Осколки легенд. Том 2

С грехом пополам зарегистрировавшись, он вошел в мир игры и… И не пропал, как можно было бы подумать, но при этом ему там очень понравилось. Яркие краски, атмосфера тайны и авантюры, возможность прожить другую, отличную от привычной жизнь – это затягивало.

Следующий виток судьба заплела через несколько месяцев, когда Крупин выпивал в ресторане со своим старым приятелем-конкурентом. Ничего странного в этой ситуации нет, в строительном бизнесе такое встречается сплошь и рядом. По сути конкуренты, по жизни друзья, просто надо отделять одно от другого. Тот только что получил контракт, причем очень выгодный, и Олегу Константиновичу было очень интересно, как же так оно вышло. По всему не тянул его приятель на победу в том тендере, никак не тянул.

– Сереж, и все-таки? – после очередной стопки коньяка спросил Крупин. – Как?

– Как, как, – прожевал лимон его приятель. – Выиграли, да и все.

– Во что? – перед взором Олега Константиновича встала забавная картина того, как контракт разыгрывают в «очко». – В карты, что ли?

– В бильярд! – захохотал Сергей. – Ладно, тебе скажу, по старой дружбе. В дуэли мы его выиграли. Стандартная дуэль «Десять на десять», с ограничениями по уровню и без хилеров.

Если бы Олег Константинович не играл в «Файролле», возможно, ему слово «хилер» ничего и не сказало бы. Но поскольку он там побывал, то смысл слов приятеля уловил.

– То есть вы зарубились в игре на реальный контракт? – Сказать, что Олег Константинович был удивлен, – это не сказать ничего.

– Представь себе. – Сергей был абсолютно серьезен. – А ты никак в курсе, что такое «Файролл»?

– Судя по всему – уже нет. – Крупин усмехнулся. – Я считал это так, игрой, а теперь уж и не знаю.

– Да нет, все верно, это игра, – без улыбки сказал Сергей. – И как положено в игре, в ней иногда бывают вполне себе серьёзные ставки.

Он достал из кармана бумажник и извлек из него блеснувшую золотом карточку.

– Вот, посмотри, – он протянул ее Крупину. – Дорогая, сволочь, но того стоит.

Крупин взял в руки прямоугольную карту и понял, что это не пластик, а металл. То есть, судя по всему, золотая карточка и вправду являлась таковой.

На ней был отчеканен некий рисунок – языки пламени, больше всего похожие на щупальца осьминога, на их фоне скрещенные мечи, над всем этим надпись «Файролл». Ниже, под рисунком, было вычеканено – «Член закрытого клуба “Ф” Сергей Сергеевич Можайкин», еще ниже очень искусно были выгравированы несколько цифр.

– Посмотрел? – Сергей протянул руку и забрал карту у Крупина. – Давай обратно. Если я ее потеряю – все. Замены не будет, скажи «пока» клубу. А это уже недопустимо, слишком много на нем завязано. Не поверишь – я ее в банковской ячейке держу, даже сейфу не доверяю. Сегодня просто в «Радеон» заезжал, без нее там никак.

– То есть ты хочешь мне сказать, что контракт ты получил, выиграв битву? – У Крупина это все еще не укладывалось в голове.

– Ф-фух, – Можайкин вздохнул, – Олежа, да. Представь себе, я выиграл тендер прямо в игре. И нет, не я один такой молодец. Помнишь, Беляева получила право на реставрацию шести зданий в историческом центре?

Крупин помнил, как и все в его круге. Дело небывалое и почти невозможное, но год назад такое случилось.

– Что, тоже?

– Поединок магов, – разлил коньяк по стопкам Сергей. – Пять на пять, до последнего выжившего. Говорят, такое рубилово было!

Слово за слово, но Крупин вытянул из захмелевшего Сергея всю подноготную по этой теме.

Оказалось, что «Радеон» предоставляет ряду серьезных бизнесменов и политиков способ бескровного и бесконфликтного решения спорных вопросов в игровом мире, в специально отведенных и созданных для этого зонах.

Стороны договариваются об условиях дуэли, причем они могут быть самые разные – от банального «один на один» до битвы кланов в полном составе, причем подобные поединки зачастую длятся не один день. Условия победы также обговариваются заранее, и все это фиксируется в договоре, гарантом по которому выступает сам «Радеон». Он следит за ходом поединков, исключая любые возможности жульничества или подтасовки, а также контролирует то, чтобы победитель получил свой приз в полной мере и без проволочек.

– Даже так? – удивился Крупин, услышав это.

– А ты как думал? – Сергей икнул в кулак. – В самом начале, когда все это только раскручивалось, один умник попробовал послать победителя, мол, игрушки все это, и не отдал обещанного.

– И что?

– И все. – Сергей криво улыбнулся. – Точнее – и ничего. Ни компании, ни ее генерального, ни даже его семьи. Только кучка углей осталась на месте его дома в Жуковке, да бумага о признании компании «Святовит» банкротом.

– Жестко, – покачал головой Крупин.

– Зато все поняли – это не игрушки и не песочница. Проиграл – отдай обещанное.

– Слушай, вот еще что мне непонятно – какой смысл твоим противникам с тобой сражаться? Контракт-то они получили бы по-любому, какой из тебя им конкурент? Ну, без обид?

– Есть такое, – кивнул Сергей. – Не потянул бы я его. Зато у меня с ФМС завязки будь здоров, и с моей стороны было обещание бесплатно решить вопросы с нелегалами по этому контракту или же по любому другому, независимо от результата поединка. Вот такие кабальные условия. Плюс комиссию «Радеона» тоже оплачивал я, и тоже в любом случае.

– То есть?

– Ну, ты же не думаешь, что они все это делают просто так, по доброте душевной? – засмеялся Сергей. – Нет, мил друг, все это стоит шесть процентов от суммы контракта, причем налоги с этого тоже платим мы. Если же это не контракт, а что-то другое, например, картина или ваза времен династии Мин, то они берут процент от оценочной стоимости. И платит эту комиссию всегда проигравший, если иное не предусмотрено договором. Здесь платил я, поскольку это было нужно мне, а не им.

– То есть, если ты проигрывал, ты попадал?

– Ну да. Но если выигрывал, то все отбивалось – мама не горюй. И выиграл же, не подвели мои наемники.

– Наемники? – Крупин жалел об одном, о том, что за Сергеем нельзя записывать.

– Ну не сам же я топором махал? – удивился Можайкин. – Есть специальные группы, которые можно нанять для сражения. Но тут все в договоре прописывается – предельные уровни, составы групп, виды оружия. Баланс там держат – будь здоров. Но вообще я собираюсь формировать свой клан, наемники – это вчерашний день. Надо создавать постоянную команду, платить им зарплату и все такое. Тогда все заработает эффективней, поскольку, как ни крути, игра по контракту и игра за идею – разные вещи.

Потом они еще о многом говорили, но самое главное прозвучало в конце.

– Сереж, сведи меня с «Радеоном», – попросил у друга Крупин.

– Какой у тебя уровень в игре? – абсолютно трезво спросил у него Можайкин.

– Тридцать третий.

– Докачайся до пятидесятого, это минимальный порог для члена клуба, а потом позвони мне. Я поговорю с администрацией. Надо будет сделать вступительный взнос, заполнить кое-какие бумаги и предоставить две рекомендации от членов клуба. Одна будет моя, а вторая… Ты же знаком с Павелкиным?

– Это который в Сибири строит? – Крупин почесал затылок. – Немного, пересекались на конференциях.

– Думаю, он не откажет, – весомо сказал Сергей.

Павелкин не отказал, и вскоре у Олега Константиновича тоже появилась специальная банковская ячейка, куда он поместил свою золотую карту члена закрытого клуба «Ф».

После же в компании появились шесть новых сотрудников, которые весь день лежали в капсулах и даже в обеденный перерыв есть не ходили.

А в «Файролле» появился новый клан. Олег Константинович не любил случайных людей, он предпочитал стабильные и самодостаточные команды, с хорошим и организованным тылом.

И как результат – сначала несколько мелких побед, которые не были замечены коллективом, а теперь вот эта, которую не скроешь. Правда, все-таки пришлось нанять двух «солдат удачи», но это ладно, ничего. Но в целом надо усиливать клан, это суровая необходимость.

Сергей в той беседе краем упомянул, что есть разные виды поединков, но забыл сказать о том, что уровень поединков определяет уровень предмета спора. В «один на один» обычно решаются достаточно мелкие проблемы, контракты, вроде выигранного Крупиным в последний раз, проходили как уровень среднего командного боя, а вот настоящие, мощные денежные вопросы представляли собой глобальные битвы кланов. Не игровые, это все для детей, которым жизнь в виртуале кажется лучше реальной, а настоящие, на интерес. На очень дорогой интерес.

В последний раз подобное рубилово случилось месяц назад, схлестнулись две серьезные проправительственные фракции за место губернатора в одном из северных регионов. Кандидаты шли ноздря в ноздрю, а победить должен был только один. Оно понятно, что депутат есть народный избранник, но власть абы кому отдавать все же не дело. И потом бюллетени подсчитывает кто? Правильно, тоже народ. Так что его права не ущемлены.

Три дня на территории площадью пять на пять квадратных километров два клана, с общей численностью триста человек (по сто пятьдесят из каждого клана, количество представителей каждого класса и уровни прописывались скрупулезнейшим образом) истребляли друг друга по полной программе, пока один из них не взял верх.

Вот это – уровень. Вот это настоящие ставки.

Конечно, тогда, в приватной беседе, Олег Константинович не стал рассказывать коллегам всего. Но общий вектор для понимания обозначил, и уже через полгода смышленый Денис Ващук получил должность его зама в клане.

Клан рос, развивался, отбор в него был строжайший, и попадание в него случайных людей со стороны стало почти невозможно. В основном это были специально отобранные и приглашенные игроки, с обязательной встречей в реале, прохождением ряда тестов и медицинских обследований. В результате штат компании пополнился психологом, который летал по всей стране, проводя собеседования с потенциальными кандидатами.

Увеличилось и количество капсул в «КРУ-строй». Теперь в комнате стояло двенадцать нейрованн – дела у компании шли хорошо. Нет, случались и поражения, но всегда выигрывать невозможно. К тому же в каждом поражении таятся десятки новых побед, эта истина здесь сомнению не подвергалась.

Помимо выгодных контрактов, Крупин извлек из закрытого клуба и побочную пользу – он завел ряд удачных знакомств с людьми самых разных уровней и возможностей. А потом случилось то, что случилось…

Этот день Крупин помнил до мельчайших подробностей, как будто его выжгли в памяти.

Он помнил, как один из недавно принятых в клан новобранцев сказал, что случайно обнаружил вход в совершенно необследованный данж. Конечно же, Олег Константинович, случайно оказавшийся в игре и уже собиравшийся из нее выходить, немедленно создал и возглавил рейд, отлично понимая, что подобная информация тайной для матерых кланов надолго не останется.

Как выяснилось, в него может войти только двадцать человек, и это сразу насторожило аналитика клана, в прошлом – работника службы внешней разведки. Он предупредил всех, что, скорее всего, это некий скрытый сценарий и ухо следует держать востро.

И оказался прав, это был вовсе не данж, а заброшенный храм, вот только узнали об том всего лишь четыре игрока. Ну а все остальные к тому времени уже стали коконами, устилающими дорогу к потрясающе красивому залу, находящемуся очень глубоко под землей.

Впрочем, спутники Крупина тоже вскоре сложили головы, один за другим неверно ответив на вопросы, которые им задавал бесплотный дух, витающий под потолком этого зала. И только он один прошел испытание страхом и испытание мудростью, именно эти термины употребил призрак, следом за тем сменивший цвет с темно-багрового на светло-голубой.

А следом за тем буквально из ничего, из пустоты, в центре зала появилась статуя невозможно прекрасной женщины, держащей в руках розу. Окончательно подобревший дух назвал ее богиней, после чего предложил Крупину стать то ли последователем, то ли приближенным и через это добиться её благосклонности. Не той, что случается между мужчиной и женщиной, разумеется, а той, которая бывает между небожителями и паствой. Ты им – молитвы и любовь, она тебе – удачу в делах и силовую поддержку в тех случаях, когда ситуация совсем уж шваховая. А уж после того, как были озвучены награды за потенциальную работу как личные, так и клановые, он понял, что это тот шанс, который выпадает один раз в жизни. Если клану перепадет все обещанное, то он усилится настолько, что можно будет попробовать отжать себе место в высшей лиге. Еще бы, ведь за ним будет стоять богиня, пусть и ушедшая за грани игрового мира, но все же – богиня.

Может, и удалось бы отжать место в этой самой лиге, если бы он тогда принял другое решение…

Никогда еще Олег Константинович не испытывал такого чувства бессилия, как тогда, у кургана, куда его выбросила неведомая сила. Последнее, что он заметил, это лицо богини, которое из невинно-прекрасного стало невероятно порочным. Она не приняла его ответа, он провалил последнее, третье испытание…

Это был сильный удар. Крупин даже не мог представить, что провал в игровом мире, нереальном, рукотворном, он будет переживать настолько мучительно.

Неизвестно, сколько бы он ел себя поедом, если бы не произошла та встреча в Джанкорте, куда его привел один из квестов.

После неудачного посещения храма Крупин стал играть гораздо чаще, но при этом редко ходил с сокланами на групповые задания, предпочитал бродить в одиночку. Вот и сейчас он шел сдавать квест на убийство тигра-людоеда, который мешал жить одной небольшой деревушке. Выдал ему его наместник Джанкорта, он же и должен был его принять.

Крупин не сразу понял, что обращаются к нему. Только когда женский голос второй раз окликнул его по имени, он повернулся.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности