Бывший. Снова моя

Этот вопрос причиняет боль, потому что попадает в цель.

Несмотря на то, что мне было классно с Ярославом, за все время наших отношений он так и не понял, насколько для меня важно то, чем я занимаюсь. Нет, он, конечно, не высмеивал меня, вроде бы относился с уважением. Но я же столько раз говорила ему про то, как важен этот день, и сколько перспектив откроется, если я успешно проведу презентацию. А он…

– Почему слил? Просто хотел сделать все эффектно, – говорю совсем не то, что думаю.

– Эффектно испортить твою работу? – продолжает давить отец. – Ты же не станешь спорить, что если бы не это шоу, то результативность была бы выше?

– Он же не знал! – заступаюсь за жениха, хотя, конечно, я согласна с папой. И то, что он видит промах Ярика, как, впрочем, и Данилевский, меня крайне злит.

– Мужчина должен знать, что делает счастливой его женщину, – бескомпромиссно давит отец.

Меня так злит эта манера, что я ляпаю быстрее, чем успеваю подумать – стоит ли:

– Ты тоже знал, как сделать маму счастливой, когда бросил ее?

Я тут же жалею о том, что сказала. Но уже поздно. Отец застывает. Даже чуть бледнеет, как мне кажется. Резко отворачивается и очень долго молчит. А я… Ну что я? Я не знаю, как сгладить то, что натворила. По-хорошему, меня это не касается – лезть в отношения родителей – последнее дело. Тем более что это было еще до моего рождения, и всю свою сознательную жизнь я вижу, как отец боготворит маму.

– Мать рассказала? – глухо спрашивает он.

– Прости, я не должна была…

– Кто? – спрашивает, повышая голос.

– Случайно услышала, – сознаюсь. – Мама с Таней говорила. Что у вас было непросто, и что… Что вы расставались, когда она была беременна.

Я папина дочка. Не только потому, что у нас с отцом схожие интересы. Еще я очень остро всегда улавливала изменения в его настроении.

– Пап, прости, – осторожно подхожу к нему, боясь прикоснуться. Настолько он напряжен. – Мне не стоило так говорить.

Он разворачивается и сгребает меня в объятия. Крепко-крепко держит.

– Именно потому, что наделал в свое время ошибок, я знаю, как это легко – причинить боль любимой женщине, и хочу тебя обезопасить, – произносит глухим голосом.

– Я понимаю, – мягко отвечаю, обнимаю в ответ. – Но Ярик хороший. Правда.

Папа не торопится что-то отвечать. А потом как-то тяжело вздыхает.

– Ты же в курсе, что твой хороший уже был однажды женат?

Конечно же, я не успеваю правильно отреагировать. Ведь слышу-то про это впервые. И отец это видит.

– Вот именно, – давит он. – Что ты вообще о нем знаешь?

– Что он хороший и порядочный мужчина.

Сейчас уже не так важно, что вообще-то я и сама поняла, что у нас с Брагиным не получится построить семью. Мне иррационально хочется защитить свой выбор, доказать отцу, что меня не надо опекать, что я достаточно взрослая, чтобы разобраться самой.

– Тогда почему он сделал тебе предложение, и при этом не рассказал довольно важный факт своей биографии?

– Подожди, – доходит до меня. – Ты что, проверял его по своим каналам?

В ответ я получаю только выразительное молчание. Но слов и не требуется – я все понимаю и так.

– Ты обещал! – возмущаюсь, отходя на пару шагов. – Ты обещал, слышишь?!

Отец продолжает невозмутимо смотреть на меня. Словно это не он нарушил слово не применять свои возможности, чтобы раскапывать все на тех, с кем я общаюсь. Был у нас такой прецедент, и тогда я почти неделю не разговаривала с отцом. В ответ он пообещал больше так не делать.

И это мне еще повезло, что про Макса он не в курсе – в тот период у отца была долгая командировка, которая закончилась, прямо скажем, не очень – отца госпитализировали с ранением. У мамы тогда едва не случился нервный приступ, так что моя несчастная любовь прошла мимо родителей.

– Ты – моя дочь, – весомо роняет папа. – Ты правда думала, что я буду просто смотреть и не постараюсь тебя защитить?

– Уходи, – прошу устало.

– А ужин?

– Пусть мама тебя кормит, – говорю дрожащим голосом. Отец делает шаг ко мне, но я выставляю руки перед собой. – Ты обещал. И ты обманул меня.

– Даш, когда у тебя появятся свои дети, ты поймешь меня.

– Да не появятся они! – вскидываюсь. – С твоим таким отношением не появятся! Наверное, мне надо, как Тане, забуриться в лесную глушь и там найти себе мужика, чтобы ты просто не успел ничего испортить!

Отец злится, но молчит. В этот момент мой мобильный взрывается громкой мелодией. На экране – фото Ярослава.

– Не провожай, – бросает отец и уходит из квартиры. Слышу, как хлопает входная дверь, а я все так же смотрю на телефон. Звонок обрывается, но тут же повторяется.

Как же так, Ярик, неужели папа прав? В нерешительности смотрю на телефон, думая – отвечать ли после того, что узнала?

– 9 Даша —

Когда Ярик звонит в третий раз, я сдаюсь и отвечаю.

– Детка, у тебя все в порядке? – взволнованно спрашивает жених.

– Да, просто не слышала, – вру напропалую, а саму затапливает стыдом за это.

– Я освободился и могу приехать, – радостно заявляет Ярослав. – Ты уже дома? Вот как раз выезжаю к тебе.

От такого напора я теряюсь. До этого момента он все-таки соблюдал дистанцию, и визиты обычно согласовывал, зная, что я предпочитаю планировать встречи заранее.

– Что?

– Дашуль, я соскучился. Еду, говорю. Ты там чего, совсем закопалась в этих кодировках своих?

– Строчках кода, – поправляю его на автомате. – Яр, не думаю, что это хорошая идея.

– Почему? Ты же была настроена провести время вместе. Ресторан я, конечно, отменил, но мы можем и по-домашнему… – его голос становится ниже, и намек в словах настолько отчетливый и яркий, что даже наивная девочка поймет, к чему ведет мой жених.

– Это правда, что ты был женат? – спрашиваю совсем не то, что хотела сказать. Все-таки задело меня то, что я была не в курсе подобного. Даже учитывая, что погорячилась, согласившись на предложение руки и сердца.

Повисает довольно выразительная пауза.

– Откуда ты знаешь? – отстраненно спрашивает Ярик. Вся игривость из его голоса пропадает. Теперь он совершенно другой.

– Разве это важно? Да или нет?

– Да, это правда, – крайне неохотно признается жених. – Но это было давно и… В общем, Дашуль, не бери в голову. Там была не очень простая история. И к нам это не имеет никакого отношения.

– Ты уверен? Было бы неплохо знать о таких вещах заранее.

– Малыш, я тебя люблю. О чем речь? У каждого из нас есть прошлое. Ты уж извини, что я тебе достался не девственником, – усмехается Ярослав. – Давай я приеду, и мы спокойно все обсудим?

– У меня завтра тяжелый день, и я собираюсь лечь пораньше, – тут же возражаю, испугавшись, что Брагин и правда заявится без приглашения.

Слышу тяжелый вздох.

– А я вообще-то узнал кое-что важное для тебя, детка.

– О чем ты?

– О твоем этом самом генеральном. Данилевский же, правильно?

Вот тут я напрягаюсь. Отец у Ярослава, насколько я помню, занимает одну из руководящих должностей в крупной фирме.

– Правильно. И что ты о нем узнал?

– Что он развалит вашу контору, малыш. Тебе пора уходить оттуда. И чем скорее, тем лучше. В идеале забирай свои наработки и пиши заявление.

Пульс резко ускоряется, и я сажусь на стул, ошарашенно глядя перед собой.

Как это? Развалит? Но…

– Даш? Ты меня слышишь?

– Да, я… А ты уверен, что это так?

– Конечно. Отец сказал, он умелый спец в этом. Его профиль – купить фирму, а затем распилить и продать по кусочкам.

– Но у нас нельзя распилить, – растерянно возражаю. – Что пилить? Мы же айти-компания. Разработка и сопровождение. А откуда твой отец взял эту информацию?

– Сказал, они уже сталкивались. Данилевского нанимают, когда хотят потопить кого-то.

– Но он же сам купил компанию. Зачем ему банкротить ее?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности