Осколки легенд. Том 2

– Тебя не догонишь, – немного игриво сказала женщина, лицо и тело которой скрывала глухая шерстяная накидка. – Я его здесь жду, жду, а он даже не откликается.

– А зачем ты меня здесь ждешь? – немного грубовато спросил Крупин.

– Хочу передать тебе небольшой подарок. – Маленькая ручка появилась из-под накидки, в ней была роза. Та самая неживая мраморная роза, что находилась в руках богини, Крупин узнал бы ее из миллиона. – Возьми, это тебе.

Как только каменный цветок оказался в руках Крупина, интерфейс немедленно сообщил ему, что он стал обладателем уникального предмета «Роза богини Лилит». Следом прилетело сообщение о том, что он открыл еще и деяние, связанное с уникальными предметами.

Олег Константинович глубоко вздохнул и стал прогонять в голове разные варианты развития разговора. Второй раз ошибиться нельзя.

– Не мучься, – посоветовала ему загадочная незнакомка. – Никуда я не уйду, если ты сам этого не захочешь.

– Не захочу, – заверил ее Крупин. – Что вы хотите?

– Я? – под накидкой раздалось девичье хихиканье. – Я хочу только одного – того, чтобы моя госпожа и наставница снова правила этим миром. А ты этого хочешь?

– А кто твоя госпожа? – Крупин не любил давать прямые ответы на вопросы, в которых не слишком разбирался. – Мне же тогда так и не сказали, кто она.

– Ее зовут Лилит, – голос женщины под надкидкой стал торжественным. – Она повелительница любви и страсти и всего, к чему они ведут. Она – истинная владычица этого мира. И я принесла тебе весть от нее. Ты готов ее выслушать?

– Более чем когда-либо, – коряво ответил Крупин, готовый не только выслушать весть, но и пуститься в пляс.

– Моя госпожа дает тебе еще один шанс встать подле нее и стать ее первым последователем в этом мире. Когда же она вернется в этот мир, ты будешь ей обласкан, а награда, которую ты получишь, будет столь велика, что ты даже не можешь себе ее представить.

– Награда не главное, – истово сказал Крупин, надеясь, что его голос достаточно искренен. – Главное – служение богине.

– Хорошие слова, – кивнула голова в накидке.

– Что я должен сделать? – взял быка за рога Крупин. – Что хочет от меня богиня?

– Задание всего одно, но оно очень непростое, – сообщила ему женщина. – Но прежде, чем я тебе скажу его условие, поклянись, что ты сохранишь эту тайну. Дай мне Симергалийскую клятву.

– Какую клятву? – не понял Крупин. – Я такой не знаю.

– До чего короткая память у смертных, – посетовала женщина. – Чтобы было понятно – если ты нарушишь эту клятву, то будешь проклят на девяносто девять лет. Ты потеряешь все, что у тебя есть: здоровье, силу, ловкость. Ты потеряешь себя.

– Жестко, – отметил Крупин. – Но я согласен.

– Тогда поднимай руку и повторяй, – приказала женщина. – Я даю Симергалийскую клятву в том, что тайна, поверенная мне богиней Лилит через уста ее ученицы, не будет разглашена или кому-либо рассказана в любом виде – устно ли, письменно ли, или еще как.

«Уважаемый игрок!

Вы даете Симергалийскую клятву, нарушение которой приведет к следующим последствиям.

В случае ее невыполнения ваши характеристики немедленно примут следующие значения.

Сила – 1 единица.

Выносливость – 1 единица.

Ловкость – 1 единица.

Интеллект – 1 единица.

Мудрость – 1 единица.

Жизненная энергия – 15 единиц.

Мана – 15 единиц.

В подобном виде данные значения будут пребывать в течение 99 лет по игровому времени.

Получаемые при повышении уровня единицы характеристик будут накапливаться до завершения срока действия клятвы.

Вы желаете продолжить?»

«Ого, – подумал Крупин. – Это выходит, что если я ее нарушу эту клятву, то персонажа потом только в утиль».

Но выбора не было, и он нажал «Да».

– Отлично! – Под накидкой что-то зашуршало – видно, ученица Лилит потерла руки. – Итак, слушай. Ты никогда не слышал такое имя – Хейген?

В следующие пять минут Олег Константинович испытал что-то вроде катарсиса. Оказывается, что где-то здесь, в Файролле, уже несколько месяцев мотается игрок, который выполняет квест на возвращение богов. Вот так просто. И ведь никто ни слухом, ни духом об этом не знает.

И его задача этого самого Хейгена отыскать и склонить к тому, чтобы он вернул в мир Лилит. Как Крупин это будет делать, какие аргументы применять – это его забота. Но нужен результат, и тогда будет ему все, а если нет – то не будет ничего. Причем время на выполнение задания ограничено, у него осталась пара месяцев от силы, потому следует сосредоточиться на двух основных факторах. Первое и самое важное – Хейген должен принять решение о возвращении Лилит сам, добровольно, без какого-либо применения насилия. Так и только так! И второе – он, Крупин, должен присутствовать при ритуале вызова богини, чтобы потом, сразу же по его окончании, прикончить вышеупомянутого Хейгена и тем самым не дать ему призвать из Великого Ничто еще кого-нибудь из богов.

– Все понял? – деловито спросила женщина.

– Все, – заверил ее Крупин. – Но есть пара вопросов.

– Излагай, – деловито предложила женщина.

– С Хейгеном о божественных делах и Лилит я говорить могу? – Без этого было никак. Это стартовая позиция в разговоре.

– М-м-м, – женщина задумалась, после же ответила: – Да, можешь. С ним – можешь.

– И второй вопрос – как, если что, мне найти вас?

– Никак, – засмеялась женщина. – Но поверь – когда я тебе понадоблюсь, то сразу об этом узнаю.

– Тогда пока все, – развел руками Крупин. – Пойду выполнять.

– Имей в виду, этот Хейген тот еще шельмец, – предупредила его женщина. – Вроде дурак дураком, но везучий.

– Посмотрим, – протянул Крупин. – Сначала я его найду, а там поглядим.

– Давай, давай, – одобрила ученица Лилит. – И вот еще что. Держи аванс. Пока только аванс.

Последующее Крупин вспоминал всегда с удовольствием. Системное сообщение оповестило его о том, что ему и его клану отсыпали порядочно вкусных плюшек.

«Если таков аванс, каков же будет расчет?» – размышлял Крупин. Надо полагать, что очень неплохой. И да, с такими позициями клан сможет претендовать на многое. Конечно, эта парочка, что богиня, что ее ученица, очень себе на уме, особенно исходя из того, что ждет неизвестного ему Хейгена, но… Риск есть риск.

А вот дальше все стало очень плохо. Проклятый Хейген не захотел находиться. Информацию по нему собрали быстро – где вызнали, где купили. Пообщались с кучей людей, которые с ним сталкивались, после составили его психологический портрет, надо отметить, крайне неприглядный. Похоже, что этот Хейген был изрядным авантюристом и порядочным раздолбаем, причем с ярко выраженными психологическими отклонениями от нормы. По крайней мере, его привычка играть в компании с НПС вместо игроков вызвала серьезные опасения у штатного психолога компании.

Помимо психолога, Крупин подключил к работе и своих штатных аналитиков, из тех, кто в игру вообще не ходит, от греха. Те составили на основании полученных данных несколько возможных сценариев разговора.

То есть было готово все, кроме одного – Хейген в игре не появлялся. Масса людей отслеживала, не мелькнет ли он где, но чертов проныра как под землю провалился. Время шло, а прогресс отсутствовал.

И тогда Крупин пустил в ход тяжелую артиллерию – безопасность, но и тут не преуспел.

– Вот что, Олег, – подытожил Наровчатов. – Сиди и жди, пока он сам не появится там, в этой вашей игре. А еще лучше – съезди в «Радеон» и покайся. А то как бы меня в машине не взорвали, а тебя из их клуба не попросили. И пойдут тогда все твои метания коту под хвост.

Крупин покивал, соглашаясь.

– Ты бы ему в игре как-то сообщил, что хочешь с ним поговорить. – Наровчатов встал с жалобно скрипнувшего кресла. – Может, он сам прорежется?

– Давно письмо на ящик написал, – вздохнул Крупин. – Хорошее письмо, даже указал своих рекомендантов, из числа его знакомых.

– А вот это славно, – одобрил Наровчатов. – Опять же – будет уточнять у них про тебя и по-любому засветится.

– На то и надежда, – подтвердил Крупин. – Лишь бы появился, лишь бы засветился. А там я сам его найду, поверь мне. Точнее – не я, а игрок Сайрус, глава клана «Клинок и посох».

Когда зажглась елка

Новогодняя ночь, город Эйген

Брат Юр повертел головой – суета-то какая! Все бегают, кричат, огней столько, что город просто залит светом. Днем здесь тусклее, чем сейчас, честное слово. Впрочем, такая ночь бывает раз в году. Хотя нет, в его случае такая ночь бывает раз в несколько десятилетий и только один раз в жизни. А если все пойдет не так, как нужно, то новых новогодних ночей у него вовсе не будет.

Главный казначей ордена Плачущей Богини не являлся затворником или человеконенавистником, но суеты, шума и гама не выносил. Это все мешало тем вещам, которые он любил более всего в жизни, а именно – работе с цифрами и плетению интриг. И то и другое не сочеталось со всеми этими «А-а-а-а-а! С Новым годом!» и прочими «С новым счастьем!».

Счастье – оно или есть, или нет. Ведь если в том году его не было, то с чего оно в этом непременно подвалит, как мордоворот в темной подворотне? А если оно было и в том году, то почему в этом должно уйти?

Да и вообще – разве счастье есть? Оно непременно должно быть? Человек такое существо, что ему всегда всего мало, а если у него всего нет, то какое может быть счастье? Разве что вот такое, скоротечное, как бенгальский огонь.

Так что не жаловал брат Юр новогодние мероприятия, предпочитая шуму праздника спокойное времяпрепровождение в своей уютной келье.

Но сегодня ему пришлось нарушить эту традицию. Сегодня была ночь возвращения старого долга, точнее – исполнения старой клятвы. За казначеем водилось много разного, но в одном всегда сходились и враги его, и друзья – слово свое он держал железно, даже если оно было ему невыгодно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности