Осколки легенд. Том 2

Пройдя через площадь, на которой исполнялись непристойные, с точки зрения брата Юра, танцы – там молодые люди и девушки, одетые в черное, достаточно вульгарно двигали бедрами, зачем-то опустив пальцы рук вниз, – казначей свернул в тихий переулок и через минуту вошел в двери, над которыми висела вывеска «Старый лис».

Было то заведение совсем небольшое и пустое – несмотря на праздник, занят был всего один из десяти столиков. Еще имелась барная стойка, за которой дремал мордатый кабатчик, никак не среагировавший на звон колокольчика, приделанного над дверью.

Брат Юр подошел к столику, который был занят, и сказал тому, кто за ним сидел:

– Н-надеюсь, владелец з-заведения спит естественным сном? Т-ты же его не?..

– Разумеется, нет, – его собеседник улыбнулся и разгладил пальцами седые усы. – Зачем? Просто спит, наверное устал. Я не люблю ненужных смертей, да.

– Т-тогда хорошо. – Брат Юр и сам не любил убивать без нужды. Он вообще не любил убивать, как правило, это делали за него специально обученные люди. Более того – эти люди после думали, что сами приняли решение кого-то прикончить, без посторонней подсказки. Но эта ночь была исключением, сегодня брат Юр собирался сам взять в руки оружие и сделать то, что должно. – С-скажи, Хассан, д-думал ли ты, что м-мы все-таки дож-живем до этого д-дня? Т-точнее – ночи?

– Я живу каждый день, как последний, – пожал плечами Хассан ибн Кемаль, повелитель замка Атарин, в котором обитали его воспитанники – лучшие убийцы Раттермарка. – Таково мое ремесло.

– Н-ну, сам ты д-давно ничего не д-делаешь, – справедливо заметил брат Юр. – В смысле – д-давно не берешься за з-заказы.

– Это ничего не меняет, да, – тонко улыбнулся ибн Кемаль. – Есть масса способов не дожить до заката, даже если ты не покидаешь свои покои. Но мы ведь встретились не для того, чтобы поспорить о странностях жизни и смерти, не так ли?

– Н-ну да. – Брат Юр побарабанил пальцами по столешнице. – П-прошло тридцать л-лет, день в день. Именно этой н-ночью дух Красного г-герцога освободится из ловушки, как т-тогда и предсказала Оливия.

Тридцать лет назад, день в день. Точнее – ночь в ночь

– Надо запереть его дух вот в этой статуе, – прошептали губы юной предсказательницы, она закашлялась, забрызгав юного послушника Академии мудрости своей кровью. – Вот камень, ты же знаешь, что с ним делать.

«Какая алая, – подумал Юр и профессионально отметил: – Пробито легкое, ей конец».

Над головой грохнуло – это ударился о стену странноватый юноша по имени Хассан, которого послушник двумя часами ранее освободил из подвала Красного герцога. Невесть как, но он умудрялся пока сдерживать атаки их общего врага. Вот и сейчас – из Юра такой удар вышиб бы дух, а этот смуглый малый прыжком вскочил на ноги и снова кинулся на противника, не давая ему приблизиться к умирающей предсказательнице.

– Тридцать лет, – шептала Оливия. – Тридцать лет, Юр – не больше и не меньше, запомни это. И только одна ночь, та, в которую он получит свободу. Если его не убить в эту ночь в этом же замке, в этой же зале – он станет непобедим. Обещакха-а-а…

Предсказательница вздрогнула, из краешка рта протянулась струйка крови, и в душе Юра что-то оборвалось. Навсегда.

– Об-бещаю. Я вернусь с-сюда через тридцать л-лет, – прошептал Юр, закрыл Оливии глаза, сжал в руке камень, поднялся на ноги и крикнул: – Хассан, мне н-нужна хотя бы к-капля его крови!

– Так вон целая лужа, – невозмутимо ответил ему боец с Востока, выписывая двумя саблями невообразимые «восьмерки» и умело блокируя атаки Красного герцога, скалой нависающего над ним. – Бери сколько надо, да!

Юр злорадно оскалился – в этом мире все иногда бывает очень просто, но люди почему-то выбирают длинные и сложные пути.

– Не дай ему доб-браться до м-меня! – крикнул он Хассану и кинулся к луже в центре зала…

Город Эйген, настоящее время

– Его замок стоит там же, где и ранее, – Хассан с улыбкой посмотрел на брата Юра. – Я присматривал за ним, да. Там никто не живет с тех пор, как мы его покинули тем утром. Нет, лет пятнадцать назад один глупый аристократ хотел было его прибрать к рукам, но цепь таинственных смертей по ночам…

– Я п-понял, – прервал его брат Юр. – Он оттуда с-съехал.

– Успел, на свое счастье, – подтвердил ибн Кемаль. – А так – еще бы одна ночь, и все. Я помню, брат мой, что эта клятва – она для тебя не просто дело чести. Эта девушка, Оливия…

– Не б-будем, – брат Юр припечатал ладонь к столу. – Это п-прошлое, его не в-вернуть и не из-зменить.

– Но последний удар все равно должен быть твой? – уточнил Хассан. – Или нет?

– Мой, – твердо произнес брат Юр. – Только м-мой.

– А ты говоришь – не вернуть и не изменить, да, – лукаво улыбнулся Хассан. – Прошлое тогда мертво, когда умирают клятвы и желания. А до той поры оно определяет настоящее.

– Д-давай закончим наше д-дело, а уже п-после этого будем ф-философствовать, – предложил ему брат Юр. – К-как тебе такая п-программа?

– Она разумна. – Хассан встал из-за стола и положил на него монету. – Пошли, брат мой.

Выйдя на улицу, старые друзья сразу же зажали уши: прямо над ними гулко брякнул колокол, потом еще один раз и еще один.

– П-праздник – праздником, но если к-кто-то уже и сп-пать лег? – возмутился брат Юр. – Нет, эти т-торжества п-положительно сводят л-людей с ума.

Как будто услышав его, колокольный звон стих.

– Если только те уже не безумны, – рассмеялся Хассан и ткнул пальцем в небо, точнее – в башню, на которой и звонили в колокол. – Смотри. Никого не узнаешь?

Вокруг купола порхала небольшая фигурка, издавая еле слышный отсюда визг и периодически рассыпая вокруг себя искры.

– А, тогда все п-понятно, – как-то даже и успокоился брат Юр. – Бедный Эйген, к-как бы ему к утру в р-руинах не оказаться. Н-надо будет попенять Х-хейгену – отправить эт-ту разрушительницу одну, б-без соп-провождения, в ту местность, г-где обитают люди? Просто бесч-человечно.

– Прекрати, – мягко сказал Хассан. – Просто маленькая девочка, вот и все. Дочь славного мальчика, который никак не поймет, куда он влез и с кем связался.

– Ну да, ну да, – пробормотал брат Юр, доставая свиток портала. – Маленькая д-девочка, и в-все. Если бы.

Выйдя из портала, друзья остолбенели. Покидая шумную столицу Запада, они ожидали темноты и тишины ночи, но не тут-то было. На берегу живописного озера, где стоял замок Красного герцога, было как бы даже не шумнее и светлее, чем в Эйгене.

– Никого здесь н-нет, г-говоришь? – брат Юр повернулся к Хассану. – А это к-кто? Что тут вообще п-происходит?

У входа в замок толпилось множество людей. Да и не только людей – здесь были гномы, эльфы, даже орки и пара зеленоухих гоблинов. Они, против обычаев, даже и не думали пускать друг другу кровь, а напротив – вполне мирно общались, грохали хлопушками и пробками шипучего вина, а в одном месте даже водили хоровод под собственное же пение.

Сам замок Красного герцога от основания до самого высокого шпиля самой высокой башни был подсвечен всеми цветами спектра.

– Клянусь, брат мой! – ибн Кемаль сам был ошарашен. – Здесь все было тихо! Я не знаю, что случилось и что здесь делают все эти люди.

– Вон еще двое! – истошно заорала грудастая эльфийка с совершенно невообразимой прической, более всего похожей на садовый куст. – Вон они! Комплект группы, сорок единиц, можно в замок идти.

– Похоже, это про нас, – заметил ибн Кемаль. – Юр, почему бы и нет? Выгнать отсюда всю эту ораву мы никак не сможем, при этом они идут в замок. Чем больше будет народа, тем нам будет проще. Живой щит – что может быть лучше? Предлагаю отправиться с ними.

– Б-безумие какое-то, – слегка ошарашенно, что было для него несвойственно, пробормотал казначей. – Н-ну пойдем.

Друзья приблизились к толпе, кто-то сунул им в руки хрустальные бокалы с пенящимся вином.

– Итак! – пронзительно заорала эльфийка, которая, похоже, исполняла здесь роль распорядительницы. – Группа отважных спасителей Нового года наконец-то собралась воедино! Похлопаем друг другу! Кто не может хлопать – тот поднимает руку и машет! И-и-и-и-и – начали!!!

Кто-то захлопал, кто-то, у кого в руках тоже были бокалы, потряс в воздухе свободной конечностью.

– Улыбаемся и машем, – шепнул брату Юру Хассан и сам сделал то, что порекомендовал другу.

Тот покорно выполнил требуемое. Более всего на свете брат Юр не любил ситуаций, природу которых он не понимал. Это не выбивало его из седла, но изрядно раздражало.

– Закончили хлопать и махать! – скомандовала эльфийка и сузила глаза. – Ну что, герои, вы готовы?

– Да-а-а-а-а-а! – радостно проорала толпа.

– Замок! – добавила в голос таинственности эльфийка. – Старый замок, в котором много лет живет страшный злодей Кош-щей!

– Кто ж-живет? – подумав, что он ослышался, переспросил брат Юр, обратившись к своему соседу, плечистому гному.

– Кош-щей, – пробасил тот. – Злыдень, вестимо дело.

– А, Кош-щей, – понятливо повторил брат Юр. – Очень инт-тересно.

– Только один раз в году он может покинуть стены замка для выполнения своих злодейских планов, – продолжала эльфийка. – И этот раз всегда выпадает на новогоднюю ночь. Как вы думаете, что он сотворил в этом году? Кого он украл сегодня поутру?

Брат Юр и Хассан слушали речи эльфийки с все возрастающим интересом, они даже и предположить не могли, что там, в стенах замка, есть еще один негодяй. При этом по лицу Хассана было понятно, что в Атарине кому-то точно не поздоровится.

– Сне-гу-роч-ку! – проскандировала толпа и дружно засмеялась.

– М-мне кажется или мы на самом д-деле переоценили свою ос-сведомленность в делах Рат-термарка? – тихонько поинтересовался брат Юр у своего друга.

Тот ничего не ответил, только огладил усы.

– Ну что, герои, освободим внучку Деда Мороза?! – проорала эльфийка. – Все готовы к подвигу?!

– Да-а-а-а!

– Чью в-внучку? – снова обратился к гному брат Юр.

– Деда Мороза, – как-то даже возмутился тот. – Чью же еще? Ты что, с Луны свалился?

Брат Юр даже не нашелся что на это ответить.

– Итак – все за мной! – Эльфийка махнула рукой, и ворота замка, до того закрытые, распахнулись. – Внутри не разбегаемся, помним о том, что это групповое задание, пусть даже непосредственно группа и не формируется. Квестовые зоны проходятся последовательно и только совместно, так что никто вперед не рвется. Все нарушители будут автоматически перемещены в локацию «Эйген». Понятно?

Брат Юр и Хассан совсем уже потерялись в происходящем, но послушно крикнули с остальными «Да».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности