Моя без выбора

– Привет, Арс!

– Привет, Димыч!

Мы с Димычем с юности вместе. Мне было 14 лет, когда погибли мои родители в автокатастрофе, меня соц. работники хотели засунуть в детдом, так как родственников у меня не было.

Я сбежал, так и скитался по заброшенкам, зарабатывал там-сям, иногда на «гоп-стоп» срывался, когда жрать нечего было. Поймал меня как-то мужик, когда я ноги делал с очередного «гопстопа», один пацан помог отбиться от мужика. Вместе потом дёру дали. Так и познакомились с Димоном, как оказалось, он детдомовский, в третий раз уже сбегал, так вместе по жизни друзьями пошли.

Дерьма конечно хапнули, на целый век хватит.

Димон – мой друг, ему я доверяю.

– Давай, садись, рассказывай, как там наши Берлинские товарищи, долго ломались?

– Да не особо, умею быть убедительным, ну и плюс моё обаяние…

–Ха -ха – ха !!! – я засмеялся в голос.– А я думал, только на девочек твоё обаяние распространяется ?

Заходит Лена, ставит перед нами кофе. Дима пялится на формы моего секретаря и провожает до дверей, раздевая взглядом.

– Арс, скажи, ты пялишь свою секретаршу?

? Я не понял, ты только из командировки, на немочек твоё обаяние не распространилось?

– Ты на вопрос не ответил?

– Я на работе никого не трахаю, мне нужны работники, которые чётко выполняют свои обязанности.

– Блядь, Арс, ты её задницу видел, как можно устоять? Я бы ей вдул!

– Так, оставь в покое моего секретаря. Давай по делу, когда подписываем доки по Берлину ?

– В течении месяца, через полгода первая поставка.

– Ок. Ещё, Дим, завтра заберёшь в мэрии доки по стройке на отель, и даю тебе зелёный свет, но меня информируешь по застройке.

– Отлично Бро, будет сделано.

– Всё Димыч, свободен.

– Всё, Паша, хорош, время. Отлично размялись, пошли разбинтовываться и в душ. После скажи Вите, пусть машину ко входу подгонит. Поужинаем в клубе.

– Будет выполнено, Арслан Валиевич.

Паша всегда на людях соблюдает субординацию, уважаю его профессионализм.

Расселись по джипам, едем в клуб, нельзя никогда забывать про охрану. Не любят меня многие, но зубы показать рискнут конкретные лица. Так что охрана – неотъемлемая часть в моей жизни.

Иду по клубу.

– Милая, поднимись ко мне. – по пути бросаю встретившейся мне официантке. Поднимаюсь в свой кабинет, охрану оставляю на лестнице. Делаю заказ вышедшей официантке:

– Принеси мясо с кровью, салат из овощей, графин сока и это всё – на двоих.

– Хорошо, Арслан Валиевич, через двадцать минут будет готово.

– Передай охране на лестнице, пусть Паша поднимется ко мне.

– Поняла, могу идти?

– Иди.

Прошёл в мой небольшой, перевезённый на днях гардероб. Скидываю полностью костюм, остаюсь в одних боксерах. Надеваю водолазку, джинсы и меняю туфли на кроссовки.

– Паша, давай проходи, садись, сейчас ужин принесут.

– Спасибо Арс, я после зала столько калорий сжёг, жрать хочется.

После ужина остаюсь один, рассматриваю зал через панорамное окно, людей много собралось, ещё подтягиваются. Улыбаюсь, в день открытия – аншлаг. Молодцы, «пиарщики».

Вышел из кабинета на бортик лестницы, смотрю сверху на отдыхающую молодёжь. Чувствую затылком, что кто-то, будто сверлит взглядом меня. Поворачиваю голову, смотрю вниз.

Сукаа!!! Опять она!!! Мысль крутится, может, её кто-то хочет под меня подложить? Вопрос, кто? Неужели Лис? Прищуриваю глаза, всматриваюсь в неё, на шлюху не похожа, хотя, кто знает? На коленях смотрелась не плохо.

Отхожу в сторону, смотрю на длинноногую красотку в короткой юбке, которая крутит бёдрами и смотрит призывно в мои глаза перед лестницей, ведущей в мой кабинет, охрана не пускает. Ещё одна охотница за богатым толстосумом. Улыбаюсь криво, неплохая сука, с формами. Показываю кивком головы знак охране, чтобы пропустили. Захожу в кабинет, облокачиваюсь бедром об стол, жду. Заходит, а точнее вплывает.

– Привет. – хлопает глазками.

– Ну привет, красавица. Угостить тебя?

Закусывает нижнюю губу, накручивает на палец локон.

– Угости, эм.. шампанским. Меня зовут А.. – я её жёстко перебиваю: “Давай без имён?”

– Совсем? – смотрит непонимающим взглядом на меня. Я наполняю бокал шампанским, подхожу и подаю не матёрой, но уже шлюхе, и всё ради денег. Впрочем, меня только такие окружают. Я им деньги, они мне все свои дырки без исключения, иногда попадаются и не совсем растянутые. Надеюсь, эта такая?

– Милая, поверь, мой хуй встанет на твоё тело, а не на твоё имя.

Одним глотком она осушила бокал, прошла к столу и звучно опустила на стол. Однако…

– Ну, давай без имён! – раскрывая свою сущность, посмотрела на меня в упор.

– Подойди к стене и повернись лицом к ней, руки на ширине плеч над головой.

Процокала каблуками и выполнила всё, что я ей приказал.

– Умница. Стой так и не двигайся.

Я подошёл к шлюхе, дёрнул лиф платья, грудь буквально выпрыгнула в мои ладони, смял и приласкал тёмные крупные соски, большим и указательным пальцами. Дыхание сучки изменилось, стало чаще, прогнулась, подалась бёдрами назад. Задрал юбку, сдвинул бельё в сторону, провёл пальцами по складкам, потекла шлюха. Раскатал презерватив на члене.

– Ноги раздвинь шире, прогнись. Умница, послушная сучка.

Шлёпнул ладонью по заднице. Девка от неожиданности вскрикнула, я подстроился и одним толчком вогнал член до упора. И стал врезаться в, как оказалось, растянутую дырку шлюхи. Блядь, на вид лет 19, не больше. Шлюха стонет, мои толчки стали более резче, одной рукой намотал на руку волосы, натянул на себя, чтобы больше прогнулась, и я мог глубже войти. Делаю ещё пару резких толчков и кончаю, просто разрядка, уже забыл, когда кончал ярко до мушек в глазах. Приелись все шлюхи. Я отошёл в сторону, стянул презерватив и выкинул в урну. Привожу свою одежду в порядок. Шлюха подаёт голос, тяжело дыша, обращается ко мне:

– А как же я? Я не кончила!

Я негромко засмеялся:

– Сейчас милая, сейчас кончишь. Я знаю, чем тебя порадовать.

Достаю из сейфа несколько купюр с изображением Бенджамина Франклина и кидаю на стол. Улыбаюсь криво, смотрю, как она быстрым движением поправила свою одежду, подошла, сгребла деньги и под цокот каблуков покинула кабинет.

Через несколько минут вышел на бортик, губастенькой уже за столиком не было. Стал наблюдать за движением внизу. Перекинул свой взор на танцующих ленивым взглядом, улыбнулся одним уголком губ, нашёл. Наблюдаю, как танцует, медленно плавные движения, изгибы тела грациозные. Если тебя реально подослал Лис, как же ты, сучка губастенькая, собираешься меня окучивать, ммм? Нет, я бы почувствовал. Но проверить не помешает.

Член дёрнулся в штанах, блядь, я хочу её, а точнее, чувствовать её рот на своём члене. Какого хуя, спрашивается? Я недавно отодрал шлюху. Блядь, я всё ещё помню её на коленях.

Покинул бортик, прошёл в кабинет к бару, налил в стакан коньяк, сел за стол, открыл ноутбук. Но минут через сорок его закрыл, нет, моя батарея на сегодня по ходу села.

Набираю Пашу:

– Паш, давай, машину подгоняй к заднему входу. – и отбился.

Расселись по машинам. Витя спрашивает:

– Куда?

– Домой, Вить.

Откидываюсь на подголовник, закрываю глаза. Выезжаем с территории, а точнее сказать, почти выехали, как Витя начинает крыть матом: “Ёб твою мать! – и резко бьёт по тормозам.

Я вскидываю голову: “Что случилось, Вить?”

– Арслан Валиевич, извините, кто-то бросился под колеса!

– Ну так идите, гляньте!!

Парни выходят. Через минуты три не выдерживаю, выхожу следом.

– Ну, какого вы там нянькаетесь?

Подхожу ближе, не понял? Значит, вот так, губастенькая? Оригинальный способ.

– Арс, знакомая? – интересуется Паша.

– Можно и так сказать. Пьяная?

– Спиртным вроде не пахнет.

Присаживаюсь на корточки, всматриваюсь, трогаю пульс, осматриваю голову.

– Блядь, у неё кровь. Паша, давай её в машину. Вить, тебе говорить не надо, чтобы ты поторопился? Едем домой.

– Понял.

– Паш, вызывай Штопаря

– Уже. Алло, добрый вечер, Саныч, помощь нужна, нет, не огнестрел, ждём.

Сижу и смотрю на девчонку, такая нежная,.домашняя. Платье разодрано, без верхней одежды. Порвала, или порвали тебе платье? Ладно, девочка, ты мне всё расскажешь. И лучше тебе мне не врать и самой всё рассказать….

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности