Бывший. Снова моя

Дверь лифта почти закрывается, когда вдруг тормозит и отъезжает обратно, а в лифт входит Данилевский.

Довольно ухмыляется и с видом победителя сам нажимает кнопку нужного нам этажа. Дверь медленно закрывается, оставляя нас с Максом наедине.

– 7 Даша —

Мы вдвоем в замкнутом пространстве. Это всего несколько минут, но я чувствую, как воздух вокруг нас уплотняется, вибрирует от того напряжения, что неизбежно возникает между нами.

Данилевский молчит, но я чувствую его. Хотела бы перестать, но увы, не выходит. Слишком глубоко он пустил корни.

Макс поворачивается ко мне, и хотя я пытаюсь это игнорировать, в какой-то момент поддаюсь и  все же смотрю на него. Возможно, это глупо – пытаться доказать себе, что могу, что не проиграю. Ведь я опять попадаю в эту ловушку. Снова тону в его взгляде, вспоминаю то, что не должна. А сердце мое ускоряется так, как ни разу не было рядом с Яриком.

Дальше все происходит слишком быстро – Макс жмет какую-то кнопку, лифт дергается, а я оказываюсь прижатой к стене.

– Н-не надо, – испуганно возмущаюсь, выставляя руки перед собой. Но бывший полностью игнорирует мои слова, прижимается чуть ближе, и я касаюсь его твердой, словно высеченной из гранита груди.

Я ведь помню, какие у него мышцы, помню каждый шрам, что у него есть…

– Ты… – осекаюсь, так и не озвучив угрозу, которой пыталась урезонить Данилевского.

– Надеешься обмануться, Да-ша? – самоуверенно ухмыляется он. Наклоняется и проводит носом вдоль моего виска.

Опять. Он опять это делает!

– Думаешь, я поверю в твой спектакль?

– Отпусти… – шепчу я.

– Ты – моя, Даша. Запомни это раз и навсегда.

– Нет! – повторяю я опять. – Нет! Зачем ты вернулся?!

Он, усмехнувшись, проводит большим пальцем по моим губам, а я отворачиваюсь в сторону. У меня мурашки по коже от этой ласки.

– Зачем вообще ты вернулся?!

– За тобой, солнце.

Затем Макс резко отстраняется и разблокирует лифт, который дергается и начинает ехать вверх. Буквально сразу тормозит, и двери открываются. В лифт входят двое коллег. Они о чем-то оживленно говорят, так что мне удается отстраниться и хоть немного прийти в себя.

Когда приезжаем на наш этаж, я буквально пулей вылетаю и бегу в свой кабинет. Там уже никого, что странно. Обычно кто-то да остается доделать хвосты или запустить тесты. Впрочем, так даже лучше.

Сажусь за стол и включаю рабочий компьютер. Мне надо сосредоточиться на том, как ответить на письмо, но вместо этого в голове на повторе слова Макса.

Я вернулся за тобой…

Что это значит? Что за тупая шутка? Это раньше бы я поверила ему безоговорочно. Но не теперь. Нет. Наверняка он просто решил поиздеваться. Или у него какая-то личная выгода от того, чтобы купить компанию, в которой я работаю. Да я во что угодно поверю быстрее, чем в то, что он сказал мне правду.

Я даже еще не начинаю формировать отчет, когда звонит мой мобильный телефон. Смотрю на экран – Ярослав. Раздраженно выдыхаю. Какой нетерпеливый. Однако сейчас не до ссоры и выяснения отношений. Так что отвечаю, готовясь оправдываться и просить еще немного времени, как слышу:

– Дашуля, ты прости, но я должен уехать, – заявляет жених.

– Как это? – озадаченно спрашиваю.

– Отец позвонил, попросил помочь. Так что свидание придется отменить. Точнее, перенести. Правда, черт, не знаю, как быстро освобожусь. В принципе бронь тоже могут передвинуть и…

– Нет-нет, конечно, делай дела, – торопливо перебиваю его, малодушно радуясь тому, что наше объяснение откладывается на потом. – Я все понимаю, правда.

– Но, может, все-таки вечером? – с надеждой спрашивает Брагин.

– Ярик, я и так устала, а когда ты закончишь, так и вообще… Завтра же рабочий день.

Я очень надеюсь, что мой намек он поймет без подробных пояснений.

– Хорошо, – неожиданно легко соглашается он.

Я расслабляюсь, обрадовавшись, что сегодня я смогу побыть одна.

– Но тогда в выходные – ты моя, – добавляет он.

– В каком смысле?

– У меня для тебя сюрприз, детка, – многозначительно отвечает он. – Пообещай, – буквально требует. И отчасти я понимаю причину его настойчивости. Но до выходных есть еще время.

– Обещаю. Выходные я проведу с тобой, – говорю то, что он хочет услышать, хотя у меня нет уверенности в том, что это хорошее решение. Но и отказать ему сейчас я не могу.

– Как я захочу?

Чувствую какой-то подвох, но в этот момент некстати вспоминается то, как меня зажал Данилевский, и назло этим образам я добавляю:

– Конечно, Яр. Как захочешь, так и проведем. Я вся твоя.

Жених довольно присвистывает.

– Жду не дождусь, Дашуль. Поверь, тебе понравится.

Прощаемся, я откладываю телефон, и странное ощущение вынуждает обернуться. Однако там никого, только почему-то дверь в наш кабинет открыта, хотя я вроде бы прикрывала ее, когда заходила. Смутное чувство, что за мной могут следить, вызывает озноб. Не выдерживаю и все-таки закрываю дверь, да поплотнее. И только после этого все же сажусь за работу.

Спустя полчаса письмо готово и отправлено, а я, наконец, могу с чистой совестью поехать домой.

Снова вместо лифта выбираю лестницу. Не знаю, здесь ли Данилевский, но лучше перестраховаться. Еще одну поездку с ним в лифте я не переживу.

Лучше уж держаться подальше от него. А в идеале – просто игнорировать. Тогда рано или поздно он отстанет, когда поймет, что ничего ему не светит.

О том, что вообще-то где-то в глубине меня живет маленькая влюбленная девочка, которая вовсе не так категорична, я стараюсь не думать. Я – Воронцова. И я не позволю снова разбить мне сердце.

У меня есть машина, но из-за пробок я не езжу на ней на работу, а пользуюсь общественным транспортом. И по пути от остановки до дома решаю зайти в магазин, чтобы купить продуктов. Немного увлекшись, набираю больше, чем стоило бы, хотя по большому счету готовить-то мне некому – живу я одна. Однако дойдя до своего дома, торможу, несмотря на тяжелые сумки. Знакомая до боли машина припаркована аккурат возле моего подъезда. И не заметить ее попросту невозможно. Такая же приметная, как и ее владелец.

Пока я раздумываю, как быть, дверь автомобиля открывается.

– 8 Даша —

Удивленно смотрю на отца, который выходит из машины, закрывает дверь и, щелкнув брелоком сигнализации, идет ко мне.

Молча забирает у меня пакеты.

– Привет, пап. А ты чего здесь?

– Ну, кто-то же должен помочь тебе донести покупки, раз этот твой жених где-то прохлаждается.

По его тону сразу понимаю и причину его появления.

Ярослав. Ну, конечно. Этого стоило ожидать, ведь отец у меня человек с военным прошлым и довольно жесткими взглядами на жизнь.

– Так что, накормишь ужином? – спрашивает он, игнорируя мой осуждающий взгляд.

– А мама перестала готовить? – ехидно усмехаюсь, направляясь к дому.

– Она уехала посидеть с внуком.

– Да? – удивляюсь. Обычно папа не упускает возможности повозиться с Танюшиным сыном. – А ты?

Отец выразительно хмыкает, и я понимаю, что откреститься от серьезного разговора не выйдет.

До самой квартиры мы оба молчим. Разобрав продукты, достаю овощи для салата и куриное филе, но так и замираю на месте, когда слышу:

– Как хорошо ты знаешь Ярослава?

Вздыхаю и продолжаю заниматься делом. Началось. Чего-то  такого я и ожидала, зная про отцовскую паранойю, которая только усилилась, после того как сестра ловко нашла себе мужа в лесу, да еще зимой.

– Достаточно, – отвечаю, стараясь не выдать голосом своего волнения.

– Достаточно для того, чтобы согласиться выйти за него?

Голос отца неуловимо меняется. А мне жаль, что приехал он один, без мамы. Знал ведь, что она сгладит углы и поможет уйти из-под прицела.

– Почему нет? Пап, я уже взрослая девочка.

Оборачиваюсь, вижу, как напряженно папа смотрит в ответ. Затем, шумно выдохнув, отходит к окну. Но его напряжение я чувствую даже так. Я же не могу отделаться от чувства, что он мною разочарован. И надо сказать, это крайне неприятно.

– Если ты взрослая, то почему выбираешь того, кто, по сути, слил твое выступление?

Рука с ножом замирает в воздухе над огурцами. Мне требуется несколько секунд, чтобы не поддаться эмоциям.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности