Моя без выбора

Интерьер комнаты в бирюзово-шоколадной гамме, и комната очень большая. Весь дом моей тёти меньше, чем эта комната. Она шикарна, из мебели – два бирюзовых кресла с шоколадными ножками, резной белый стол со стулом с шоколадными вставками по резьбе. На белоснежном потолке – большая люстра с бирюзовыми куполообразными плафонами. В стене раздвижные глухие двери, скорее всего, это – гардеробная. Ещё одна дверь, стеклянная, с бирюзовым матовым рисунком, видимо, ведущая в ванную комнату. Огромное панорамное окно напротив кровати с красивыми шторами, выполненными под интерьер всей комнаты в бирюзово-шоколадном стиле. Так, за разглядыванием комнаты чувствую, как веки тяжелеют, и я улетаю в мир Морфея…

Просыпаюсь утром, от мягкого света, проникающего через окно. Открываю глаза, обвожу взглядом комнату, голова по-прежнему тяжёлая. Откидываю плед, чтобы встать и вижу на себе чужую одежду, это меня так взбодрило, как будто я пробежала сто метровку. Встаю с кровати, смотрю на себя – я в мужской футболке, которая доходит мне до середины бедра и в капроновых колготках. Поворачиваю голову и наблюдаю рядом с кроватью ворох из моей одежды, а точнее сказать, то, что от неё осталось.

– Блин, блин, блин, какого чёрта? Кто это сделал?? – тихо сказала я, судорожно вздохнув. Я же почти голая! Мой топ!!! Осматриваю уже бывшую свою одежду. Уже меньше обращаю внимание на головную боль, потому что я очень и очень рассержена! Да что там! Я В БЕШЕНСТВЕ!!! Слышу, как открывается дверь, разворачиваюсь на звук отрываемой двери со сдвинутыми у переносицы бровями и поджатыми губами, в руках половинки уже тряпок. Заходит молодой мужчина, когда до меня доходит, кто это, выражение моего лица кардинально меняется из злого в ошарашенное. Со словами..

– Это вы-ы? О Господи? – Мурадов криво усмехается, передвигаясь с грацией хищника.

– Уверен, ты знаешь, как меня зовут, но можно и так, несмотря на то, что в бога я не верю.

В данной ситуации его юмор пропускаю, потому что трезвею от осознания того, что я ведь полуголая, мои соски выделяются через футболку, краснею от стыда, ныряю обратно в кровать и укрываюсь до подбородка.

Мурадов подходит к креслу, на нём надета белая футболка, которая контрастирует с его смуглой кожей и домашние штаны. Боже, какой он широкоплечий, высокий, в домашней одежде каждая мышца выделяется, такое тело оттачивали в спортзале, уверена, что он увлекается какими-то единоборствами.

Мурадов выдвигает кресло, притягивает его ближе к кровати, садится, вытягивает ноги, складывает мускулистые руки на такой же мускулистой груди и смотрит на меня своими карими глазами.

– Доброе утро. – говорит мне. – Не привычно тебя видеть в такой позе, на коленях мне больше нравится…

Не знаю, чего он ждал, что я зайдусь от смеха на его плоские шуточки?

– Как спалось? – спросил Мурадов.

– Доброе утро. А вы что здесь делаете? – задаю я тупой вопрос, потому что интеллект меня покинул.

Он улыбнулся и продолжил:

– Как тебя зовут?” – спрашивает.

– Нина, Нина Белова. – прошептала я. Мурадов приподнял свои густые брови.

– Ну что же, Ни-на, будем знакомиться. – растягивая моё имя, произнёс Мурадов. У него был такой каменный вид лица, что было ясно, это был вовсе не вопрос.

– Не надо знакомиться. – преодолевая страх, проговорила я. – Я вас знаю, вы – Мурадов Арслан Валиевич, являетесь меценатом университета, где я учусь.

– Верно. Нина, я сейчас буду задавать вопросы, а ты будешь отвечать. – Мурадов говорил спокойно, не повышая голоса. – И мой тебе совет – говорить правду, если я узнаю, или почувствую, что ты врёшь? А я узнаю, поверь мне, девочка. Тебе очень не понравится, я могу быть как добрым, так и очень злым дядей. Поэтому скажи мне правду, тебя подослали, чтобы ты соблазнила меня? Отвечай, девочка?

При этом выражение лица, как и тон его голоса, не меняются. И это до жути пугает, я его боюсь. Хотя я ничего не сделала, кроме того, что попала под машину, очевидно, что под его. Я, что помяла ему своей головой его танк? Соблазнить????? Кто, я? Да кого я могу соблазнить? Разве что Анну Ивановну в библиотеке своей посещаемостью! Я попыталась придать голосу твёрдость.

И охрипшим от испуга голосом, говорю..

– Я вообще не понимаю, о чем вы говорите, я просто бежала и попала под машину. Меня никто не посылал, вы- вы ошибаетесь, да и с чего вы взя… взяли? Я..я никого не соблазняла, то есть я никогда, то есть…

– Не надо бояться, Нина, если это – так и тебя подослали? Я тебя не трону при условии, если ты скажешь правду. Понимаю, Нина, всем нужны деньги, я дам тебе больше. Правду, Нина, я жду..

– Нет… нет…я.. то есть меня никто, честное слово! Отпустите меня, мне надо домой! Я… ничего.. не.. сделала.

От страха, я стала заикаться, поджала колени к груди и тряслась.

Мурадов медленно поднялся, подошёл ко мне, приподнял двумя пальцами меня за подбородок. Схватил жёстко пятернёй за скулы и впился взглядом в мои глаза, затем в губы и лениво вернулся обратно к глазам. От его захвата на лице точно останутся синяки, больно, но я не решусь рта раскрыть.

– Ты остаёшься здесь. До выяснения, кто ты и зачем кинулась под колеса моего джипа? – А там видно будет.

И он, резко развернувшись, направился из комнаты. Я вскакиваю, укутываюсь пледом, бегу следом и кричу ему..

– В смысле, останусь здесь? В смысле, там видно будет? Как так, вы что, я ни в чём не виновата!!! Вы что себе позволяете?

Мурадов медленно развернулся ко мне, но меня уже несло.

– Я свободный человек, и вообще, вы по какому праву разорвали мою одежду?? Что вы думаете, если у вас есть деньги, вам всё дозволено?? Вы воспользовались моим положением и раздели меня!!! Это – низко, очень низко, вы не имели никакого права!!! Без моего позволения!!! Верните мне одежду, потому что я собираюсь домой, немедленно!!!

Меня от бешенства потряхивает, могу себе представить, какой у меня вид, вся всклокоченная.

8 глава

Арслан

Утром, встав с кровати, направился в бассейн, проходя мимо комнаты моей «гостьи», прислушался, вроде тихо. Наверное, спит, что там за препарат Саныч убойный ввёл? Вряд ли она спит долго, судя по тому, что она учится в университете, тут уже по мышечной памяти вставать будешь.

Спускаясь на цокольный этаж, там спортивная зона, бассейн и спортзал. Прохожу к бассейну, скидываю халат и ныряю, пару кругов разминки, затем брассом.

После трени поднялся к себе, принял душ, оделся в домашнее трико и футболку.

– Ну, что пора уже и познакомиться. – сказал я сам себе и вышел из одной двери, чтобы войти в другую.

Захожу, вижу разгневанную особу, которая зло пялится на меня, в руках сжимая тряпки, что остались от её наряда. Спустя мгновение её взгляд меняется из злого в шокированный. Узнала, усмехаюсь внутри себя, то ли ещё будет, сучка. Это мы ещё с тобой не познакомились. В моей футболке она смотрится сексуально, с торчащими сосочками, которые трутся о ткань футболки. А она фигуристая, хоть и худенькая, там, где надо, с формами, грудь – то, что надо, хочу её укусить за сосок. Блядь! Член в штанах дёрнулся. Хороша. Надо переключиться.

– Это – вы-ы? О Господи?

Ситуация меня начинает веселить.

– Уверен, ты знаешь, как меня зовут, но можно и так, несмотря на то, что я не верю в бога.

Губастая сиганула в кровать и скрыла от меня под пледом все свои прелести. Глупая, если я захочу, никакой плед тебя не спасёт.

Она покраснела? Стесняется как целка? Бля, хочу её пиздец как! У меня каких шлюх только не было, но чтобы краснели – ни разу. Может потому, что у меня как раз только шлюхи и были? Даже Тома не краснела, нах эту шлюху продажную вспомнил?

– Доброе утро. Не привычно тебя видеть в такой позе, на коленях мне больше нравится. – скорее сказал сам себе. – Как спалось? – спрашиваю.

– Доброе утро. А вы что здесь делаете?

Улыбаюсь, даю девчонке прийти в себя.

– Как тебя зовут? – спрашиваю.

– Нина, Нина Белова. – прошептала она.

Да, страх – это то, что нужно. Бойся меня, девочка.

– Ну, что же, Ни – на, будем знакомиться.

– Не надо знакомиться. Я вас знаю.

И называют моё имя полностью.

– Мурадов Арслан Валиевич, вы являетесь меценатом университета, в котором я учусь.

Блядь, всё же в ней что-то есть, давно так никого не хотел, оставлю её себе, посмотрим сначала, что там Паша нароет.

– Верно, Нина, я сейчас буду задавать вопросы, а ты будешь отвечать. И мой тебе совет – говорить правду, если я узнаю или почувствую, что ты врёшь? А я узнаю, поверь мне, девочка. Тебе очень не понравится, я могу быть как добрым, так и очень злым дядей.

Смотрю на неё в упор непроницаемым взглядом и вкрадчивым голосом, не повышая тона, продолжаю. Это всегда действует на оппонента безоговорочно.

– Поэтому, скажи мне правду, тебя подослали, чтобы ты соблазнила меня? Отвечай, девочка?

Смотрю, как бледнеет её лицо, она облизывает свои чёртовы губы от нервозности, но сейчас я не отвлекаюсь. И тут она отвечает мне охрипшим голосом. Испугалась? Да, именно этого я и хочу, чтобы она меня боялась!

– Я вообще не понимаю, о чём вы говорите, я просто бежала и попала под машину. Меня никто не подсылал, вы… вы ошибаетесь, да и с чего вы взя…взяли? Я..я никого не соблазняла, то есть я никогда, то есть…

Она опять краснеет, гляжу на неё прищурившись. Су-ка!!! Она меня сбивает. Так..

– Не надо бояться Нина, если это – так, и тебя подослали? Я тебя не обижу. При условии, если ты скажешь правду. Понимаю, Нина, всем нужны деньги, ты молодая девушка, это – нормально, я дам тебе больше. Правду, Нина, я жду..

– Нет..нет..я.. то есть меня никто, честное слово! Отпустите меня, мне надо домой! Я ..ничего..не..сделала. Отпустите, пожалуйста!

От страх девчонка стала заикаться, походу перестарался.

Я поднялся, подошёл и склонился к забившемуся у изголовья телу. Приподнял двумя пальцами подбородок. Мои ноздри уловили лёгкий яблочный аромат, и ещё какой-то, исходящий от её тела. Втянул ещё раз и, как животное, стал принюхиваться к её запаху, мне нравится. Перехватил за скулы ладонью, голубые глаза, голубые, как я мог не заметить? Какие же яркие, перевожу взгляд на губы и обратно к глазам. И говорю ей:

– Ты остаёшься здесь. До выяснения, кто ты и зачем кинулась под колеса моего джипа? А там видно будет .

Я направился к двери, слышу, вскочила, кутаясь, цирк просто. Семенит за мной.

– В смысле, останусь здесь? В смысле, там видно будет? Как так? Вы что, я ни в чём не виновата!!! Вы что себе позволяете?

Не понял, это что ещё за на хуй? Не помню, чтобы кто-то себе позволял со мной так разговаривать!

– Я свободный человек, и вообще, вы по какому праву разорвали мою одежду?? – буквально чеканит она. – Что вы думаете, если у вас деньги есть, вам всё дозволено?? Вы грязно воспользовались моим положением и раздели меня!!! Это – низко, очень низко, вы не имели никакого права!!! Без моего позволения!!! Верните мне одежду, потому что я собираюсь домой, немедленно!!!

Губы влажные, приоткрытые глаза горят, на щеках румянец, волосы растрёпанные. А сучка с огоньком. Чувствую, мне с ней скучно не будет.

Пожалуй, надо её отрезвить, а то что-то разошлась!

– Угомони свою истерику. – прервал её тираду.

Сделал пару шагов к ней и резко взял за плечи. Буквально вытряхнул её из пледа и откинул его в сторону. Схватив спереди за шею, слегка сжал, притянул её, впечатывая в себя, прошипел ей в губы:

– Запомни хорошенько, что я тебе сейчас буду говорить. Я делаю то, что считаю нужным. И беру то, что хочу, и если порвал твою одежду, значит я так захотел и разорву ещё раз, если захочу. А если я захочу, чтобы ты встала на колени и отсосала мне, то ты можешь спросить только, насколько глубоко заглатывать?

Она впитывала всё, что я говорил, не моргая, лишь кивнула, когда я вопрошающим взглядом смотрел ей в глаза.

Убрал руки с шеи, сделал шаг назад и одним резким движением разорвал футболку на части, стянул и швырнул на пол. Девка стала трепыхаться, пытаясь вырваться, но тщетно. Взял одной рукой её за грудь, сжал грубо.

– Отличные сиськи, люблю такие.

Наклонился и прикусил розовый сосок. Девка вскрикнула и запричитала:

– Отпустите меня, не надо!!

Не обращая внимание на её причитания, в довесок потёрся об неё пахом.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности