Гордые души

Наверное, я бы лучше предпочла быть выброшенной у границ Каморры, чем вступить в брак с представителем семьи Ринальди. От одной только мысли о Кристиано в роли моего мужа, хотелось воскресить Паоло Босси. Этот мужчина вызывал смешанные чувства, его доминантные черты и обольстительность пробуждали моих демонов, подталкивая на неразумные поступки с вытекающими последствиями.

Ноги едва слушались, пока я аккуратно шаг за шагом следовала за дядей к машине. Кто-то перехватил руку и потянул меня в сторону, вырывая из клубка мыслей, что поселились в голове.

Приятный мягкий парфюм ударил в нос. Кристиано стоял в темно-синем костюме, и я заметила, что сегодня стиль «развязный мачо» сменился, потому что белая рубашка была застегнута на все пуговицы, а на шее висел галстук, напоминая короткий поводок, за который мне в ту же секунду захотелось дернуть.

– Думаю, нам стоит все обсудить.

– Серьезно? Мне кажется, ты все уже решил, – прищурившись, ответила я, заглядывая в темные глаза.

– Тебе стоит пересмотреть свои взгляды и довериться мне.

На мгновение показалось, что мужчина злится не меньше моего, но при этом, хладнокровная отстраненность и деловой вид сбивали с расшифровки его истинных чувств.

– Доверие, это последнее, что я почувствую к тебе когда-либо. Все, что ты получишь от этого брака, будет сниться тебе в кошмарах, – прошипела я.

– Ты моя, Витэлия!

– Ещё нет! – ответила, поднимая левую руку в воздух, демонстрируя безымянный палец без кольца. – Ты что-то видишь тут? Вот и я ничего не вижу.

В большинстве государств Европы обручальные кольца носили на левой руке, а на правую надевали вдовцы или вдовы.

– Оставьте свои семейные разногласия до брака, – подойдя к нам, сказал Антонио, надевая солнцезащитные очки и срывая галстук. – Стая старых псов глаз с вас не сводит.

Я обернулась и встретилась взглядом с мужчиной в белой шляпе и с тростью в руках. Он стоял в окружении других членов общества. Они разговаривали и, жестикулируя, поглядывали в нашу сторону.

– Мне плевать, – ответил Кристиано и кинул угрожающий взгляд в их сторону. Глазевший мужчина тут же прервал зрительный контакт.

– Ты пообедаешь со мной?

Должна ли я? По крайней мере, нужно было выяснить мотивы, чтобы понимать, в каком направлении двигаться дальше, и какую выгоду извлечь из предстоящего брака. Можно отдать должное его терпению. Кристиано старался быть вежливым, несмотря на мою дерзость в его сторону. Без сомнения, он являлся превлекательным мужчиной, но я была не из тех, кто очаровывался с первой минуты только из-за того, что мне подали руку и придержали дверь. Красивые фрукты бывают червивыми изнутри.

Ничего не ответив, я кивнула, и мы направились к машине.

– Будь осторожна, женщины часто теряют голову от его галантности, – по лицу Антонио расползлась улыбка.

– Хоть кто-то из вас.

Я последовала за Кристиано, который остановился у синего Мазерати, сочетающегося по цвету с костюмом. У мужчины оказался определенно хороший вкус. Это напомнило Элену, которая часами могла подбирать туфли в тон к сумочке. Оставалось надеяться, что у Кристиано не имелось таких маниакальных зависимостей, и это было просто совпадением. Седан выделялся из толпы немецких автомобилей класса люкс. Машина не только выделялась цветом, но и происхождением. Всем было известно, что эмблемой компании являлся трезубец Посейдона. Автомобиль – это, пожалуй, единственный неодушевленный предмет, к которому многие люди относились как к живому.

Всю дорогу до ресторана мы ехали в полной тишине и спустя двадцать минут остановились. Кристиано передал ключи от автомобиля парковщику и, обойдя машину, открыл дверь, подавая мне руку. Я неохотно взялась за нее.

– Салат с тунцом и бокал просекко, пожалуйста, – произнесла я, раскладывая на ногах салфетку, будто мои черные брюки было легко испачкать салатом.

– Скромный выбор, – рассматривая меню, сказал Кристиано.

– Тяжело бегать на полный желудок, – откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди, ответила я.

– А ты собираешься убежать?

Его взгляд сфокусировался на мне, и я заметила блеск в глазах. Мужчина получал удовольствие от этих колких слов. Определенно, они возбуждали, не трудно было догадаться, какого рода мысли иногда проскакивали в его голове. Точнее, в каких позах они были. Мужчинам всегда нравились стервы, они по натуре являлись охотниками, а умную женщину, которая уверенна в себе, рациональна и образованна, нужно было завоевывать. Это становилось вызовом.

– Я как раз из тех людей, кто догоняет, Кристиано, – сказала я, одаряя его своей улыбкой. – Чего ты хочешь? Каков подтекст этого брака?

Сделав заказ, он последовал моему примеру, облокотившись на спинку стула и поправляя волосы.

– Патриция, она попросила о твоей безопасности.

У Лино Денаро на границах уже три месяца стояли солдаты. Последнее время перемирие между Каморрой и Фамильей потеряло стабильность.

Это было полным абсурдом, потому что Ндрангета нуждалась в Фамильи так же, как и наоборот. У нас был общий противник, который за последние года окреп и стал наносить удары. Даже если брать во внимание мою безопасность, мы не могли отказать Денаро в браке между семьями. Следовательно, вместо меня это придётся сделать Элене.

– Ваш отец сидит в тюрьме, а Патриция взамен пообещала помощь.

Кристиано улыбнулся, ему не нужно было отвечать, все оказалось очевидным. Ндрангета по-прежнему имела преимущества в политических кругах, но уже не такие сильные, как в двухтысячных. Власти менялись, но связи всегда оставались. Мир мафии был нерушимо связан с верхушкой человеческого мира, они дополняли друг друга в самые темные ночи.

– Я польщен, что моя будущая супруга настолько проницательна и умна.

Появился официант с нашими блюдами, и я только сейчас почувствовала, что голодна, поэтому, взяв приборы в руки, отправила первые кусочки пищи в рот. Моя любовь к еде была многогранна. Я могла дегустировать и пробовать иностранные блюда бесконечно и не имела определенно установленного потребления калорий в сутки. Не пугало даже переедание, тренировки сжигали лишнее. Я часто заказывала мексиканскую и русскую еду, а с Розабеллой мы всегда отдавали предпочтение китайской кухне.

Калабрия омывалась морями с трёх сторон, поэтому тут имелись самые вкусные морепродукты, и большинство ресторанных блюд в меню состояло из рыбы.

Вернувшись домой, я сразу же села за лекции, необходимо было догнать все пропущенные темы, чтобы успешно сдать итоговые экзамены перед защитой диплома. Скорее, мне требовалось занять мысли чем-то более полезным и перестать анализировать будущее.

За ужином все ели молча, и только Элена не отрывая взгляда, прожигала время от времени дыру у меня во лбу. Я прекрасно понимала ее злость, но не готова была сражаться с ней в этой нелепой войне. Закончив ужин, я зашла в кабинет Патриции.

Её белоснежные седые волосы были собраны большой заколкой-крабом. Очки в тонкой золотой оправе сползали на кончик изящного носа. Брови сходились на переносице, а глаза бегали по бумаге, которую женщина держала в руках.

– Никогда не разбиралась в этих чертовых цифрах, – бросив бумаги на стол, она закурила, закидывая ногу на ногу.

– Почему ты не оставишь, все как есть?

Я села на диван напротив. Мягкая спинка была украшена декоративными пуговицами-капитоне, подлокотники и ножки изготавливались из древесины ценных пород. Тело определенно наслаждалось дорогой качественной мебелью, которая радовала глаз хозяина. Расслабленое тело обычно посылало разуму импульс о доверии. Комфорт создавал расположение.

– Кристиано отличный вариант для тебя. Он надежный. Лино хорош, но слишком вспыльчив, поэтому проигрывает.

– Хочешь запереть меня в золотой клетке?

Краешек ее губ дрогнул в незначительной улыбке, бабушка, протянув руку, стряхнула пепел.

– Ты говоришь фразами своего отца, он был таким же непокорным.

Раньше меня накрывали чувства, стоило кому-то затронуть тему родителей, но с возрастом это превратилось в приятное теплое воспоминание, как о поездке в летний лагерь. То время никогда не повторится снова, но будет иногда всплывать в воспоминаниях о тех прекрасно проведенных днях.

– Дорогая, лучшие браки, которые я видела, заключались с женщинами с мозгами. Кристиано Ринальди не глуп, ему не нужна просто красивая жена, – она помолчала и продолжила. – Не ищи в нем подвохов, их там нет. Это одна из немногих семей, которым доверял твой дед.

– Элена не заслуживает тирании, особенно, после случившегося.

– Элене пора повзрослеть и выбраться из беззаботного мира, который создают ей родители. Чем быстрее вы обе смиритесь и примите этот брак, тем эффективнее он сработает в вашу пользу.

Когда людей вырывают из привычного плана, который они себе наметили, то, зачастую, называют это судьбой. Тогда человек вынужден поменять свой вектор и привыкнуть, а потом снова и снова. Так и происходит, что все время уходит на то, чтобы научиться жизни в принятии данных судьбоносных переправ.

На следующий день, вернувшись с утренней пробежки, я увидела огромную корзину белых роз. Комната уже успела наполниться ароматами прекрасных растений. Корзина была настолько огромной, что не сразу стала заметна записка, вложенная скраю:

«Мы с тобой обязательно станем самой сумасшедшей семьей».

На лице появилась улыбка. Он действительно думал, что мы смогли сделать это?

Сегодня вечером состоится помолвка двух семей. Было принято решение объединить наши помолвки с Эленой, чтобы быстрее распространить слухи по разным концам света и унять негодующие семьи нашего круга после неприятного инцидента.

С самого раннего утра и до вечера в доме стояла суматоха, горничные бегали, повара гремели посудой, даже охрана стала рассеянной. Прибыли дизайнеры из Рима, чтобы украсить дом. Атрибутика походила на стиль Прованса: нежные букеты из роз, ландышей и трав, свечи, пастельные оттенки.

После занятий я заехала в семейный салон красоты, который когда-то Франческа открыла от скуки. Визажисты сделали мне аккуратные волны и легкий макияж, подчеркивая голубые глаза и добавляя немного румян. Кожа от рождения была бледной, что в Италии являлось редкостью. Даже калабрийское солнце не особо давало результатов, каждый раз попытки позагорать на пляже заканчивались солнечными ожогами.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности