Одна ночь – Две тайны

Таких поломанных судеб в стране насчитываются сотни тысяч. Никто от подобного не застрахован.

Однако есть то, что наводит на подозрения. Она что-то скрывает от меня. Что-то недоговаривает, отсюда эта чрезмерная эмоциональность, похожая на показатели скачущего курса доллара во времена экономического провала.

Сомнения вызывают те люди, ради которых Света пожертвовала своим наследством.

Если они были настолько важны для нее, то где они сейчас? Почему не оказали помощь и не приютили у себя? Живы ли они вообще? Или во всей этой истории замешан криминал?

Чтобы быть уверенным наверняка, мне нужно узнать больше подробностей о «злой мачехе».

А как их узнать, не встретившись с ней лично?

Прощупаю почву и как-нибудь в гости наведаюсь.

Войдя в гостиную, я заваливаюсь на диван. Забрасываю ноги на журнальный стол и внимательно слушаю о чем вещает Федор:

– В общем, я изучил ее кредитную историю. Три дня назад она оформила четыре кредита в разных банках на общую сумму свыше миллиона.

Костыль.

Вот же мразь гнилая. Я ему протез в задний проход точно когда-нибудь запихаю. Выдрессирую так, что он у меня гадить через рот научится.

– Дальше что? – готовлюсь услышать самое худшее.

– А дальше ничего подозрительного. Проблем с законом у нее никогда не было. Налоги платит. Правда, есть один неоплаченный штраф за остановку в неположенном месте.

Водительские права, выходит, есть.

В обложке паспорта кроме страхового свидетельства и дисконтной карты «Летуаль» я больше ничего не нашел.

– Когда, говоришь, штраф был выписан?

– Погоди, сейчас гляну, – Борзый шуршит чего-то, компьютерной мышкой клацает и сопит в трубку. – А, так он уже просрочен! Выписали чуть больше месяца назад.

А вот это уже становится интересным. Надо будет уточнить как давно Свету лишили прав на наследство.

– Еще что-нибудь нарыл?

– Да так, по мелочи: окончила школу с золотой медалью, поступила в университет, но отчислена за неуспеваемость уже на первом курсе. В собственности ничего нет. Официально нигде не работает. Вкладов и счетов, помимо четырех действующих кредитов нет. Разве только номер мобильного телефона зарегистрирован на ее имя.

Не было у нее телефона при себе. Я в этом уверен.

Украли, сдала в ломбард, потеряла?

– Выписку последних звонков делал?

Не успеваю даже договорить, а Борзый уже отвечает самодовольно:

– А как же? Сделал, разумеется.

– Ну и че там? – приходится вытягивать из него.

– Да ничего такого. Все как и у всех: баланс регулярно пополняется, интернет-трафик расходуется с завидной быстротой, а вот звонков не так уж и много. В основном она звонит на один и тот же номер.

Странно.

Может, я не был столь внимательным и упустил телефон?

В конце концов, Свету я не обыскивал, а металлическую рамку на входе я как-то еще не додумался соорудить.

Спрятала телефон где-то, а я балбес новый ей купил. Еще как «каблук» над выбором расцветки мучился битый час. Боялся, что прогадаю и ей не понравится.

– Ну, а медицинскую карту ты ее проверил? – задаю я самый волнующий вопрос.

– Нет, а на кой тебе ее медицинская карта? – Федор показывает мне свой гонор.

– Надо, Федя, надо! Можешь раздобыть по-быстрому? – сверяюсь с наручными часами, вспомнив, что записал Свету на прием в клинику. – Посмотри, были ли у нее проблемы со здоровьем. Проверь, как часто она обследовалась, есть ли аллергия или какие-нибудь медицинские противопоказания.

– Не пойму, ты что, на органы девчонку планируешь продать? – еле слышно лепечет он.

– Ты чего там бормочешь? – потешаюсь я. – Вряд ли «вождь» с портрета, висящего над твоей головой, подслушает наш разговор.

– Отвечай, что собрался делать с ней!? – на изжоге он. – Мне лишние «висяки» не нужны! У меня отпуск скоро! Уже билеты куплены в Турцию.

Он же знает меня как облупленного.

Не думал, что человек, знающий меня всю свою сознательную жизнь, такого низкого мнения обо мне.

Продать на органы?

Мне конечно не раз говорили уже, что во мне бьется эта пресловутая предпринимательская жилка, но чтобы человечиной торговать – это уже слишком.

– Еще не решил точно, что буду с ней делать, – нагнетаю я забавы ради. – Но не ссы, успеешь ты сходить в свой отпуск. Магнитик только не забудь привезти.

– Ну ты, Молот, даешь, – хмыкает он осуждающее, навешав на меня ярлыков. – Тогда на всякий случай зарезервирую тебе еще самые лучшие апартаменты в изоляторе с видом на небо в клеточку.

Ништяк.

Опасно все-таки иметь честного на руку друга, отдающего свои самые лучшие годы органам государственной исполнительной власти.

Места в «первом ряду» гарантированы несмотря на многолетнюю дружбу.

– Ладно, Борзый, премного благодарен тебе за помощь, но ты уж вконец не борзей.

– Да не за что. Обращайся.

– Не забудь про медкарту! Скинь мне в сообщении вместе с номером ее телефона и тем, кому она звонила. И еще, пробей по такой же схеме нынешнего собственника дома по прописке Светланы.

– А не многовато ли указаний? – ерничает он, на что глаза непроизвольно закатываются.

– Поверь, это очень важно.

– Должен будешь!

– Я в долгу не останусь, ты же меня знаешь.

– Знаю, поэтому рассчитаешься со мной в нашу с Машей помолвку. Предложение буду ей делать. Мы планируем домик снять на базе Алтая: горы, шашлычки, выпивка, песни у костра. Ты обязан к нам присоединиться! Бери Каринку с собой и приезжайте к нам. По-братски!

Природа, мясо, коньячок – это все очень заманчиво, но вот что в этом списке делает моя бывшая? Она явно будет лишней.

– Вот как? Тогда принимай мои поздравления. Рад за вас, – нагло лгу я, сдерживая смех. – И когда планируете поехать на базу?

– В пятницу. В понедельник ранним утром обратно собираемся.

– Боюсь, никак не получится. Дела кое-какие нарисовались.

– Ну, началось! – пытается он пристыдить меня: – Чуть что, так ты сразу башку в песок зарываешь! Делами себя накрываешь! Когда мы в последний раз отдыхали компанией? В этот раз отказы я не приемлю! Чхал я на твои дела!

– Ты же знаешь, как я сейчас отношусь к шумным гулянкам, – не теряю я надежду откреститься, высасывая проблему из пальца. – Не по мне это все.

– А мы тихо будем. Культурно порыбачим в пруду, выпьем у берега Катуни как в старые добрые, анекдоты потравим армейские у костра. Я гитару с собой возьму.

Он же с говном меня сожрет, если я откажусь. Обидится хуже бабы. Года два припоминать мне потом будет.

– Посмотрим. До пятницы время еще есть. Ближе к делу видно будет.

– Ну вот! Совсем другое дело! Тогда передам Маняшке, чтоб еще один домик на двоих забронировала! – раньше времени принимает мои слова за согласие, а после сбрасывает.

Неделю назад Машка изменила Борзому с каким-то обсосом в колготках и с крашеными ногтями, пока тот носился по ювелирным в поисках обручального кольца.

И что же собирается делать мой глубокоуважаемый друг-рогоносец, чтобы проучить неверную?

Правильно! Позвать ее замуж! Просто гений современности! Кладезь мудрости и великодушия!

Злость берет на Федьку.

Мужик он вроде бы толковый. Как-то дослужился до авторитетного звания, но если влюбится, то все. Башню совсем рвет.

Я бы на месте Борзого таким двуличным бабам вроде Машки кольцо не на палец надел, а засунул бы куда следует, чтоб не плодились больше и не разводили вокруг себя грязь.

– Назар? – застревает голос Светы где-то в отдаленных уголках сознания. – Ау?

Фокусирую зрение. Уперев ладони в коленочки, передо мной склонилась Света. Взирает на меня своими глазами-пуговками.

– Чего тебе? – немного грубо прилетает.

Еще не переключился от мыслей о Машке-блуднице, как Света вторглась в мое личное пространство.

– Так это… – сконфуженно произносит, покраснев, – я хотела вас на чай пригласить. Хотите?

– А есть че покрепче?

Света выпрямляется. Моргает.

– Не знаю. Это ж ваш дом. Хотите я позову Хеннесси?

– Свет, в пятницу ничего не планируй, – задумавшись, говорю, чем ввожу ее в ступор.

– Как жаль, у меня как раз дел было невпроворот, – шутить она пытается, горло прочищает, понимая, что шутка не удалась. – А что будет в пятницу?

– Операция по спасению крупно рогатых, – отчебучив, расплываюсь в азартной улыбке.

Света глаза округляет в непонимании. А я сам не понимаю, зачем ввязался в это. Да еще и девчонку впутал.

– А ты пока собирайся. Поедем в клинику анализы сдавать, а чаек по дороге попьем, – распоряжаюсь.

Света не рада такой перспективе. Приуныла вдруг.

7. Результат анализа прошлого

По дороге в клинику Света преимущественно помалкивала всю дорогу. Лишь изредка она вздыхала, поглядывая в окно.

Чем ближе мы подъезжали к месту, тем тяжелее были ее вздохи.

Нервничала девчонка.

Оно и понятно. Я б тоже перебздел, если бы какой-то идиот меня родить от него заставил.

Ну, образно выражаясь.

Сегодня я смог записать Свету только на осмотр и УЗИ, а уж если «внутри» у нее все работает как швейцарские часы, то можно будет смело приступать к подготовке.

Надеюсь, за месяц уложимся.

В кабинет гинеколога Света входила так же неохотно. Долго стояла в проходе, переминалась. Оглядывалась, смотря на меня так, словно прощалась. Как будто я и впрямь на органы ее продаю.

Пришлось утешать дуреху на глазах у всего персонала.

К груди своей ее голову прижал, мягкие волосы перебирал, успокаивал. Я видел на ее лице сомнения, чувствовал страх, сквозящий из нее.

Тогда я сказал, что она может уходить. Прямо сейчас может отказаться от моего предложения и вернуться к своей прежней жизни.

Я ж не тиран какой-то там, чтоб насильно заставлять делать то, о чем она потом может пожалеть.

Я предоставил ей выбор: выйти из этой клиники без возможности передумать, либо засунуть куда подальше все свои страхи, войти в кабинет и пройти осмотр.

Света умненькая девочка. В результате она выбрала второй вариант, практически не колеблясь.

Вошла в кабинет, оставив меня сидеть на раскаленных углях.

По прошествии десяти минут, что она находится в кабинете, меня начинает раздражать абсолютно все, что окружает: люди, галдеж, характерный запах медикаментов.

От безделия становлюсь у куллера и за последующие пять минут выпиваю всю воду из него.

Шалят! Нервишки-то шалят! Не стальные все-таки!

Стоит подумать о чашке забористого кофе, как на глаза вдруг попадается уголок для посетителей. А там стол со стоявшей на нем банкой дешманского растворимого.

Хватаю банку, отвинчиваю крышку и сыплю в пластиковый стакан прямо из горла. Застываю, вытянув руку со стаканом перед собой.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности