Мир Аматорио. Разрушенный

Дальше я кратко пересказываю ему то, что читала в досье про Рене Гросс. Найл внимательно меня слушает, и, кажется, у него не возникает сомнений в моей истории.

Вскоре Оук останавливает машину неподалеку от здания обсерватории. В его панорамных окнах отражается вечернее сумеречное небо. One World одно из самых высоких строений западного полушария, и у его входа всегда толпится очередь. Однако Найл проводит меня через другую дверь, и мы оказываемся внутри.

Мы проходим проверку безопасности, затем Найл берет меня за руку и ведет к лифтам Skypod, которые располагаются с внешней стороны небоскреба. Но я останавливаю его на середине пути.

– Подожди, – прошу я.

– Что случилось? Ты не хочешь подниматься наверх? – Найл выглядит обеспокоенным. – Прости, я не подумал, что ты боишься высоты.

Ну разве то, что он волнуется о моих возможных фобиях, не делает его милым?

– Я не боюсь высоты, – говорю я. – Но мне бы хотелось посмотреть на город с другого ракурса. Поэтому по дороге я заказала билеты на прогулочный круиз.

На самом деле основная причина, по которой я выбрала парусник вместо обсерватории, заключается в том, что на воде за нами не смогут наблюдать люди Фрэнка. Я хочу приятно провести время, а не чувствовать на себе слежку.

– Ты не против, если я внесу изменения в наше свидание? – спрашиваю я.

– Я буду рад любому вечеру, – Найл улыбается. – Главное, что я проведу его вдвоем с тобой.

Его романтичные слова подбадривают меня. Я прошу Найла вывести нас через служебный выход. Я делаю это на тот случай, чтобы за нами не было «хвоста». Разумеется, о последнем я не сообщаю Найлу.

Спустя несколько минут мы ловим такси. Я называю водителю адрес пирса, и вскоре мы забираемся на современную трехмачтовую шхуну, покачивающуюся на волнах. Его громадные белоснежные паруса ярко выделяются на фоне синего неба.

Нас проводят к столику располагающегося у бакборта. Легкий ветер дует в лицо, джазовый оркестр исполняет расслабленную композицию, рядом с нашим столиком весело болтает парочка азиатов. Официант принимает заказ и сообщает, что мы плывем вдоль Ист-Ривер по направлению к статуе Свободы.

Мы ужинаем, пьем вино, болтаем, и я не могу вспомнить, как давно чувствовала себя настолько живой. Ветер, простор, мерцающие огни большого города, который открывается передо мной, как на ладони. Разве можно получить нечто большее за одну ночь?

Из моих мыслей меня отвлекают громкие аплодисменты. Рядом с нашим столиком парень делает предложение девушке. Она соглашается, чем вызывает всеобщий восторг. Но я не могу разделить радость вместе со всеми.

Я смотрю, как парень со страстью целует невесту, и у меня внутри все смешивается от противоречивости чувств.

Однажды я испытала на себе, что такое любовь. Всепоглощающая, безумная, яркая. Она накрывает с головой. От нее перехватывает дыхание, а сердце бьется, как сумасшедшее. Ради нее ты готова прыгнуть в огонь и в ледяное озеро.

Именно такая любовь способна вознести к небу и с той же силой ударить об землю. Такая любовь может убить.

Но я больше не хочу погибать.

– По-моему, у тебя звонит телефон, – Найл указывает на сумочку, в которой жужжит мой мобильный. Я достаю его и вижу, как на экране высвечивается имя Фрэнка.

– Извини, мне нужно ответить, – я поднимаюсь из-за столика.

– Не беспокойся и не торопись, – говорит Найл. – Я закажу нам еще вина.

– Спасибо.

Мне кажется, или я встретила идеального парня?

Улыбнувшись, я отхожу подальше от столика и от живого оркестра. Поднимаюсь на верхнюю палубу и прислоняюсь к борту.

– Где ты? – раздается в телефоне голос Фрэнка, когда я отвечаю на вызов.

– На паруснике с Найлом, – объясняю я. – Мы немного отошли от первоначального плана и отправились в прогулочный круиз.

– У тебя все хорошо?

– Не волнуйся, все замечательно. Я съела суши и выпила два бокала вина. Ты в порядке?

– Я в порядке, – коротко отвечает Фрэнк. Он звучит немного раздавлено.

– Мы приплывем обратно примерно через час. Я включила геолокацию на телефоне, чтобы меня нашел Оук, – говорю я, спеша успокоить Фрэнка.

– Хорошо, – отвечает он, и тон его голоса смягчается. – Возвращайся к своему парню и наслаждайся вечером.

Я отключаю звонок и перевожу взгляд на Ист-Ривер. В его темной воде отражается ночной город. В это мгновение позади себя я слышу шаги, и еще до того, как успеваю обернуться, на мою талию опускаются руки.

Моя первая реакция – сбросить их с себя. Но потом раздается голос Найла:

– Прекрасный вечер, – говорит он, и его дыхание обдувает мою шею. – И рядом со мной прекрасная девушка. Что может быть лучше?

Его грудь прижимается к моей спине, когда он утыкается подбородком мне в шею. На мгновение я закрываю глаза, пытаясь себя успокоить. Найл не совершит ничего плохого. Его знает Фрэнк и Киллиан.

Найл хороший парень.

– Но на мой взгляд не хватает последней детали, – шепчет он. – Я не извинился перед тобой.

– Извинился? – переспрашиваю я. – За что?

Следующее, что я осознаю – Найл разворачивает меня к себе лицом. Одна его рука остается на талии, а второй он мягко и ненавязчиво приподнимает мой подбородок.

– Я бы хотел извиниться, – произносит он, и его взгляд опускается на мои губы. – За то, что сейчас сделаю.

Ничто не могло подготовить меня к тому, что происходит дальше. Найл наклоняет голову и прижимается к моему рту. Я замираю, пока его губы накрывают мои, и вихрь мыслей проносится в голове.

Это действительно случилось со мной? Меня целует парень? Другой парень, а не… он.

Я смотрю на Найла из-под полуопущенных век. Я боюсь закрыть глаза. Потому что если я их закрою, то могу увидеть его. А я не хочу, чтобы воспоминания о Кэше испортили мой первый поцелуй с другим парнем.

– Найл, – я слегка отстраняюсь. – Извинения приняты.

Найл улыбается и вновь возвращается с поцелуем. Он нежно нажимает пальцем на мой подбородок, чтобы получить больше доступа. Мои губы раскрываются, и его язык проскальзывает внутрь, невесомо и осторожно соприкасаясь с моим. Но затем Найл усиливает давление, его поцелуй становится основательным и глубоким.

Я стараюсь запечатлеть для себя этот момент. Найл хорошо целуется. Действительно хорошо. Ну и что, если от него не перехватывает дыхание, не оживают бабочки в животе и не ускоряется сердцебиение. Со временем меня все настигнет, не так ли?

«Какая же ты лгунья, принцесса»

Голос Кэша возникает у меня в голове, и за одно мгновение я переношусь в спортзал. Кэш прижимает меня к стене, его губы владеют моим ртом, и от его обжигающего поцелуя я готова расплавиться в его сильных руках.

«Всегда моя, принцесса»

Я не позволю воспоминаниям украсть этот момент. Я встаю на цыпочки и поднимаю руки, чтобы обнять Найла за шею. А дальше отвечаю на поцелуй слишком раскованно и откровенно для первого свидания. Я закрываю глаза и тут же перемещаюсь на заднее сиденье машины Кэша. В звездную ночь, когда я потеряла с ним девственность.

«Ты всегда была моей. И теперь я беру то, что мне по праву принадлежит»

Его низкий голос, аромат его кожи, жар его твердого тела окутывают меня. Я запускаю пальцы в его волосы и оттягиваю пряди, ловя себя на том, что мне его не хватает. Я хочу получить от него все, что он может мне дать. Хочу отдать ему все, что он может у меня взять. Я схожу с ума, но с ним никогда не бывает чего-то разумного.

– Ох, Рене… – посторонний голос возвращает меня в реальность.

Я раскрываю глаза и вижу перед собой лицо Найла. Мгновенно я выпускаю его волосы и упираюсь руками ему в грудь. Он отступает и в замешательстве на меня смотрит. И тут же меня накрывает волна ненависти к самой себе.

Какого черта я делаю?

– Рене, – Найл выглядит взволнованным. – С тобой все в порядке?

– Прости, – шепчу я, моя грудь часто поднимается и опускается. – Это было ошибкой.

С этими словами я уношусь прочь с верхней палубы. У меня не хватает духу даже взглянуть на Найла и попытаться что-либо ему объяснить.

– Рене, – кричит он позади меня. – Пожалуйста, стой!

Но я не останавливаюсь, быстро спускаюсь по лестнице и скрываюсь в дамской комнате. Уперевшись руками в раковину, я стараюсь равномерно дышать и закрываю глаза, чтобы не видеть свое отражение. Чувствую, что меня вот-вот вырвет от отвращения к самой себе.

Что я натворила?

Найл хороший парень, и он не заслуживает того, чтобы я его использовала. Он не заслуживает, чтобы с его помощью я забыла бывшего. И тем более он не заслуживает, чтобы я представляла другого во время нашего поцелуя.

Мне нужно стереть прошлое, которое способно нанести боль сильнее оружия. Мне нужно… Черт возьми, мне просто нужно успокоиться. И дать время самой себе, чтобы узнать Найла получше. У меня открывается новая глава в жизни, и я готова перевернуть страницу.

Следующие несколько минут у меня уходит на то, чтобы привести в порядок себя и свои мысли. Я выхожу из уборной и направляюсь в сторону столиков. Я должна объяснить Найлу причину своего странного поведения.

– Рене, – при виде меня Найл поднимается из-за столика. – Ты вернулась.

– Найл… – я набираю побольше воздуха в легкие. – Извини, что я сбежала, ничего не сказав. Просто… Это мое первое свидание за последние два года. Похоже, я перенервничала.

– Это ты меня извини, – Найл тянется к моей руке, и я нахожу в себе силы не спрятать от него ладонь. – Я не должен был тебя целовать на первом свидании. Мне не стоило торопиться.

Я ценю его извинения. Но Найл не должен перекладывать вину на себя. В конце концов, я могла оттолкнуть его, а не отвечать на поцелуй.

– Все в порядке, – говорю я ровным голосом, когда корабль подплывает к берегу. – Нам нужно возвращаться домой.

Мы сходим с прогулочного корабля. Оук присылает сообщение, что припарковался возле пирса на ближайшей стоянке. Мы идем к машине, и я смотрю на свое отражение в тонированном окне.

Найл стоит позади и не сводит с меня глаз, когда открывает для меня заднюю дверь автомобиля.

– Спасибо за вечер, – говорит он. – Он был чудесный.

Я оборачиваюсь к нему.

– Разве ты не поедешь вместе со мной? Или ты забыл, что тебе нужно забрать свою машину?

– Я не забыл, – возражает Найл с легкой улыбкой. – Но я заберу ее завтра. Это будет повод, чтобы еще раз увидеть тебя.

Он наклоняется и прислоняется своим лбом к моему:

– До завтра, Рене, – шепчет Найл на прощание.

Спустя час Оук тормозит возле особняка, и я вижу Фрэнка, стоящего у центрального входа. В его руке бокал, который он залпом опрокидывает в себя. После чего он вручает его одному из охранников, идет к автомобилю размашистым шагом и резким рывком открывает заднюю дверь.

– Где этот сукин сын? – шокирует меня он.

– Что происходит? – спрашиваю я в замешательстве.

– Я спрашиваю: где Найл? – настаивает Фрэнк.

– Он остался в Нью-Йорке, – растерянно произношу я, не понимая, чем вызван гнев Фрэнка. – Ты можешь объяснить: что происходит?

– Найл обещал привезти тебя до двенадцати, а сейчас два часа ночи. Он обещал отвезти тебя в обсерваторию и ресторан, а в итоге вы были на какой-то чертовой шхуне, – взрывается Фрэнк. – Этот негодяй два раза нарушил свое слово.

– Пожалуйста, успокойся. Прогулка на корабле – это моя идея. Найл здесь ни при чем.

Не говоря больше ни слова, я выбираюсь из машины. Я иду в дом, не намереваясь продолжать разговор. Я понимаю, что Фрэнк волнуется за меня, но его излишний контроль начинает действовать на нервы.

– Этот чертов ублюдок должен был предупредить меня о том, что планы изменились, – не унимается Фрэнк.

– Зачем? – я резко разворачиваюсь и повышаю голос, чем привлекаю охрану у входа. – Чтобы твои люди продолжили следить за нами на корабле? Я не идиотка и не верю в такие совпадения, как проколотые колеса.

У Фрэнка раскрывается рот. Он ошеломлен моей неожиданной реакцией. И еще до того, как к нему вернется самообладание, и он вновь начнет все контролировать, я продолжаю:

– Мне исполнилось восемнадцать. Я могу пить вино, встречаться с парнями, целоваться и возвращаться поздно домой! – я поворачиваюсь, чтобы уйти, но Фрэнк опережает меня.

– Попомни мои слова: на своих ногах Найл отсюда не уйдет. При условии, что этот сукин проявит мужество и завтра явится сюда. А ты поднимайся в свою спальню. Завтра у нас будет серьезный разговор.

Глава 9

Май. Нью-Йорк

Я еще никогда не видела столько звезд. Их море. Точнее, океан ярких светящихся точек на полуночном небе насыщенного, глубокого синего цвета. Настолько глубокого, что от него невозможно оторвать взгляд.

Вдруг одна звезда срывается и летит вниз. Она стремительно пересекает небосклон и исчезает за темным очертанием леса. За ней падает другая звезда. И еще одна. И еще.

Я наблюдаю, как тысячи звезд сыпятся с неба. Такое ощущение, что вместе со светом они уносят тепло, и мороз пробегает по коже. Содрогнувшись, я обхватываю плечи руками.

Здесь становится холодно.

Меня пробирает дрожь, когда на небе остается последняя звезда. Она качается туда-сюда, но все еще держится. Я смотрю на нее немигающими глазами.

– Пожалуйста, не падай, – шепчу я. – Останься и свети.

Но она тускнеет и гаснет, погружая в темноту небо. А затем его бесконечная синева сменяется неестественным бордовым оттенком. Словно кровь заливает небо, превращая его в декорацию к одной из зловещих сказок.

Я испуганно выдыхаю, из моего рта вырывается облачко пара. Мороз становится безжалостнее с каждой секундой. Я покрываюсь гусиной кожей. На мне тонкая ночная рубашка, которая не спасает от промозглого воздуха.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности