Как стать папой за пять минут

– Что ж, Петр, состояние Киры стабильное, у ребенка, насколько я знаю от неонатолога, тоже все в пределах нормы. Выдыхайте, – командует, а я, восприняв ее слова буквально, так и поступаю. – Единственное, вам придется съездить за сумкой, которую собирали в роддом. Нужны вещи для мамы и малышки, одноразовые пеленки, подгузники, урологические прокладки, специальная смесь, – перечисляет так быстро, что я даже разобрать ничего толком не успеваю, не то что запомнить.

– Список мне составьте, я все куплю, – перебиваю ее, встряхнув головой, чтобы привести мысли в порядок. Спотыкаюсь о недоуменный взгляд. – Эм-м, сумка… – тяну задумчиво. Кручусь, как уж на сковороде, и сам не понимаю, зачем. – А сумка осталась в доме за городом. Мы живем очень далеко, добираться тяжело и долго. Я лучше куплю все необходимое.

К гамадрилу я ехать не готов. Убью же – и сяду. Кто тогда о девочках позаботится? Да и где его искать? Ни адреса не знаю, ни названия ресторана, ни номера телефона. Ко всему прочему, я рожу его пьяную видеть не хочу. И рассказывать, где Кира… Наверное, подсознательно опасаюсь, что он опомнится и решит вернуть жену. Это вообще-то логично и правильно, но… к лешему пусть катится, уродец блудливый.

– А в наш роддом вас как занесло? – с подозрением прищуривается врач.

– Свадьбу в этом районе гуляли, – парирую тут же. – Жена выбрала ресторан, а я не смог ей перечить. Беременным отказывать нельзя.

– Хм, допустим, – хмыкает, сканируя меня с ног до головы. – Только вряд ли вы поблизости найдете что-нибудь. В округе все магазины закрыты минимум до второго января. Вниз по улице аптека круглосуточная, но там не все есть, – барабанит пальцем по подбородку.

– Ладно, придется звонить в скорую помощь, – нащупываю телефон в кармане медицинских штанов. Я так и не переоделся после партнерских родов, да и к ребенку в грязной одежде нельзя.

– Куда? Зачем? – врач и акушерка удивляются в унисон.

– Неважно. Ведите к дочке, – киваю им, прикладывая трубку к уху.

Ланская подает какие-то знаки подчиненной, а сама возвращается в свой кабинет. Дальше по коридору мы идем с акушеркой вдвоем. Следую за ней, стараясь не отставать ни на шаг. Слушаю длинные гудки в динамике.

– Славин, надеюсь, ты меня с наступающим Новым годом звонишь поздравить? – без приветствия гремит Костя на том конце провода. – Через пару минут выступление президента, а потом куранты, шампанское… – на фоне что-то говорит его жена Вера, звенят бокалы, визжат и смеются дети. – Не до тебя, сам слышишь, – добавляет тише, с теплом в голосе.

– С наступающим, Костя, выручай, – умоляю, поборов гордость и угрызения совести. – Та девчонка, о которой я тебе говорил, родила. Вещи нужны для нее и малышки, а у нас с собой ничего нет. Я сам в медицинском костюме щеголяю, как клоун, – обреченно выпаливаю, а Мария передергивает плечами, обиженно буравит меня взглядом и красноречиво одергивает на себе белый халат. – Извините, просто… мне не идет, а так отличная форма, – натянуто улыбаюсь ей.

Акушерка молча отворачивается, расправляет плечи и ускоряет шаг. Не хватало мне еще и с ней повздорить. Такими темпами в роддоме у меня совсем союзников не останется.

– Охренеть, – после паузы шипит Воскресенский, а его тут же укоряет жена, чтобы не ругался при детях. – Прости, любимая, – шепчет ей и, судя по звуку, целует в щеку.

Закатываю глаза. Семья превратила моего начальника в невероятного подкаблучника. Вот поэтому я пас! Я уже побывал однажды в созависимых отношениях с истеричкой, мне на всю жизнь негативного опыта хватит. Все! Больше туда ни ногой! После развода я одинокий волк. Свободный, как ветер. Куда хочу, туда и лечу… Правда, в новогоднюю ночь меня занесло совсем не туда, куда я планировал. Но это, скажем так, внештатная ситуация.

– Ты предлагаешь мне сорваться посреди ночи и гонять по магазинам за подгузниками? Славин, ты не ох… кхм-кхм… не ошибся номером? – злится Костя, а я терпеливо жду. У него первая реакция всегда такая. Отрицание. Гнев. Но в итоге он обязательно поможет. Мысленно запускаю обратный отсчет. Три. Два. Один… – Так, слушай, вещи не проблема. Сейчас выберем из того, что у младшей дочки осталось. Для твоей Киры что-нибудь Вера из гардероба выделит. Через час-полтора привезу. А что в аптеке докупить надо?

В этот момент дверь в кабинет распахивается, а меня ведут к одному из кувезов. Акушерка приоткрывает его и отступает, позволяя мне увидеть дочку. Сразу же узнаю ее по личику.

– Я трубку передам, тебе продиктуют, – вяло произношу, вручая телефон Марии.

Она начинает что-то перечислять, но я отключаюсь от всего внешнего мира. Внимание сконцентрировано на ребенке, мирно спящем на матрасике внутри прозрачного ящика. Просторное помещение схлопывается до размеров спичечного коробка, и в нем не существует никого, кроме нас двоих.

Затаив дыхание, протягиваю руку к малышке. Легко, невесомо касаюсь кончиками пальцев сжатого кулачка. По размеру он как грецкий орех. И вся девочка словно игрушечная.

– Обязательно ее в этом инкубаторе держать, как цыпленка? – чуть слышно спрашиваю, когда звонок обрывается. Боюсь потревожить детский сон.

Акушерка подходит ближе, поправляет подгузник, который кажется безразмерным на хрупком, худом тельце, проверяет температуру. Все это время слежу за малышкой, аккуратно придерживая ее за ручку. Почти не дышу и не двигаюсь, чтобы не сломать ничего. Чувствую себя Гулливером в стране лилипутов.

– Это стандартная процедура для детей, которые рождаются раньше срока. Не беспокойтесь, ваша девочка крепкая, здоровая. Девять из десяти по Апгар, – важно информирует меня Мария, хотя мне это ни о чем не говорит. Хорошистка, видимо. – Понаблюдаем немного и, как только доктор даст добро, переселим к вам в палату.

– Куда? – вздрогнув, ошалело кошусь на улыбчивую акушерку и не разделяю ее радости. В тот же момент чувствую, как крохотная ручка сжимает мой палец, будто не желает отпускать.

– У нас давно практикуется совместное пребывание матери с ребенком, – невозмутимо продолжает Мария, словно лекцию читает. – Так как мама не в форме, в первое время поможете ей вы, папочка. Не переживайте, всему научим.

Не хочешь – заставим, не можешь – научим?

Вот это я по уши погряз во внезапном отцовстве.

– Подождите, мы так не договаривались…

Мое возмущение перебивают залпы фейерверков за окном. Ночное небо озаряется яркими искрами, которые осыпаются на землю вместе с белыми, кружащимися снежинками.

Волнуюсь, как бы от громких звуков не проснулась малышка. Она ерзает, морщится, не отпуская мой палец, но глазки не открывает. Свободной ладонью я накрываю ее животик и с ужасом отмечаю, какой огромной выглядит моя лапа на ребенке. Замираю, боясь пошевелиться.

Великан, ты на хрена вообще к крохе полез? Кира же убьет в случае чего…

Как назло, акушерка куда-то делась. Я не заметил, когда она выскользнула из кабинета. Кинула молодого отца, неопытного и вообще… фиктивного, на произвол судьбы.

– Да уж, с Новым годом, – бубню в пустоту перед собой. – С новым счастьем, что ли, – опускаю взгляд на новорожденную и усмехаюсь.

На часах полночь, где-то на другом конце коридора дежурные медики поздравляют друг друга с Новым годом, а я стою над кувезом, успокаивающе поглаживаю чужую дочку и не могу бросить ее одну. Словно она и правда мне родная.

Глава 8. Папа-предатель

Кира

– Вот так… да… кхм-м, – грубый голос срывается в хрип, и я с трудом узнаю в нем всегда бархатный и мягкий баритон моего мужа. Сейчас Макс приглушенно рычит, как раненый зверь. Может, ему плохо? Съел или выпил что-нибудь не то? – Вот так хор-рошо-о, – противоречит моим предположениям, словно намеренно спорит со мной.

Подобрав юбки свадебного платья, толкаю дверь в подсобку, откуда доносятся странные звуки. Застываю на пороге, не в силах сделать шаг.

– Да-а, детка, какой кайф! – продолжается монолог, от которого мне хочется закрыть уши руками и заорать что есть мочи. – М, тоненькая талия. И никакого пуза, – вслед за гадкой фразой раздается мерзкий смех гиены.

Не верю собственным глазам! Сердце разрывается и истекает кровью.

Передо мной – любимый муж, сомнений нет. Сквозь слезы различаю его выстриженный затылок, сгорбленную спину, облаченную в белую рубашку с проступившими пятнами пота, зад и напряженные от «ударного труда» бедра, на которых застряли те самые брюки, что мы покупали вместе на нашу свадьбу.

– М-макс? – сипло выжимаю из себя, с трудом сохраняя равновесие.

Это, безусловно, он! Мой законный супруг и отец нашего будущего ребенка. Только вместо того, чтобы целоваться со мной под громогласное «Горько!» в банкетном зале, он пристроился сзади к какой-то бабе и неистово таранит ее. Она извивается, как гадюка в эпилептическом припадке, поворачивается в профиль, вжимаясь щекой в стену, теряет цветной парик, из-под которого показывается блондинистый кучерявый хвост.

Узнаю в этой звезде порноиндустрии свадебную ведущую. На все места мастерица. Профессионалка! Моего мужа она ублажает за отдельную плату или все включено?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «Литрес».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности