Фиктивный развод

Его мать сказала, что я должна знать свое место.

Ну хорошо.

Я как раз выбрала подходящее местечко.

Бровь Арбатова ползет вверх. Он щурится, созерцая мое поведение, а меня несет еще дальше. Я кладу ладонь на его плечо и веду выше. К виску, а потом закапываюсь пальцами в жестких волосах Вадима.

Ох, зря.

Где-то вдалеке происходит всплеск разума.

Но он затихает, когда я вижу колючий от ненависти взгляд Светланы Сергеевны. Она буквально физически не может переносить тот факт, что я вновь добралась до тела ее единственного и драгоценного сына.

– Ты ломаешь свою жизнь! Как ты не видишь?! Она опозорила тебя, а ты… Где твоя мужская гордость?

– Мама, – ледяной возглас Вадима даже меня заставляет поежиться.

Светлана Сергеевна замолкает, понимая, что ступила на запрещенную территорию. Она качает головой, но рта больше не открывает.

– Мы поговорим потом, – добавляет Арбатов. – Ты успокоишься, и мы поговорим.

– Я не успокоюсь, этого не будет.

Мать Вадима порывисто разворачивается и покидает кабинет. Я как зачарованная смотрю на дверь, которая захлопнулась за ее спиной, и пытаюсь прийти в себя.

Как ураган, честное слово.

Женщина-катастрофа.

– Кажется, я ей по-прежнему не нравлюсь, – произношу.

Я отнимаю ладонь от Вадима и привстаю, но он возвращает меня на место. Запускает руку мне за спину и надавливает, заставляя соскользнуть с подлокотника на его бедра.

Черт.

Всё происходит так быстро, что я успеваю лишь сделать один судорожный глоток воздуха. Его тепло окутывает меня, а его крепкие длинные пальцы ходят по моему телу. Я чувствую их на спине и шее. На шее хуже всего: там нет одежды, и я ощущаю его кожей к коже.

Как покалывающие, постепенно набирающие силу разряды тока.

Как то, что я не должна испытывать.

– Вадим.

– Еще пару секунд. Прошу.

Прошу?

Он сказал “прошу”? Я не ослышалась?

Ему как будто становится легче оттого, что я в его руках. Он не порывается поцеловать или стянуть мою одежду, но он так прочно держит меня, что это становится слишком интимным.

Быть в его руках – неправильно.

Сидеть в его объятиях и принимать то, что можно засчитать за ласку, –  тем более.

В груди зарождается ураган, одна эмоция цепляет другую и закручивает вихрь, с которым я не знаю, что делать. Я не могу отрицать, что меня клонит в сторону воспоминаний. Все-таки он не чужой, между нами столько всего было, столько хорошего и даже чудесного. Все это играет со мной злую шутку. Какая-то часть меня соскучилась по нему… нет, хуже… истосковалась.

Только вот у этой тоски горькое послевкусие. Он же предал меня. Нанес глубокую рану, с которой я справилась, заплатив большую цену – став другой. Я очень сильно изменилась, я уже не та девчонка, которую Арбатов брал в жены.

Он вообще это понимает?

Или ему плевать?

– Отпусти, пожалуйста, – произношу уверенным голосом.

Я подаюсь вперед, не дожидаясь его отклика. К счастью, Вадим разжимает ладони.

– Останешься на ланч? – спрашивает он.

Арбатов встает с кресла и будничным жестом поправляет манжеты рубашки. В этот момент его чертовски хочется встряхнуть. И закричать прямо в лицо: в тебе осталось хоть что-то живое?! Я отбиваюсь от эмоций из последних сил, а ему хоть бы что.

Робот.

Тиран.

– Не останусь. – Я качаю головой. – Я поеду к подруге, она уже ждет.

– Так быстро? Для чего тогда приезжала?

– Хотела взглянуть на твой офис. – Я обвожу ладонью его кабинет. – Мне многое стало яснее.

– Например?

– Выглядит впечатляюще, прям как твой дом. Ты отстроил целую корпорацию в сжатые сроки. Чтобы такое проделать, надо через многое пройти. И многое в себе убить.

Арбатов реагирует на мою последнюю фразу. Он бросает на меня острый взгляд, в котором эхом отдается заинтересованность.

– Ты стал очень жестким, Вадим. Если не жестоким… Ты не замечаешь, как общаешься, как ведешь себя. Мы даже нормально поговорить не можем. Мы ведь незнакомцы, по большому счету. Ты другой, я другая.

– Ты прежняя.

– Думаешь?

– Я вижу.

Я усмехаюсь.

В дверь стучат, и вскоре я вижу девушку в деловом костюме. Она приносит мне латте, о котором я совершенно забыла.

– Боюсь, тебя ждут неприятные сюрпризы, Арбатов. Я вообще не прежняя.

Глава 8

Я уезжаю к Марине. Она встречает меня объятиями, а потом ведет к столу. На тарелке вкусно пахнут тосты с сыром. Маринка тянет меня за локоть, усаживая на стул, и на добрые полчаса превращается во внимательного слушателя. Я рассказываю ей всё, что касается моих отношений с бывшим мужем.

– И он даже не думает просить прощения? – Она округляет глаза к концу рассказа.

– Мне кажется, он вообще не знает такое слово. Стер из своего лексикона.

– Но он хоть понял, что ты не изменяла ему?

Я пожимаю плечами.

– Наверное. – Я провожу пальцем по бортику остывшей чашки. – Хотя я не знаю. Я вообще мало что понимаю.

– Да, вариантов много. – Марина откидывается на спинку стула и явно начинает перебирать эти самые варианты в голове. – Он мог узнать, что измены не было, и теперь пытается вернуть всё назад.

– А выглядит так, словно пытается доломать.

– Ну, ты сама сказала, что он упрямый и жесткий. А еще он мистер Большой Босс. Такие не признают ошибок.

– Легче не стало.

– Подожди! – Марина обдает меня волной воодушевления. – А вдруг он, как в бразильском сериале, хочет тебе отомстить? Сейчас влюбит в себя по второму кругу и бросит, чтобы ты страдала.

– Боже, Мариш, что ты смотришь?

– Потом не говори, что я тебя не предупредила.

– Не скажу.

Марина шумно выдыхает. И быстро переключается на следующий вариант.

– Вообще, в жизни редко бывает одна причина, – произносит она серьезнее. – Он мог заскучать, или в его жизни что-то случилось… ДТП, например. Люди частенько начинают ценить то, что потеряли, когда смерть мелькнет перед носом.

– Нет, тебе реально пора завязывать с сериалами.

– Ты сказала, что нашла его обручальное кольцо у него на столе. – Маринка мои подколы пропускает мимо ушей. – Может, оно тоже недавно попалось ему на глаза. Нашел случайно кольцо, и что-то отозвалось в душе. А он богатый, избалованный, не привык отказывать себе. Щелкнул пальцами, и вот ты уже в его доме.

– Вот это больше всего похоже на правду.

– Или он мог пересечься с этим… как его… Шилов? Встретил его в деловых кулуарах, тот что-то ляпнул двусмысленное. И теперь твой Вадик не знает, чему верить.

Я опускаю глаза. Одну новость Марине я не сообщила. Я вообще боюсь об этом говорить, да даже думать. Словно от неприятной правды можно спрятаться.

– Шилов мертв, – бросаю на одном выдохе. – Наверное, сам…

– Что? – Марина округляет глаза и забывает, как дышать. – Ты сейчас серьезно?

– На такие темы не шутят.

– Ох! И ты еще что-то возникала насчет моих бразильских версий?!

Марина поднимается со стула и прохаживается туда-сюда. Я ее прекрасно понимаю. Когда на меня впервые свалилась новость о смерти Шилова, я тоже не могла сидеть на месте.

– А ты не боишься, что Арбатов причастен к этому? Эти события – смерть Шилова и появление бывшего в твоей жизни – точно связаны, – она понижает голос до шепота. – Вдруг Вадим опасен?

У меня нет ответа.

Моя глупая женская натура не может принять такой вариант.

Только не Вадим…

Он не убийца.

Он не мог настолько измениться.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности