Гордые души

Вернувшись домой, я зашла к Рози, которая валялась на кровати, свесив ноги и болтая ими. Увидев меня, девушка села и подняла вверх большой палец, оценивая макияж.

– Ты не поможешь мне с платьем? – состроив умоляющую гримасу, попросила я.

– Как на счет розового? – перебирая вещи в моем шкафу, поинтересовалась она, прекрасно зная ответ заранее. – Тебе не кажется, что большинство вещей тут висят просто для вида?

Так оно и было, я предпочитала больше комфортную одежду. Мне нравились платья, их тоже было достаточно, некоторые были подарены и висели с бирками. Однако чаще всего я выбирала брюки или джинсы.

– Вот это, надень его! Оно идеально подойдет под твой макияж.

– Образ миленькой, непорочной девушки, – забирая платье, прокомментировала я, и Розабелла отвела взгляд, возможно думая о том, что буквально недавно на моих руках была кровь.

– Рози, – вздохнула я, убитая ее большими оленьими глазами. – Тебе не стоит меня бояться, я никогда не причиню тебе вреда, – касаясь ее плеча, я молила о том, чтобы этот страх в глазах девушки растворился.

– Я не боюсь тебя. Просто каждый раз, когда думаю об этом, мне кажется, что ты чувствуешь вину и мучаешься от кошмаров, – она закусила губу и посмотрела на меня.

– Кошмары снятся твоей сестре. Со мной все в порядке. Относись к этому так же, как к тому, чем занимается Тео.

– Возможно, мне стоит быть чуточку смелее. Не думаю, что смогла бы убить кого-то.

– Тебе просто не стоит об этом думать, хорошо?

Рози кивнула и уставилась на часы. Было без пяти восемь, время будто спешило, видимо находясь заодно с обстоятельствами, которые стремительно появлялись в моей жизни.

Выбор пал на фиолетовое приталенное платье с мелкими цветами в длине миди. Контрастный белый воротник и манжеты прекрасно его дополняли, создавая очень легкий и ненавязчивый весенний образ. Надев белые босоножки на невысоком каблуке, и посмотрев еще раз в зеркало, я нанесла пудру для укрепления макияжа и вышла из комнаты.

Обе семьи прибыли в наш дом с разницей в три минуты, а то и меньше. Наша семья в полном составе уже ожидала гостей на террасе заднего двора, где была расположена отдельная кухня с мангалом и видом на море.

В этот раз братья Ринальди явились в своем стиле. Закатанные рукава открывали вид на тату, а расстёгнутая рубашка Кристиано снова вызывающе кричала: «Сними меня!».

Лино Денаро появился в сопровождении доверительного лица, которое тенью следовало везде за ним и молчало.

– Прекрасно выглядишь, – подойдя ближе и целуя мою руку, сказал Кристиано. – Слишком прекрасно для столь хладнокровной дамы. Мне нравится.

– Не боишься, что и тебе перережу горло? – как можно тише ответила я, оскалившись.

– Вот об этом я и говорю, – ответил мужчина, отодвигая мне стул и приглашая сесть.

Подобрав платье, я села на свое место, Кристиано и его брат устроились по обе стороны от меня. Мы сидели за большим круглым столом, это давало каждой семье преимущество, никого не выделяя. Сегодня три семьи находились на пороге воссоединения, значит, и обсуждение чего-либо в этот вечер проходило с равными правами для всех участников.

Передо мной стоял суп, но больше трех ложек я не смогла съесть. Желудок скрутило в тугой узел, возможно, виной тому стало волнение, смешанное с раздражением.

Я бы с радостью вернулась в комнату и села за изучение билетов, которые должны быть уже готовы к сдаче на следующей неделе. Пришлось подать заявку в университет о том, что мне требуется сдать экзамены раньше назначенного срока, потому что защита самого диплома уже была одобрена в онлайн режиме.

Пока мужчины разговаривали, женщины молча ели и изредка натягивали улыбки на лица. Франческа время от времени поглядывала в мою сторону с долей призрения. Она не была матерью наседкой для своих детей и с самого детства не питала любови ко мне. Все, что ее заботило, это комфортная жизнь без забот, И чтобы дети не позорили. Когда Элене исполнилось восемнадцать, она вырвала ее из рук нянек и стала усиленно контролировать, навязывая свои желания. И за какие-то полтора года Элена превратилась в красивый проект матери.

– Вы уже определились с датой свадьбы? – спросила Патриция, посмотрев в сторону семьи Денаро.

– Думаю, мы можем оставить все, как есть, пусть будет июль. При условии, что свадьба будет проходить в Америке.

– Но мы итальянцы, и по традиции… – начала Франческа в негодовании, но Патриция жестом руки тут же прервала ее.

– Надеюсь на ваше присутствие мисс Витэлия. Как жаль, что наши пути разошлись, – сказал Лино и его холодные серые глаза встретились с моими.

– Мисс Витэлия не ваша забота, – начал Кристиано, заметив эти перепалки взглядами. – Мы обязательно будем на вашей свадьбе.

Я заметила, как проступили вены на руке, в которой он держал стакан. Между этими двумя точно однажды пробежала кошка.

– Что на счет вашей даты?

– Начало мая, но точный выбор я предоставлю своей супруге. Все зависит от того, где и как она хочет провести этот особенный день, – он посмотрел на меня, и я едва ли не открыла рот.

Начало мая, но это буквально через две недели. Серьезно? Это называется выбор? Какая щедрость с его стороны.

Кристиано видимо был из тех мужчин, которые лишь делали вид, что являлись обходительными и галантными, но на деле искусно контролировали ситуацию, предоставляя иллюзию в виде выбора обществу. И не важно, что выберет человек, это сыграет на руку в любом случае.

Когда вечер подошел к концу, мы направились к парадному входу, оставляя прочих членов семьи позади. Я чувствовала усталость с легкой степенью опьянения из-за вина, которое пила на протяжении всего вечера.

– Думаю самое время отдать его тебе, – открыв маленькую бархатную красную коробку и взяв за левую руку, Кристиано надел кольцо на мой безымянный палец. У него были теплые руки и изящные длинные пальцы. Моя рука в его ладони казалась маленькой, даже детской. Я посмотрела на свою руку, на которой красовалось золотое кольцо с прекрасным розовым бриллиантом в центре. Оно было прекрасно.

– Кольцо, которое по праву должно было достаться Элене. – продолжая рассматривать украшение, ответила я.

– Это кольцо, должно было достаться только тебе.

– По традиции я должна ответить: «да», но я не одобряю этот брак, – подняв взгляд, я встретилась с его темно-карими глазами.

– По традиции я должен был тебя украсть, – ответил мужчина, заправляя прядь моих волос за ухо.

– Разве не это ты сделал, украв мою свободу?

Повисло минутное молчание. Кристиано больше ничего не сказал, потому что послышались голоса и появился брат Кристиано – Антонио, в сопровождении дяди и Лино. Элена шла позади вместе с матерью под руку.

Ее взгляд скользнул к моим рукам, и она тут же отвела его, быстро моргая, чтобы слезы разочарования не проявились и не испортили макияж.

На ее пальце тоже было кольцо, но оно отличалось в огранке с классическим бесцветным бриллиантом. Женские драгоценности выставляли напоказ мужское тщеславие. В подтверждение этому, взгляд Лино тоже украдкой упал на мою руку, и его губы дрогнули.

– Рад, что мы пришли к общему согласию, – дядя пожал руку Лино, тот неохотно ответил на этот жест.

– Иногда, дела меняются в прекрасную сторону, не так ли Втэлия?

Лино снова играл, завуалированно переходя на личности, тем самым накаляя атмосферу между всеми присутствующими.

– Более чем, – спокойно ответила я, прекращая эти игры.

– Так бывает, – подойдя к мужчинам и засунув руки в карманы брюк, начал Кристиано. – Когда у одних есть свобода выбора, другим приходится подбирать.

Вызывающая улыбка с лица Денаро тут же слетела, холодные стеклянные глаза вот-вот готовы были заморозить все вокруг. Он буквально уничтожал взглядом расслабленную, дерзкую и довольную результатом фигуру Ринальди.

Этот вечер должен был закончиться, но не ценою чьей-то жизни.

5 глава

Свадьба, слишком трепетное событие в жизни каждой девушки. Уже с детства ты фантазируешь, как папа ведет тебя к алтарю, мама поправляет фату, и вы вместе плачете, воспоминая прошлое и твое быстротечное детство.

Сансара.

Ты вырастаешь, появляются свои дети, и вы проделываете ту же пьесу, как особый ритуал в хрониках жизни. Я стояла у главного входа в главный собор Реджо-ди-Калабрия. В Ндрангете существовала уникальная религиозно-философская система отношения к миру, которая была совершенно не похожа на обыденную жизнь современного человека. Центральное божество, которое стояло в основании организации, это Убиенная Дева Виллардита, а покровителем Ндрангеты являлся сам Архангел Михаил.

Солнце палило, доставляя дискомфорт на теле в виде влажных рук, которые я прижимала к бедрам, плотная фата создавала вакуум и не давала протиснуться свежему воздуху.

На мне было прекрасное, нет, роскошное сверкающее платье с длинными рукавами, V-образным вырезом и невероятным большим шлейфом. Волосы были собраны в классический низкий пучок, тем самым оголяя спину еще больше.

Очень по православному.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности