И все утонули. Один я вот выплыл… Невесть как.

– Д-да… – покачал головой седой человек. – Бывает. Как в-вас зовут-то?

– Л… – мужчина закашлялся. – Лейн. Меня зовут Лейн.

– И к-куда вы теперь?

– Не знаю. – На лице Лейна не было никаких эмоций. – У меня никого нет, идти мне некуда.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности