Гордые души

На втором уровне в иерархии Ндрангеты находились семейные кланы – ндрины. Они делились на две подгруппы: сообщество большинства и меньшинства, простыми словами старшие и младшие в семье.

В сообщество большинства входили капобастон и его помощники, такие как эмиссар, врач, адвокат, бухгалтер, психолог.

К младшему сообществу относились дети ндрины, поднимающиеся по иерархии, если того требовала семья.

Итальянская ндрина делилась на три округа: Терренский, Центральный и Ионический. Мы жили в Реджо-ди-Калабрия, провинции, что находилась между двумя морями.

Супруга дяди Франческа была на два года младше него. Они с Эленой походили друг на друга как две капли воды, что нельзя было сказать о младших. Характер оставлял желать лучшего. Видимо это стало личным проклятьем Валерио, помимо того, что он являлся капо.

– Не представляю, как бы ты жила, если бы Витэлия осталась в Мексике, – подмигнув мне, сказал Теодоро.

Тео младше меня на два года. Они с Розабеллой унаследовали гены отца и обладали тёмными волосами, вот только у Тео были карие глаза матери, а у Рози – зелёные.

– Подавилась бы собственным ядом, – дав пять старшему брату ответила Розабелла.

Я откусила брускетту и отпила немного белого вина из бокала, ожидая пока принесут суп. В Италии суп на ужин являлся обычным делом, в России же его предпочитали на обед.

– Все же помнят, что в это воскресение у нас мероприятие по случаю помолвки Элены? – прерывая шум столовых приборов и перешёптывание Тео и Рози, напомнил дядя.

– Скоро мы узнаем, что капо Канады свел счеты с жизнью из-за капризов Элены.

– Розабелла! Сколько можно просить, чтобы ты была уважительнее к Элене, она твоя старшая сестра!

Франческа повысила голос, тем самым заставляя Рози надуть губы и уткнуться в свою тарелку. Ей было семнадцать, и беззаботная подростковая жизнь могла оборваться в кратчайшие сроки. Несмотря на то, что итальянцы не стремились к раннему браку и спокойно наслаждались жизнью до тридцати, в кругах мафии могли обещать женить ребенка, который мог ещё находиться в утробе матери. Розабелла тоже была обещана одной из наших семей в Америке.

Итальянцы по сей день чтили традиции и придерживались мнения, что брак должен быть чистым. Смешение кровей являлось очень редким случаем. Данное соглашение, как правило, спасало от войн или же способствовало зарождению нового бизнеса, но у таких семей не оставалось шансов занимать высокие должности в иерархической цепочке, а их дети не были интересны.

Я была безумна рада, что моя задница с рождения принадлежала только мне.

– Тогда нам нужно будет съездить за платьями. Думаю, в пятницу я могла бы за тобой заехать после школы, – пытаясь разрядить обстановку в помещении, начала я.

– Витэлия, к тебе это тоже относится.

Патриция посмотрела на меня поверх очков с долей сожаления?

– Относится, что?

– Свадьба.

Воцарилась тишина, я почувствовала, как жар прильнул к щекам.

– Это шутка? – прыснула Элена, не веря услышанному. Никто не верил. – Но кто?

– Наш союзник из Фамильи, Лино Денаро, проявил интерес. Ещё ничего не решено, состоится только знакомство. Будь готова.

Удовлетворив любопытство Элены и остальных, Патриция с невозмутимым видом продолжила ужинать.

– Витэлия, это большая честь быть женой босса Филадельфии.

Конечно же, Элена знала всех холостяков мафии. Иногда мне казалось, что в ее комнате висела доска с фотографиями потенциальных жертв, которых, была бы ее воля, сестра затащила бы в сексуальное рабство.

– Если это необходимо для семьи, то всё хорошо.

Это всё, что я смогла ответить. Свадьба не входила в мои планы, ни через год, ни даже через пять лет. В свои двадцать четыре, у меня были лишь одни отношения, если их можно было так назвать. Парень с юридического факультета. Мы повстречались около восьми месяцев. И я поняла, что мужчины очень часто путали понятия «добиваться» и «заёбывать».

Доев ужин, я молча вышла из-за стола и направилась в свою комнату, казалось, мне необходимо было поспать.

2 глава

– Как думаешь, этот Лино очень старый? – спросила у меня Рози, перебирая платья.

Мы уже несколько часов прогуливались по всевозможным бутикам, но так ничего и не купили. Отчасти казалось, мы просто тянули время, чтобы не возвращаться домой.

– Старый, по сравнению с тобой или…

– Витэлия, ты поняла, о чём я. Не думаю, что ты настолько извращенка, чтобы называть его «папочка».

Розабелла поморщилась, будто уже отдала меня какому-то пятидесятилетнему мужчине в сексуальное рабство.

– Твоим фантазиям нет границ, – толкнув младшую в плечо, улыбнулась я, пытаясь избавить ее от дурных мыслей.

– Не хочу, чтобы ты уезжала так быстро.

Розабелла была мне ближе всех в семье. Помню, когда они приезжали на остров в период дождей, Рози всегда прибегала ко мне в постель, и мы засыпали в объятиях друг друга.

– С чего ты взяла? Моя свадьба определенно не наступит раньше, чем у Элены. Так что, у меня будет время тебе надоесть.

В свои семнадцать Рози уже была выше меня на пол головы, но при этом ей удавалось быть очень хрупкой и ранимой.

– Думаю, тебе подойдёт это, – сказала она, показывая синее платье в пол с разрезом от бедра.

Синий цвет хорошо подходил к моим голубым глазам, придавая им яркости, как у мамы.

Сейчас, став старше, я замечала, насколько мы были похожи. Те же округлые бедра, бледная кожа, пухлые губы, курносый нос.

Мама останется в моей памяти безупречно красивой, очень мягкой и доброй женщиной с белокурыми локонами.

Я была не такой, унаследовав характер и каштановый цвет волос от отца.

Мы вернулись домой около шести вечера. В доме, кроме прислуг и охраны, никого не было. Завтра мне предстояло встретиться с будущим супругом, придётся держать ровно спину и улыбаться, быть очаровательным трофеем. Ведь так, мужчины называли женщин. Чем красивее приз с наружи, тем проще он внутри. Женщинам были нужны лишь побрякушки и деньги, оттого и проще становилось затыкать их потребности бумажками, заработанными на крови, удовлетворяя животные потребности, воодушевленные грязными фантазиями.

Посмотрев последний раз в зеркало, я поспешила в зал. Босоножки на тонкой шпильке издавали раздражающий звук, пока я шла по коридору.

Все уже были в сборе, кроме Элены. Теодоро был в чёрном костюме тройка, на ногах красовались новые оксфорды. Я заметила кобуру у него под пиджаком. У меня была такая же для холодного оружия на ноге под платьем.

Теодоро начали обучать стрельбе в десять, посвящение он прошел в пятнадцать. Пока я жила в Мексике, просила научиться самообороне у охранявших меня солдат. Когда приезжал Тео, мы устраивали соревнования, и он показывал, чему его научили в Италии.

Меня всегда тянуло к оружию. Помню, когда отец сидел в своем кабинете и чистил его, я забиралась к нему на колени и внимательно наблюдала за процессом.

Привычка так и осталась, каждый раз, когда Теодоро перебирал свое оружие, я наблюдала. Мы выросли, и между нами возникла огромная пропасть. Для меня это так и осталось всего лишь увлечением, а Тео действительно убивал людей.

– Мои сёстры самые прекрасные принцессы в этом гребанном жестоком мире, – сказал он, подав мне руку и поцеловав ее, как истинный джентльмен.

– Благодарю, – схватившись за край легкой ткани и сделав реверанс, подыграла я брату.

Элена появилась в белоснежном приталенном платье, доходящем до щиколоток, сверху белые перья добавляли легкости и грациозности. Волосы были зафиксированы гелем у корней и струились легкими волнами по спине, открывая взор на острые, четкие линии лица.

Внешне всё было идеально. Каждый мужской взгляд сегодня будет точно подарен Элене, ведь она была подобна лани. Ни для кого не секрет, что эта девушка с детства  училась подражать Патриции и всячески добивалась ее признания. Но бабушка ни с кем не сближалась, а если и хотела поговорить, то всегда из всех детей в доме выбирала меня.

Возможно, таким образом она хотела сохранить связь со своим умершим ребёнком, отдавая дань уважения и крупицы заботы.

– Отлично. Можем выезжать, – скомандовал дядя, и мы направились к машинам.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности