Фиктивный развод

В любом случае я не собираюсь носить новые наряды. Я выбрала только два платья, чтобы было во что переодеться. Косметику тоже открыла лишь десятую часть. Это не бойкот или какой-то гордый протест, мне просто-напросто неинтересно. Я не настолько бедна, чтобы оригинальная французская тушь вызывала во мне трепет.

Или чего добивается Арбатов?

Хотя не удивлюсь, если он даже не задумывается. Он прет танком, вот и весь план. По кирпичикам складывает жизнь, которую то ли себе придумал, то ли решил вспомнить. Роскошный дом у него есть, бизнес идёт в гору, статус всем на зависть, осталось только музейную тишину из комнат вытравить.

В этом смысле я тоже подарок. Побрякушка для хозяина.

Я так и вижу свою роль. Этакий звонкий колокольчик, который должен разгонять скуку.

Еще через день привозят моего новенького немца. Мне становится смешно, когда я вновь вижу эвакуатор и ярко-оранжевые тросы. Даже жалко машинку: катается на эвакуаторе, как развалюха. Я выхожу на улицу и смотрю на то, как ее спускают на площадку перед домом. Она прекрасно вписывается в пейзаж. Еще один кирпичик в идеальную жизнь, которую в своей голове нарисовал Арбатов.

– Ваши ключи. – Парнишка в спецовке протягивает мне фирменный брелок.

– Бак заправлен, а документы в бардачке?

Я не могу подавить усмешку. В прошлый раз мне вручали ключи именно с таким напутствием.

– Да. Могу показать, где именно.

– Не надо. Я справлюсь.

К нам подходит охранник, который одним своим грозным видом показывает, что задерживаться не стоит. Парнишка быстро прощается и запрыгивает к напарнику в салон. Я же разглядываю массивный брелок со стальным шильдиком.

А почему бы, собственно, и нет?

Как сказал Вадим? Это не подарок, а компенсация?

Нет таких денег, чтобы компенсировать бывшего мужа с властными замашками и избирательной глухотой!

– Валерия? – отзывается охранник. – Мне позвать водителя?

– А зачем мне водитель? У меня есть права.

Я открываю дверцу и без всякого изящества падаю в низкое водительское кресло.

Ох…

Тут врать бесполезно. С французской тушью не сравнить, предательский трепет все-таки крадется в сердце. Я запускаю мотор с кнопки и кладу ладони на кожаный руль. Пальцы машинально сжимаются, когда рычание мотора накрывает улицу.

На охрану агрессивный звук тоже действует. Я вижу, как мужчины собираются в маскулинную стайку, а еще через секунду из гаража выезжает черный внедорожник.

– Конечно, у меня будет сопровождение, – цежу, двигая кресло и пристегивая ремень. – Гулять только на коротком поводке.

Машина слушается на грани волшебства. Я придавливаю педаль газа, пугая пост охраны. Они едва успевают распахнуть ворота, мельтеша руками. Мол, тише, тише!

Пьянящее чувство свободы ударяет в голову вместе со скоростью. Я едва сдерживаю себя до главной дороги. В коттеджном поселке не погоняешь, а вот за его шлагбаумом можно быть смелее. Тем более с защитниками на хвосте.

Я поглядываю в зеркала заднего вида и не могу отделаться от привкуса фарса. Или как лучше назвать? Какие слова ни подбирай, а моя жизнь превращается в что-то ненормальное.

Нужно хоть какой-то якорь адекватности.

Точно!

Я набираю Марину и ставлю ее на громкую связь.

– Что-то случилось? – выдает она обеспокоенным голосом.

Черт, еще утро. Причем субботнее. Паршивая из меня подруга.

– Прости, я не посмотрела на часы.

– Ты куда-то едешь? Что за шум?

– Еду, но куда – пока не знаю. Я хотела с тобой встретиться, – я снова бросаю взгляд на зеркала, –  если тебя не смущает слежка. За мной увязался внедорожник охраны Арбатова.

– А ты что, не умеешь сбрасывать погоню? – смеется Маринка.

– Вот как раз в процессе обучения. Успехи пока так себе.

– Ладно, пусть будет слежка. Приедешь ко мне?

– Может, лучше в кафешку? Не хочу везти охранников к тебе.

– Лер, если Арбатову будет надо, он мой адрес за минуту узнает.

И то правда.

– А вообще, Лер, признавайся. Небось, загадывала на Новый год принца на белом коне. Вот теперь и мучаешься.

– Я давно не жду принцев. Даже к топоту копыт не прислушиваюсь.

Я останавливаюсь на светофоре. Напротив дырявит небеса высоченная офисная стекляшка. Я скольжу по ней слепым взглядом, но вдруг понимаю, что это за здание. Вернее, какие именно офисы в ней располагаются. В память врезался адрес головного офиса Арбатов Групп.

– Мариш, я чуть задержусь, – бросаю в динамик. – Я сперва в одно место заскочу, а потом к тебе.

Конечно, охрана успеет предупредить. Эффекта неожиданности не выйдет, но меня тянет вперед по другой причине. Я ничего толком не нашла в сети о компании Вадима, я знаю лишь то, что он показывает. Может, так откроется что-то другое?

Я хамским маневром становлюсь прямиком перед главной лестницей и выхожу из машины. На мой взгляд, я припарковалась идеально. Вадим же такую женщину себе хочет? Он покупает меня, а меркантильные барышни не всегда отягощены воспитанием. И вообще, большие деньги портят, он сам своим поведением подтверждает правило.

– Не укачало? – обращаюсь к охраннику, который выпрыгивает из внедорожника первым и становится рядом, как сторожевой пес.

Он молчит. Но смотрит недобро.

Я же замечаю кофейню на первом этаже. Будь я хорошей женой, зашла бы, чтобы купить милому кофе и круассан. Но я иду мимо.

– Лера?

Знакомый голос с нотами удивления ударяет в спину. Я оборачиваюсь, понимая, кого вот-вот увижу, и стараюсь не скривиться. Встречи с матерью Вадима никогда не давались мне легко. Светлана Сергеевна обладает удивительным талантом унижать одним взглядом.

– Здравствуйте. – Я киваю ей.

И не могу ничего поделать с собой. Ее пораженное лицо с отпечатком паники делает этот день лучше. Она явно не ожидала увидеть меня вновь.

Глава 7

Мать Вадима ничуть не изменилась. Статная и высокая, с вечными историями, как она могла стать моделью, если бы родилась на десяток лет позже. Я не уточняла, почему именно на десяток. Эти разговоры и так были в тягость. В них красной нитью шло, что моя внешность оставляет желать лучшего. Хотя я никогда не жаловалась, я не считаю себя божественной красоткой, но я как минимум симпатичная. А как максимум уж точно не другой женщине давать мне оценки.

Светлана Сергеевна делает шаг ко мне, справляясь с первым шоком. Она жадно разглядывает меня, словно надеется, что мое появление – мираж. Сейчас она присмотрится хорошенько, и я растворюсь в воздухе.

– Давно не виделись. – Я любезно скалюсь. – Вы тоже к Вадику?

Я вижу за ее спиной водителя, который не знает, куда себя деть. В его руках крафтовый пакет. Видимо, он должен передать его служащему в офисе, чтобы не утруждать хозяйку малейшей тяжестью. Странно, что это правило не распространяется на ее украшения. Массивные, увесистые, они смотрятся вызывающе.

Выглядит так, словно человек дорвался до роскоши. Вот уж кто радуется, что Вадим выбился в большие люди. Голубая мечта Светланы Сергеевны исполнилась. Теперь она может ни в чем себе не отказывать.

– К Вадику? – она повторяет за мной. – Ты что, к нему?

– Вообще-то это мой вопрос, Светлана Сергеевна. Но да, я решила заехать к супругу.

Ну невозможно удержаться! Я не хочу быть супругой Арбатова, но тут не могу себе отказать. Я же знаю, какой эффект мои слова произведут на его мать.

– Что ты несешь? – Она ловит вторую волну шока. – К какому еще супругу?!

– Ой, а Вадим не сказал? Как некрасиво получилось… Я думала, он поставил вас в известность.

Светлана Сергеевна приближается вплотную, а потом оглядывается по сторонам. Ищет помощь? Подсказку? Она находит ее, когда набредает глазами на мое новенькое авто. Мать Вадима несколько раз переводит взгляд с меня на машину и обратно и, наконец, тяжело выдыхает. Словно выносит приговор своему благополучию.

– Приползла назад, значит, – она надменно усмехается. – Даже не знаю, что ты такого умеешь, что он…

– А я колдую. Хотите, вам хорошие манеры наколдую? Вам бы пригодилось, Светлана Сергеевна.

Она рывком поднимает руки и отмахивается от меня, как от мухи. Браслеты на ее запястьях взвизгивают, так что я ради собственной безопасности отступаю в сторону.

– Не забывай свое место, Лерочка, – победно бросает Светлана Сергеевна.

Она проходит мимо и стремительным шагом направляется в офис. Следом спешит ее водитель с пакетом.

Я тоже поворачиваю к главным дверям. В холле на меня смотрят тем же взглядом, что и на мать Вадима. Смесь уважения и трепета. Никто не спрашивает, кто я такая и зачем пришла, наоборот, из ниоткуда появляется сопровождающий в синем деловом костюме. Он вызывает всей нашей дружной семейке лифт.

– Господин Арбатов в своем кабинете, – сообщает он. – Я провожу вас, если вы не против…

– Я в курсе, где кабинет моего сына!

Светлана Сергеевна срывается на мужчине. Она шумно выдыхает через ноздри и отворачивается от нас. Мы минуем тридцать этажей в полнейшей тишине. Когда двери открываются, мать Арбатова почти что выбегает из лифта. Словно это жизненно важно – оказаться в кабинете Вадима первой.

У меня такой необходимости нет, потому я иду второй, осматриваясь по сторонам. Светлый коридор увешан красивыми репродукциями, а в воздухе витают приятные цитрусовые ноты.

– Может быть, принести кофе? Сок?

Сопровождающий наклоняется ко мне, готовясь ловить каждое слово.

– Латте будет отлично.

Я вхожу в кабинет, в котором уже звенит тонкий голос матери Вадима. Но все же она вспоминает о рамках приличия, видимо, не решается повышать голос на сына.

– Что происходит, Вадим? – с горечью спрашивает она.

– А что происходит? – Он хмурится.

Вадим опускается в высокое кресло босса. Я подхожу к нему, ловя его заинтересованный взгляд, в котором вспыхивают искры. На Арбатове белоснежная рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. В разрезе выглядывает небольшой крестик, который у него был еще до нашего знакомства.

– Ты ничего не сказал мне о ней, –  продолжает причитать Светлана Сергеевна. – Почему я узнаю обо всем последней? И совершенно случайно! Боже, это еще отец не знает!

– Ему плевать, я уверен.

Я демонстративно присаживаюсь на подлокотник кресла Вадима.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности